Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Последний отпуск

Последний отпуск


В космосе только и разговоров что о море. О могучих волнах разбрызгивающих пенящуюся воду накатившись на берег. О легком морском бризе, приносящем прохладу и треплющем волосы. О красивейших закатах, когда красный диск солнца погружается в темную воду. О яростных штормах, обрушивающихся на побережье. И ещё о многом другом, чего нет в бесконечном темном океане космического пространства.
— Представь себе, — рассказывал как-то его лучший друг Славка Смолянинов, — вишу я как-то над одним газовым гигантом и вижу на смежной орбите большой астероид, ну, от нечего делать, я его просканировал и, невероятно, он оказался из морской воды! Там есть все: лед, соли и объем такой, что хватило бы на среднее море. Только вот емкости подходящей под рукой не оказалось, а то бы я искупнулся.
Вон он, кстати, сидит в дальнем углу бара-ресторана станции «Арес», с двумя девушками из диспетчерского отдела. Это было наше любимое с ним место, тихое спокойное, возле обзорного иллюминатора с отличным видом на Марс.
— А вот и он! Паша! Мы тут, подгребай быстрее. – Увидев его, заголосил Славка.
— Всем, привет! – Павел подошел к столику.
— Привет, привет! Ну что готов к морской регате? Вот девчонки с нами поедут. – Он задорно подмигнул и, протянув руку, обнял Аню за талию.
Павел тяжело вздохнул, обведя взглядом всю компанию, он столько рассказывал Даше про их со Славкой поездки на море. Где они только не были и в Крыму, и в Гонолулу, и в Новой Зеландии, и на Ямайке. А теперь вот собрались в собственное плаванье, договорились с арендой яхты, уговорили своих подружек синхронизировать отпуска и отправится вместе. И вот…
— Извини Слав, я никуда не еду…
— Чего?! – У его приятеля отвисла челюсть. – Ну и шуточки у тебя.
— Я серьезно, нашли там чего-то, завтра ухожу в рейс, на полгода как минимум.
— Какого! – Славка аж вскочил на ноги. – Ты же только что из карантина. Тебе положено полгода отдыха, как минимум. Мы же так ждали, Паш, ну как же так, там же море! Ну какой ещё рейс…
— Я и сам расстроен. – Он тяжело вздохнул. – А что делать, Слав, приказ. Знаешь же, как у нас с этим, это ты можешь на все плюнуть, а мне даже уволиться не дадут.
— Но почему ты? Есть же этот, как его, Джеферсон, я его видел тут вчера.
— У Джеферсона экипаж недоукомплектован, я слышала, что его кибернетик Паттерсон болеет, а кто-то из ученых улетел на Землю, на конгресс. – Ответила за него Аня.
— Да провались оно, — Славка бухнулся обратно на стул, — все планы коту под хвост. Думаешь, я теперь один в кругосветку пойду?..
— Ну не получилось сейчас, на следующий год уже точно пойдем. А пока съездишь на море с девчонками, отдохнете, на яхте покатаетесь. Позлорадствуете на тему меня в консервной банке. – Павел кисло улыбнулся.
— Вот значит как, бросаешь меня в объятия друга, Пашка. – Улыбнулась в ответ молчавшая до этого девушка.
— Даш, я за тебя не волнуюсь, особенно если с этим обормотом будет Аня.
— Это должен был быть наш первый совместный отпуск. – Даша вздохнула и подняла стоящий перед ней бокал с вином. – Давайте выпьем за злую судьбу…

