Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Новогодние Червяки

НОВОГОДНИЕ ЧЕРВЯКИ

«Духота... Жарища!»
Мысли ворочались медленно, плавно, но как ни странно, голова не болела. «Впрочем, это и не удивительно: выпили-то вчера по нескольку глотков... Что ж так жарко-то? Я что, в одежде в кровать завалился?»
Не открывая глаз, Валера потянулся было к воображаемому одеялу... К его удивлению, рука просто отказалась подниматься, как будто была приклеена к кровати. Впрочем, нет: рука не была приклеена, ей можно было ворочать, но с большим трудом. «А, да и черт с ней... Полежу пока так. Кстати, а как я вчера домой добрался? Не помню, хоть убей не помню»...
Жара становилась невыносимой. В уши настойчиво лезло какое-то низкое и довольно противное гудение: «у-у-у-у-уззы-ы... ууукхх... у-у-у-уззы-ы»... Валера довольно живо представил себя курицей гриль, вертящейся за залепленным подгоревшим жиром стеклом, и хихикнул.
— Разве что вертела в попе нет, — хрипло прошептал он...
Звук его голоса бритвой резанул по слуху. Неожиданно ему стало страшно. «Что-то не так... Я не дома – но и не на улице вроде, в мороз так жарко не бывает... Или я уже замерз и умер? Да нет, руками-то я шевелил»... От осознания неправильности ситуации вдоль позвоночника побежали неприятные мурашки. К ним присоединилось странное покалывание в руке, которой он пытался пошевелить несколько минут назад... Хочешь — не хочешь, а глаза открыть придется.
— А-а-а ч-чёрт!!!
Неуклюже усевшись в некое подобие позы лотоса, Валера изумленно таращился на свою правую руку. Мелкие темные капли выступили на всей обратной стороне ладони, тоненькие, как ниточки, струйки крови резво стекали вниз к запястью и исчезали в рукаве пальто... Впрочем, в темно-красном свете, заливавшем все вокруг, кровь не выглядела страшной. Скорее это было похоже на бледно-розовую сеточку, нарисованную на руке. Машинально вытащив из кармана не очень-то свежий носовой платок, он потянулся, чтобы промокнуть кровь, и замер в этой неловкой позе.
— Та-а-ак… Вечеринка, значит, еще не закончена, да?
Пол в помещении, в котором он оказался, был из некой черной субстанции, податливой и мягкой, напоминающей резину; из пола плавно загибались вверх стены из чего-то, похожего на мясо. Что это такое на самом деле, даже не хотелось думать – уж слишком неаппетитно они выглядели. Потолка не было вовсе – стены просто сходились над головой, как капустные листья.


* * *


Предновогодняя вечеринка, с которой все и началось, не оказалась для Валеры чем-то из ряда вон выходящим. Даже наоборот – более скучной и бестолковой вечеринки в его жизни еще не случалось.
Начать с того, что никакой новогодней премии, о которой так долго говорили большевики, не было. Петька, с которым Валера делил кабинет, весь вечер вытаскивал свой коммуникатор и нервно тыкал в сенсорный экран, проверяя банковский счет. Как и следовало ожидать, сумма на счету не росла. Директор всегда отличался скупостью, но в этом году он превзошел самого себя – ни один сотрудник не получил ни единой премии за весь год. Коллектив тихо и лениво сплетничал по этому поводу, привычно звучали угрозы «уйти из этого болота, пусть тут дураки задаром работают». Кто-то даже уволился, кого-то приняли на его место… В общем, внутрифирменная жизнь весь год текла вяло, и от новогоднего праздника никто не ждал чудес.
Впрочем, на закупки к праздничному столу директор все-таки разорился – хоть скидываться не пришлось, и на том спасибо… Правда, до полного счастья все равно было далеко: во-первых, все продукты нужно было еще нарезать и разложить по тарелочкам, чем женская половина коллектива и занималась с обеда и почти до самого вечера; во-вторых, мужскую половину коллектива к священнодействию не допустили, и им пришлось все это время бить баклуши, привычно лупить друг друга в сетевую стрелялку, прислушиваться к бурчанию в животе и недобрым словом поминать директора. Вечеринка была назначена на тридцать первое декабря, и всем хотелось поскорее все закончить и разойтись по домам, чтобы встретить праздник по-человечески…
К вечеру, когда все собрались, наконец-то подтянулся и сам «главный тиран». Весело гомоня, мужская братия ввалилась в офис, и тут выяснилось, что из горячительных напитков было закуплено две бутылки шампанского и бутылка кагора. Увидев это «богатство» на столе, Петька громко и витиевато высказался в том смысле, что сока он и дома попьёт, запихал в рот бутерброд, пожелал всем счастливого нового года и элегантно начал пятиться к выходу, намереваясь по-английски покинуть честную компанию. За ним потянулся и Валера – не бросать же друга в трудную минуту? Да и толку в предстоящем мероприятии он уже не видел.

