Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Беглецы

Беглецы


Часть первая


— И что вы можете сказать мне в своё оправдание?! – Раздраженно спросил вице-адмирал, обводя взглядом, трех понурых молодых лейтенантов.
Ответом ему были лишь упершиеся в пол взгляды и пунцовые лица.
— Вы угнали буксир, – адмирал начал загибать пальцы – чуть не протаранили на нем обзорную площадку станции Либерти, после чего направили судно в планету и, несомненно, рухнули бы на один из городов, если бы вас не задержал патрульный корабль. Как вы это объясните?!
— Мы не собирались падать, сэр, просто у этой колымаги вышел из строя двигатель.
— Не собирались падать? – Нахмурился адмирал. – Ранер, вы либо считаете меня идиотом, либо думаете, что вы тут самый умный?!
— Никак нет, сэр.
— Я хочу знать, за каким чертом вы угнали буксир и гарцевали на нем возле гражданской станции.
— Видите ли, сэр, – ответил уже другой юноша, – мы немного выпили и проиграли спор, поэтому для спасения своей чести нам пришлось выполнить…
— Своей чести?! – Перебил его адмирал. – О какой чести вы тут несете Донован?! Ваша честь лишь в одном защищать граждан Альянса Свободных Планет, а не подвергать их опасности!
Адмирал подошел к своему столу и взял три листа электронной бумаги.
— Признаться честно, мне хотелось с позором выгнать вас из флота, щенки. Но в силу того что никто не пострадал и из-за нежелания чтобы этот случай просочился в прессу, совет адмиралов решил дать вам шанс загладить вину.
Он смерил поникших лейтенантов презрительным взглядом и потряс сжатыми в руке листками.
— Это ваши назначения, в самые дальние и горячие точки Альянса. Так же из вашего жалования будет вычтена полная стоимость ремонта буксира. – Адмирал протянул им листы. – Конечно, вы можете отказаться от этих назначений и будете с позором отчислены из военно-космического флота, но не надейтесь, что сможете найти работу в космосе, только не с моими рекомендациями. И конечно выплату компенсации с вас никто не снимет.
Все трое, провинившихся, молча взяли свои назначения.
— Отлично, хотя бы у вас хватает смелости ответить за свои действия. Даю вам сорок восемь часов собраться. Свободны!
И адмирал демонстративно отвернулся.

— Я сразу сказал, что это была плохая идея. – Произнес Уильям в лифте
— Ну конечно, Ранер, ты самый умный, но все равно пошел с нами, – едко заметил Джон.
— Как же я мог бросить своих друзей?
— Ага, а теперь нас отправляют в совершенно разные уголки космоса, – мрачно заметил Алекс.
— Что поделать ребята, будем держать связь.
— Это само собой!
И они, сжав руки в кулаки, свели их в месте, прикоснувшись костяшками пальцев, в знак своей нерушимой дружбы.

Дружба дружбой, но, похоже, теперь они не скоро увидятся. Хорошо, что Уильям был уроженцем другой планеты. Родители ничего не узнают, он просто напишет им, мол, отправляется по месту службы. В конце концов, зачем им знать куда именно.
В местной съемной квартире вещей у него почти не было. Поэтому перекусив остатками еды, что были в холодильнике, он завалился на диван. Завтракать он будет в космопорту и постарается уже к обеду сесть на подходящий транспорт.
А пока можно было расслабиться и, например, посмотреть новый фильм. На днях как раз вышла новая картина «Землянка», про то, как отважный капитан нашел в космосе древний звездолет, с легендарной Земли, на борту которого в гибернации осталась в живых одна девушка…
Вообще Уильям считал Землю мифом. Да конечно где-то должна быть планета, откуда произошли люди. И ни один из миров Альянса не годился на эту роль, так как был явно колонизирован. Но была ещё Гея – планета, подвергшаяся жестокой орбитальной бомбардировке и сейчас находившаяся в пространстве чужих.
Людей окружали две расы враждебно настроенных инопланетян. Мерзкие, на внешний вид для людей, пигалы и словно вышедшие из ночных кошмаров барзилы. Пограничные конфликты с ними случались почти каждый день, но до полномасштабных боевых действий не доходило. Воевать на два фронта Альянсу не хватало сил, а атакуй они лишь одну сторону другая не останется в стороне, а придет добить победителя. Чужаки, похоже, тоже это понимали, но не преминули периодически устраивать разные провокации и пограничные стычки.

Фильм оказался довольно банальным, по сюжету пигалы и барзилы объединились, нанеся ужасный удар по Альянсу. Жалким остаткам выживших людей пришлось бежать. К счастью землянка смогла вспомнить дорогу на давно покинутую родину человечества. И эвакуационные корабли, удрав от преследователей, смогли найти Землю. В конце герой капитан целовался с землянкой на фоне зеленых лугов… Это было так банально, что Уильям даже пожалел потраченного времени. Впрочем, чем ещё он мог бы заняться?
Юноша сладко зевнул и отправился спать. Ещё не очень осознавая, что беззаботное время обучения закончилось, впереди его ждали тяжелые будни боевого пилота.

* * *


Четырехдневный перелет на старом военном транспортнике утомил его. Постоянное сидение в четырех стенах тесной пропахшей потом каюты почти лишили его ощущения времени. Ему казалось, что он летит уже целый месяц. Не помогали даже прихваченные с собой фильмы. Иллюминаторов на транспорте не было, по крайней мере, в тех зонах, куда у него был доступ. Из-за этого настроение упало настолько, что не радовало даже окончание полета.
Пройдя по переходному туннелю на станцию, он свернул в военную секцию, и сразу наткнулся на контрольно-пропускной пост.
Скучающий солдат на посту строго посмотрел на него и минуты три изучал его документы и направление.
— Значит вы, лейтенант Уильям Ранер? – Зачем-то поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Прибыли в наш гарнизон по предписанию?
— Верно. – Раздраженно ответил Уильям. Какого черта эта долбанная «станционная крыса» спрашивает банальности. У него и там все видно на компьютере.
Охранник вернул ему лист назначения и карту-документ.
— Добро пожаловать на станцию «Кордоба», лейтенант. – И неожиданно добавил. – Ещё один смертник.
— Не понял? – Возмутился Уильям. – Что значит смертник?
— Много вас таких приезжает, а через полгода улетают в ящиках.
Лейтенант уже хотел было высказать этому постовому, куда он может засунуть своё мнение, но вовремя опомнился и промолчал. Все же это была граница, опасное место с более свободными нравами. Да и зачем начинать службу с мордобоя с каким-то постовым?
К тому же он был уверен, что с ним ничего такого не случится. Если уж он смог на старом буксире совершить опасный вираж и пройти всего в четырех метрах от корпуса станции, то на боевом истребители он творил такое, чему многие его инструкторы удивлялись.
Однако все же не такого прибытия он ожидал. Слова охранника вертелись у него в голове, пока он шел по коридору в поисках командира полетного центра. Самоуверенности ему, конечно, не занимать, но все же кто его знает, что творится тут на границе.

Капитан Бредфорд, как гласила нашивка, почти как охранник медленно возился с его документами.
— Добро пожаловать в девятнадцатый пограничный гарнизон военно-космического флота Альянса! – Официальным тоном произнес он, отрываясь от компьютера.
— Спасибо, сэр.
— Постовой на входе уже попугал вас? – С улыбкой осведомился он.
— Да, но откуда вы узнали сэр?
— Это очень скучная станция, лейтенант, и некоторые шутки и развлечения тут весьма идиотские и бородатые.
Уильям хмыкнул в ответ.
— Я коммодор Джонатан Бредфорд, командующий этого сектора. И должен сказать, что впечатлен вашими показателями, описанными в сопроводительных документах. У нас сложный участок контрабандисты, пигалы и даже пираты. Поэтому неудивительно, что нам всегда требуются хорошие пилоты. Но прежде чем вам выдадут истребитель, я хочу, чтобы коммандер МакГрей погонял вас на симуляторах. Не доверять документам оснований у меня нет. Но, как я уже говорил, у нас сложный сектор.
— Конечно, сэр.
— Хорошо, тогда обратитесь к интенданту по поводу размещения, и думаю уже завтра с утра, сможете приступать.
— Слушаюсь, сэр!

