Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Там на неведомых дорожках…

Там на неведомых дорожках…


— Патрик, я надеюсь здесь посадка будет мягче, чем на экваторе? – Бортинженер демонстративно повернул голову. Чтобы капитан мог лицезреть огромный синяк под правым глазом, превратившийся уже из лилового в грязно-коричнево-желтый. – Второго такого украшения мне не надо.
— Перестаньте стонать, Сэм. – Капитан улыбнулся. – Шрамы украшают мужчину. По-хорошему, вам стоило бы разбить себе бровь или сломать нос, чтобы потом можно было смело хвастать перед девушками своими подвигами. Десантник должен быть героем!
— На шрам я согласен, но синяки… Это не так героично. Кроме того, пока мы доберемся до Земли, от синяков не останется и следа.
Бортинженер критично посмотрел на свое отражение в экране.
— Ну так попросите нашего доброго доктора. Думаю, он сможет сделать вам несколько весьма впечатлительных лампочек…
— Во-первых: не лампочек, а фонарей. Во-вторых: не впечатлительных, а впечатляющих, и, наконец, в-третьих: все решат, что меня поколотили члены экипажа на обратном пути…
Семен Денисов, штурман и бортинженер десантного Д-звездолета «Геркулес» скорчил печальную гримасу, и принялся тяжело вздыхать, сожалея о своей, лишенной следа героизма, физиономии.
— Семен, вы волнуетесь? – Подал голос от своего пульта врач экспедиции биолог Чжан Мин. – У вас учащаются сердечные ритмы.
— Ни сколько!
Доктор Мин кивнул, не отрывая взгляд от своих мониторов. Конечно Семен лгал, но это была маленькая понятная ложь. Все они сейчас волновались, ведь если и последняя десантная высадка пройдет успешно, значит планета пригодна для колонизации. Сейчас можно немного поволноваться, главное не потерять голову в предвкушении грядущего успеха, не начать ликовать раньше времени, не ослабить внимание в самый последний и поэтому самый важный момент.
— Высота двести! – Голос капитана вывел экипаж из задумчивости. – Всем собраться!
Потекли секунды напряженного молчания. За бортами десантного бота сгущалась газовая оболочка планеты. Термосфера, в которой температура могла меняться за несколько километров спуска до десятка раз. Перепады составляли до полутора тысяч градусов. Кроме того, начинали появляться первые признаки трения о воздух.
— Высота сто! Бортинженер, доложить работу систем.
— Все системы работают нормально.
Капитан и сам знал, что системы работают в штатном режиме посадки, но надо было, чтобы контроль производился со стороны всех членов экипажа. Это очень ответственная посадка, после нее экипаж «Геракла» либо станет героями, либо… Ни каких «либо» не должно быть.
— Доктор, доложить состояние экипажа.
— Экипаж в полном порядке.
Маленькая хитрость, подсмотренная у товарищей-десантников. Как придать уверенности новичку? Надо ему почаще напоминать, что у него все в полном порядке. Сейчас очень многое зависело от Семена, а это только первый его рейс. Кто же знал, что парню так повезет, в первом же походе наткнуться на такую замечательную планету.
— Высота восемьдесят! Бортинженер, приготовьтесь к переходу на ракетные двигатели. На отметке шестьдесят, по моей команде отключайте фотореактор.
Семен только молча кивнул. Это было не по правилам. Капитан видел его жест, а мог и не увидеть.
— Высота семьдесят! Доложить о готовности.
— Есть готовность! Жду команды перехода на ракетную тягу.
Так сразу и надо было ответить. После посадки обязательно отчитаю мальчишку. А на обратном пути он у меня будет зубрить протоколы посадок и взлетов. Чтобы и ночью ответы от зубов отскакивали.
— Высота шестьдесят! Отключить фотореактор, зажигание ракетных двигателей!
