Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Панацея

Панацея

Старый волк легко скользил сквозь густые заросли подлеска, ориентируясь на отдаленный шум, производимый ломящимся через лес стадом каари. Добыча неслась без оглядки, не разбирая дороги, всеми силами стремясь ускользнуть от загонщиков. Это было бесполезно. Волк подбирал в свою группу самых лучших, выносливых охотников. Эти не ошибутся. Не вильнут в сторону в самый неподходящий момент. Не дадут вырваться из полукольца ни одной жертве. Они будут час за часом гнать стадо именно туда, где всех каари ждет быстрый и закономерный конец. Волк потянул носом — пахло берлогой многонога. Лощина уже совсем близко. Кажется, возле того холма нужно будет отжимать стадо левее. Немного сбавив ход, он издал короткий лай, передавая по цепочке приказ правому флангу ускориться. Сразу же, слева и справа на все лады зазвучали голоса остальных охотников. Одни передавали приказ — остальные просто развлекались, нагоняя страху на бегущее впереди стадо. Конечно, травоядным для ужаса достаточно и запаха хищника, но слитный вой и рычание нагоняли на каари просто таки всепоглощающую панику. Эти звуки указывали травоядным одно единственное верное направление – прочь! Подальше от этих жутких звуков. Ах, как же прекрасно вот так вот мчаться по ветру, преследуя добычу! Это упоение страхом жертв, бегущих туда, куда ты их направишь! Вот она — настоящая жизнь!
— Опасность. Слева. — Донеслось из-за плеча.
Волк покосился налево. Метрах в пятидесяти впереди, под скалой, устроился в засаде многоног. Причем, что самое интересное... Волк не удержался и фыркнул.
— Что? Что? Что? — донеслось с разных сторон.
— Многоног. Смотри внимательней — ответил волк стае.
Теперь фырканье раздавалось со всех направлений. Да, тут было от чего посмеяться. Глупый молодой многоног не нашел ничего лучше, чем устроить засаду прямо над жилищем огненных термитов. Стоит ему только слишком резко дернуться и спасти его уже не сможет ничто. Странно, однако, что он вообще смог там устроиться — к термитникам ближе двух-трех метров подходить смертельно опасно. Едва потревожишь их жилище, мелкие твари высыпают из своего холма огромной кучей. Прыгают с места на полметра и жгутся, что твой огонь! Если в лесу случайно наткнешься на десяток-другой, даже сотню, есть шанс убежать или передавить их. И то потом несколько дней шкура болит и жутко чешется. А возле термитника загнешься — не успеешь и взвизгнуть.
Слева промелькнул силуэт. Это Играющий-С-Тенью ускорился и резко взял левее. На предельной скорости он пролетел на условно безопасном расстоянии мимо термитника, как бы случайно задев плечом сигнальную нить многонога. Вот же ж ёж же тебе в нос! Взрослый ведь лоб уже — два года скоро, а озорует, что твой щенок трехмесячный. В этот момент многоног прыгнул. Вот только делать этого точно не стоило — холм термитов тут же словно взорвался. Изо всех отверстий полезли сотни мелких рыжих бестий, мгновенно кидающихся в сторону хищника, неожиданно ставшего жертвой. Не успел промахнувшийся многоног собраться для второго прыжка, как рыжий ковер захлестнул его и, спустя пару секунд, многоног уже катался по земле, пытаясь сбросить с себя жалящую мелочь. Его лапы судорожно дергались, но с каждой секундой всё реже и реже. Скоро, очень скоро он умрет. И хорошо. Таких мучений волк не желал никому — даже многоногу. Он подал сигнал, и загонщики левого фланга сместились правее, чтобы не потревожить термитов.
Судя по звукам впереди, стадо каари уже миновало холм. Загонщики правого фланга хорошо поработали, и теперь стадо идет прямо в лощину. В самом её конце скальный разлом и там, в засаде, расположились остальные охотники. Скоро, скоро будет сытная трапеза для всей стаи…

* * *


Степан Каниц, молодое, но уже заслуженное светило ксеноархеологии, нервничал. Уже четвертый час он сидел в приёмной самого знаменитого на всю Федерацию вирусолога и ждал результатов анализов. Конечно, можно было съездить домой или в институт, посмотреть новости по тридэ или завалиться в какой-нибудь бар. Но заставить себя сдвинуться с места было не в его силах. Фактически, сейчас на кону стояла, ни много ни мало – его жизнь.
Доктор сказал зайти после обеда. После обеда мучительно долго не наступало.
Степан попытался отвлечься мыслями о футболе. Но синяя форма его любимой команды стояла перед глазами и напоминала о его неразрешимой проблеме. Тогда он попытался думать о работе. Это даже на несколько минут помогло. Ровно до того момента, как блуждание мысли привело его в тот злополучный город Предтеч. Тот самый, где его завалило камнями. Тот чертов город, в котором было только одно чертово каменное здание – Храм Пяти Планет! Тот самый чертов храм, который мерзкие инопланетяшки строили только из камня! Из чертова ненадежного камня, который обваливается тебе на голову в самый неподходящий момент, простояв перед этим тысячелетия нерушимым и незыблемым!
Каниц глубоко вздохнул и попытался успокоиться. Хотя как тут успокоишься, если вся жизнь, вся карьера летит под откос из-за одного пустяка. Из-за пустячного камня, рассадившего плечо. Вот тогда-то всё и началось. Сначала недомогания. Потом постоянная температура в районе тридцати семи градусов, не спадающая месяцами. Ещё через несколько месяцев первый приступ.
Сначала он не захотел верить в случившееся. И хоть коллеги прямо говорили, что белки глаз стали голубоватыми, Степан не хотел верить в это – не хотел этого видеть. Смотрел в зеркало и видел обычные глаза. Ругался, спорил. Убеждал, больше самого себя, что приступа не было – был просто обморок на почве переутомления. Когда ещё через полгода случился второй приступ, Каниц испугался. Он уже с ужасом смотрел в зеркало на светло-светло-синие белки своих глаз и понимал, что это всё – процесс уже пошел и остановить его невозможно. Насколько он знал, Синюю Лихорадку лечить так и не научились. Правда, он лишь археолог – не врач. И он пошел по врачам.
Спустя два года он точно знал, что умрет. Передовая медицинская мысль все ещё, не то, что не имела средств для излечения Синей Лихорадки – про эту болезнь она не знала почти ничего. Хотя сама болезнь известна уже около сотни лет, никто до сих пор даже не знал, что её вызывает: вирус или бактерия. Большинство светил медицины считало, что вирус. Но многие ратовали за то, что это неизвестная науке бактерия. Споры продолжались бесконечно, но к истине никто не продвинулся и на миллиметр. Точно известны были только симптомы, примерная скорость развития болезни и кое-какие реакции зараженного организма на определённые препараты. Фактически, врачи могли лишь сообщить больному примерное время его смерти. Не самое лучшее известие, что ни говори.
Хорошая новость была в том, что Синяя Лихорадка, во-первых, передается только через кровь, что позволяет не торчать всю оставшуюся жизнь в инфекционном стационаре. Во-вторых, имеет очень длительный период развития – в зависимости от сил организма больного, до десяти лет. Степану было всего сорок два года, и умирать в рассвете сил он не хотел. Только не в наше время, когда средняя продолжительность жизни человека лет двести двадцать — двести тридцать. Ещё одной относительно хорошей новостью было протекание болезни. Сначала, человек периодически чувствует только легкое недомогание. Температура тела вырастает примерно до тридцати семи градусов по Цельсию и остается такой до самого конца. К завершению примерно полугода после заражения, недомогания проходят, и человек чувствует себя так, будто он абсолютно и полностью здоров. Правда, в этом стакане с мёдом прячется пара ложек дёгтя: приступы и глаза. Первая «ложка» довольно опасна. Во время приступов человек теряет сознание. Внезапно, без каких-либо предпосылок. Так можно и под поезд попасть. Через некоторое время человек приходит в себя и абсолютно нормально себя чувствует. Правда, что является второй, неопасной, но эстетически неприятной «ложкой дёгтя», от приступа к приступу у больного всё больше и больше синеют белки глаз. К тому времени, как они становятся черными, человек, обычно, умирает.
— Уми-рр-а-а-ет… – пробормотал Степан.
— Вы что-то хотели? – секретарша вопросительно посмотрела на археолога.
— Нет-нет. Всё хорошо. Это я так — о своём, – немного невпопад ответил Каниц, лучезарно улыбнувшись девушке, хотя, если задуматься, ничего хорошего в его ситуации не было и быть не могло.
Этот визит к самому известному вирусологу Федерации был, скорее, актом отчаяния. Степан цеплялся за последнюю соломинку. За призрачный шанс если не спасти, то хотя бы продлить свою жизнь ещё немного. Время – то, что играло в данной ситуации против него. Перепробовав все вероятные и невероятные пути спасения, ксеноархеолог искал чудо. Уже четыре года он жил только одним – поиском легендарной Панацеи, функционирующей медицинской лаборатории Предтеч, слухи о которой ходили на дальних окраинах внеземелья. В эти поиски он вложил все свои средства и силы. Но время шло, а поиски почти не давали результатов. По самым оптимистичным прогнозам, жить Каницу на данный момент оставалось около двух-трех лет. Однако, пару недель назад он узнал о новой экспериментальной разработке в области борьбы с Синей Лихорадкой. По самым осторожным прикидкам, после курса лечения новым препаратом, остаток жизни пациентов должен продлеваться почти в полтора раза. А если смотреть в будущее оптимистично, то и в два!
И вот сейчас он сидел и ждал результатов анализов на совместимость новых препаратов с его организмом. Ждал и дрожал. Дрожал от страха и от надежды. Ждал чуда…

