Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Месть

Месть


Пробуждение было резким, в нос бил едкий противный запах, и она вскочила, отталкивая руку тычущую ей в лицо вонючую тряпку.
— Проснулась, деточка. Это хорошо. – Произнесла, сидящая возле нее упитанная женщина, лет за пятьдесят, и улыбнулась щербатым ртом.
— Где я что случилось? – Она удивленно рассматривала незнакомку, вырядившуюся в какое-то жутко аляповатое платье, покрытое кучей разноцветных ленточек и веревочек.
Старуха в ответ лишь глупо улыбалась.
Верно, она спросила на своем родном языке, а не варварском наречии местных обитателей. Развеявшийся противный запах, разбудивший её, сам дал ответы, тупая боль в голове и горький привкус во рту однозначно говорили о том, что её отравили. Вернее их всех отравили.

Воспоминания буквально нахлынули на нее потоком, словно из разрушенной плотины. Её зовут Анна, или Анютка, так любил называть её посол, у которого она была помощницей. Её народ уже давно овладел знаниями путешествия между параллельными мирами. Они стали торговцами, связывающими разные миры. И это место где она сейчас находилась, было в одном из перспективных миров, в котором они собирались открыть своё представительство. Переговоры длились уже больше двух месяцев и подходили к взаимовыгодной развязке.
Они расслабились и поплатились за это. Падишах собрал их на приеме в честь подписания договора. На нем-то их и отравили. Она вспомнила как все почти одновременно стали корчиться от невыносимых мышечных болей. Анна и её соотечественники превратились в дергающихся манекенов, а падишах сидел, смотрел на них и улыбался.
Затем он подал знак и из темных углов зала вышли его гвардейцы, они подходили к беспомощным людям оттягивали за волосы головы и перерезали им горло длинными кривыми кинжалами в форме полумесяца.
Она с ужасом ждала, когда задерут её голову, но вместо этого сильный удар отправил её в беспамятство вплоть до этой минуты.
— За что? – Спросила она, с дрожью в голосе, женщину на уже понятном для незнакомки языке.
— А разве ты не поняла, девочка? – Удивилась старуха. – Тебе повезло, наш великий падишах, да святится имя его, возжелал тебя. Поэтому он избавился от всех неверных, что стояли бы между вами. Теперь ты должна покориться его воли и тогда он сделает тебя своей женой, возможно даже главной и любимой. Это великое счастье, девочка.
— Счастье? – Шокировано переспросила она. Счастье знать то, что из-за тебя погибли твои соплеменники, счастье знать, что какой-то наглый варвар, именующий себя падишахом, возжелал тебя. Счастьем?! И в ней вдруг вскипела такая злоба, что она уже знала, чем займется в самое ближайшее время – местью!
Конечно, местные, даже не представляют, какой силе они бросили вызов. Очень скоро их судьбой озаботятся дома и её найдут. Даже если она, как ей и сказали покориться воли местного царька, то рано или поздно будет спасена. Весь вопрос только когда? Через час? День? Неделю? Месяц?
Любой путешественник между мирами знает главное правило: оказавшись в чужом мире, затаись, веди себя так, чтобы против тебя не ополчились местные. Потому что ты никто в этом мире, у тебя нет друзей, твоя судьба тут никого не заботит и не интересует.
Поэтому никто не осудит её, если она смирится, ляжет под падишаха и будет благополучно спасена через несколько дней. Но её такой вариант не устроит, лучше умереть достойно, показав, что бывает с теми, кто бросает её соотечественникам вызов.
— Не расстраивайся, девочка, они были неверными. Ты была лишь помощницей вашего посла, а падишах даст тебе все сокровища этого мира! Подумай, девочка, – женщина вновь показала ей свою щербатую улыбку.
— Где я? – Уже все решив, Анна стала озираться по сторонам.
Они находились в небольшой комнате освещаемой несколькими чадящими свечами, никаких окон, лишь добротная деревянная дверь. А темные покрытые копотью стены украшала мозаика, изображавшая разные непристойные сцены совокупления.
— Это апартаменты наложниц падишаха. Ты будешь ждать тут вечера, тебя уже омыли, позже покормят, а потом пригласят в покои великого. Будешь вести себя хорошо и надолго тут не задержишься.
Омыли? Только сейчас Анна обратила внимание, что на ней надета не её одежда, а скорее наряд какой-то танцовщицы. Короткая юбка, небольшой топик оставляющий живот голым и много разных декоративных браслетов поясков и лент.
О да она могла заинтересовать местного падишаха. Анна знала, что красива, у нее было прекрасное атлетически сложенное тело, результат долгих занятий спортом и правильное красивое лицо. Признаться многие удивлялись, почему вместо жизни светской львицы на родине, она выбрала эту опасную работу. При её-то данных она легко могла подцепить себе богатого кавалера и стать украшением многочисленных балов. Но такая жизнь казалась девушке скучной, хотелось приключений и адреналина. Ну что же, она, похоже, получила свое самое опасное путешествие.