— Фотореактор выключен. – Бот ощутимо просел. Начиналось свободное падение. – Есть зажигание ракетных двигателей. Вывожу тягу на отметку два.
Тело плавно налилось тяжестью. Семен судорожно сглотнул и отер пот со лба.
— Проклятая невесомость… — прошептал он побелевшими губами.
— Не расслабляться! Сейчас начнется самое интересное.
Корабль стремительно приближался к нижним, самым яростным слоям атмосферы и скоро экипаж должен был ощутить это на своей шкуре.
— Высота сорок! Приготовиться к болтанке!
Семен уперся руками в панель управления и приготовился, что сейчас десантный бот начнет швырять в восходящих воздушных потоках. Это было почти так же плохо как невесомость. Желудок то подкатывал к самому горлу, то норовил уйти вниз живота. В придачу ко всему мотало из стороны в сторону. Казалось, что вот-вот раздастся страшный удар и боту и всему экипажу придет конец.
Конечно, десантные боты имеют аэродинамику булыжника. Парят они, поддерживаемые системой ракетных двигателей и фотореактором. В придачу ко всему огромная масса корабля, и характерная форма фотонной ракеты – все это добавляло устойчивости. Но при штурме планет с атмосферой тряски было не избежать.
— Высота двадцать! Прозондировать точку посадки. Скорректировать курс.
— Точка посадки верна. Курс прежний.
— Нам везет, капитан. – Радостным голосом сообщил доктор Мин. – На небе ни облачка и почти полный штиль. Похоже, наш бортинженер так и не заработает себе героических шрамов.
— Высота десять! на отметке два замедлить снижение. С отметки один перевести управление в ручной режим. – Капитан не принял игру, предложенную биологом.
Всю дорогу они мягко подшучивали над новичком и рекомендовали ему разные способы подтверждения своего статуса космического первопроходца. Но сейчас было не время расслабляться и выдумывать новые советы.
— Капитан, тяга на отметке три. Система готова к переходу на ручное управление.
— Экипажу внимание! Перехожу на ручное управление.
Формально, нужды в ручном управлении не было. Это чистая прихоть капитана и его счастливая примета. Как первый раз, когда он на учебном боте штурмовал Сатурн. Тогда на последних километрах до контрольной отметки он тоже вел бот вручную. За это «Железный Ян» снял с кадета-выпускника Патрика Дэвидсона три зачетных балла, но в целом остался доволен произведенным штурмом. «Вы, капитан Дэвидсон, — после успешного прохождения последнего испытания всех курсантов именовали уже не иначе как «капитан», — должны сами понимать, что двигало мною в данном случае. В вашей квалификации я не сомневаюсь, но остальные, более слабые курсанты могут последовать этому примеру и в пылу необоснованного геройства натворить бед». Железный Ян, как всегда, был абсолютно прав. Увидев штрафные баллы на экране общего зачета, больше ни кто не рискнул отклониться от стандартного протокола штурма. Сам Патрик клял себя последними словами за это лихачество. Зато после, когда были обнародованы суммарные баллы, он с легким сердцем простил и себя, и излишне придирчивого директора. Хотя если бы ни этот штраф, он мог бы набрать максимум.
— Есть касание! Бот на поверхности планеты.
И сразу же заговорил доктор Мин.
— Температура за бортом двести девяносто шесть по Кельвину, влажность семьдесят восемь процентов, облачность нулевая, штиль. Атмосфера пригодна для дыхания, вредоносных бактерий в пробах не обнаружено, уровень радиации не превышает предельно допустимого.
— Формы жизни?... – Доклад биолога был неполон, и капитан напомнил ему об этом.
— Хм!... – Чжан озадачено потер рукой лоб. – Похоже… Знаете, капитан, мы приземлились на поляне посреди леса. Вокруг довольно много биомассы, есть мелкие теплокровные существа, самое крупное – размером с кошку.
— Хорошо. Легкие защитные скафандры.