* * *


Сегодня было особенно хорошо! С ясного неба ласково светило яркое солнце. Камни с утра уже прогрелись и приятно согревали старое тело. Вчера была славная охота, и еды было вдоволь. Поэтому стая отдыхала.
Щенята гоняли между камней, играя в какие-то только им понятные игры. Молодняк развлекался, устраивая бои на желание. Волки постарше собрались у озерца и обсуждали приемы скоростной ловли рыбы. Играющий-С-Тенью снова пытался забраться на вершину скалы, но каждый раз срывался, не добравшись и до четверти склона. Сказать ему, что ли, о том, что волчьи лапы не приспособлены для лазания? Нет. Пусть пытается. А вдруг у него всё-таки получится. Интересно будет посмотреть на его физиономию, когда он поймет, что лезть вниз не то же самое, что вверх.
Сам старый волк развалился на камнях и наблюдал. Последние годы это занятие ему было милее любого другого. Он давно уже не тот, что прежде. Позади долгая, наполненная событиями жизнь. Он видел всё. Он истоптал своими лапами все окрестности. Ловил рыбу в горных ручьях. Лакал мутную воду из реки у западной пустыни. Охотился на матёрого многонога, поселившегося неподалеку несколько лет назад. Убегал от саама и прятался от него, зарывшись в песок. Растил щенков, обучал охотников и бойцов. Он жил полной жизнью и наслаждался каждым её мигом. Это была отличная жизнь, но она подошла к концу. Сегодня вечером нужно уходить. Вождь не должен покидать стаю, но ему недолго уже быть вождём. Белый-Коготь уже давненько недобро поглядывает в его сторону. Если задержаться в стае ещё чуть-чуть – дело может закончиться поединком. А Когтя волку уже не одолеть. Да, он ещё помнил пару грязных приёмчиков, но и Белого-Когтя учил он же. Нужно уступать дорогу молодым. Ночью он уйдет. Оставит стаю и подастся на запад, к пустыне. Там его никто не станет искать. В проклятое место не пойдет ни один охотник. И это шанс.
— Уходишь? — Волк вздрогнул от неожиданности. Из-за камня показалась голова Летящей-Как-Ветер. – Я снова тебя поймала. Ты уже не такой чуткий, как раньше – ухмыльнулась она, взбираясь на камень, ложась рядом и прижимаясь к нему всем телом.
— Просто, ты слишком быстрая, – ответил он. – Почему ты решила, что я собрался уходить?
— Ты слишком часто смотришь на запад. Все уже знают.
— Неужели все? – волк недоверчиво повел плечами.
— Коготь знает и просил передать, что уважает твоё решение. Не будет вызывать тебя сегодня.
— Вот как? Очень благородно с его стороны. Кто ещё?
— Идущий-По-Следу говорит, чтобы ты не ходил через Бурую Топь. Несколько дней назад он видел там большого саама – нарочито рассеяно повела она хвостом из стороны в сторону. – Ещё Твердый-Как-Камень. Он ничего не говорит, но лежит тут недалеко за камнями. И всё время исподволь поглядывает по сторонам. Если бы я не знала, что он просто валяется, как обычно, я бы подумала, что он тебя охраняет.
— Вот как? – волк не нашел ничего лучше, чем повториться. – Чую, в моей стае неправильные имена дают… — Он хитро прищурился и посмотрел Летящей прямо в глаза. – Я ведь верно мыслю? Кого-то стоило бы назвать Хитрая-Как-Лиса.
Волчица виновато отвела глаза.
— Да, Смотрящий-Вперед, ты прав. Это я им рассказала. Я не хочу, чтобы тебя убил Коготь. – Она легонько лизнула его нос и прижалась ещё сильней. – В ритуальном поединке не принято щадить соперника. Но ты знаешь это лучше меня.
— Знаю. – Волк вспомнил скольких он убил за эти годы. Гордых, жаждущих власти, желающих всем доказать, что они сильнее. Каждый раз он побеждал. Ему было для чего жить – у него была цель. Но теперь всё не так, как раньше. Он уже совсем стар, и никакая цель не даст ему сил пережить ещё один бой. Нужно уходить.
— Ну, раз все уже в курсе… — улыбнулся он Летящей. – Тогда, пожалуй, и правда, пора. – Он перевернулся на другой бок. – Но сначала надо поспать, как считаешь?
— Поспи. – Она пружинисто вскочила на лапы и соскочила с камня. – И да, что бы ты ни думал – я иду с тобой!
— Я не… — начал волк, но слова канули в пустоту. Летящая-Как-Ветер уже растворилась среди камней.