* * *


Ему всегда нравился запах салона челноков. Космические корабли стерильны и как шутят космонавты – вонять в них может только немытый экипаж. Другое дело небольшой космический челнок, в салоне которого полно дешевого и вонючего пластика, плюс запах машинного масла и пригоревшей резины. Конечно, это небыли резкие запахи иначе бы в челноке невозможно было находиться. А будучи приглушенными, они создавали даже некий уют, как в древних самолетах, про которые он читал в книжках. С той разницей, что в них пахло топливом, а челноки летали на атомарном водороде, его присутствие человек никак не мог почувствовать.
Человечество не поспевало за расширением своих космических территорий, требовалось все больше кораблей, промышленность работала с максимальной загрузкой. Из-за этого космические корабли собирались из универсальных модулей и не могли садиться на планету. Их обслуживали челноки, которых тоже не хватало, производство упрощали и удешевляли, отсюда и дешевые материалы в салоне, неудобные кресла и простенький автопилот которому требовалось постоянное вмешательство человека. С другой стороны в отличие от больших кораблей, челноком можно было управлять вручную, и за это можно было простить любые неудобства.
Павел занял место пилота и быстро пробежался глазами по консоли управления, все показатели были в норме, можно было лететь, оставалось лишь дождаться остальных членов экипажа.
Кибернетик Айя Ли появилась первой, впрочем как и всегда.
— Капитан. – Она почтительно склонила голову.
— Что, Анютка, не дают нам отдохнуть.
— Я уже успела купить билет на Землю, — она расстроено хмыкнула, — пришлось сдать.
Миниатюрная китаянка, Айя, всегда поражавшая его своей энергией, сейчас казалась подавленной. Что в прочем было не удивительно, они уже второй год болтаются в космосе и вместо ожидаемого отпуска снова придется возвращаться, на уже успевший осточертеть корабль и лететь куда-то к чужой звезде и полной неизвестности. Нет, конечно, это тоже было интересно, они сами выбирали эту работу, но все же, отпуск это святое…
— Всем, привет! Чего приуныли? Подумаешь отпуск, зато платить будут как за сверхурочные. – Суперкарго Гарик Мартов, высокий стройный брюнет родом из Московского Халифата, был главным оптимистом корабля. Вот и сейчас он всем своим видом буквально излучал положительную энергию.
— Сверхурочные, это хорошо, но на море очень хочется.
— А вдруг в этот раз повезет и будет планетка с отличным морем.
— Ага, в прошлый раз так повезло, не планета, а глыба льда, не знаю, как там вообще жить можно. – Хмыкнула, уткнувшись в свои колени Айя. На эту её особенность, забираться на кресло с ногами, весь экипаж уже перестал обращать внимания.
— Ладно, болтать на корабле будем, готовьтесь, отчаливаем. – Прервал разговор Павел.
— А Гюнтер уже там? – Гарик усмехнулся. – Он на корабле похоже прописаться решил.
— Если так дальше пойдет, нам тоже там прописаться придется. – Вздохнула Айя.
Капитан только мрачно улыбнулся в ответ и прикоснулся к сенсорному пульту, подав команду на старт челнока. Кабина вздрогнула когда они отделились от стыковочного узла станции и Марс висевший прямо у них по курсу плавно ушел влево, а справа стала видна быстро удаляющаяся ажурная конструкция из стекла и бетона – станция «Арес». Да из бетона, точнее из специального нанобетона отлично подходящего для строительства в космосе. Заполняешь форму и через полчаса получаешь прочную и твердую деталь, которую потом можно соединить с другой все тем же нанобетоном. Самое главное, что такая конструкция была куда легче металлической, при этом почти не уступала ей по прочности. Даже каркасы космических кораблей строились из бетона, их корабль не был исключением.
Научное космическое судно «Академик Федоров Федор Федорович» висело на более высокой орбите, чем станция «Арес», челноку требовалось около сорока минут, чтобы победить притяжение Марса и добраться до корабля.
Они занимались тем, что проводили разведку новооткрытых колоний. Человек страшное и мерзкое существо, при всех своих хороших качествах индивида, он творит ужасные дела, объединяясь в общество. Второй расцвет человечества – так окрестили современные историки эпоху с семнадцатого по двадцать второй века от рождества Христова. Первым расцветом назвали годы процветания древнеримской империи. Так вот второй расцвет завершился не ожидаемым концом света или третьей мировой войной, а так называемой деглобализацией или восстанием наций. Временем, когда разные нации стали бороться за свой этнос и независимость от опутавших земной шар глобальных институтов. Планету захлестнули локальные войны, терроризм, бунты, демарши, восстания. Поначалу с ними боролись, пытаясь соблюдать «гуманизм», бунтарскую нацию просто грузили на космические корабли, иногда миллионами, вводя людей в коматозное состояние, и отправляли куда подальше, на удачу. Но это только усугубило ситуацию, глобальная экономика основательно надломилась и рухнула, погребя под собой выстроенную цивилизацию. Нет, конечно, люди не вернулись в каменный век, но жуткая инфляция и банкротства компаний, привели к невиданному доселе падению промышленного производства, целые заводы просто закрывались, голод пришел во все уголки планеты и даже доселе успешные страны, вводили продуктовые карточки. А затем деглобализация начала буквально рвать страны на куски. Многочисленные революции захлестнули планету, падали свергнутые правительства, малые нации объявляли свою независимость, рухнул институт ООН и на целых восемьдесят лет человечество, по сути, погрузилось в хаос. Кому там было дело до космоса и науки. Политическая карта планеты превратилась в аляповатую мазню годовалого ребенка. Только Китай, Австралия и Канада смогли сохраниться в своих старых границах, а например США и Россия превратились в кучу мелких стран типа Республики Нью-Йорк, Мичиганской Конфедерации или Московского Халифата, Рязанского Княжества.
В общем, на то чтобы построить новый стабильный мировой порядок ушло в общей сложности более ста лет и сейчас у нас третий расцвет человечества под руководством шести новых сверхдержав: Китайской Народной Республики, Австралии, Сибирской Федерации, Канадской Федерации, Индийской Империи и Республики Техас. А все вместе это Земная Федерация. Такие вот реалии двадцать четвертого века.
Ну а они занимаются самой важной, на данный момент, задачей человечества воссоединением колоний. Из тех самых, отправленных в начале двадцать второго века невесть куда, малых народов и вполне нормальных основанных в конце двадцать первого века после открытия межзвездных перелетов. Колонии сами не располагали средствами для постройки межпланетных кораблей, а на Земле эту технологию пришлось восстанавливать через сотню лет после закрытия последнего космопорта.
Первые воссоединения проходили не всегда гладко. Найденная колония не редко встречала гостей с Земли не хлебом и солью, а штыками. И тогда-то и появился проект «Адаптация», состоящий из четырех фаз: обнаружение, разведка, пропаганда, воссоединение. Его судно и экипаж занимались разведкой, прибывали на обнаруженную колонию и составляли полное её описание, по которому уже решали, стоит ли садиться на планету с криком мы земляне или лучше начать тайные переговоры с местной правящей верхушкой.
Как говаривал его школьный учитель истории, Иван Павлович, «Наломали мы дров, а теперь вот собираем». Оставалось только надеяться, что через пару сотен лет историки не напишут, так бесславно закончился третий расцвет человечества.