Следующий месяц можно назвать одним из самых рутинных в его жизни. Его командир Артур МакГрей просто загонял его на компьютерных симуляциях. Как будто их было мало в академии. Даже три последних патрульных вылета не смогли ничего скрасить. Уильям был уже на краю разочарования, служба представлялась ему как-то иначе. Но вот сейчас он бежал к полетному ангару подгоняющий пульсирующим в голове сообщением: «Тревога! Прибыть на полетную палубу! Это не учения. Тревога!».
Артур при полном параде был уже у входа в истребитель. И увидев Уильяма, замахал рукой, подгоняя его.
SF-300 Silver Falcon (Серебряный сокол) – отличный истребитель, основная рабочая лошадка ВКФ, обладал хорошей автономностью и потрясающей маневренность. Да и по вооружению он превосходил истребители пришельцев, неся шестьдесят ракет корабль-корабль, две лазерных пушки и две турели с тридцати миллиметровыми электромагнитными пушками. При этом габариты для такого класса кораблей у него были более чем скромны, всего сорок пять метров в длину, десять в ширину, и восемь в высоту. Поэтому вход в истребитель был внизу. После чего приходилось подниматься по лестнице в тесном туннеле в кабину.
В их экипаже он был пилотом, а Артур командиром и штурманом, так же он управлял огнем турелей. Их кабины были раздельными, это давало больше шансов выжить.
Плюхнувшись в кресло, он отточенными до автоматизма движениями пробежался по переключателям, оживляя смертоносную машину. Бортовой компьютер установил связь с его имплантатом и в его привычную картину мира ворвались метки и указатели бортовых систем истребителя. Конечно, в кабине были обычные экраны и ручные органы управления, но пользоваться ими требовалось только в аварийных случаях. Штатно истребитель управлялся пилотом, по сути, мысленно.
Многие думают, что это легко, сел подумал куда лететь и вперед. На самом деле любой человек, первый раз попробовавший так управлять кораблем, всегда теряет контроль, приводя аппарат к хаотичному кувырканию. Машина воспринимает все твои мысли буквально, нужно хорошо знать, на что способен твой корабль, ставя ему четкие задачи. Если научится этому, то истребитель становится вторым телом.

С Артуром они сошлись легко. Коммандер быстро понял, что Уильям отличный пилот. К тому же он оказался веселым и компанейским парнем, да и был всего на десять лет старше лейтенанта. Поэтому что в баре, что за штурвалом они понимали друг друга с полуслова.

— Готов! – Сообщил Уильям.
— Диспетчер, Синий-один, к взлету готов, – произнес в эфир Артур.
— Взлет разрешаю, запускаю процедуру старта.
Истребитель вздрогнул и медленно сдвинулся вперед к жерлу шлюзового туннеля. Подъехав вплотную к перегородившей проход двери, они замерли. Пять, четыре, три… начал отсчет компьютер. На единице дверь, словно диафрагма огромного объектива, распахнулась, и Сокол рванулся вперед, вжимая пилотировавших его людей в кресла перегрузкой.
Туннель промелькнул за какие-то секунды, включились гравитационные компенсаторы и они оказались в объятиях темного бездонного космоса. Кордоба находилась в довольно скучном секторе космоса, тут не было никаких впечатляющих туманностей расцвечивающих космос. Лишь россыпи далеких и холодных звезд, да безжизненная мрачная серая планета, размером с футбольный мяч, на орбите которой и висела станция. На планете, с совершенно не пригодной для дыхания человека атмосферой, располагалась небольшая шахтерская колония. Но станция строилась не для её защиты, а для удержания стратегически важного пограничного сектора космоса.
Конечно, одной станции для такой задачи было мало, именно поэтому поблизости находились три крейсера. Тяжелый «Вэлиант» сейчас хорошо был виден прямо по курсу, два легких «Сомбреро» и «Панама» располагались с другой стороны станции, Уильям видел лишь отметки, указывающие на их местоположение.
— Синий-один, это Синий-два, готовы встать в ордер, – произнес звонкий женский голос.
— Принято Синий-два, – ответил Артур.
Ведомым истребителем командовала старший лейтенант Ирен Айс. Ей фамилия описывала девушку как нельзя лучше. Её звонкий голос и симпатичная внешность привлекала на станции всех мужчин, но она обламывала их, оставаясь неприступной словно айсберг.
— И так дамы и господа, – начал Артур, – наши зонды засекли две сигнатуры похожие на транспортные корабли. Наша задача проверить, зачем грузовики оказались в необитаемой системе. Но как вы прекрасно понимаете, это контрабандисты решили без лишних глаз перегрузить груз, а может и ждут кого. Что в прочем неважно, наша задача перехватить их и доставить на Кордобу. Транспорты нужно доставить целые, так что подавляем их огневые точки и ни в коем случае не трогаем двигатели и варп генераторы.
— Все ясно, сэр, – ответила Ирен.
— Начинайте прыжок, лейтенант, – обратился уже непосредственно к нему коммандер.
У него сразу вспыхнуло целеуказание, подсветив одну из звезд.
— Есть, сэр, – ответил Уильям и, довернув истребитель на требуемый курс, запустил варп двигатель.
Из корпуса выдвинулся десяток варп генераторов между которыми забегали желтые молнии, от огромного количества аккумулируемой ими энергии пространство стало сворачиваться, создавая волну которая скоро подхватит их истребитель и стремительно понесет в нужную звездную систему.
Варп двигатель имел два режима работы, так называемый круизный – позволяющий вполне комфортно путешествовать внутри системы и прыжковый – переносящий корабль с неимоверными скоростями через межзвездное пространство. Сокол совершал максимально длинный для него прыжок за пятнадцать минут, но сейчас их путешествие в искривленном пространстве длилось около минуты.
— Ищем остаточные варп следы, – приказал Артур сразу как закончился прыжок, впрочем, это было стандартным решением в таких заданиях.
Через пару минут Уильям засек слабые следы искривления пространства.
— Вижу два следа.
— Я тоже, – доложил Майк пилот Синего-два.
— Действуем, господа, – резюмировал коммандер.

Контрабандисты были настоящей бедой их сектора. Помимо незаконных перевозок добываемой в секторе руды, которую хитрые шахтеры иногда продавали налево в обход налоговых обложений. Куда большую беду представляла нелегальная торговля с пигалами. Уильяма выворачивало от одной только мысли, что кто-то может иметь дело с этими мерзкими созданиями, смертельно опасными врагами человечества. Но некоторые люди были поистине безнравственны, когда дело касалось денег. Такие контрабандисты часто прилетали в незаселенные пограничные системы и ждали пигальский транспортник для обмена грузами.
Именно такие сделки жестко пресекал военно-космический флот Альянса, мало ли что могли, таким образом, их смертельные враги, продать алчным контрабандистам.
Добравшись до места, где следы обрывались, они вышли из варп круиза в обычный космос.
На сенсоре почти сразу появилось шесть целей – два транспорта и четыре легких истребителя.
— Вижу двух «громил» и четырех «бандитов», сэр, – доложил Уильям.
— Принято, – ответил коммандер и пометил цели, теперь у каждой появился маркер с номером.
— Синий-два, «бандит» три и четыре ваши, один и два наши, – начал раздавать приказы Артур, – «бандитов» пускаем в расход, лишь затем переключаемся на «громил».
— Поняла вас, Синий-один.
И два истребителя рванулись вперед.
Наконец противник их тоже обнаружил и «бандиты» — легкие истребители, рванулись на перехват. В отличие от их Соколов, летящие к ним цели, были не способны к варп прыжкам и использовались исключительно для прикрытия крупных кораблей. Это делало их куда меньше и легче, а значит маневреннее. Правда пилоты у контрабандистов обычно были весьма посредственные, да и на вооружении они экономили.