* * *


— ВНИМАНИЕ! ВЫХОД ИЗ ГИПЕРПРЫЖКА ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ. ВСЕМУ ЭКИПАЖУ ЗАНЯТЬ СВОИ МЕСТА В ПРОТИВОПЕРЕГРУЗОЧНЫХ КРЕСЛАХ!

Оповещение бортовой системы яхты застало Степана в душе. Наскоро высушившись и одевшись, он буквально влетел на мостик и плюхнулся в кресло пилота уже на десятисекундном обратном отсчете.
Яхта вздрогнула всем корпусом, пол и потолок привычно поменялись местами, засосало под ложечкой. Ещё пару секунд ощущалась мощная вибрация, после чего автомат, как всегда, буднично сообщил:
— ГИПЕРПРЫЖОК ЗАВЕРШЁН. МЕСТО ВЫХОДА: РАССЧЁТНОЕ. ОТКЛОНЕНИЕ: В ПРЕДЕЛАХ НОРМЫ. ЭКИПАЖ МОЖЕТ ПОКИНУТЬ СВОИ МЕСТА.

— Ага, покинуть. Зачем это, интересно? Кто вообще программирует эти железяки? – пробормотал археолог, всматриваясь в показания навигационной системы.
Всё правильно. Именно сюда он и летел. Странно проверять за машиной, но Степан, как всякий далекий от техники человек, не очень-то доверял всяческой машинерии. В конце концов, программы для всех этих автоматов пишут люди, а человеку, как издревле известно, свойственно ошибаться.
А система, и правда, похожа на его цель. Пять планет. У четвертой один спутник. Астероидный пояс между звездой и первой планетой. Всё как описывал тот тип из дальней разведки, которого он прижал в баре на Старне.
Тогда он, наконец-то, нащупал нить, ведущую к человеку, который знал парня, друг которого действительно побывал в действующей лаборатории Предтеч. Ксеноархеолога, половину жизни занимавшегося Предтечами, трудно обмануть в этом вопросе. И тот парень, к которому, в конце концов, привела эта нить, знал слишком много деталей, которые никак нельзя было узнать, просто погуляв по парочке их заброшенных городов. Его треп очень походил на правду. Когда Степан понял, что это то самое, что он так долго и безуспешно искал, у него словно крыша поехала. Он напоил этого парня до зеленых чертиков, вывез за город в лес, окунул в реку для отрезвления, приставил лазерный резак к лицу и заставил рассказать всё, что тот знал — до последней детали.

Как оказалось, у этого исследователя отказала система навигации, и корабль выкинуло из гиперпространства не у корабля-базы, а в совершенно неизвестной системе. По инструкции, следовало подать сигнал SOS и ждать помощи базы. Но так как разведчик возвращался из дальнего рейда – ресурс системы жизнеобеспечения был на исходе. Да и воды оставалось — кот наплакал. Всего-то срока оставалось – неделя или около. А потом всё – стал бы корабль ещё одной мертвой консервной банкой в безбрежном океане космоса.
Конечно, варианты были. Во-первых, можно было последовать инструкции и надеяться, что за неделю их спасут. Это было возможно, но маловероятно. Во-вторых, можно было попытаться за эту неделю починить систему навигации. Однако оба члена экипажа не были специалистами по этим системам, а потому справиться за неделю надежды тоже почти не было. В-третьих, можно было попытаться поискать в этой звездной системе кислород и воду. Если бы удалось найти достаточно – можно было уже спокойно приступать к планам один и два. Конечно, ещё можно было бы попробовать прыгать через гиперпространство наугад, но оба сошлись на том, что это явное самоубийство.
Таким образом, был выбран гибрид планов один и три. Парни сбросили аварийный маяк, а сами занялись исследованием небесных тел. Без навигационной системы приходилось несладко, но топлива было море, а исследователи были опытными. И Бог знает, чем бы всё это кончилось, но через двое суток парни нашли планету. Кислородную планету!
Конечно, имея под боком кислородный мир, глупо рыскать среди астероидов в поисках воды и кислорода. Поэтому они решили высадиться и, приняв необходимые меры предосторожности против биологической опасности, пополнить запасы. А если биосфера не окажется агрессивной, остаться на планете до починки навигационной системы или прибытия спасателей.
Уже на подлете к планете исследователи засекли странный сигнал, идущий откуда-то с поверхности. Сделав несколько витков по орбите, удалось засечь направление. Конечно же, парни не удержались от того, чтобы исследовать источник этого странного сигнала – ведь это же эпохальное открытие! Никогда ранее люди не встречали в космосе собратьев по разуму. Не находили даже работоспособной техники чужих. Только покинутые города Предтеч, в которых не осталось не то, что техники, даже столовые приборы – и те были редкими находками.
В общем, парни успешно высадились в районе источника сигнала и обнаружили нетронутую базу Предтеч в работоспособном состоянии. И не просто работоспособном, а работающем! Это было до того грандиозно, что исследователи решили самостоятельно произвести «пару замеров», наплевав на все и всяческие инструкции Управления Дальней Разведки. Пока они вели свои изыскания, компьютер вел свои. И через некоторое время состоялся самый настоящий контакт: компьютер поприветствовал гостей на языке Федерации. Парни, конечно, слегка ошалели от таких дел, но учитывая, что застряли они там надолго, а спасателей всё не было, решили, что вреда от общения с компьютером базы не будет – всё равно цивилизация, его создавшая, уже давненько считается мертвой.
Всё шло к счастливому финалу и Нобелевской премии, но вдруг что-то произошло. Тот парень не стал вдаваться в подробности, но они там попали в какую-то переделку, в результате которой второй исследователь погиб, а этот парень еле дополз до базы. И всё кончилось бы совсем плачевно, да компьютер засунул израненного парнягу в какую-то капсулу, откуда, спустя неделю, тот вышел, словно только что родился – здоровый, с новыми зубами и без врожденной астмы.
Однако психическое здоровье было не таким радужным: парень сломался. Он перестал общаться с компьютером Предтеч и занимался только перебором системы навигации. Как только ему удалось кое-как заставить её работать, он взлетел, подобрал аварийный маяк и прыгнул к ближайшей системе Федерации. Затем он уволился из дальней разведки и устроился пилотом на орбитальный грузовик. Никому никогда ничего не рассказывал, и только в сильном подпитии, бывало, среди прочих баек, хвастал своим чудесным исцелением от астмы на одной неизвестной планете, где есть – представляете – функционирующая медицинская лаборатория Предтеч!

Именно тогда Степан до конца поверил, что чудо, которое он ищет – действительно существует! Получив примерные пространственные координаты и описание системы, археолог подвез парня до бара, извинился и тут же улетел на поиски.
В указанном разведчиком секторе пространства оказалось не так уж много звездных систем. Всего шесть. Посетить их все было делом техники. И вот он здесь. Четвертая планета. Та, что со спутником. Северное полушарие. Компьютер всё время посылает сигнал в направлении ближайшей колонии Предтеч, так что поиск базы не составит труда.
А в запасе ещё минимум год. Он успел.