* * *


Гюнтер Ланг, уроженец Немецкого Союза, встречал их сразу за створкой стыковочного шлюза.
— Капитан! – Немец отдал честь по-военному. – Корабль полностью готов к полету.
Гюнтер был самым старым членом команды, отставной военный офицер, служивший на десятке военных кораблей, сейчас занимал должность инженера и первого помощника капитана в его экипаже. Павлу казалось, что этот рослый худощавый человек с первой проседью в темных волосах способен разобрать и собрать в одиночку весь корабль. Не было ни одного механизма или системы, об устройстве которых он бы ничего не знал. Военные манеры единственное, что его смущало в Гюнтере, Павел не любил официоза и этих военных обращений, поэтому и не пошел в свое время на военный флот. С другой стороны он всегда знал, что может полностью положится на своего первого помощника.
— Отлично. – Он кивнул немцу и отправился в рубку. Остальная команда, едва ступив на борт корабля, тут же позабыла про загубленный отпуск, на борту начиналась рабочая жизнь, в которую уходишь с головой.
Рубка представляла собой достаточно просторное овальное помещение длинной около пятнадцати метров и около пяти метров шириной в самом центре. Пять рабочих кресел были пусты, а все пульты безжизненны, работал лишь центральный экран, на котором раскинулся во всем своем великолепии Марс. Скоро тут все оживет, загорятся сенсорные пульты, включатся голографические экраны, а пока пустая рубка напоминала декорацию к какому-нибудь ужастику, типа популярной сейчас серии фильмов «Корабль-зомби».
— Федор, скажи, что тебе известно. – Сразу с порога рубки начал Павел.
— Извините капитан, но только координаты нашей цели. Это будет самый длинный прыжок, восемь дней полета.
— Ого. Чего же они там такого нашли.
— Возможно, Ольга Степановна прояснит ситуацию, они должны прибыть на борт через пару часов.
— Хорошо, Федор, разбудишь меня за полчаса до их прилета, а то у меня была не самая веселая ночь…

* * *


Корабль оживал на глазах, если первые прибывшие ступили на практически стерильные палубы, то следующий челнок уже ждали сигналы оживших бортовых систем, гул разогревающихся двигателей и приятные запахи свежей выпечки из камбуза.
Павел при полном параде в сопровождении первого помощника встречал прибывших ученых или как говорили в его ведомстве вспомогательный экипаж. Именно их они должны доставить к новооткрытой колонии, и именно они решали, сколько продлиться их миссия и каков будет её результат.
Ученые входили на корабль по очереди. Первой была высокая стройная блондинка лет сорока. Строгое каре золотистым ореолом окружало её голову. Орлова Ольга Степановна – начальник экспедиции, а также ксенолог, лингвист, филолог, историк, психолог и социолог, если конечно он чего-то не забыл. Ольгой Павел всегда восхищался и при этом побаивался. Он не был из тех, кто считает, будь-то бы красивая женщина, не должна быть умной, но в данном случае именно эти два сочетания почему-то заставали его съеживаться от её взгляда. Ослепительная красота, а возраст около сорока стараниями медицины уже перестал быть началом старения, передвинувшись на шестой десяток, и докторские звания сразу в стольких науках просто подразумевали железную волю и не менее тяжелый характер. Все знали под горячую руку начальника экспедиции лучше не попадаться.
Следом за ней появился турок Ахмед Башир, профессор археологии, спелеологии и ещё каких-то наук связанных с недрами планет. Невысокий и смуглый на фоне своей начальницы он смотрелся комично. Павел едва сдержал, начавшую было появляться на лице улыбку.
За Ахмедом следовал профессор по истории развития техники, Кубиков Сергей Игоревич, свой, как говорится, в доску, человек. С ним всегда было приятно поболтать, особенно за бокалом чего-нибудь с большим градусом. Да и специалист он был хороший, в технике разбирался не хуже Гюнтера, а в примитивной технике вроде двигателя внутреннего сгорания куда как лучше.
Саяко Хиросуэ – дипломированный культуровед и психолог. Японка была среднего роста с длинными черными волосами и стройными ногами, больше ничего хорошего Павел о ней сказать не мог. У Саяко был скверный и сварливый характер, не то чтобы её прямо все не любили, но немного недолюбливали. Например, в отличие от Айи которая довольно просто приняла более простое в произношении для большинства экипажа имя Анютка, Саяко требовала чтобы её называли так как её назвали родители.
Замыкала группу, биолог, полька Ельская Олеся. Ростом она была чуть выше Саяко. Истинный цвет её волос мало кто знал, потому как волосы она красила примерно с той же частотой с какой Павел менял рубашки, сейчас они, например, были огненно-рыжими. Именно Олеся разрушила его устойчивый стереотип биолога – этакого ботана дни напролет глядящего в микроскоп. Она была скорее ураганом, веселая, знойная красавица, обожающая вечеринки. Если верить корабельным слухам, она не крутила роман только с Гюнтером, а так как Павел сам был «жертвой» её ветрености, то видимо слухи совсем даже не лгали.
— Добро пожаловать на борт корабля! – Торжественно объявил капитан, это был старый и, в общем-то, ненужный ритуал, но соблюдающийся всегда и на любом корабле. Новоприбывших всегда официально встречает самый старший по званию.
— Прыжок через два часа, поэтому располагайтесь, проверяйте запасы, если чего-то не хватает, сообщайте немедленно.
Он обвел всех взглядом, почти родные лица. Все же корабль был для него, как и для Гюнтера почти родным домом, а экипаж почти родственниками. До тех пор пока они находятся на корабле, он несет за них всех прямую ответственность. Да Орлова может отдать ему приказ, но случись на корабле ЧП, отвечать будет только он и не только перед комиссией космофлота, а ещё и перед своей совестью. Другое дело если ЧП случается на планете, тут уж госпожа начальник экспедиции будет отдуваться.
— Все свободны, приступайте к своим обязанностям. Ольга Степановна, можно вас ненадолго в рубку?
— Конечно. – Орлова направилась вслед за ним.