Анна положила руку на грудь, пытаясь нашарить свой амулет.
— Этот камушек ищешь? – Незнакомка хвастливо выдернула из своего дикого наряда её амулет с большим белым драгоценным камнем.
— Да. Отдай. – Повелительным тоном произнесла Анна.
— Ишь чего захотела, – женщина встала, – вот станешь женой падишаха, тогда и будешь приказывать. А пока отдыхай у тебя впереди страстная ночь любви.
И незнакомка, мерзко захихикав, повернулась к ней спиной, направляясь к двери.
Анна долго не раздумывала, схватив лежащий рядом с ней кожаный поясок, она молнией метнулась к женщине и, обвив его вокруг её шеи, стала закручивать концы.
Незнакомка захрипела и вцепилась в мешающий ей дышать пояс. Но все было тщетно, она попробовала как-то ударить душительницу, но та только туже затягивала свою импровизированную удавку.
Через несколько минут жертва Анны обвисла, покинув мир живых. Девушка осторожно опустила тело женщины и сорвала с её шеи свой медальон.
В этом мире не знали про неё самого главного. Да она была помощницей посла, но это была второстепенная для нее задача, на самом деле она являлась его персональным телохранителем. И с балов в свое время она сбежала не куда-нибудь, а в военную академию. Теперь этому падишаху предстояло познать не ночь любви, а гнев капитана специального корпуса легиона междумирья, Анны Корсаковой.
Девушка вынула из медальона камень и проглотила. Драгоценным камень был только с виду, на самом деле это был особый кристалл, растворяющийся в желудке и превращающийся в вещество увеличивающее силу и ускоряющее реакцию человека. Конечно, это не проходило бесследно, в ближайшие несколько часов нагрузка на сердце и остальные органы Анны станет просто колоссальной и по окончанию действия «камня» она будет буквально валиться с ног, но шансов выполнить задуманное обычными силами у нее не было.

Осторожно выглянув за дверь, она увидела длинный плохо освещаемый редкими факелами коридор. Судя по многочисленным боковым деревянным дверям по обе стороны, здесь находились такие же, как и её, комнаты наложниц. Один конец коридора перегораживала большая окованная медью дверь, другой конец был перекрыт лишь плотной разноцветной шторкой. Туда она и направилась.
За шторой была просторная комната с окнами, за которыми ярко светило полуденное солнце. Интерьер был не слишком богат небольшой стол с письменными принадлежностями, большое не очень хорошего качества зеркало и множество подушек из которых хозяйка, видимо, собирала себе некоторое подобие мягкой мебели. Очень необычно тут смотрелись два столба с веревками, между которыми можно было привязать человека, многочисленные следы оставленные плетьми на дереве и бурые пятна засохшей крови однозначно говорили об их предназначении. Здесь наказывали нерадивых наложниц.
Быстрый осмотр помещения дал Анне немногое, пару ножей, годных только для бытовых нужд и длинную крепкую бронзовую шпильку для волос. Ножи она решительно отложила в сторону, толку от них против человека было не много, а вот шпилька могла пригодиться.