Уильям решил действовать по хорошо зарекомендовавшей во флоте тактике против двух целей. Поймав «бандита-1» в захват он дал по нему максимальный ракетный залп. Шесть пташек устремились к противнику, вынуждая его прекратить атаку и резко свернуть в сторону выпуская веер электронных ловушек. Правда, Уильям теперь на некоторое время не мог запустить ракеты, пока перезаряжаются пусковые установки.
Но главная цель была достигнута, теперь, они остались один на один с «бандитом-2». И судя по сенсорам их ведомый применил ту же тактику.
Его противник, поняв, что дела его плохи, тоже решил пойти ва-банк и дал ракетный залп по ним. Уильям резко бросил машину вправо и вниз, продолжая вести цель, открыл огонь из лазерных пушек. Бортовой компьютер в это время выстреливал ловушки, которые довольно эффективно отвели все четыре ракеты противника.
А вот «бандиту-1» так не повезло, он не смог стряхнуть две ракеты и превратился в яркую вспышку.
«Бандит-2» получив попадание из лазера дернулся, но сумел выйти из под обстрела, совершив резкий маневр и даже сам открыл огонь, из электромагнитных пушек. Уильям врубил форсаж, ускользая от смертоносного потока снарядов противника и, крутанув истребитель вокруг оси, выстрелил из лазера почти в упор. Противник развалился на две части и прекратил радиоэлектронную активность.
— Ракетная атака! – Неожиданно взвыл компьютер.
— Черт! – Выругался Уильям.
Пока он разбирался с вражеским истребителем, по нему открыл огонь один из транспортников, оборудованный ракетной установкой. Самое печальное было в том, что он летел прямо на рой из десятка ракет. Он бросил машину в сторону, слыша как завизжали перегруженные гравикомпенсаторы, чувствуя как его вжимает в кресло перегрузкой. Без компенсаторов такой маневр был бы для них смертелен. Да и счетчик оставшихся ловушек таял на глазах и на вторую подобную атаку их уже не хватит. Поэтому он пытался максимально облегчить им работу, бросая истребитель то в одну, то в другую сторону.
К счастью он был не один на борту. Артур несмотря на дикую «болтанку» вел огонь турелями. Несколько его очередей оказались на весьма точны, и Уильям заметил, как от ракетной установки транспортника отлетело несколько обломков.
В этот момент их хорошо тряхнуло. Одна из ракет подобралась весьма близко, и хоть она сдетонировала попав в ловушку, несколько обломков попали в них, к счастью не пробив броню.
— Незначительные повреждения, – доложил компьютер и тут же добавил, – лазерная атака!
Атаковавший их ракетами транспорт оказался целым кладезем сюрпризов. Помимо ракетной установки, на нем стояло ещё и лазерное орудие. Но им повезло, удар обломков ракеты спас от прямого попадания, и лазер лишь чиркнул по броне, успев сжечь одну из антенн пассивного сенсора.
Прежде чем Уильям успел среагировать, компьютер уже отстрелил атилазерную гранату. Между «громилой-1» и их истребителем, раздулось облако из специальных частиц-отражателей рассеявших второй выстрел противника.
— Я поджарил его лазер! – Ворвался в эфир радостный возглас Майка.
Синий-два, пыхнув двигателями и, пройдя по дуге прямой наводкой ударил по аналогичной лазерной пушке с другого борта транспортника.
Уильям развернул истребитель и пошел по аналогичной дуге, но уже с другой стороны корабля.
— Я под огнем! – Ворвался в уши пронзительный возглас командира Синего-два. – Прямое попадание, есть повреждения!
— Вижу, Ирен. – Ответил Артур. – Уходите, теперь наша очередь.

«Громила-2» все это время был закрыт от них первым транспортником, но сейчас они вышли из его тени и второй неприятель не замедлил заявить о себе. Похоже, он стрелял огнестрельными пушками, потому что сенсоры не засекли электромагнитных всплесков, характерных для современных орудий.
Уильям буквально почувствовал, как рядом с ними пролетела стальная болванка, как минимум семидесяти пяти миллиметровый, подумал он. Нащупав термодатчиком выступ напоминающий орудие, он тут же сжег его прицельным выстрелом из лазеров.
Транспортники, поняв, что их дела плохи, врубили двигатели и выдвинули варп генераторы, похоже, намереваясь сбежать.
— Дуй прямо к мостику «громилы-1». – Приказал ему коммандер.
— Есть!
И истребитель рванулся вперед, легко обогнав судно, и завис прямо у остекления командного мостика. Так близко, что хорошо было видно, что заметив их люди, сидевшие за пультам, вскакивали и устремлялись к коридору, ведущему вглубь корабля. Но сбежать они не успели, стальной град извергаемый турелями сокрушил остекление и стал рвать пульты и людей в клочья.
Уильям почувствовал, как комок какой-то горечи вдруг устремился куда-то вверх от его желудка и чудом смог удержать тошноту, отвернувшись от ужасающего кровавого зрелища, разорванных пушечными снарядами людей.
— Ну что, с первым боевым крещением тебя, лейтенант, – усмехнулся заметивший его реакцию, Артур.
Тем временем их атака возымела положительный эффект, «громила-1» прекратил зарядку варп двигателя. А «громила-2» заметив, что второй истребитель возвращается, направляясь к его мостику, сам отключил все двигатели и лег в дрейф.
Уильям тяжело вздохнул, чувствуя, как начинает успокаиваться разогнанное адреналином сердце. Даже не смотря на кровавый финал, он ликовал. Его первый бой оказался именно тем ради чего он когда-то пошел во флотскую академию. Конечно, если бы им разрешили, не нянчится с транспортниками, то после истребителей они бы просто смели их ракетной атакой. Но тогда бой бы не превратился в такую увлекательную игру со смертью.
— Забираем трофеи и на базу, пока кто-нибудь не заглянул на огонек, – подвел черту под их победой Артур, и спросил, – как у вас дела Синий-два?
— Порядок, коммандер, – ответила Ирен, – потеряли одну лазерную пушку и вспомогательную силовую установку. Вернуться сможем.

Но вернутся, надо было не просто так, а с захваченными кораблями. Команда второго транспортника согласилась подчиниться и открыла им управляющий канал для синхронизации. С первым судном было все сложнее. К нему пришлось посылать небольшого дрона и с помощью него искать уцелевший интерфейс управления.
Однако уже через час они вернулись на Кордобу и успешно пристыковались к станции. Из корабля Уильям выбрался на ватных ногах. Его буквально захлестывал ураган разных чувств, к тому же он страшно устал, словно полдня таскал тяжелые тюки.
— Лейтенант, – вылезший из истребителя Артур дружески похлопал его по плечу, – отличная работа. Но завтра я хочу видеть тебя в тренировочном зале десантников.
— Десантников, сэр?
— Да. Я видел твою реакцию в конце и над этим следует поработать.
— Я в порядке, сэр, не стоит беспокоиться.
— Ничего не в порядке, Уилл. Это нормально, одно дело сбить ракетой стальную машину обвешанную оружием и совсем другое стрелять в живого человека видя его перед собой. Второе всегда тяжелее. И я совсем не хочу, чтобы в следующем бою ты вдруг представил, сколько людей внутри цели и дрогнул.
Уильям помедлил с ответом. Коммандер поднял злободневную тему, готов ли он спокойно убивать людей? Как военный он обязан это делать. Но стоит ли готовиться к такому?
— Хорошо, сэр, я приду.
— Отлично. А сейчас иди, отдыхай, заслужил.
И Артур бодро, словно ничего не случилось, зашагал к коридору, ведущему вглубь станции. Уильям лишь вздохнул ему вслед, возможно когда-нибудь он будет таким же, но пока он ещё не понял, почему ноги плохо его держат, от головокружительного успеха или тошнотворного отвращения к тому, что они в итоге сделали…

* * *


Год пролетел почти незаметно, он полностью влился в коллектив, а их с Артуром тренировки в боевых симуляторах и на боксерском ринге, закалил его. Больше он не пугался вида крови и научился весьма сносно обращаться с ручным оружием. Даже боевые стычки с десантниками в симуляторе они больше не сливали всухую, а давали им хороший отпор.
А на днях вообще случился настоящий праздник, им привезли новые истребители.
SF-315 Star Flash (Звездная вспышка) – очень серьезный аппарат, был по всем параметрам лучше Сокола. В нем даже была небольшая жилая зона где можно было отдохнуть, поесть и поспать. Автономность полета нового истребителя доходила до месяца, что для них было избыточно, но все равно радовала, так как в длительных трех дневных патрулях на Соколах спать приходилось прямо в пилотских креслах, а это не очень удобно.
Но самыми главными плюсами новой боевой машины, конечно, стало вооружение. Сто двадцать ракет и десять пусковых установок позволяли справиться с любым кораблем. Четыре лазерных орудия и две турели со спаренными электромагнитными пушками отлично помогали во время перезарядки пусковых установок. Несмотря на увеличившиеся размеры, Вспышка совершенно не потеряла в маневренности, а на форсаже была даже быстрее.
Несколько боевых вылетов на новых машинах сразу же доказали их значительное превосходство и они по праву заслужили любовь пилотов.