* * *


— Что за секретность? – Спросил, располагаясь в центральном — капитанском кресле, Павел.
— Не секретность, а неопределенность. – Ольга подошла одному из пультов и вставила в него свою флеш карту. – Планету обнаружили случайно. Один из зондов поймал остаточные радиосигналы на частотах, использовавшихся в двадцать втором веке. Источник определили, желтая звезда G3, без приборов с Земли её не видно, поэтому названия нет, только код.
Она сделала несколько пасов на пульте и посреди рубки появилась трех мерная голографическая звездная карта.
— Вот, — изящный пальчик ткнул в одну из точек, — зонд туда не отправляли, поэтому планету искать будем сами.
— Не отправляли зонд? Это же нарушение процедур.
— Верно, но в данном случае решено было не терять времени. Судя по архивным записям, эта планета являлась собственностью одной из корпораций. Это не депортированная народность, это настоящая колония, которую снабжали, застраивали и даже охраняли. К ней был приписан настоящий военный крейсер, а их в первую космическую эпоху успели не больше десятка построить. И заметь, как далеко расположена планета это самая удаленная на данный момент обнаруженная колония. Значит, строили её не зря, было ради чего. Поэтому такая спешка и поэтому летим без тягомотины с зондом. – Её глаза светились настоящим азартом, прямо как у Гарика в казино, отметил про себя Павел.
— Крейсер? И что мы будем делать, если этот крейсер все ещё летает и встретит нас отнюдь не плюшками?
— Убежим если его заметим. Куда как хуже, если они заметят зонд и будут нас ждать.
— Эх, не хорошее у меня предчувствие. – Он сделал на лице кислую мину.
— Расслабьтесь капитан. Я тоже не рада тому, что вместо отдыха приходится лететь черт знает куда. Но с другой стороны разве можно спокойно отдыхать, зная, что кто-то другой будет изучать такую тайну.
— Для вас тайна, для меня головная боль. От развитых колоний всегда трудно прятать корабль, особенно если у планеты нет луны. – Он её понимал, но совсем не пылал таким же энтузиазмом, оставалось только мысленно тяжело вздыхать.
— Ну, я надеюсь с этим трудностей не будет. Иначе нам придется сразу перейти к стадии воссоединения, и шеи нам потом намылят по полной программе.
Ольга щелкнула пальцами, выключая голограмму.
— Ладно, мне ещё отчет доделать надо и отослать пока мы не ушли в прыжок. Лететь долго ещё успеем обговорить все детали. – Она подошла к пульту – Федор скопируй все содержимое карты на мой терминал.
— Скопировано, Ольга Степановна.
— Чудненько. – Она вытащила карту и подошла к двери. – Выше нос Паша, если нам повезет, мы войдем в историю.
— Уж лучше бы мы нашли там теплое море и песчаный пляж. – Он улыбнулся. – А попадание в историю мне как то фиолетово.
— Море ко всему прочему не помешает. – Она улыбнулась в ответ и скрылась за дверью, оставляя его в совсем не столь радостных раздумьях. Надо же старый крейсер, он их только на картинках видел, а тут возможно целый и опасный будет ждать их черте где. Конечно, они гораздо быстрее и маневреннее, но никакого оружия у них нет. На душе у него было неспокойно…