Растворившийся в желудке камень уже начал действовать на нее, разгоняя по крови адреналин и другие, более сильнодействующие, вещества. Анна смело направилась к массивной двери на другом конце коридора.
За дверью оказались два охранника в легкой кожаной броне. Оба с удивлением и интересом разглядывали вышедшую из дверей девушку.
— Без управляющей девушкам запрещено покидать покои наложниц, – заявил один из стражей, положив для подкрепления своих слов руку на эфес торчащего из ножен меча.
— Простите, я, кажется, заблудилась, – тихо промямлила Анна, придав себе самый сконфуженный вид.
Охранники расслабились и заулыбались. Самый грозный убрал руку с эфеса и, сделал шаг к Анне.
— Сейчас мы вас проводим, – произнес страж, положив руку на её бедро, видимо намереваясь немного полапать симпатичную наложницу. Анна растерянно улыбнулась, и качнула бедрами, отвлекая внимание стража, затем резким молниеносным выпадом вогнала шпильку ему в глаз. Он умер мгновенно с глупой улыбочкой на устах, даже не успев понять что произошло.
Оттолкнув в сторону тело, Анна повернулась ко второму стражу и резко ударила его ребром ладони в открытый кадык. Мужчина захрипел и рухнул на пол. Девушка подошла к нему, села на колени, и вынула из ножен жертвы острый кривой кинжал, такой же, как и те которыми словно скот зарезали её соотечественников. Затем точным ударом между ребер вогнала кинжал бедолаге в сердце.

Теперь у нее было оружие, хотя можно ли так назвать два коротких палаша сомнительной центровки и недостаточной, на её взгляд, остроты. К счастью почти все во дворце были вооружены такими клинками и кинжалами. Если бы у нее была её сабля. Острая как бритва, из лучшей передельной стали, отлично сбалансированная с удобной гардой, а не простым крестообразным убожеством как у этого недоразумения уже не меча, но ещё и не полноценного палаша. Выбирать ей, к сожалению не приходилось.
Вооружившись сразу двумя палашами, Анна осторожно двинулась вперед. В этой части огромного дворца она никогда не была, и направление пришлось выбирать наудачу. К двери, у которой она разделалась с двумя стражами, сходились три коридора и её выбор пал на центральный, самый широкий и богато украшенный.

Первым, встреченным Анной, оказался какой-то чиновник поглощенный чтением свитка. Во дворце их было много, одевались они поголовно в бесформенные голубые туники и белые тюрбаны, украшенные павлиньими перьями. Так было заведено какими-то древними законами этого государства, что во дворце все придворные люди должны носить подобающую их статусу и титулу одежды.

Оторвав взгляд от свитка, чиновник удивленно воззрился на представшую его очам девушку, вооруженную двумя клинками. Анна не дала ему даже открыть рта. Быстро подскочив к замешкавшемуся мужчине, она мощным ударом снесла ему голову.
Возможно, её вывод о тупизне клинков был слегка поспешен, усмехнулась девушка. И тут же укорила себя за поспешность. Конечно, ей совершенно не нужно было, чтобы этот чинуша поднял крик, с другой стороны он мог сказать, куда ведет коридор и как добраться до покоев падишаха. А теперь она осталась в той же неизвестности.

Коридор вывел её к новой развилке, два узких каменных прохода уходили влево и право, а прямо перед ней начиналась широкая винтовая лестница уходящая вверх и вниз. И как назло ни одной живой души. Анна лишний раз укорила себя за поспешность. Месть местью, но кто же кидается вперед без простой разведки. Соваться в боковые коридоры смысла не было. Вряд ли наложниц водили по ним. Скорее всего, ей надо было на лестницу, только вверх или вниз?
Подойдя к лестнице, она прислушалась, откуда-то снизу раздавалась невнятная человеческая речь. Значит вниз, решила девушка, только на этот раз надо оставить хоть кого-то в живых.