Семен тут же выпутался из своей подвесной люльки и побежал, подпрыгивая, в сторону кессона. Сила тяжести на планете несколько ниже земной, поэтому прыжки получались высокими, а Семен при этом еще и смешно дрыгал ногами в воздухе. «Малек!» — подумал капитан и начал выбираться из антиперегрузочного гамака.
Последним из бота выбрался доктор Мин. Он принес с собой целую коробку со всевозможными приборами, развернул экспресс-лабораторию и сразу же углубился в изучение планеты.
— Сеньор капитан! – Семен комично поклонился, подметая траву воображаемой шляпой. – Конкистадоры истосковались по приключениям, сидя в трюмах нашей славной каравеллы. Позволено ли нам будет произвести небольшую вылазку вглубь материка, для вящей славы Испании и короля?
— Примкнуть штыки! Развернуться в цепь, направление – лес. Принять положение «с колена», ждать приказов!
Семен, комично подпрыгнув, отдал честь, тут же встал на одно колено и принялся целиться из воображаемого мушкета в сторону ближайших деревьев.
— Что скажет нам биолог?
— Здесь довольно много мелких животных, что-то вроде насекомых. Предварительный анализ показывает, что ни какой угрозы для человека нет.
Семен отстегнул спектролитовый колпак и с удовольствием глубоко вздохнул.
— Бортинженер, вы совершили тяжкий проступок. Это обязательно будет отражено в рапорте.
Но уже и доктор Мин расстегивал фиксаторы шлема.
— Сеньор капитан, — сказал он улыбаясь и щурясь на солнце, — прошу вас не принять мои слова за дерзость, но, по-моему, мы все можем, наконец расслабиться и начать гордиться своим открытием. Экспресс-лаборатория не возражает.
Капитан только устало махнул рукой в сторону коллег и сам начал отстегивать шлем. Что толку спорить? Тем более, что ему тоже хотелось как можно скорее вылезти из спектролита и силикета и почувствовать ветер этой планеты, вдохнуть ее воздух.
Тем временем Семен уже полностью освободился от скафандра и ходил колесом по поляне, оглашая окрестности дикими воплями радости.
— Капитан! – Заорал он почти в самое лицо Патрика, подскочив к нему после очередного своего кульбита. – Здесь неподалеку, метров пятьсот, есть речушка. Вы позволите?...
— Пробы забортной воды? – Улыбнулся капитан. – Хорошо. Но без улова мы вас в бот не пустим, правильно я говорю, Чжан?
Биолог снова погрузился в исследования и только кивнул, неопределенно промычав что-то в ответ.
— А ведь сюда должен был отправиться «Тариэль»… — Задумчиво проговорил капитан, провожая взглядом удаляющегося вприпрыжку Семена. – Эта планета вполне в духе Леонида. Он обожает валяться где-нибудь в подобных местах. Лесок, лужок, травка, речка… Вы с ним не общались?
Биолог только помотал головой в знак отрицания. Он был очень увлечен своими исследованиями, отщипывал травинки, погружал в почву какие-то зонды. На лице его все больше отражалось выражение крайней озадаченности.
Капитан не обратил на это внимание. Он все так же стоял уперев руки в бока, откинув на спину не до конца отстегнутый спектролитовый колпак шлема и смотрел в безоблачное небо. Такое же синее, как в средних широтах Земли, такое же безоблачное как в жаркий июльский полдень. Не хватало пения жаворонков в безоблачной вышине и треска кузнечиков в траве, чтобы полностью ощутить себя дома.
— Послушайте, капитан… — Голос биолога вывел его из размышлений, но он остановил Чжана жестом руки и другой рукой указал на стремительно приближающегося Семена.
Семен несся от края поля к кораблю огромными скачками. Видно было, что его что-то испугало. Добежав до своего скафандра, брошенного поодаль, он торопливо стал натягивать на себя силикетовый комбинезон, а затем прицеплять шлем. Когда все было закончено, скафандры остальных членов экипажа уже тоже были приведены в полную готовность.