* * *


— Пробивка туннеля завершена капитан, готов к прыжку.
— Отлично, Федор. Соедини с диспетчерской.
Павел сделал как можно более серьезный вид, он уже знал, кого сейчас увидит.
— Диспетчерская на связи. – Даша была безумно хороша на рабочем месте, строгая форма ей очень шла, а приятный мелодичный голос можно было слушать часами. И почему он никак не мог в нее влюбиться? Вопрос хоть и риторический, но чертовски актуальный. Она нравилась ему, как впрочем, и любая красивая женщина, а той самой искры, которая заставляет чувствовать себя в присутствии любимой мальчишкой или все время думать о ней, этого не было. Он уже любил как-то раз, печальный опыт далекого прошлого, и знал, как это бывает. Оставалось надеяться, что в этот раз любовь возникнет со временем, по крайней мере, ему бы этого хотелось…
— Это «Академик Федоров», готов к прыжку. – На автомате ответил он.
— Я буду скучать. – Неожиданно вздохнула она.
— Извини, что так получилось Даш…
— Да я понимаю, все мы люди подневольные… Возвращайся скорее. – Она улыбнулась и нарочито серьезно добавила. – И да, прыжок разрешаю. Счастливого рейса.
— Спасибо, диспетчер. Счастливо оставаться. – Бодро ответил он и отключился.
Его взгляд опустился к пульту и нахлынувшая волна бодрости сразу отхлынула. Вот зачем он стремился в космос – пилотирование кораблей. Когда он только поступал в академию, кораблями управлял экипаж: капитан, второй пилот, навигатор, резервный пилот. А теперь «за штурвалом» искусственный интеллект. Он – первоклассный пилот – низведен до непонятного уровня. Капитан корабля – звучит гордо, только вот чем можно гордиться, если от тебя на корабле ничего не зависит. Нет, он может перехватить управление, его взгляд тоскливо скользнул по небольшой красной кнопке на пульте, только для этого нужны очень веские основания. Тем более, что Федор на самом деле был лучше, у него отменная реакция, больше «органов» чувств, холодный и трезвый разум, который не волнуют личная жизнь и который не захочет выпендрится. Вот и оставалось капитану вести особо не нужные, скорее церемониальные, переговоры с диспетчерской и отвечать за безопасность экипажа, пока он находится на борту…
— Капитан?.. Капитан, что с вами?
— Что, Федор?.. Прости, задумался.
— Мы готовы к прыжку капитан.
— Тогда прыгаем. Давай трехминутную готовность.
— Внимание! – Громогласно прокатился по кораблю голос Федора. – Всему экипажу подготовится к прыжку. Трех минутная готовность! Приготовьтесь к толчку, убедитесь, что никакие посторонние предметы не нанесут вам травмы. Постарайтесь занять удобное положение. С десяти секундной готовности начнется отсчет…

* * *


— И так дамы и господа! Нам повезло! – Орлова стояла в кают-компании, держа в руке бокал с шампанским. – Колония не только оказалась в самом лучшем для нас положении: развитая индустрия, электроника, транспорт, есть даже сеть примитивных спутников и что самое главное устойчивая политическая система. Но это ещё не все, нет никаких следов крейсера, которого так боялся наш капитан, зато есть сигнал колонизационного модуля. А это значит, что его системы памяти все ещё работают и хранят множество бесценных данных. Ну и самое главное, эта планета настоящий рай. Четыре небольших континента размером примерно с Австралию и два крупных архипелага и все в экваториальной зоне, омываемое теплыми морями. Мы нашли идеальный курорт!
Бокалы звякнули, сойдясь над центром стола.
Павел не очень любил такие вот торжества, а в этот раз был особенно мрачен. Нет, он, конечно, улыбался и поднимал тосты, но внутри…
— И к чему это самоедство капитан? – Сидящий напротив Гюнтер добродушно смотрел на него, покачивая бокал с остатками шампанского, он как-то смог увидеть его истинное состояние. – Сам же переживал по поводу моря и вот оно, пожалуйста, пяток дней и будешь загорать на пляже.
— Да, но я буду один. – Он представил довольную физиономию Славки, они уже лет пять проводили все отпуска вместе, ему бы тут наверняка понравилось. – А мои друзья там, на Земле, а мы так готовились к этой регате…
— Знаешь в чем твоя проблема Паш? – Включилась в разговор сидящая справа Олеся. – Ты вечно все планируешь и не умеешь жить настоящим. Стоит чуть изменить твои планы, и ты начинаешь теряться, переживать и пытаться строить новые. А жизнь то проходит мимо.
— Но ведь…
— Никаких, ведь. Лови момент за хвост! – Перебила его биолог. – Ты здесь, а твои друзья там, но в этом нет твоей вины. Так чего сидеть и горевать? Кому от этого будет лучше? Думаешь, Вячеслав будет так же сидеть и горевать? Он старый лис, наверняка вовсю наслаждается жизнью в объятиях двух девчонок.
Она озорно подмигнула ему и, прижавшись к его плечу, прошептала на ухо:
— Хочешь, я составлю тебе компанию где-нибудь на теплом пляже, помнишь нам раньше, было хорошо вместе.
— Нет уж спасибо, — Павел повернулся к ней, они коснулись кончиками носов, предложение более чем соблазнительное, но повторения прошлого ему не хотелось, да и где-то там за множество световых лет его ждет Даша, — не хочется бередить прошлое.
— Ну смотри, — она медленно отстранилась от него, — я любовь и не предлагаю, так дружескую поддержку.
— Как-нибудь уж сам справлюсь. – Он невинно улыбнулся, хотя и знал, что обидеть Олесю отказом было невозможно. Она сразу потеряла к нему интерес и, отвернувшись, потянулась за новой порцией шампанского.
Павел осторожно встал и как можно более незаметно выскользнул в коридор, ведущий в рубку.
— Как думаешь, Федор, может она права, и я действительно не могу наслаждаться текущим моментом?
— Мне трудно судить, капитан, но с точки зрения логики, вы все равно никуда отсюда не денетесь, поэтому есть смысл воспользоваться моментом.
Ну вот, дожил, уже у компьютера совета прошу. Но видимо он и правда не умеет жить настоящим, может, пришло время попробовать.
— Спасибо, Федор. – И после небольшой паузы он добавил уже деловым голосом. – Как там обстановка далеко ещё до расчетной точки?
— Пара часов, капитан. Ничего не указывает на то, что нас заметили, а когда мы займем синхронную с луной орбиту, шансов нас обнаружить у колонии не останется.
— Хорошо, Федор. – Орлова права им очень повезло, даже как-то пугающе повезло. У планеты оказалась луна, решившая проблему маскировки корабля. Сейчас они за ней спрячутся, и никакие визуальные средства обнаружить их не смогут. А затем подготовка к высадке, и корабль опустеет, на борту останется лишь сменяющийся дежурный. И не смотря на все его внутренние мытарства, он предвкушал грядущий отдых.