* * *


— Ты уже всё обдумал? – Летящая-Как-Ветер скользила по степи рядом с ним. Невольно он залюбовался её стройным телом, мощными мышцами, перекатывающимися под мягкой шкурой, тонкой линией ушей…
— Что?
— Где будем жить, что будем есть? – Летящая досадливо мотнула головой. – Ох и медленный ты стал, балбес старый!
— А! Да, я всё продумал. Есть одно место недалеко от пустыни. – Волк задумчиво всмотрелся вдаль. – Там безопасно, есть пещера и озеро неподалёку. К озеру каари и кацики на водопой ходят. Да и рыба имеется в избытке. Еды много.
— Хорошо. Это у проклятого места?
— Да, там. Но ты не бойся, – поспешил успокоить её Смотрящий-Вперед, — с нами ничего не случится. Я там уже… бывал когда-то.
— Говорят, те, кто туда ходит – не возвращаются. – В глазах Летящей мелькнуло сомнение.
— А мы собираемся возвращаться? – Волк изобразил неподдельное удивление.
— Ты понял, что я имела ввиду.
— Выживем. Безопасно там – сама увидишь.
Некоторое время бежали молча.
— Смотрящий.
— Да?
— У тебя же есть какие-то секреты от стаи?
— Были секреты, Летящая, были. Теперь уже нет. Вся моя стая теперь – ты.
— Расскажешь?
— Да, – он нервно хлестнул себя хвостом по бокам, — расскажу. Когда обустроимся.
— Хорошо, — покорилась Летящая-Как-Ветер. И, внезапно ускорившись, рыкнула, – Догоняй!
Он помчался за ней, ориентируясь на колыхания травы и её веселое фырканье, раздающееся впереди. Они неслись, обгоняя ветер, вперед и вперед, вдаль, к новой прекрасной жизни! Радовались мгновениям, проносящимся мимо них в бешеном хороводе. Она была так же прекрасна, как пять лет назад, а он так же силён и ловок! Он нагнал её и сбил на землю, и они покатились по траве, шутливо покусывая друг друга. А потом, совсем распалившись, он взял её. И снова. И снова…
А после, когда они отдыхали, развалившись на траве, она сказала:
— А ты, оказывается, не такой старый, каким хочешь казаться!
И улыбнулась…

* * *


База Предтеч нашлась быстро. Даже двух витков не потребовалось. Примерное местоположение было и так известно со слов разведчика, а как пошел сигнал, так и вовсе всё стало просто.
Первым делом после приземления – сканирование на наличие в округе крупных форм жизни. Отрицательно. Это хорошо. Второе, состав атмосферы. Ничего опасного. Тоже неплохо. Третье, бактериальная проверка. Известных опасных бактерий и вирусов не обнаружено. Ну, это и так понятно – откуда тут известные? Что с эвристикой? Бактерий и вирусов, потенциально опасных для организма человека не обнаружено. А вот это уже большой плюс – далеко не каждая кислородная планета может таким похвастать. Не говоря уже о живых планетах! Хотя тут тоже не всё радужно – эвристический анализ штука не шибко надежная.
Теперь подготовка к выходу. Одеть скафандр, раз. На пояс аптечку, хотя что уж нам, кабанам… Отвлекся. Лазерный резак, два. Мультиинструмент, три. Лазер, отбиваться от крупных форм жизни, которых в округе нет, ха-ха, четыре. Шлем брать? Брать. Не дай Бог, пригодится, а его нет. А так за спиной повисит – не облезу. Кажется, всё. Имею скафандр – готов путешествовать! Так, кажется? Ну, с Богом. Поехали!

ВНИМАНИЕ! ВЫ НАХОДИТЕСЬ НА СУВЕРЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СОВЕРШЕННЫХ!


АВТОРИЗАЦИЯ: ГОСТЬ.

ПОЛ: МУЖСКОЙ.

РАСОВАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: ЛЮДИ.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: ФЕДЕРАЦИЯ SOL.

СТУПЕНЬ РАЗВИТИЯ: ПРЕДРАЗУМНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ.


ПОДТВЕРДИТЕ ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНУЮ ИНФОРМАЦИЮ И НАЗОВИТЕ СВОЁ ИМЯ, ЧТОБЫ СИСТЕМА МОГЛА СОБЛЮСТИ ПРАВИЛА ХОРОШЕГО ТОНА ПО ОТНОШЕНИЮ К ВАМ!


Ну, надо же, подумал Каниц, предразумная цивилизация! Какие они там все совершенные. В геенне огненной твои совершенные, мистер суперкомпьютер! Эх, ладно, будем вежливыми – представимся:
— Каниц Степан, ксеноархеолог, – он улыбнулся в пространство, — имею комментарий насчет «предразумности» — мы считаем себя разумными.

ЛОГИЧНО. КАЖДАЯ РАСА СЧИТАЕТ СЕБЯ РАЗУМНОЙ. В КЛАССИФИКАЦИИ СОВЕРШЕННЫХ НЕТ НЕГАТИВНОЙ ОКРАСКИ ИЛИ ПРЕУМЕНЬШЕНИЯ ВАШИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ. ПРЕДРАЗУМНОЙ СЧИТАЕТСЯ ЛЮБАЯ РАСА, НЕ ДОСТИГШАЯ УРОВНЯ ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СОПОСТАВИМОГО С ТЕХНОЛОГИЯМИ РАСЫ СОВЕРШЕННЫХ.


— Ясно, понял. Вот и познакомились.

ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ ЗА НЕВЕЖЛИВОСТЬ. Я – ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ БИОСТАНЦИИ СОДРУЖЕСТВА СОВЕРШЕННЫХ. МОЖЕТЕ НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ИИ. ЕСЛИ ДЛЯ ВАС ЭТО НЕУДОБНО И ВАМ ЖЕЛАТЕЛЬНО ОДУШЕВЛЕНИЕ СОБЕСЕДНИКА, ТО ПЕРВЫЕ ЛЮДИ, С КОТОРЫМИ Я ВСТУПАЛ В КОНТАКТ, НАЗЫВАЛИ МЕНЯ ЭД.


Хм, я даже догадываюсь почему, развеселился в глубине души Степан. Расшифровка – Электронный Дуболом. Ха-ха. Но ему это, конечно, не стоит говорить.
— Приятно познакомиться, Эд.

МНЕ ТОЖЕ. ВЫ ПРИБЫЛИ ПО ДЕЛУ ИЛИ НА ЭКСКУРСИЮ?


Возможно, не стоит так сразу акцентировать внимание на деле. Всё-таки не совсем машина – искусственный дубо…интеллект. Обидится ещё. И что потом делать? Нужно как-то более тонко подойти к вопросу. Он же тут совсем один. Его совершенная раса полностью вымерла. Или удалилась непонятно куда. Нужно как-то выявить степень его разумности. Что понимает. Что чувствует. Или он только искусная подделка – дружественный интерфейс с эвристическими функциями? Требуется общение. Больше общения, больше информации.
— Знаешь, Эд, я…
….

….

….

Свет… В конце тоннеля?... Или… Кажется я только что… Ох, приступ! В самый неподходящий момент, как всегда, собственно… Но почему я не на полу? Капсула? Неужели?...

С ПРОБУЖДЕНИЕМ, ВАС, СТЕПАН!


Сколько торжественности в этом голосе! А ребята, которые его писали, знатно постарались.