Это был очередной рядовой патрульный вылет, стандартная задача облететь два десятка звездных систем проверяя их на наличие варп следов, раньше в такие патрули они вылетали парно, но новых истребителей пока не хватало, а вылетать парой Вспышка с Соколом, было признано неэффективно. В конце концов, если вдруг обнаруживалось что-то крупное, то они сразу возвращались за подкреплением, а одиночные цели были им вполне по зубам.
— Вижу четкий варп след Уилл. – Сообщим ему Артур.
— Да, тоже его увидел, что-то крупное похоже на транспорт.
— Начинай перехват, посмотрим, что за птица.
— Есть, сэр.
Уильям повернул истребитель, направляясь к четкой линии следа отрисованной компьютером. Неожиданно компьютер зафиксировал выброс энергии и след прервался.
— Они вышли в обычное пространство или прыгнули? – Поинтересовался он у Артура, на боевом посту коммандера, приборы были больше заточены именно на поиск и навигацию.
— Вышли в обычный космос, – усмехнулся командир, – эти контрабандисты никогда не блещут интеллектом, считают, что так они смогут спрятаться от нас.
— Полагаю, для их приборов это может быть справедливо, сэр. Не думаю, что хоть кто-нибудь их них сидел за штурвалом флотского истребителя.
— В этом наше главное преимущество перед этими засранцами, – усмехнулся Артур.

Они стремительно приближались к указателю контакта. Компьютер высчитал точную точку выхода нарушителя и сейчас они устроят ему сюрприз.
Однако когда варп двигатель выключился, вытолкнув их в привычное пространство, вместо транспортника они увидели пигальский корвет и четыре вражеских истребителя.
— Вот дерьмо! – Выругался Артур. – Уходим быстро, уходим.
Но варп двигателю нужно некоторое время на перезарядку, а их похоже ждали. Так как пространство заполонили красные маркеры.
— Ракетная атака! – Невозмутимо доложил компьютер.
— Дерьмо! – Воскликнули они почти одновременно.
Уклонится от четырех десятков ракет, выбравших их целью, было просто невозможно. Конечно, Уильям уже кинул истребитель в противоракетный маневр, а в космос полетели противоракетные ловушки, но все было тщетно. Их накрыло сразу несколькими ракетами, компьютерные терминалы погасли, а кабина наполнилась озоном.
«Чем, черт побери, они стреляют в нас», пронеслось у него в голове и тут его словно приложили чем-то тяжелым. В ушах оглушительно зазвенело, а в висках запульсировала тупая боль, каким-то чудом он не вырубился. Наблюдая, сквозь пляшущие перед глазами темные пятна, как к ним подлетел, ярко окрашенный, бело-красный пигальский истребитель и прицепился к их корпусу. К фонарю его кабины приблизился какой-то манипулятор и уставился на него объективом видео камеры.
«Живыми хотят взять, суки, хрен вам», подумал Уильям и, собрав все волю в кулак, потянулся к специальному, последнему средству, механическому кодовому замку, активирующему заложенную в истребителе бомбу. С трудом едва гнущимися пальцами он открыл крышку, закрывающую клавиши с цифрами. Код был шестизначный, он уже ввел две первых цифры, когда услышал странный звук.
Подняв взгляд вверх, Уильям увидел, как следивший за ним манипулятор присосался к остеклению и уже почти закончил сверлить в нем отверстие, намереваясь пробиться в кабину.
«Черт!», он вернулся к коду и успел ввести ещё две цифры, прежде чем его что-то укололо в плечо, и он погрузился в беспамятство.

Часть вторая


Сознание вернулось к нему резко, и тут же отозвалось тупой болью в голове. Уильям пошевелился, и почувствовал, что лежит на чем-то твердом и холодном, металлическом. Рядом зашевелился кто-то ещё. Он открыл глаза, жмурясь от яркого света и, дождавшись, когда зрение вернулось к нему, осмотрелся, холодея от ужаса. Он находился в каком-то ангаре, рядом возвышался их истребитель, Артур лежал рядом и слабо шевелился, а вокруг стояло не меньше десятка пигалов.
Пришельцы были гуманоидами, размером с нормального человека, но вот их округлые розовые головы с темными раскосыми глазами и большими ушами «украшал» большой пятак, прямо как у свиней, при этом он ещё щедро был смазан какой-то слизью. Мерзкое зрелище, но ещё более мерзкой была их речь, Уильям, видел пленных пигалов, им показывали их в академии, а потом несколько дней он просыпался в холодном поту, когда ему снились их пронзительные вопли.
Вот и сейчас один пигал направил на него штурмовую винтовку и, открыв свой безгубый рот, истошно завизжал. Уильям зажмурился и попробовал закрыть уши руками, но обнаружил, что его руки скованны наручниками. Остальные пигалы увидев его неловкие движения, видимо стали смеяться, но он бы назвал это какой-то адской какофонией звуков. От этой звуковой атаки ему стало дурно и его стошнило прямо на палубу.
Пигалу с винтовкой это не понравилось, он недовольно захрюкал и замахнулся, намереваясь ударить Уильяма. Но неожиданно резкий истошный окрик остановил его. В док зашло несколько пигалов, один из них видимо был тут главным, потому что остальные затихли и вытянулись по стойке мирно.
— Что плохо наше дело? – Расслышал он в наступившей тишине слабый голос Артура.
— Похоже, что да, сэр.
Главный пигал смерил их взглядом и что-то взвизгнул. К ним с коммандером сразу подошло четверо чужаком, и грубо подняли их на ноги. Главный опять что-то провизжал и их потащили в один из коридоров.

Дальнейшее Уильям помнил очень смутно, их вели какими-то коридорами, поднимали на лифтах, в конце концов, его завели в камеру и, сняв наручники, оставили в одиночестве. Он почти сразу рухнул на кушетку и похоже вырубился.

Проснулся он, по ощущениям, через несколько часов. Все случившееся казалось каким-то ночным кошмаром, но открыв глаза и осмотрев серые стены, он понял, что все случившееся, к сожалению, было явью. В камере была кровать, на которой он сейчас лежал, в углу стоял унитаз, над которым из стены торчал кран, так что бы вода из него лилась прямо в толчок. На противоположной стене почти под самым потолком висел экран. Завершала убранство, большая и видимо тяжелая дверь с полочкой, судя по небольшому металлическому окошку на эту полочку подавали, например, еду или что-то подобное. Как ни странно камера была не маленькой, в ней вполне комфортно могло находиться человек пять.

Неожиданно от созерцания камеры его отвлек мелодичный звук, исходивший от экрана. Уильям повернулся и посмотрел на экран.
«Доброе утро, надеюсь, вы хорошо выспались, сейчас вам подадут завтрак», – появилась надпись на экране.
«Ну конечно, теперь они будут со мной любезничать», – Уильям встал и только тут понял, что на нем надета какая-то серая тюремная роба, а не его удобный пилотский комбинезон. Видимо его переодели, когда он спал.

Через некоторое время окошко в двери открылось, и на полочку скользнула тарелка с какими-то странными разноцветными желеподобными кубиками.
Экран опять пискнул, и на нем появилась новая фраза: «Приятного аппетита».

С чего это они так озаботились его аппетитом? И вдруг он вспомнил, ходили слухи, что пигалы людоеды. Поди, откормить его хотят, а вот хрен им! Он не будет есть, лучше уж помереть с голоду, чем стать главным блюдом на их столе. Пусть потом подавятся его тощим и костлявым трупом. Уильям сел на кровать и демонстративно отвернулся от еды.
Некоторое время ничего не происходило, затем экран вновь привлек его внимание: «Поешьте, еда вкусная и мы не хотим вас отравить». Он лишь фыркнул в ответ и лег на кровать, уставившись в потолок.
Хватит ли у него сил сопротивляться его пленителям? Он как-то никогда не задумывался о том, что попадет в плен. Пилоты, как правило, погибают в бою, в плен почти никто не попадает, особенно пришельцам. Нет, на истребителе есть катапульта, но воспользоваться ей удается лишь единичным счастливчикам. Современное оружие обычно не оставляет каких-то шансов, но вот про такие засады он никогда не слышал, поэтому они так глупо и попались. И что теперь ему делать? Ответа он, увы, не знал, оставалось лишь ждать и вряд ли чего-то хорошего.

Так он и лежал в тяжелых раздумьях, пока лязг окошка не заставил его вздрогнуть. Он сел и обнаружил, что тарелка с едой исчезла. Оно и к лучшему, Уильям снова лег и как-то незаметно уснул.
Проснулся он от почти пьянящего запаха. На полочке опять стояла тарелка, только в этот раз там было не странное желе, а золотистая хорошо прожаренная куриная ножка и яичница. Уильям почувствовал, как возмущенно сжался его желудок, отвернутся от еды, стоило ему волевых усилий. В конце концов, он не ел, наверное, уже сутки, а может даже и больше.
«Почему вы не едите?», – вновь привлек его внимание, перезвоном, экран.
«Вы можете говорить, мы слышим и понимаем», – сообщил экран.
— Я не буду, есть! Лучше сдохнуть с голоду. – Почти прокричал Уильям и тут же пожалел об этом, он выдал врагу свои намерения.
«Вам не зачем голодать, мы не сделаем вам ничего плохого. Вы должны поесть», – вновь сообщил экран.
Прямо наваждение какое-то, зачем они так хотят его накормить? Он хотел сказать невидимому собеседнику пару ласковых, но сдержался и просто молча повалился на кровать.