* * *


Шелест моря убаюкивал, но рвущиеся сквозь прикрытые веки солнце не давало заснуть. Павел называл такое состояние блаженством. А сейчас, оно ещё усиливалось прижимающимся к нему телом девушки.
Они находились на планете уже три месяца. Колония и правда оказалась идиллией, мало того что на ней проживали практически все расы с Земли, так что Анютке и Саяко не приходилось отсиживаться на корабле как в позапрошлой экспедиции. Так ещё и языками колонии оказались испанский и английский, основные языки конца второго расцвета, причем не сильно искаженные двухсот летней изоляцией. Быстро подтянув знания местных языков, его экипаж разлетелся по всей планете. Орлова осела в Эспирансе столице крупнейшего государства колонии, поступила на госслужбу и, получив доступ к колонизационному кораблю, превращенному в правительственное здание, захлебывалась от восторга, скачивая информацию из его банков памяти. Остальные ученые так же были заняты работой, собирая разную информацию об истории колонии и самой планете называемой местными Параисо. Его подчиненные просто отдыхали, выбрав понравившиеся им уголки планеты. Все кроме Гюнтера, старый вояка лишь улыбался и говорил, что ему куда как лучше на корабле. Вначале Павел хотел сменить его через месяц, но случилась одна непредвиденность по имени Изабелла.
Да он влюбился, влюбился с первого взгляда, как какой-то школьник, а главное ему ответили взаимностью.
Он сразу выбрал себе этот небольшой остров одинокий клочок суши посреди океана живущий только туризмом. Здесь было непросто найти место для посадки челнока, но ему удалось приземлиться незамеченным в день, когда на остров прибыл теплоход с туристами, поэтому никто не удивился появлению нового человека.
Первая неделя протекала немного вяло, он загорал на пляже, плавал в море, даже взял в аренду лодку и обогнул остров. Становилось скучно, Павел уже собирался изготовить местных денег и взять напрокат яхту, когда в небольшом баре на берегу океана появилась она.
Он запомнил тот день на всю жизнь. Она была невысокой едва достающей ему до плеча, но очень стройной и грациозной, длинные темные волосы со следами свежей морской соли, окаймляли почти идеальное овальное лицо с большими синими глазами. Межзвездный капитан почти сразу утонул в этих глазах и просто не в силах был отвести взгляд. Сделав у бармена заказ она осмотрелась и о чудо направилась прямо к нему.
— Здравствуйте, сеньор, можно к вам присесть?
Дальше все расплывалось в любовном тумане, они о чем-то болтали, затем гуляли по берегу моря. Её волосы развивались на морском бризе, а в темных глазах отражалось заходящее солнце. Страстная ночь любви в объятиях незнакомки с завораживающим именем полностью поставили его жизнь с ног на голову. Все было, как в сказке и на его счастье эта сказка продолжалась уже два месяца. Он надеялся, что продолжится ещё долго. Как только планета присоединится к Земной Федерации, Павел будет первым в очереди на гражданство. А сейчас капитан даже не мог сказать ей кто он такой на самом деле, приходилось плести что-то про бизнесмена с одной из дальних стран. Изабелла же сказала, что приехала на остров, после смерти родителей. Большое наследство позволяло ей пока не заботиться о финансах, и их идиллия могла продолжаться ещё долгие годы.
— Сеньоры! Сеньоры!!! – Павел открыл глаза, по пляжу бежал владелец их гостиного домика, Эрнесто, в руках он держал свою оранжевую кофеварку в которой бодяжил то, что капитан мог назвать кофе лишь с большой натяжкой. – Сеньоры! Беда!
— Что случилось, Эрнесто? – Спросила севшая Изабелла.
— Монтанегро, город Монтанегро. Его больше нет.
— О чем ты Эрнесто? – Включился в разговор Павел. – Как это нет?
Монтанегро был одни из промышленных центров Нуевиды – самого крупного и развитого государства планеты.
— Только что передали, сеньоры, он взорвался! – Эрнесто всплеснул руками, выплескивая на песок темный напиток, по его морщинистым щекам вдруг покатилась слезы. – У меня там племянница жила, молодая ещё совсем, обещалась на следующий год приехать в гости.
Изабелла удивленно смотрела на него.
— Так. – Решил взять ситуацию под свой контроль Павел. – Откуда вы это узнали?
— Телевизор, сеньоры…
Они с Изабеллой уже неслись по направлению к дому.