— Капитан! – Голос Семена в рации сбивался, он еще не восстановил дыхание после бега. – Думаю нам следует немедленно поднимать бот.
— В чем дело, бортинженер?
— Тропа.
— Тропа? – Капитан еще не до конца понял смысл сказанного, а биолог уже спешно складывал свою аппаратуру обратно в ящик.
— Так точно! По краю поля идет тропа. Примерно пол метра шириной.
Капитан негромко выругался по английский.
— Все на борт! Немедленный взлет!

— Я вам точно говорю!... – Сидя в кают-компании «Геркулеса» Семен рассказывал коллегам обстоятельства своих открытий. – Я сам сначала не понял. Трава зеленая, деревья лиственные, небо синее, совсем как у деда, в историческом заповеднике. Я даже обувь снял, чтобы землю почувствовать… А потом чувствую иду по пыли. Пыль такая мелкая, видно, что тропой часто пользуются, даже пыль истоптали в пудру… Ну я сразу же назад…
— Вы точно ни чего не путаете? Может это звериная тропа?
— Да что я, звериных троп что ли не видал?... – Семен чуть не плакал от огорчения. – точно это тропа! И следы вроде на ней были… вроде копыт раздвоенных… или стопа с двумя пальцами…
Капитан наклонился вперед и потер виски пальцами. Такое огорчение – планета полностью пригодная для жизни, и уже заселена. Такая радость – разумные существа на планете класса Земля, братья по разуму.
— Не сомневайтесь, капитан. – Доктор Мин принял раздумья Патрика за сомнения. – Планета действительно заселена. Я не успел вам сказать, Семен меня прервал своим неожиданным появлением, но это даже к лучшему. Ну так вот: то поле, где мы приземлились было засеяно искусственно…
Капитан поднял изумленные глаза на биолога.
— Да, да!... – Грустно улыбнулся Чжан. – Я, к сожалению, не сразу обратил внимание, что все растения на поле одинаковые. Почва разрыхлено искусственно и засеяна одним типом растений. Мы сели в чей-то огород.
— Но признаки жилищ, стойбищ, дым… Хотя конечно же!...
Биолог вдруг начал хихикать.
— Послушайте, Семен. – Обратился он к бортинженеру сквозь смех. – Вы, говорите, шли по пыли пешком?
— Да… — Семен поднял на Чжана непонимающий взгляд. – Я настолько почувствовал себя на Земле, что даже не сразу понял, что иду по тропинке…
— Но Ведь это же!... – Биолог уже в голос смеялся. – Это же!!! Ха-ха-ха!
Капитан и бортинженер переглянулись. Поведение биолога их сильно беспокоило. Заметив эти взгляды доктор Мин постарался взять себя в руки и объяснить причину своего веселья. Получалось с трудом.
— Семен, ну как же вы не понимаете!? Это же ваш Пушкин писал: «Там на неведомых дорожках»… У вас пять пальцев, а у них два… Ха-ха-ха!!!
— «Следы невиданных зверей»… — На лице бортинженера отразилось понимание и он тоже начал смеяться. – Патрик!... Вы должны это знать… «Избушка там на курьих ножках стоит без окон, без дверей»… Чем не наш десантный бот?...
Приступ неудержимого смеха повалил Семена на диван.
— «Там ступа с Бабою Ягой идет, бредет сама собой»… — Сквозь хохот продолжил Чжан. – Хорошо, мы хоть птерокары не выпустили…
— Да… – Проговорил Семен, вытирая выступившие от смеха слезы. – Обеднили будущую литературу…
— Ни чего! – Успокоил его улыбающийся капитан. – Вот КОМКОН заявится – он им фольклор пополнит… и драконами, и магами, и рыцарями в доспехах.

Merceray
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Там на неведомых дорожках…
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010