Так продолжалось ещё несколько дней, или ему только показалось, что это было несколько дней. Он игнорировал пищу, лишь пил воду. При этом экран вечно умолял его поесть, а под конец стал даже угрожать. Но Уильям стоически молчал и силой воли подавлял все протесты желудка.

В этот раз открылось не окошко, а распахнулась дверь и в камеру зашли трое пигалов, один видимо тот самый главный, наряд, по крайней мере, на нем был тот же. Двое наверняка охранники, они держались чуть поодаль и держали в лапах винтовки.
Похоже, сейчас его либо будут бить, либо уведут на убой. Уильям к своему стыду испугался и попятился, пока не уткнулся в стену.
Главный пигал оскалился и, обернувшись, втащил в камеру девушку. Самую обыкновенную человеческую девушку! Она была очень даже симпатичной и практически голой, из одежды на ней были лишь трусы, да грудь была замотана чем-то похожим больше на медицинские бинты. Так же на ней был ошейник с небольшой металлической коробочкой, на которой был нарисован странный символ. Уильям невольно оценил весьма привлекательную и спортивную фигуру незнакомки.
Заметив его реакцию, пигал удовлетворенно хмыкнул и взвизгнул, по-видимому, обращаясь к девушке, она испуганно закивала и повернулась к Уильяму.
— Вы должны есть, – произнесла она испуганным, но приятным голосом.
— Зачем? – Обескураженно спросил он и добавил. – Что бы они меня откормили и потом съели?
Реакцию это имело весьма удивительную, девушка хоть и нервно, но улыбнулась, а трое пигалов, похоже, стали смеяться, устроив ему настоящую акустическую пытку.
Когда они успокоились, девушка вновь обратилась к нему.
— Конечно, нет, они не едят людей, откуда вы вообще это взяли.
— Возможно, – обескураженно ответил он, – но тогда зачем они так хотят накормить меня?
— Поверьте это важно, – произнесла девушка, – ради вашего же блага, совершенно не нужно, чтобы вы ослабели от истощения.
— Мало ли что нужно, – недовольно буркнул он, – я не собираюсь делать то, что говорят эти.
Он не хотел прогибаться перед врагом. За время заточения он уже собрал всю свою волю в кулак и готов был умереть от голода. Хотят ли его съесть или сделать что-то другое не важно. Даже если об этом просит их пленница, по крайней мере, эта девушка выглядела пленницей, давно уже сломавшейся пленницей. Или это все какой-то мастерски разыгранный спектакль? В любом случае он не собирался прогибаться под них.
— Не надо упрямиться, прошу вас, – с мольбой в голосе произнесла девушка, – поверьте, так будет лучше для всех.
После этих её слов к нему подошел главный пигал с тарелкой в руках, на которой лежали те же желеобразные кубики, что ему предлагали в первый раз. Пришелец взял один из кубиков и смачно съел его прихрюкивая от удовольствия, а затем протянул тарелку Уильяму.
Но лейтенант лишь отмахнулся, чуть не сбив тарелку на пол.
Пигалу это не понравилось, он злобно завизжал и, повернувшись к девушке, извлёк из кармана своего костюма какой-то пульт, потрясая им у её лица. Она испуганно отшатнулась и что-то произнесла на незнакомом Уильяму языке, видимо обращаясь к пигалу. Тот лишь презрительно фыркнул и отошел, как бы давая ей ещё один шанс.
— Очень вас прошу, – надрывным голосом произнесла она, – послушайтесь их и поешьте.
Уильям поняв, что видимо сейчас произойдет что-то не очень приятное, тем не менее, твердо покачал головой. Если уже идти то до конца.
Пигал как-то удовлетворённо хмыкнул и, вытянув лапу с пультом, нажал на кнопку.
Неожиданно девушка закричала от боли, инстинктивно потянув руки к железной коробочке, висящей у нее на шее, и рухнула на колени.
— Пожалуйста, прошу вас, пожалуйста, – надрывно произнесла девушка.
Но Уильям, остолбенев от увиденного, замер не в силах произнести не слова.
Пигал подождав немного, снова нажал на кнопку, и девушка упала, крича и сотрясаясь от боли. Затем он сделал паузу и вопросительно посмотрел на побледневшего лейтенанта. И не дождавшись ответа, опять надавил на кнопку.
— Стойте! Стойте! – Воскликнул, наконец отошедший от столбняка Уильям. – Прекратите это. Я съем все, что вы мне дадите, только прекратите.
И он почувствовал, как по его щекам покатились слезы.
Пигал удовлетворенно хмыкнул, убрал пульт в карман, вручил в трясущиеся руки человека тарелку и стал требовательно наблюдать.
Уильям торопливо схватил один из кубиков и сунул его в рот начав жевать. Как не странно желе оказалось приятного хоть и незнакомого ему вкуса.
Чужак улыбнулся и жестом что-то приказал охране. Те подняли стонущую, покрывшуюся потом девушку и вышли из камеры. Главный пигал попятился следом за ними, дверь закрылась сразу, как пришелец скрылся за порогом, оставляя Уильяма в одиночестве.
Лейтенант медленно сполз по стене и сел на пол, продолжая держать в руках тарелку с едой. Он был буквально уничтожен морально. Одно дело быть готовым к пыткам и смерти и совсем другое, когда у тебя на глазах пытают кого-то другого. Особенно если это девушка, пусть и незнакомая, но все же...
«Ешьте! Иначе мы можем вернуться и повторить», – пригрозил ему экран. И Уильям, зарыдав от бессилия, принялся поглощать сладковатые кубики. Теперь, когда все происходящее превратилось в настоящий кошмар, он в полной мере осознал всю глубину своего положения.

Следующие несколько дней, протекли на редкость скучно. Он, честно говоря, даже не знал, сколько это было дней, да и дней ли вообще, он ел, спал, делал физические упражнения, чтобы поддерживать себя в форме. Больше все равно нечем было заняться. На экране появлялись всякие банальности типа доброе утро, приятного аппетита и тому подобного. Происходящее даже стало бесить его, чего эти пришельцы добиваются? Зачем держат его здесь. Тем более что после того происшествия с девушкой, он все время ждал что скоро за ним придут, наденут подобный ошейник и уже он будет корчиться на полу от боли. Подобные мысли бросали его в пот и заставляли замирать сердце. Чтобы хоть как-то отвлечься от них он ложился на кровать и считал до тех пор, пока не засыпал.

Очередное пробуждение было тяжелым. Голова гудела, а на затылке болело так, словно ему чем-то врезали по черепу. Он попробовал поднять руку, чтобы потрогать голову, но рука оказалась привязанной к кровати. Он открыл глаза и обнаружил, что лежит в большом светлом помещении, полностью прикованный к кровати широкими кожаными ремнями. Мало того к его правой руке шли трубки капельницы, а в вену был воткнут катетер. На голове похоже тоже были какие-то датчики, он чувствовал что-то прикрепленное к вискам.
Какого черта с ним сделали. Уильям попробовал пошевелиться, но тщетно. Ремни плотно оплели его руки ноги, и даже туловище. Максимум что он мог это поворачивать голову, но это было очень больно. Немного побарахтавшись, Уильям затих, поняв всю тщетность своих попыток.