* * *


— …Все наземные службы подтвердили, что город Монтанегро буквально уничтожен, мы транслируем картинку с самолетов службы спасения… Можно видеть огромную воронку в центральной части города, пока непонятно, что могло причинить такие ужасные разрушение, сообщается так же о большом радиационном загрязнении того что осталось от города…
Они как зачарованные смотрели на мелькавшие, на экране кадры. Огромная воронка из сплавленной до состояния стекла земли и руины, бывшие некогда домами. Звонок мобильного телефона вывел его из внезапного стопора. Он осторожно отошел от застывшей Изабеллы и выскочил из дома. Звонила Орлова.
— Видел? – Коротко поинтересовалась она.
— Да.
— Термоядерная бомба, очень мощная, около десяти мегатонн. Только откуда? У них с ядерным синтезом никак, только голимая теория. На планете почти нет делящихся веществ, вроде урана, а термоядерный синтез без практики деления получить почти невозможно, тем более сразу такой силы.
— Крейсер. – Ответ пришел ему сразу. – У крейсеров того времени на вооружении было порядка полусотни термоядерных зарядов, часть на носителях корабль-планета.
— Но мы не нашли крейсер… Черт надо объявлять срочную эвакуацию.
— Нет. Наверняка сейчас по всей планете военные приведены в максимальную боеготовность, они могут обнаружить челноки и сбить. Прикажи всем просто занять место в челноках, на земле они выдержат удар, если не окажутся в эпицентре, а я свяжусь с кораблем.
Несколько секунд на том конце было слышно только нервное дыхание.
— Хорошо. Я согласна. – Наконец раздался голос Ольги.
Павел выключил телефон, как раз вовремя из домика вышла Изабелла, в её глазах стояли слезы.
— Это какие-то террористы и они собираются завтра взорвать мой родной город. – Она бросилась к нему в объятья, вздрагивая всем телом. – Я не понимаю, что происходит, это так ужасно.
— Я пока тоже не понимаю.
Он медленно, не отпуская её, вернулся в дом.
— …Мы получили это сообщение несколько минут назад, — повторялся телевизор, — принадлежащее группе радикальной террористической организации «Кровавые братья», выступающей против недавно образованного глобального правительства.
На экране появилось лицо наполовину скрытое маской, темные колючие глаза безжалостно сверлили своим взглядом.
— Мы, «Кровавые братья»! – Четким отрывистым голосом, заговорил обладатель глаз. – Мы давно и безуспешно боремся против коррумпированного режима, так называемого, глобального правительства, навязанного всем странам мира. И теперь победа будет за нами. У нас есть оружие способное загнать выскочек из Нуевиды, решивших, что они вправе указывать остальным, под тот камень, из которого они вылезли. Мы уже уничтожили Монтанегро, а завтра за ним последует Эсмиральда-Пуэрто. И так каждый день мы будем уничтожать по городу, пока глобальное правительство не подаст...
Павел выключил телевизор, обстановка для него стала несколько прояснятся.
— Эсмиральда-Пуэрто – мой родной город, – Изабелла смотрела на него с мольбой в глазах, – там наше имение, там моя сестра и другие родственники. Я боюсь. Я не понимаю, что происходит, но я боюсь.
Зато он, похоже, все понимал, и ему пора было действовать.
— Изабелла подожди меня здесь, я попробую связаться со своими друзьями, возможно, они помогут.
— Чем? Чем они помогут?
— Пока не знаю, но ты жди здесь, а я сейчас.
Он отстранил её и, развернувшись, твердой походкой вышел из дома. У него был не совсем простой мобильник, а с возможностью космической связи.
— Гюнтер, как обстановка?
— Уже хотел звонить вам капитан. Вкратце, тут на дне моря лежит тот самый крейсер. До этого мы его не могли обнаружить из-за воды, но сейчас на нем включились системы и я его вижу как на ладони. По-видимому, его обнаружила какая-то радикальная группировка и уже давно изучала. Я перехватываю все их переговоры. На самом деле они хотят устроить что-то вроде Армагеддона, а затем захватить власть и установить новый мировой порядок. Но я тебе так скажу, капитан, они больные фанатики, дорвавшиеся до опасной игрушки. Жаль, у нас нет оружия.
— Ясно. Жди, я поднимусь к тебе, хочу сам всё увидеть.
— Хорошо, капитан.