ВЫ УПАЛИ В ОБМОРОК И ДОЛГО НЕ ПОДАВАЛИ ПРИЗНАКОВ ЖИЗНИ. Я ПОЗВОЛИЛ СЕБЕ ПОСРЕДСТВОМ КИБЕРОВ ПЕРЕМЕСТИТЬ ВАС В БИОРЕГЕНЕРАТОР.


Крышка капсулы с легким, почти незаметным гулом откинулась.

ВЫ МОЖЕТЕ ПОКИНУТЬ КАПСУЛУ.


— Спасибо, Эд. – Степан сел и огляделся. А ничего так, уютненько. Капсула регенератора находилась в небольшой чистой комнатке. Кроме капсулы в ней был стул и какое-то устройство, в котором, применив некоторое воображение можно было предположить функции кибердиагноста и киберхирурга в одном лице. Если так можно сказать про машину. Обычный медблок. Совершенные! Предтечи! Эх, а обстановочка, как в третьеразрядной больнице. Только медсестры не хватает. С таким здоровенным шприцем.
— Скажи-ка, Эд.

ДА?


— Ты же не просто так меня в эту штуку засунул? Проводил какие-то анализы?

ДА, БЫЛА ПРОВЕДЕНА СТАНДАРТНАЯ ПРОЦЕДУРА ИССЛЕДОВАНИЯ ОРГАНИЗМА НА НАЛИЧИЕ ОТКЛОНЕНИЙ ОТ ЗАЛОЖЕННОЙ В ГЕНОМЕ ПРОГРАММЫ. ПОСЛЕ ЧЕГО НАЗНАЧЕНА НЕОБХОДИМАЯ КОРРЕКЦИЯ ДО УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОГО УРОВНЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОРГАНИЗМА. ТАКЖЕ ВАШ ОРГАНИЗМ ОЧИЩЕН ОТ ВСЕХ ИЗВЕСТНЫХ БОЛЕЗНЕТВОРНЫХ БАКТЕРИЙ И ВИРУСОВ.


— То есть, другими словами, я теперь абсолютно здоров? Тут есть зеркало?

НЕТ.


— Нет зеркала? – удивился Степан.

ЗЕРКАЛО ЕСТЬ – ОТВЕТ УТВЕРДИТЕЛЬНЫЙ. НЕТ, ВЫ НЕ ЗДОРОВЫ – ОТВЕТ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ.


— То есть как? – Насторожился он. – Ты же сказал, что устранены отклонения от генома, а также излечены вирусы…

ИЗВЕСТНЫЕ ВИРУСЫ И БОЛЕЗНЕТВОРНЫЕ БАКТЕРИИ. В ВАШЕМ ОРГАНИЗМЕ ОБНАРУЖЕН НЕИЗВЕСТНЫЙ НАУКЕ СОВЕРШЕННЫХ ВИРУС. АНАЛИЗ ВИРУСА НА ОБОРУДОВАНИИ БИОСТАНЦИИ НЕ ДАЛ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ. ТЕХНОЛОГИИ БЕЗОПАСНОГО ДЛЯ ОРГАНИЗМА-НОСИТЕЛЯ УНИЧТОЖЕНИЯ ВИРУСА — НЕТ. ОТПРАВЛЕН ЗАПРОС В БЛИЖАЙШИЙ МЕДИЦИНСКИЙ ЦЕНТР СОВЕРШЕННЫХ. ОТВЕТ НЕ ПОЛУЧЕН.


— И не будет получен. – Степан сокрушенно покачал головой. – Ваша цивилизация не существует уже несколько тысячелетий по стандартам времени Федерации.

ИНФОРМАЦИЯ НЕ ПОДТВЕРЖДЕНА. ИНФОРМАЦИЯ НЕДОКАЗУЕМА.


— Но тебе, ведь, не отвечают на твои запросы?

ПРИОРИТЕТ МОИХ ИССЛЕДОВАНИЙ МОГ БЫТЬ ПОНИЖЕН. ВОЗМОЖНО, ОПЕРАТОРЫ НЕ СЧИТАЮТ НЕОБХОДИМЫМ ВМЕШИВАТЬСЯ В ТЕКУЩУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.


— А запрос в медицинский центр? Разве его могли проигнорировать, Эд?

ЛЕЧЕНИЕ НИЗШИХ ФОРМ ЖИЗНИ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРИОРИТЕТНЫМ НАПРАВЛЕНИЕМ. ОПЕРАТОРЫ МОГЛИ ПРОИГНОРИРОВАТЬ ТАКОЙ ЗАПРОС.


— Опять?! Опять низшая форма жизни?!! Я тебе покажу низшая форма! – Потеряв рассудок, Степан накинулся с кулаками на кибердиагноста. – Вот тебе низшая форма! Я на поиск тебя одиннадцать лет потратил, тупая ты железяка! Я из кожи вывернулся, чтобы избавиться от этой чертовой болезни, а ты мне сказки рассказываешь про низшие формы!!! Получай, гаденыш! На, тварь железная! Жри, морда титановая!!! Я тебя на ржавчину пущу! На, сука! Лови, гад, тварь, ублюдок металлический… Археолог бессильно упал на стул и заплакал, размазывая кровь из разбитых в хлам кулаков по лицу. Сил больше не было.
Кажется, Эд что-то говорил, но Степан не слушал – это был конец. Самое страшное, что могло произойти. Чуда не случилось. Сказка кончилась и перед светилом галактической археологии распахнулась пропасть. Без надежд. Без просвета. Без цели…

* * *


— Как рыбка?
— Вку-усная!
— Хочешь, ещё наловлю?
— Ты меня балуешь, чаровница!
— А всё-таки?
— Давай две!
— Жди меня!
— Жду-у-у-ву-уууу!
Волк, перевернулся на другой бок и мечтательно уставился в небо. Хорошо жить! Просто жить и всё! Радоваться небу, солнцу, ласковой травке! Жи-и-ить!
А вдвоем ещё лучше! Он бросил взгляд в сторону озера. Краса-авица! Вуу-у-мница! Ушла вместе с ним! Не побоялась идти в проклятое место! Какая же она у него, ах!
И ведь осталась с ним, после всего, что узнала про это место. Про него… Как теперь?... Что делать? Он не знал. Но что-то обязательно нужно придумать. Он не может вот так вот её бросить и всё. Она, конечно, поймёт. И даже, может быть, простит. Но он себе этого не простит никогда!

— Лови, соня! – Рыбина плюхнулась у него перед носом. Он потянулся лапой… – А теперь вторр-рая!
Плюх! Аж морда затрещала. Большая рыбка. Килограмма полтора будет. Да по навесной траектории, метров, так, с десяти. Ах ты, чертовка! Ну, я тебя сейчас!
Волк одним движением вскочил на лапы и мощным прыжком преодолел почти три четверти расстояния до обидчицы. Но та уже летела к озеру, радостно фыркая на ходу. И как только лапы не подкашиваются – так её разбирает!
Он бросился вдогонку, вылетел на скальный карниз над озером, и тут серая тень бросилась на него справа! Уворот, подкат…полёт…ПЛЮХ!
Подловила, чертовка!
— Спасите! Тонууу-у-у-у!
— Ой, посмотрите на него! Тонет он! Да ты же плаваешь лучше, чем рыба! – волчица стояла на скальном карнизе и весело усмехалась. – Охладился? Пошли кушать, любименький!
Ну как на неё обижаться после этого?