Через некоторое время он услышал шаги и, повернув голову, увидел их – три человека направлялись к нему. Уже знакомая ему девушка, все в том же ошейнике, но на этот раз она была одета в белый медицинский халат. Рядом с ней шло двое мужчин необычной внешности, у них были почти как у пигалов раскосые глаза, но не черные, а вполне нормальные человеческие. Так же черты лица были несколько странноваты на взгляд Уильяма, но в целом это были обычные люди. Хотя стоп, один из них был в том самом нелепом костюме главного пигала.
— Кто вы? – Спросил он, удивляясь дрожанию собственного голоса. – Что происходит?
— Все в порядке, – произнес тот самый человек в странной одежде, и улыбнулся, – скажите, лучше, как вы себя чувствуете?
«Что за странный у него акцент?», – спросил сам себя Уильям, а вслух, немного помедлив, произнес.
— Голова очень болит, и ничего не понимаю, а так вроде все замечательно.
Мужчина засмеялся, затем повернулся к своим спутникам и произнес: «Вот видите, он еще и шутит». Девушка как-то вымученно улыбнулась в ответ.
— Видите ли, – обернулся главный обратно к Уильяму, – мы как раз те, кого вы ещё несколько часов назад называли пигалами.
— Что?! – Невольно вырвалось у лейтенанта.
«Быть такого не может», – чуть не воскликнул он, но вместо этого лишь беззвучно произнес это губами. Что происходит, как могут вдруг мерзкие пришельцы превратиться в людей?
— Все дело в вашем импланте, – произнесла девушка и для наглядности постучала пальцем по своему виску, – он дорабатывал образы людей, которых вы видели, и заглушал их речь. Чтобы они казались вам ужасными пришельцами.
— Что? Как? Зачем?! – Уильям был окончательно сбит с толку.
— Все просто, – ответил мужчина, – чтобы мы постоянно враждовали. У кого появится желание общаться с мерзким пришельцем?
Лейтенант лишь удивленно переводил взгляд то на одного, то на другого собеседника и молчал не в силах вот так с ходу переварить полученную информацию.
— Мы вскрыли ваш череп, подключились к импланту и стерли ту часть программы, которая превращала всех людей без отзыва свой-чужой в пришельцев. – Произнес молчавший до этого человек.
— Но постойте, тогда в камере, когда вы пытали её и заставляли меня есть… – Он замолк не в силах даже закончить фразу. Они влезали в его мозг, пытали одну из своих, это абсурд какой-то.
— Вы должны были хорошо и правильно питаться перед операцией, – спокойно произнес главный и вдруг достал из кармана тот самый пульт.
Увидев это, девушка побледнела и отступила на несколько шагов.
— А она, — продолжил мужчина, играясь с пультом, — такая же пленница здесь, как и вы. Разве что носит свою клетку на шее и ей позволено несколько больше, но и спрос с нее велик.
И он спрятал пульт в карман, так и не нажав кнопку. Девушка облегченно выдохнула и расслабилась.
— Вы же не думаете, что для вас что-то теперь изменится? Вы все так же наш пленник и у нас на вас весьма обширные планы.
Уильям не знал, что ответить на это. Он ещё не понял, что было бы страшнее, быть пленником мерзких пришельцев или этих странных людей.
— Вижу что вы устали, – неожиданно снисходительно произнес мужчина, – отдыхайте, вы должны полностью поправиться после столь сложной операции.
— Подождите, – лейтенанту очень не хотелось заканчивать разговор на невеселой для него ноте, и он отважился задать вопрос, – скажите, как вас зовут, если конечно у вас есть имена? И если вы не пигалы и не из Альянса то кто?
— Конечно, у нас есть имена, – весело произнес мужчина, – меня зовут Содзи Ямада. И вы находитесь на космической станции империи Ниппон. А теперь отдыхайте.
И все трое удалились, оставляя озадаченного Уильяма, который окончательно запутался во всем происходящем. Тем более что тупая головная боль мешала ему думать.

Через пару дней он стал чувствовать себя лучше. Содзи и странная девушка его больше не навещали зато, второй ниппонец, доктор Кисиро, почти не отходил от него, но чаще всего рядом была медсестра Минако. От них Уильям стал узнавать кое, что о себе, хотя скорее о своем имплантате. Доктор видимо изголодался в плане заинтересованного собеседника, к тому же был уверен, что Уильям вряд ли когда-то покинет пределы этой станции, поэтому охотно делился своими знаниями и мыслями.
Ваш имплантат просто гениальное устройство, рассказывал ему доктор, его вживляют сразу после рождения и часть его конструкции на органической основе растет вместе с мозгом. Он начинает влиять на ваше восприятие мира с пеленок и в определенные моменты может полностью манипулировать вашим восприятием. Например, превращая облик ниппонцев в свиноподобных пришельцев, а нашу речь заглушает ужасными звуками. Мы давно пытались вернуть вашим людям нормальное восприятие действительности. Но удалить имплантат не получается, слишком сильно он врастает в мозг. При удалении или разрушении только центрального блока все органические части начинают разлагаться, превращаясь в смертельный токсин и человек умирает в течении полутора суток.
Тогда и появилась идея перепрограммировать имплантат или хотя бы повредить программную часть настолько, чтобы она не убила носителя, но и не функционировала. Мы три года безуспешно бились над этой задачей, пока Содзи-сама не нашел эту странную девушку. Она отлично разбирается с вашим программным обеспечением, и вот результат, ваш имплантат удалось перепрограммировать, удалив те блоки программы, которые отвечали за контроль образов.
На вопрос кто эта девушка. Доктор менялся в лице и со страхом отвечал, что ему нельзя говорить на эту тему.

На третий день его заключения в палате доктор сообщил, что завтра выписка, так как его жизни ничего не угрожает, а раны почти зажили. После чего как-то нервно улыбнулся и ушел.
Эта новость Уильяма не сильно обрадовала, вряд ли после «выписки» его будут поить чаем и кормить печеньками. Скорее всего, он станет подопытным кроликом для этого живодера, главы станции Содзи. Но что он мог сделать? Привязанный к кровати на космической станции полной странных людей, среди которых он как белая ворона. Поэтому когда освещение померкло, означая, что наступает станционная ночь, он закрыл глаза и приготовился засыпать.
Неожиданно все содрогнулось. Снова вспыхнуло освещение и громкий женский голос, системы оповещения, что-то заголосил на местном языке. Он разобрал только несколько раз повторяющееся: «кейхо». И разумно сделал вывод, что это видимо тревога.
Между тем станцию снова тряхнуло, причем, так что не будь кровать прикручена к полу, то наверняка бы подпрыгнула, а так подпрыгнул он и ремни больно сдавили его.
— Какого черта! – громко выругался он, приподняв голову и озираясь по сторонам.
В этот момент распахнулась дверь и в палату вбежала та самая загадочная девушка. На этот раз она было одета в темные штаны и черную водолазку. Её шею всё так же «украшал» прикрытый одеждой ошейник. За спиной болтался рюкзак, а в руках она держала белую палку, украшенную причудливым красным узором.
— Что?.. – Удивленно спросил Уильям, и хотел добавить, что происходит.
Но она прижала палец к его губам и сказала: «Тсс».
Затем взялась обеими руками за палку и потянула в разные стороны. Это оказался тонкий блестящий меч в ножнах. Им она легко освободила его, разрезав ремни. Уильям сел, благодарно уставившись на освободительницу.
В этот момент дверь распахнулась, и в палату вошел Содзи с двумя вооруженными охранниками.
— Има!!! – Взревел он, пунцовея от ярости.
Дальнейшие события развивались настолько быстро, что Уильям был лишь ошарашенным зрителем.
Откуда у девушки в руках появился пистолет, он не понял, но выстрелила она прямо напротив его головы, почти оглушив лейтенанта. Он испуганно вздрогнул и потянул руки к ушам, боковым зрением отмечая, что её выстрел настиг цель, попав одному охраннику в голову.
Затем она резко толкнула его в грудь, чуть не снеся, все ещё сжимаемым в левой руке мечом, Уильяму голову, а сама метнулась в сторону. Уже падая обратно на кровать, он почувствовал, как рядом с ним просвистели выпущенные охранником пули. Но резкий раскат пистолетного выстрела «сломал» охранника пополам, и он рухнул на пол.
Оставшийся в одиночестве Содзи, растерянно обвел палату взглядом, а затем выхватил из кармана тот самый пульт, но выпущенная девушкой пуля пробила его руку и он, скривившись от боли, выронил пульт на пол. Следующая пуля попал ниппонцу в ногу. Он пошатнулся, но устоял, однако бросившаяся к нему девушка с почти звериным рыком вонзила ему в живот меч.
Ямада удивленно посмотрел на торчащую из него рукоятку и, захрипев, повалился на пол.