* * *


Павел выжимал из челнока всё, на что он только был способен. Едва лязгнули стыковочные замки, как он буквально выпрыгнул из люка. Гюнтер, как он и надеялся, встречал его в шлюзовой камере.
— Как обстановка?
— Пока без изменений, капитан.
— Хорошо, пойдем в рубку.
Первый помощник коротко кивнул и повернулся к нему спиной. Именно этого Павел и ждал. Он выхватил спрятанный за спиной духовой пистолет и выстрелил в немца дротиком с транквилизатором. Такими пользовались аквалангисты, для защиты от морских животных. Состав безвреден для здоровья, но почти мгновенно вырубает на полчаса. Гюнтер даже не понял, что с ним случилось, он просто рухнул на палубу.
— А он тяжелее, чем кажется. – Павел подхватил своего подчиненного под мышки и поволок к шлюзу челнока.
— Простите капитан, но мне непонятно что вы собираетесь делать. – Голос компьютера был совершенно ровным и безэмоциональным.
— Я просто хочу остаться на корабле один. А ты его знаешь, Федор, Гюнтер ни за что бы ни покинул борт, особенно если бы знал мой план.
— У вас есть план капитан? И в чем же он?
— Подожди, сейчас вот отправлю его вниз, и ты все узнаешь.
Ему удалось запихнуть Гюнтера в челнок, усадить в кресло пилота и настроить автопилот. Как только он вернулся на корабль, шлюз захлопнулся, а небольшой толчок сообщил о том, что челнок начал самостоятельный полет.
— Полдела сделано. – Пробурчал он себе под нос и направился в рубку.
— Так что вы задумали капитан?
— Нечто не самое умное, но зато самое правильное в своей жизни.
— Я все ещё не понимаю…
— Тебе и не стоит понимать, Федор.
Павел сел за пульт и уверенно нажал на ту самую заветную красную кнопку, ручного управления. Пульт тут же озарился красными огнями, на нем возникли буквы алфавита.
— Внимание! – Произнес вежливый женский голос. – Задействована активация ручного управления. Введите код подтверждения активации.
Он, не спеша, чтобы не ошибиться, ввел код.
— Код принят. Личность идентифицирована, капитан Данилов Павел Сергеевич. Главный компьютер отрезан от всех систем управления кораблем.
Вот и настал его звездный час, он сам будет управлять кораблем. Пальцы побежали по вновь изменившемуся сенсорному пульту управления. И корабль как огромный проснувшийся от спячки кит сошел с безопасной орбиты, покидая тень луны.
— К твоему сведенью, Павел, я успел выпустить аварийный буй с полным отчетом о происходящем.
— Ты молодец, Федор. И извини, у меня просто нет выбора.
— Напоминаю, что ты нарушаешь все законы Земного космофлота, о не вмешательстве в дела колонии на стадии разведки.
— Знаю. Но я не могу просто смотреть, как там будут умирать люди.
Перед его взором промелькнули наполненные мольбой синие глаза Изабеллы. И ему вдруг стало настолько тоскливо. Прежняя уверенность куда-то отступила, а в голову полезли разные мысли. Подумай сам, вдруг принялся нудить внутренний голос, у тебя только все наладилось, появилась любимая и мечта, ты впервые почувствовал, что живешь не ради какого-то долга, а ради себя, так стоит ли вот так просто взять и перечеркнуть все это? Павел лишь покрепче стиснул зубы, поздно отступать, все уже решено и обратной дороги нет.
— Внимание! – Вновь раздался женский голос. – Критическая скорость и траектория, столкновение с планетой неминуемо.
— А знаешь, — Павел удивленно услышал эмоциональные нотки в голосе Федора, — я никогда раньше не думал о смерти. Конечно, даже компьютеры моего типа рано или поздно отправят на свалку, но умереть таким способом… Я не знаю и мне страшно.
— Мне тоже страшно, Федя, очень страшно. Но я не могу по-другому. Возможно, ты этого не понимаешь, ведь ты машина…
— Я понимаю. По крайней мере, думаю, что понимаю…
— Внимание! – Перебил его голос системы оповещения. – Опасная скорость входа в атмосферу, катастрофа неизбежна.
Павел лишь улыбнулся, он вел корабль точно в цель, в синие глубины моря, туда, где на дне лежала стальная громада крейсера времен второго расцвета человечества. Какая разница как он оказался на дне, главное, что никакая другая сила кроме его корабля не была способна поразить этого смертоносного монстра.
Становилось жарко, очень жарко.
— Внимание! Критическая температура корпуса!
— Чувствуешь, какая жара, Федор? – Павел прижал руки к груди, его как будь-то, толкали в адское пекло. Вся одежда, ещё недавно взмокшая от пота, теперь трещала, высыхая от чудовищного жара наполняющего рубку.
— Я не могу чувствовать жар капитан, только фиксировать… Прощайте, капитан, я горжусь, что работал с вами.
Павел попытался ответить, но смог выдавить из себя лишь хрип. Вот черт, подумал он, горло то, как пересохло. И в этот миг весь мир для него вспыхнул невероятно ярким светом. Всего на мгновенье лишь для того чтобы потухнуть навечно…




Kosh
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Последний отпуск
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010