* * *


— Нет, ну не сволочи, а? – в третий раз интересовался Петька. – Четыре часа подряд резали свои бутерброды и не могли сказать, что выпить будет нечего?
— Угу… — в очередной раз соглашался с ним Валера.
— Лучше бы в забегаловке готовых пакетов назаказывали, честное слово…
— Угу…
— И вообще, какой идиот такие мероприятия на тридцать первое число назначает?
«Зайцы-убегальцы» резво штурмовали сугробы, пробираясь к метро коротким путем. Как Валера и боялся, Петькин «короткий путь» пролегал через самые заваленные снегом подворотни, и уже через пару минут горе-путешественники были больше похожи на двух снеговиков, чем на представителей рода человеческого. У Валеры уже ощутимо замерзли ноги, обутые не по сезону в ботинки. И хотя друзья успели с горя опустошить Петькину фляжку с настоящим питьевым спиртом, настоянным на кедровых орешках, холод пробирался все глубже и глубже. Опьянения же не было вообще. «Если бы мне кто-нибудь сказал, что я выдую сто грамм чистого спирта и даже не поморщусь, я б ему не поверил… А сейчас – вот, пожалуйста… Иду – и ни в одном глазу», — лениво думал Валера, перелезая через очередную снежную кучу. Райончик, через который они пробирались, выглядел пустым и заброшенным – похоже, дома здесь готовили к сносу.
— Оба-на! Глянь-ка, братуха, прикольная площадка какая!
Посреди занесенного снегом двора стояло нечто необычное, по форме напоминающее знаменитые «летающие блюдца». Вот только цветом «блюдце» не вышло: оно было темно-красного цвета, с бурыми и черными пятнами. На покатых стенках не было ни снежинки. Вместо привычных по фантастическим фильмам металлических «лап» конструкция опиралась на какие-то бесформенные выросты, больше напоминающие пожеванные сосиски. От «тарелочки» в сторону ближайшего дома уходила широкая борозда, будто проплавленная в снеге.
— Ну что, залезем, посмотрим? Глянь, какую дорогу дети протоптали!
— А не поломаем? – засомневался Валера. – Дети-то – они легкие, а мы-то – тяжелые… А может, там уже бомжи насрали…
— Да ну тебя, нытик… Везде тебе бомжи мерещатся. Пошли, не тормози движение!
Видимо, спирт все же подействовал, потому что друзья с азартом побежали к «тарелочке». Не удивило их даже то, что при их приближении в боку «аттракциона» открылась не привычная людям прямоугольная дверь, а круглое отверстие где-то в самом низу. Встав на карачки, Валера полез в дыру с веселым криком «у-у-у, сволочи, щас я вас тут всех порву!».
— Ну что там? – нетерпеливо донеслось снаружи.
— Воняет… Видимо, насрали все-таки, стервецы… Зато тут тепло – залазь, погрейся!
— Ага, щас, лезу уже…
Неожиданно отверстие «заросло», и Валера остался в красном полумраке.
— Эй, ты что там! А ну открой! Хочешь, чтобы я тут от вони скончался?
Ответа не было. Валера потянулся было наверх, поискать какой-нибудь рычажок или кнопку, чтобы открыть дверь, но пол под ним вздрогнул и он снова повалился вниз.
«Блин, точно аттракцион какой-то – сейчас будет тут меня на каруселях катать… Ну и ладно, наиграется — сам откроет», лениво подумал Валера. «А я тут пока полежу, погреюсь». Он не заметил, как его сморило в тепле от выпитого спирта. Через пару минут он уже крепко спал, валяясь на середине «аттракциона».