Уильям уже немного пришедший в себя спрыгнул с кровати и, слегка покачиваясь от долгой неподвижности, подошел к стоящей над поверженным врагом девушке.
— Как ты могла, Има, как ты могла? – Произнес, лежащий на полу, истекающий кровью ниппонец.
— Как я могла? О, с огромной радостью, – каким то злобно торжествующим голосом произнесла девушка.
Затем она наклонилась, взялась за рукоять меча и добавив: «И я не Има!», — повернула меч, заставив Содзи задергаться от боли.
— Сдохни, мерзавец, сдохни медленно и мучительно, – произнесла она и, слегка покачав клинком, расширила рану.
Уильям ошарашенно наблюдал за происходящим и как не странно совершенно не осуждал незнакомку, вспомнив, как она ещё несколько дней назад корчилась на полу его камеры.
Неожиданно девушка потеряла к ниппонцу всякий интерес. Взяв винтовку одного из мертвых охранников, она прикладом разбила валявшийся на полу пульт, и, встав, протянула оружие Уильяму.
— Сможешь управиться с такой?
— Думаю да, – лейтенант взял винтовку, быстро осмотрел её, передернув затвор, для проверки.
— Отлично, – ответила девушка и подняла с пола второй ствол.
— Вы сказали ему, что вы не Има, что это значит? – Спросил Уильям.
Девушка удивленно взглянула на него, а потом видимо поняла суть вопроса.
— Он дал мне имя, Има – подарок по-ихнему. – Ответила она. – Хотел полностью подавить меня. На самом деле, я Лариса. Но давай оставим все разговоры на потом. Сейчас нам надо как можно быстрее бежать. Пока станция под огнем, есть шанс. Поэтому пошли, нужно добраться до твоего истребителя.
— Станция под огнем? – Удивленно спросил Уильям.
— А ты как думаешь, почему нас так трясет?
И словно в подтверждение её слов пол в очередной раз заходил ходуном. И они одновременно бросились вперед.
Пробежав по коридору, Уильям вдруг боковым зрением что-то заметил и, повернувшись, увидел вход в небольшое подсобное помещение, в котором стояла испуганная Минако.
— Не бойся, – произнес он.
— Что там у тебя? – Повернулась в их сторону Лариса.
И прежде чем он успел отреагировать, прогремел выстрел. Ниппонка рухнула как подкошенная, а её белоснежный халат стал окрашиваться кровью.
— Ты что творишь! – Возмущенно воскликнул лейтенант. – Она была просто медсестрой.
— Она бы сообщила о нас, – спокойно произнесла девушка, – сейчас у нас преимущество, но если кто-то сообщит о нас, служба безопасности заблокирует доки и мы либо погибнем вместе со станцией, либо вновь окажемся в камерах.
— Но…
— Убивай все что движется, – жестко произнесла она, – или сам станешь трупом. Уяснил?!
Он мрачно кивнул, понимая, что она права. Оказаться снова в застенках ему очень не хотелось, хотя его страдания похоже были ничто по сравнению с тем адом, что прошла девушка.
— Тогда надо двигаться! У нас мало времени, а мы его ещё и теряем.
И они побежали. Череда коридоров вывела их в просторное помещение бывшее видимо зоной отдыха, в нем находился небольшой фонтанчик, стояли диванчики и росли разные растения, вплоть до небольших пальм. Сейчас тут собралось человек десять гражданских и пятеро охранников. Непонятно что они делали тут, во время атаки обычно персонал бежит в спасательные капсулы, а охрану стягивают ближе к помещениям расположенным у внешнего корпуса, на случай высадки вражеского десанта. Но как он понял по висящим кое, где схемам они были почти в самом центре станции.
Сейчас рука у него не дрогнула и в два ствола они перебили ничего не ожидающих ниппонцев прежде чем те вообще поняли, что произошло.
Лариса одобрительно кивнула ему и жестом показала, куда бежать дальше.
— Я два года разрабатывала эту схему побега. – Неожиданно сообщила она ему прямо на бегу, – сейчас придется полазить по вентиляции, надеюсь, у тебя нет клаустрофобии?
— Вроде не замечал, – честно ответил он.
— Хорошо. Сюда.
И она, открыв одну из дверей, заскочила в какое-то складское помещение. Он последовал за ней. Несколько ударов прикладом и решетка вентиляционного короба уступила им дорогу.
В вентиляции было тесновато, но вполне можно было передвигаться на четвереньках. Особенно если впереди него маячила, хоть и затянутая в штаны, но все рано, очень даже симпатичная попка. Уильям даже внутренне тяжело вздохнул, совсем не на том надо сейчас концентрироваться.
Неожиданно девушка резко остановилась, так что он чуть не уткнулся головой прямиком в то самое её место, которым до этого любовался. Не успел он открыть рот, чтобы спросить что случилось. Как она открыла стрельбу, выпустив куда-то почти целую очередь.
— Какого дьявола, – воскликнул полуоглушённый Уильям.
Стрельба внутри металлической трубы, теперь будет тем, что он никогда в жизни не будет повторять.
Девушка тем временем двинулась дальше и вползла в большую камеру, где можно было стоять в полный, рост. Он радостно вздохнул, последовав за ней и распрямившись, встал на ноги. Еще бы только не звенело в ушах после тех выстрелов.
Впереди оказался огромный вентилятор, сейчас останавливающий своё вращение. А на стене висела слегка дымящая распределительная коробка пробитая пулями. Именно по ней стреляла его спасительница, чтобы остановить систему вентиляции.
— Дальше идти будет проще – произнесла она – это главная воздушная магистраль, и она приведет нас к цели.
Воздуховод, ведущий вперед, стал похож не на трубу, а на прямоугольник со скругленными углами, высотой около трех метров и шириной метра два, он, как и труба по которой они ползли до этого, был выполнен из странного матово-белого светящегося материала, так что никаких фонарей им не требовалось.
Дождавшись когда вентилятор полностью остановится, они проскользнули между лопастями и побежали по воздуховоду. В этот момент станция содрогнулась особенно сильно, их подбросило в воздух. Уильям больно приложился головой о потолок и полетел, вниз догнав прямо в полете девушку, как-то инстинктивно он обхватил её и так повернулся, что она оказалась сверху и рухнула на него.
От удара у него потемнело в глазах, было очень больно, но вроде все кости остались цели.
— Спасибо, – произнесла она, поднимаясь и, повернулась, протягивая ему руку, чтобы помочь встать. Но в этот момент станция опять вздрогнула и она с криком упала в его объятия.
На несколько секунд они замерли так близко друг к другу, что почти касались кончиками носов. Уильям ощущал на своем лице её дыхание и смотрел в её светло-голубые глаза. У нее были красивые глаза, но, столько боли и жесткости, сколько было в них, он ещё никогда не встречал в своей жизни.
«Через что же пришлось пройти этой женщине?», – спросил он сам себя и понял, что не хочет знать ответ.
— Нам надо двигаться дальше, – почему-то шепотом произнесла она. И он кивнул ей в ответ.
Они встали и пошли дальше уже не так быстро. Станцию теперь трясло почти постоянно.
— Похоже они проигрывают, если не поторопится мы можем уже никогда не покинуть того что останется от этой станции, – произнесла Лариса.
И они прибавили шаг.
Неожиданно она остановилась, Уильям едва успел затормозить. Перед ними была уходящая вниз более узкая труба, заканчивающаяся решеткой.
— Это оно, – тихо сказала она, – внизу зал ожидания причальных доков.
Неожиданно прямо под ними прошел охранник, сквозь решетку хорошо было видно темно синюю форму и сжимаемую им в руках винтовку.
— Что будем делать? – Просил лейтенант.
— Только прорываться, других вариантов у нас просто нет.
— Если обнять друг друга, и прыгнуть в эту трубу, должны пролезть, то по приземлению надо просто повернуться на месте, расстреливая всех противников.
— Хм, это может сработать.
— Мы так делали в одной боевой симуляции.
— Хорошо, попробуем.
Она сняла рюкзак и вытащила металлическую крестовину и веревку.
— Там высота потолка метра четыре – пояснила Лариса – если просто спрыгнем, можем переломать ноги. Обвяжемся веревкой, она нас затормозит в метре над полом. Главное стреляй метко.
Приготовив веревку и крепко привязав её к крестовине, они подошли и крепко обнялись, обвязываясь по талии веревкой. Самым сложным было так взять винтовки, чтобы они не мешали при прохождении трубы, не выпали при толчке, и их можно было сразу применить.
Когда все почти было готово, Уильям вдруг осознал, что хорошо чувствует, как в него упирается женская грудь и невольно улыбнулся.
— Пфф… Мужики, – фыркнула заметившая это девушка и подтолкнула его к трубе.
Осторожно встав над трубой растопырив ноги, они кивнули друг другу и рухнули вниз. Он успел услышать металлический стук крестовины.
Первый удар по ногам был не столько болезненным, сколько просто неприятным. Решетка, не выдержав оторвалась и полетела вниз, они последовали следом за ней и почти сразу повисли на веревке, вот этот рывок был уже куда болезненней.
Охранников в зале было человек пятнадцать, все они обернулись на шум, но было видно, что они крайне удивлены. Лариса открыла огонь первой, он тоже направил винтовку на ниппонцев и нажал на, спусковой крючок. Поворачиваясь на веревке, беглецы расстреляли врагов, прежде чем те успели оказать, какое либо, сопротивление.
Лариса вытащила нож и обрезала веревку, они плюхнулись на пол, но смогли устоять все ещё обвязанные вместе по талии.
— Умница, хорошо придумал, – похвалила его девушка и неожиданно чмокнула его в щеку и задорно улыбнулась.
Уильям, почему-то почувствовал смущение, но так же тепло улыбнулся в ответ. «А ведь я только, что убил почти десяток человек», — мелькнуло у него в голове, но он лишь отмахнулся от этих мыслей. Для него они ещё совсем недавно были мерзкими пигалами. Пусть ими и остаются, независимо от их внешнего облика. Сейчас существовала лишь одна потребность покинуть это место. А центром его вселенной вдруг стала эта необычная незнакомка, так странно ворвавшаяся в его жизнь. Она заставляла его испытать самые сильные чувства и эмоции в жизни. Начиная от ужаса и своей никчемности, когда он видел, как она корчилась на полу, а потом этот её акт почти звериной жестокости, когда она выпустила кишки Ямадо. И вот сейчас эта гонка по враждебной станции, больше похожая на одну из боевых симуляций. Вот только в них он не был в белом больничном халате, а кровь вражеских солдат не была настоящей и не оставалась на его одежде.
-Эй! – Вернул его в действительность голос девушки. – Держи новую обойму и хватит мечтать, нам ещё надо добраться до истребителя.
— Извини – ответил он, и они опять побеждали по очередному коридору.
Впереди уже показалась ведущая в доки дверь, когда с ужасающим грохотом станция содрогнулась так, что отключилась гравитация. Они буквально ввалились в док, в котором все тоже летало вверх тормашками, включая и солдат охранников.
Лариса была в своем амплуа, открыв огонь ещё в полете. Он ухватился за какую-то трубу и подключился к бою, расстреляв двух растерявшихся охранников парящих по воздуху.
В этот момент включилась гравитация и всё успевшее взмыть, попадало на пол.
Уильям, как только оказался на ногах сразу бросился к черной громаде его истребителя, отстреливаясь от нескольких очухавшихся охранников прямо на бегу.
Похоже, его не подстрелили на бегу только потому, что его прикрывала девушка. Он добежал до люка и, распахнув его сел у люка на колено.
— Бегом, сюда! – Крикнул он Ларисе и стал прикрывать ее, стреляя по всем противникам, которые пытались высунуться из укрытия и взять на прицел бегущую девушку.
Им повезло, либо ниппонцы очень плохо стреляют. Либо они ухватили за хвост удачу. Главное, что сейчас от вражеских солдат их закрывала надежная броня, а они спешно лезли по лестнице в кабины истребителя.