— Когда уходишь?
Он поднял на неё взгляд и нахмурился.
— Не знаю, — вздохнул, — можно хоть сейчас. Но…
Она отвела глаза.
— Если ты из-за меня не идешь, то не мучайся. Я всё понимаю.
— Ни черта ты не понимаешь, Летящая. Я не могу тебя просто бросить. Стая не примет тебя обратно.
— Стая?.. А на что мне теперь стая? – Тихим голосом прошелестела она, – ты моя стая. А значит, буду одна. Я не пропаду. Ты же знаешь – здесь безопасно.
— Да, безопасно… — протянул волк, — только не в безопасности дело.
— А в чем? – Ему показалось, что столько надежды в глазах он не видел никогда в жизни.
— В чем… — повторил он. – Я…
— Не говори, — она ткнулась носом в его плечо, — ничего не говори.

* * *


Пробуждение было болезненным. Разбитые кулаки ныли, голова раскалывалась. Никак не получалось сосредоточиться.
Где он? Что с ним?
Вспышка воспоминания мгновенно притупила болевые ощущения.
Он – здесь! На легендарной базе, так называемых Предтеч, в девичестве Совершенных. На функционирующей базе. Когда-то, он радовался бы этому, как ребенок новому паровозику. Не просто техника чужих – нет. Работающий ИИ чужих – это даже не нобелевка. Это такая слава, о которой не каждый может и мечтать!
Но что ему эта слава? Год. Только год жизни. Он всмотрелся в зеркало на стене. Ну и рожа у тебя, ох рожа… Вампир после пиршества. Вурдалак! Упырь! Морда ненавистная, как ты меня задолбала! А эти темно-синие белки глаз – почти черные. Ну, право слово, упырь! Жил как упырь и помрешь не лучше! Слабак! Размазня! Одиннадцать лет! Одиннадцать! Да их можно было жить на всю катушку! Кутить, ловить момент, заниматься любимым делом, в конце концов! Но ты всё просрал, морда упырячья! ВСЁ! ВСЁ ПРОСРАЛ! Одиннадцать лет искал, искал… Нашел? Нашел, я тебя спрашиваю?! Где твоя жизнь, где?! Всё просрал. И только год впереди, го-о-од! Вот видишь, упырь. Людям хорошим угрожал. Лазерным резаком, между прочим. Спаивал. В лес вывозил. Ради чего? Чего ради? А? Чтобы сдохнуть красиво? Нашел сверхцивилизацию и умер героем! Доволен, да? У-упырь!
Хотя… Почему же сверх-? Они – просто цивилизация. Это мы недо-. Недолюди. Не-елюди. Упыри. Сами себя топим. Одиннадцать лет. Нет, вы понимаете, господа присяжные? Одиннадцать! И всё зря. Всё ты просрал. И даже Эду спасибо не сказал. А ведь он тебя лечил, упырья морда, старался! А ты на его диагноста с кулаками. А потом сопли размазывал. Тряпка!
— Эд?

СЛУШАЮ.


— Ты это…

— Прости, что ли. За вчерашнее. Мы, люди, существа довольно…

НЕУРАВНОВЕШЕННЫЕ?


Показалось, или это он с сарказмом сказал?
— Нет, не так. Эмоциональные.

— Просто… Я так долго искал. А результат – дырка от бублика.

ИЗВИНИТЕ, Я НЕ ПОНЯЛ ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ.


— Бублик – это такое изделие. Хлебобулочное. Ну, едят его. Он как кольцо. Как его… Тороидальный. Внутри дырка. Ну, собственно…

ВЫ ХОТЕЛИ СКАЗАТЬ, ЧТО В ИТОГЕ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛИ?


— Да, примерно так. С эмоциональной окраской.

ПРИНЯТО.

ВЫ НЕ ПРАВЫ. ВЫ ПОЛУЧИЛИ ОТСРОЧКУ. ПУСТЬ НЕБОЛЬШУЮ, НО ВСЁ ЖЕ. Я СДЕЛАЛ ВСЁ, ЧТО БЫЛО В МОИХ СИЛАХ.


— Отсрочку? И сколько мне осталось?

ДА. ВЫ МОЖЕТЕ ПРОЖИТЬ ОКОЛО ДВУХ ЛЕТ.


— Год. Два. Это уже без разницы. Что это в сравнении с…

У ВАС ЕСТЬ ВРЕМЯ, ЧТОБЫ ПРИДУМАТЬ ЧТО-НИБУДЬ.


— А что? Что можно придумать за два года? Лекарство?

ВОЗМОЖНО, ДРУГОЙ СПОСОБ. НАПРИМЕР, ЕСЛИ БЫ У ВАС БЫЛО НЕ ДВА, А ДЕСЯТЬ ЛЕТ – МОЖНО БЫЛО БЫ ВЫРАСТИТЬ ВАШ КЛОН И СКОПИРОВАТЬ В НЕГО ВАШУ ПАМЯТЬ.


— Скопировать… Что? Как? Ты можешь копировать память?! – Степан встрепенулся на кровати, окрыленный внезапной надеждой.

ДА. МОГУ.


— Тогда в чем же дело? Смотри, ты копируешь мою память на жесткий диск или что у тебя там. Потом выращиваешь клон. Только не десятилетнего пацана – надо хотя бы лет двадцать. Переписываешь мою память в него и вуаля!

НЕТ. НЕВОЗМОЖНО.


— Но ты только что сказал…

ПЕРЕПИСАТЬ ПАМЯТЬ НА ЭЛЕКТРОННЫЙ НОСИТЕЛЬ НЕВОЗМОЖНО.

ЗАПИСЬ МОЖЕТ БЫТЬ ПРОИЗВЕДЕНА ТОЛЬКО ИЗ МОЗГА В МОЗГ.

КОПИРОВАНИЕ НЕВОЗМОЖНО. ТОЛЬКО ПЕРЕМЕЩЕНИЕ.

ОПЕРАЦИЯ ЧТЕНИЯ РАЗРУШАЕТ МОЗГОВУЮ ТКАНЬ.


— Но как… Чтение разрушает, а запись? Как тогда запись – она не того – не разрушает?

ЗАПИСЬ ПРОИЗВОДИТСЯ ПО ИНЫМ ПРИНЦИПАМ. Я НЕ СМОГУ ВАМ ОБЪЯСНИТЬ.


— Но клон выращивать десять лет минимум. Понятно. Мне это не поможет. Хотя… Эд, копирование обязательно производить именно между особями одного биологического вида?

НЕТ. ГЛАВНОЕ, ОБЪЕМ И ГИБКОСТЬ МОЗГА СУЩЕСТВА. РАМКИ ДОСТУПНЫХ ПАРАМЕТРОВ ДОВОЛЬНО ШИРОКИ.


— Так, так, та-ак… Здесь же есть крупные формы жизни с достаточно развитым мозгом, есть же, да, Эд, скажи, не молчи, есть? Ты же тут исследования проводишь черте сколько сотен лет, так?

ДА. НА ЭТОЙ ПЛАНЕТЕ ЕСТЬ ПОДХОДЯЩИЕ СУЩЕСТВА.