* * *


— Ну, типа, поздравляю себя, любимого, с наступлением Нового Года… Будь он неладен…
Валера уже пару часов болтался под «потолком», цепляясь за какие-то ремни, как паук за паутину, и неотрывно смотрел на экран коммуникатора, на цифры уходящих секунд и минут. Но беспокоило его отнюдь не его необычное положение, и даже не отсутствие силы тяжести – его до сих пор подташнивало при взгляде себе под ноги… Там, под ногами (над головой, впрочем, тоже) была черная, истыканная красноватыми точками звезд, бездна… И хуже всего было то, что бездна эта медленно вращалась.
Сглотнув, Валера закрыл глаза и попытался успокоиться. Желудок, казалось, тыкался в самое горло, стараясь выпрыгнуть наружу. Голова была тяжелой, в ушах беспрерывно шумело, дышать было трудно, но в остальном все было в порядке. Даже рука, то ли обожженная, то ли ободранная об этот странный мягкий «пол», вроде бы перестала ныть.
«Земля уменьшается… Да и черт с ней», — мысли текли медленно. Да и куда им спешить, мыслям-то? С того момента, как он отключил главный двигатель «тарелочки», у него было много времени для раздумий.
Даже страха уже не было. Перегорел, прошел… Сразу после пробуждения – был не страх, а так, неприятное удивление, смешанное с возмущением. Как, Петька до сих пор балуется? Пора, уже давно пора выпустить пленника из этой «карусели»…
Затем, когда он понял, что любая попытка подняться с карачек приводит к тому, что сила тяжести вырастает, и что прикосновение голой кожи к теплому резиновому «полу» чревато то ли ожогом, то ли растворением кожи… Когда стало ясно, что духота становится все сильнее, температура растет, а выход все еще не открывается – тут ему, действительно, стало жутковато. Он заорал, рванулся к какому-то непонятному «отростку», торчащему из пола, стукнул по нему изо всей силы кулаком – и гудение смолкло… Исчезла и тяжесть, пригвоздившая его к полу, и он, кувыркаясь полетел к «потолку».
«Стены не стали прозрачными – это, наверное, просто экраны такие… Солнце не должно быть таким тусклым, и теней от него нет… А, все равно сдохну тут – не задохнусь, так от голода»… В сотый раз он обдумывал свое положение, и в сотый раз не находил выхода из сложившейся ситуации. «Новый год, блин… Встретил, ё-пэрэсэтэ»…
Неожиданно раздалось глухое «бш-ш-ш» и у него заложило уши. Валера открыл глаза и с ужасом уставился на грязно-розового червяка толщиной около полуметра, который толчками вылезал из дыры в «потолке»…

* * *


— Вам несказанно повезло, гражданин Никифоров, – голос благообразного собеседника был удивительно бодр для пяти часов утра. – Обычно магготы никого не возвращают… По крайней мере, в живом виде.
— Они что, людей едят? – Валера с трудом открыл слипающиеся глаза.
— Нет, что вы… Люди им не интересны – у них другие гастрономические пристрастия. Человеку просто трудно выжить на их кораблях – уж слишком мало кислорода в их атмосфере, а на полу — агрессивный субстрат. Рука-то болит?
— Болит…
— В субстрате есть жидкость, которая растворяет органику… Магготам это полезно, потому что иначе они обрастают коркой и дохнут, а люди вот – полностью растворяются… Вам повезло, что вы были в плотной одежде.
— А почему у них все такое… красное?
— Они видят в другом диапазоне – ближе к инфракрасному свету, вот и освещение у них соответствует… А еще они воспринимают инфразвук… Он у них используется в качестве аварийной сигнализации. Вы, должно быть, орали густым басом, раз включили аварийный маяк, — улыбнулся собеседник… — А то летели бы сейчас куда-нибудь на альфу Центавра. Да вы спите, спите, все равно вам об этом знать не положено…
— Почему?
— Рано еще… Не готовы еще люди к таким потрясениям, как контакты с червяками-пришельцами. Вот и с вас мы подписочку взяли о неразглашении – думаете, просто так?
— А что они делали на детской площадке?
— Это вас надо спросить, что вы там делали, в пустом квартале… А что они там делали – одному богу известно… Наши реалии исследовали, я полагаю.
— А как я вообще смог взлететь? Я же никуда не нажимал…
— Видите ли, конечностями природа магготов обделила. Вот и приходится им всеми приборами управлять жестами... То есть это мы так предполагаем, что жестами, а как там у них дела обстоят на самом деле – точно не знает никто.
— Скажите, а…
— Экий вы любознательный… К сожалению, не могу вам ничего рассказать – о магготах мы знаем не так уж много… А уж о содержимом их кораблей вы, Валерий, знаете сейчас больше всего остального человечества вместе взятого… Спите-спите, завтра мы с вами подробно обо всем поговорим.
— Тогда до завтра, — спорить сейчас не было сил.
— До завтра. Кстати, — в глазах «шпиона», как окрестил его Валера, загорелись хитрые искорки, — магготы ведь размножаются делением, вы об этом не знали? И мозг, и все знания и воспоминания у них делятся поровну между обоими потомками…Так вот, они просили не давать вам делиться.
— Что-о?! Я что теперь, не имею права завести детей?
— Да имеете, конечно, имеете. Мы же не звери какие-то… Просто мне показалось, что вы сочтете забавной такую форму «подписки о неразглашении тайны». Спите уже…
Дверь больничной палаты бесшумно закрылась, и Валера провалился в блаженный сон без сновидений.


Grebomet
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Новогодние Червяки
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010