Ещё никогда ему не казалось, что истребитель запускается так медленно. На самом деле все было как обычно, но его прямо трясло от того с какой неспешностью загорались экраны, оживали шкалы и запускался двигатель.
— Лариса, – обратился он к девушке, как только заработала внутренняя связь, – слышишь меня?
— Да, Уильям, – ответила она, и он отметил, что она впервые назвала его по имени. Хотя до этого он вполне допускал, что она его просто не знает.
— Я как-то не спросил тебя, сможешь ли ты управиться с системами истребителя?
— Да, – уверенно ответила она, – пока тебя держали в камере, я изучала истребитель, под предлогом изучения вашего программного обеспечения. Научилась пользоваться навигацией, управлять турелями, запускать варп двигатель.
— Точно, ты же помогала этому Содзи, – с небольшой иронией в голосе произнес лейтенант.
— Думаешь, у меня был выбор? – Со стальными нотками в голосе произнесла девушка.
— Ладно, забыли, – произнес Уильям, отмечая, что запустился главный двигатель и истребитель стал полностью готов к запуску, – сейчас главное пробить себе путь в космос, ракетой так близко стрелять нельзя, тут нужно поработать турелями.
— Поняла.
Он тут же отметил, как включились турели, и стальной дождь обрушился на ворота шлюза. Он выставил лазеры на самый слабый режим и выстрелил, в непрерывном режиме больше нагревая, чем разрушая препятствие. Затем, когда решил, что пора подал тягу и истребитель, словно огромный таран разнес массивные ворота, влетая в шлюзовую камеру. Здесь ситуация повторилась и разрушив последнюю преграду они выскочили в открытый космос.

В космосе кипела битва, целых два барзильских крейсера вели огонь по станции и нескольким ниппонским корветам. Кучи истребителей метались между сражающимися гигантами. Один из корветов как раз, получив критические повреждения, вспыхнул не хуже сверхновой и превратился в облако разлетающихся обломков.
«Из огня, да в полымя», — мелькнуло в голове у Уильяма. И неожиданно привело его в ужас, он только сейчас понял, что с момента как они покинули его палату, он не то что говорил, но даже думал не на родном английском, а на неизвестном ему языке. «Как?!», — одно он мог сказать точно, это не ниппонский, речь охранников и надписи на станции он не понимал. Зато с Ларисой общался вполне нормально, и она говорила точно не на английском. «Кто же она?», — вначале он думал, что она из Альянса, такая же пленница, но сейчас вдруг осознал что, похоже, нет.
— Уильям! – Крик девушки вернул его в реальность. – Что с тобой?!
И правда, что с ним? Он увидел что они, вылетев со станции, направлялись прямиком в борт одного из крейсеров.
— Извини, задумался. – Ответил он и, сосредоточившись на управлении, рванул вперед.
— Нам некогда думать, нужно бежать. Я ввела координаты прыжка, надо уходить, это не наш бой.
Она была, бесспорно, права. Он уклонился от пролетающего мимо ниппонского истребителя, успев влепить ему лазерами на прощанье, и направил истребитель вдоль километрового крейсера барзилов.
— Эй там на истребителе Альянса. – Ворвался в кабину грубый мужской голос. – Говорит капитан Эрнесто, космические силы Новой Бразилии. Немедленно заглушите двигатель и приготовьтесь к захвату. Иначе будете уничтожены.
— Какого черта? – Возмутился по внутренней связи, лейтенант. – Барзилы тоже люди?
— Да, – ответила девушка, – это бразильцы и, уверяю, в плену у них будет не лучше чем у ниппонцев, поэтому валим отсюда, чем быстрее, тем лучше.
«Чертов Альянс, всю жизнь тебе твердят, что кругом пришельцы, а оказывается что это люди».
Он врубил форсаж и начал накачку варп двигателя.
— Ну что же это был ваш выбор. – Раздался голос капитана крейсера.
— Ракетная атака! – Сообщил компьютер.
Похоже, по ним влепила, вся ракетная батарея левого борта крейсера. Компьютер не мог точно оценить залп, и указывал шестьдесят плюс ракет.
Хорошо было одно в отличие от той засады ниппонцов, ракеты сейчас летели за ними вдогонку, а не на курсе сближения.
Наперерез им кинулся бразильский истребитель, стреляя из лазеров. Уильям выбрал его целью и дал максимальный ракетный залп.
— Отгони от нас ниппонца справа по курсу, – попросил он Ларису.
— Поняла.
Турели повернулись и стали стрелять по приближающемуся истребителю. В это время, поймав несколько ракет, развалилась на куски его цель. Шансов у бразильца не было, получить на встречном курсе десяток ракет верная смерть.
Ниппонец тоже перестал быть проблемой, одна из очередей прошила его и он «умер» на радаре, что означало прекращение электромагнитной деятельности, а значит полный отказ всей электроники.
В этот момент компьютер начал отстрел ловушек, до них почти добралась ракетная лавина с крейсера. К счастью их варп двигатель почти зарядился, и компьютер включил пяти секундный отсчет.
Желтые молнии практически закрыли обзор, а затем пространство дрогнуло, и станция с крейсерами осталась где-то далеко за миллиарды километров. Впереди появилась тусклая точка и стала быстро набирать светимость, пока почти не заполнила собой все. Они вывались в обычный космос и варп генераторы спрятались в корпус. Оставляя людей любоваться огромным протопланетным диском, освещенным красноватым светом местного светила – тусклого коричневого карлика.
— У нас получилось! – Радостно воскликнула девушка.
— Да получилось, – ответил Уильям, добавляя, – теперь тебе никак не отвертеться от кучи вопросов.
— Что же я обещала ответить.
— Спускайся в комнату отдыха. Там будет удобнее, да и я проголодался.

Читать дальше


Kosh
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Беглецы
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010