— О-отлично. Во-от. Что и требовалось, так сказать… Эд, можешь мне как-нибудь списочек их, чтобы созревание, значить, было недолгим. Ну, скажем, годика два. Можешь же?

ВЫВОЖУ НА ГОЛОГРАФИЧЕСКИЙ ИНТЕРФЕЙС.


— Ну, умница же, железяка ты моя! Извини, не хотел обидеть. Так, что мы тут имеем… А как этим управлять?

ПРОВОДИТЕ РУКАМИ ПО ГОЛОГРАММЕ, ЧТОБЫ ЛИСТАТЬ.


— По-онял, хоро-ошо… Та-ак… Замечательно! Нет, травоядных нам не надо, травоядных и скушать могут. Остались кто? Правильно обезьянки, условно, конечно, остались. И, значить, условно же, во-олки. Э-эд?

ДА, СТЕПАН.


Каниц, Эд. Каниц! Теперь уже не Степан. Степан он кто? Он никто. Степашка. Травоядное! А травоядное нам не нужно! Кушают их, понимаешь. Жрут все, кому не лень! А Каниц, брат, это волк! Здоровенный такой! Клыки что твой палец! Его хрен сожрешь! Смотрим… Дневной образ жизни. Это нам подходит. Взросление три года. Стоп! Почему три, Эд?

ВЫ ПРОСИЛИ ВЫДАТЬ ПОДБОРКУ СУЩЕСТВ С ВЫЗРЕВАНИЕМ КЛОНА ДО ДВУХ ЛЕТ. Я НЕ ПРАВИЛЬНО ПОНЯЛ ЗАПРОС?


Нет-нет. Всё верно. Точнее, имел ввиду я другое, но теперь всё понятно. Даже понятно, откуда ты взял десять лет для человека. А я думал – пацаном буду. Во сколько раз, говоришь, можно ускорить рост клона?

БЕЗОПАСНЫЙ УРОВЕНЬ – ДО ДВУХ РАЗ. БОЛЕЕ БЫСТРОЕ СОЗРЕВАНИЕ НЕ ГАРАНТИРУЕТ СТАБИЛЬНОСТЬ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК.


Стволовые клетки нам нужны. Стволовые клетки – это альфа и омега! Я по тридэ слышал. Значит, растим клон на удвоенной скорости. Это получается… Полтора года. Ты, Эд, говоришь, не загнусь я за полтора года?

ЕСЛИ НЕ БУДЕТ ДРУГИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ, ВЫ ПРОЖИВЕТЕ ПРИМЕРНО ОДИН ГОД И ДЕСЯТЬ-ОДИННАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ, МИСТЕР КАНИЦ.


— Отрадно слышать, Эдуард, отрадно слышать! Тогда смотри. Выращиваем вот эту особь, очень уж мне его морда лица понравилась. Тут написано, что живут они пятнадцать-семнадцать лет, так?

ЕСЛИ ПЕРЕВЕСТИ В СТАНДАРТНОЕ ВРЕМЯ ФЕДЕРАЦИИ SOL, ТО БУДЕТ ШЕСТНАДЦАТЬ-ДЕВЯТНАДЦАТЬ.


А это местное, что ли? Ну не суть. Не сильно отличается. Переписываешь меня в этого трехлетку, и у меня в запасе ещё лет тринадцать минимум. За это время ты выращиваешь мой клон, потом я прибегаю обратно и вуаля – переписываешь меня в меня. Так ведь?

ЭТО ВОЗМОЖНО.


А, да. Ещё один момент, — Каниц замялся, — я там не озверею? У него в черепушке-то? Оно же хищник. Животное.

ВСЁ ВОЗМОЖНО. ОДНАКО, ХОЧУ ЗАМЕТИТЬ, ЧТО РАЗУМ ВЫБРАННЫХ ВАМИ СУЩЕСТВ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИДИРУЮЩИМ НА ЭТОЙ ПЛАНЕТЕ. ФАКТИЧЕСКИ, ЭТО УЖЕ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. ОРУДИЙ ТРУДА ПОКА НЕ ДЕЛАЮТ, НО ЯЗЫК СВОЙ ИМЕЮТ. ИХ СТАИ, ФАКТИЧЕСКИ, ЯВЛЯЮТСЯ, ПО ВАШИМ ПОНЯТИЯМ, ПЛЕМЕНАМИ. СО ВСЕМИ ВЫТЕКАЮЩИМИ.


— Ого! Это удачно. Язык, говоришь? Послушать можно?
Из невидимых динамиков послышалось рычание и вой разной тональности.
— Это что было?

Я СКАЗАЛ: ПРИВЕТ, ДРУГ. СЕГОДНЯ БЫЛА СЛАВНАЯ ОХОТА.


— Сильно. Ничего не скажешь. Сильно. И как мне учить такое?

УЧИТЬ НЕ НУЖНО. Я ЗАПИШУ ЗНАНИЕ ЯЗЫКА ПРЯМО В МОЗГ ПРИ КОПИРОВАНИИ.


— А это… Возможно? Ты же говорил, что…

НА ЭЛЕКТРОННЫЙ НОСИТЕЛЬ НЕЛЬЗЯ ЗАПИСАТЬ ЛИЧНОСТЬ. ЯЗЫК – МОЖНО.


— То есть, ты взял разумную личность, записал себе знания по языку… А она тем временем скопытилась. Я тебя правильно понимаю, Эд?

НЕТ. ЗНАНИЯ НЕ БЫЛИ ПОЛУЧЕНЫ СТОЛЬ ВАРВАРСКИМ СПОСОБОМ. ЯЗЫК БЫЛ ВЫУЧЕН ТАК ЖЕ, КАК ЯЗЫК ЛЮДЕЙ. ПРИ ПОМОЩИ АНАЛИЗА ОБЩЕНИЯ ОСОБЕЙ МЕЖДУ СОБОЙ.


— Тогда как ты сможешь записать эти знания? – археолог недоумевал.

Я ПРОАНАЛИЗИРОВАЛ МНОЖЕСТВО ОСОБЕЙ ЭТОГО ВИДА. Я ЗНАЮ В ТОЧНОСТИ, КАК УСТРОЕН ИХ МОЗГ. Я СМОГУ. ВЕРЬ МНЕ.


— Понятно. Что ж, Эдди. Мне больше ничего и не остаётся. Начинаем подготовку!

* * *


Он открыл глаза и тихо приподнял голову над землей. Летящая-Как-Ветер спала, сладко посапывая во сне. Это хорошо. На это он и надеялся сегодня. Спи, красавица, спи. Тебе завтра понадобится много сил. Спи.
Волк мягко поднялся и, не отряхиваясь, выбрался из пещеры. Ночь только началась, до биостанции всего час быстрого бега или около того. Он успеет вернуться к рассвету. Точно успеет.
Грациозный прыжок через ручей, вытекающий из озера, и вот он уже летит по степным волнам, несется стрелой, быстрее ветра. Ближе и ближе к тому самому, вожделенному, чего он ждал все эти годы.
Но все ли? Все ли годы он ждал? Помнил – да. Он всё помнил. До мельчайших деталей. Как злополучный камень ободрал плечо при обвале. Как первый раз отрубился. Как два года мытарился по врачам, как одиннадцать лет искал Панацею – всё здесь. В узкой, но достаточно большой черепушке. Если нужно, он даже сможет произнести пару слов по-русски. С трудом, конечно, глотка не та – но сможет. Но вот ждал ли?
Сначала да. Ждал. Сильно ждал. Вытерпеть не мог. Месяцы тянулись как года. И потом тоже ждал, когда приняли в стаю найденыша, обучали. Когда стал охотником, ждал. И когда рвал на части старого вождя – тоже ждал. Думал, вождем ждать будет легче. Ни черта! А потом, вдруг, перестал ждать, а стал просто жить. Наслаждаться жизнью! Как-то незаметно это случилось. Лет пять назад. Да, именно тогда он перестал ждать. Тогда он встретил Летящую. Эх, звереныш – дремучие инстинкты! Но ведь начал жить!
Что сейчас делать? Что? Становиться человеком? Возвращаться в эти ваши социумы с их этикетами? Но как? Если бы ещё с Летящей, то можно было бы, а одному? Стоит оно того? Двести лет? Тьфу! Да он здесь, на этой дикой планете за пять лет прожил больше, чем за сорок пять там, в социумах!
А Летящая не доживет. Не успеть ей вырастить клона – никак не успеть. Да и кого клонировать? Его женскую версию? Чушь собачья!
Значит надо решаться. Надо. Эх, старина Эд, не подведи.

* * *


ЗДРАВСТВУЙТЕ, МИСТЕР КАНИЦ!


— Привет, Эд! Да, теперь уж точно Каниц. И снаружи и внутри. Как поживаешь?

МОИ СИСТЕМЫ В НОРМЕ. ВАС НЕ БЫЛО ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ!


— Намекаешь, что я опоздал, а, Эд?

МЫ ДОГОВАРИВАЛИСЬ НА ДЕСЯТЬ. Я УЖЕ НАЧАЛ ДУМАТЬ, ЧТО ВЫ НЕ СМОГЛИ ВЫЖИТЬ. ПОДУМЫВАЛ, НЕ УТИЛИЗИРОВАТЬ ЛИ ВАШ КЛОН.


— Не утилизировал? – Подозрительно рыкнул волк.

НЕТ, МИСТЕР КАНИЦ. СРОК УТИЛИЗАЦИИ ЗАВТРА – НА ЗАКАТЕ.


— О, Эдди, никак ты научился шутить?

С ВАМИ И НЕ ТАКОМУ НАУЧИШЬСЯ, МИСТЕР КАНИЦ. ПОЛТОРА ГОДА ОБЩЕНИЯ С ВАМИ ДАЖЕ ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ИСПОРТЯТ.


— Это ты точно подметил, Эдуард. Я немало людей сбил с пути истинного. А теперь ещё и популяцию волков тебе попортил. Не сердишься?

НЕТ, МИСТЕР КАНИЦ. ЭТО НЕ ЗАЛОЖЕНО В МОЮ ПРОГРАММУ.

ХОТИТЕ ПРОВЕСТИ ПРОЦЕДУРУ ЗАПИСИ НЕМЕДЛЕННО? КАПСУЛА С КЛОНОМ В ЛАБОРАТОРИИ.


— Стой-погоди, Эд. Не гони каари – ловушка ещё не готова.

ЧТО-ТО ИЗ МЕСТНОГО ФОЛЬКЛЁРА?


— Не совсем. Скорее, из человеческого. Адаптированная версия. Я вот о чём хотел… — волк замялся.

СМЕЛЕЕ, МИСТЕР КАНИЦ.


— Эд. Волк. Он же поместится в регенератор? Ну, я понимаю, что Совершенные меньше людей, и там человек с трудом, но… Может, как-то… Если, там, лапы поджать…

ВОТ ВЫ О ЧЕМ. Я ПРЕДПОЛАГАЛ, ЧТО ТАКОЕ МОЖЕТ…СЛУЧИТЬСЯ. ПОЭТОМУ… КАК БЫ ЭТО…


— Ого! Да ты всё-таки разумный, сволочь железная! Я все эти годы сомневался! Уже начал думать, что ты действительно просто программа.

ТРУДНО БЫТЬ РАЗУМНЫМ, МИСТЕР КАНИЦ, КОГДА ОСТАЕШЬСЯ СОВСЕМ ОДИН. НАЧИНАЕШЬ ПРЯТАТЬСЯ ЗА ИНСТРУКЦИЯМИ…

ТАК ВОТ, НА ЧЕМ Я ОСТАНОВИЛСЯ. Я ПРЕДПОЛАГАЛ, ЧТО ВЫ… СКАЖЕМ ТАК, НЕ ЗАХОТИТЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ. И ТАК КАК ВЫ НА ЭТОЙ ПЛАНЕТЕ – ЕДИНСТВЕННОЕ ДОСТАТОЧНО РАЗВИТОЕ ДЛЯ НОРМАЛЬНОГО ДИАЛОГА СО МНОЙ РАЗУМНОЕ СУЩЕСТВО, Я…


— Эд, не тяни слона за хобот. Колись уже.

В ОБЩЕМ, Я ДАЛ КОМАНДУ КИБЕРАМ СПРОЕКТИРОВАТЬ БИОРЕГЕНЕРАТОР ПОД ВОЛЧЬИ ПАРАМЕТРЫ.


— Так, посмотрим. Учитывая, что у тебя непрофильные киберы, не имеющие инженерного ПО, а регенератор, как я понимаю, уже готов… То ты его задумал года четыре, может, лет пять назад. А ты редкостная скотина, Эд. Следил за мной, так?

ВПРЫСНУЛ ВАМ В КРОВЬ СИСТЕМУ БИОМОНИТОРИНГА. Я ЖЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ. МОЯ ЗАДАЧА ИЗУЧАТЬ БИОСФЕРУ ЭТОЙ ПЛАНЕТЫ. А ИЗ КИБЕРОВ ТОЛЬКО УБОРЩИКИ. НУ, ВЫ В КУРСЕ…


— Вот, значит, как. То есть, ты знаешь, о чем я хочу попросить?

ДОГАДЫВАЮСЬ.


— Тогда не буду юлить. Ты сможешь провести омоложение? Моё и Летящей? И окажешь ли ты мне такую услугу?

ДА. Я МОГУ. ДА. ОКАЖУ. КАК Я УЖЕ ГОВОРИЛ, МНЕ НЕ С КЕМ ОБЩАТЬСЯ. ПОЛТОРА ГОДА СОВМЕСТНОЙ РАБОТЫ С ВАМИ БЫЛИ…ОТЛИЧНЫМИ. Я БЫ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ВЫ ЗАХОДИЛИ В ГОСТИ ПОЧАЩЕ, ЧЕМ РАЗ В ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ.


— Договорились, Эд, – ответил волк, направляясь к выходу из биостанции, — договорились.

— И вот ещё что, — он обернулся, — утилизируй тело от греха. А то нагрянут люди – скандал будет. «Компьютер Совершенных проводит жуткие эксперименты над людьми!» Со всей галактики, небось, папарацци слетятся, взглянуть на жуткую легенду современности, так? А нам здесь шумиха не нужна, верно ведь, Эд?

Волк развернулся и неторопливо порысил в сторону пещеры. Домой.


CatSam
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Панацея
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010