Лестница привела её в большой зал, в котором гуляла дворцовая гвардия. Непонятно по какому поводу, но как говорится, вино лилось рекой. Некоторых из присутствующих Анна знала, пока их делегация находилась во дворце, они не раз пересекались с местным гарнизоном, по вопросам безопасности.
Спрятавшись в тени на лестнице, она внимательно осмотрела зал. Большинство пирующих были уже пьяны. Часть солдат громко кричала какую-то песню, часть поглощала еду со щедро сервированных столов, кто-то прямо тут же насиловал подвернувшуюся служанку. Зрелище откровенно варварское и тошнотворное. Но на большую удачу Анна не могла и надеяться, три десятка пьяных гвардейцев были куда более легкими противниками, чем тоже число трезвых. Жаль только пировали они в полном облачении – в кожаной броне и с оружием. Видимо, пьянка была внезапной.

Анна с трудом подавила первый порыв выскочить и начать крошить всех направо и налево. Куда как лучше было действовать пока скрытно. Несмотря на наличие окон в огромном зале хватало темных углов. Осторожно положив два неудобных палаша на пол, она взялась за кинжал и осторожно скользнула с лестницы в темный угол.
Троим гвардейцам, получилось довольно легко сломать шеи, они, сидели в отдалении от остальных. Ещё пятерых она незаметно зарезала кинжалом. Никто особо не обращал внимания на нескольких мирно уткнувшихся головой в стол товарищей.
На шестом вышла небольшая заминка, уже почти подобравшись к нему, она ели успела спрятать за спину кинжал, когда один из гвардейцев, неожиданно закричал, тыкая пальцем в её направлении.
— Гляди те ка, какая красотка к нам пожаловала!
Намеченная жертва, обернувшись к Анне, схватила её за руку и подтянула к себе.
— Не уж-то, падишах, решил послать нам в подарок одну из своих наложниц?
Гвардейцы громко заржали, а девушка отвернулась, сморщившись от ударившего ей в нос перегара с мешанного с запахом пота.
— Давай ещё сюда! – Закричал кто-то. – Сейчас мы проверим, правду ли говорят, что наложницы падишаха в постели способны свести с ума от наслаждения любого мужчину.
По залу снова покатился раскатистый смех внезапно оборвавшийся, когда Анна начала действовать.

Мало кто успел разглядеть, как её кинжал оказался в шее державшего девушку гвардейца. Прежде чем мертвое тело успело свалиться на пол, Анна выхватила из ножен мужчины палаш и широким взмахом новообретенного оружия отправила голову стоящего рядом солдата в свободный полет. Теперь с двумя клинками в руках она вернула себе боевую мощь и незамедлительно ей воспользовалась, бросившись к ближайшей группе гвардейцев.
Прежде чем пировавшие поняли что происходит, трое зарубленных рухнули на пол, остальные кинулись врассыпную. Один запнувшись за лавку, рухнул на пол, встать ему не позволила наступившая на шею нога девушки.
— Пожалуйста, пощади, – заверещал упавший гвардеец.
Анна лишь усмехнулась и воткнула в хребет лежащему палаш, прерывая мольбы.
Гвардейцы, наконец, осознали всю серьезность происходящего, и потоки нецензурной брани заглушил лязг вынимаемого оружия.
Стоящая над трупом девушка быстро оказалась в кольце, неожиданно протрезвевших, противников.
— Не знаю, кто ты такая, – громогласно заявил мужчина в форме капитана, – но если ты сейчас сдашься, обещаем не калечить твое красивое личико.
— Зато я знаю, кто ты такой, капитан Хасан, – ответила Анна, – и могу точно обещать, что если вы сдадитесь, то умрете быстро и безболезненно, в противном случае как получится.
Ответом ей было лишь яростное рычание, и капитан лично бросился на нее. В отличие от остальных гвардейцев он был вооружен саблей-шамшир и слыл отменным фехтовальщиком. Их клинки со звоном встретились, Анна отвела выпад и контратаковала, но Хасан смог уйти от атаки.
Окружившие сражающихся, завороженно смотрели на, казалось почти танцующие фигуры. Вот только в руках этих фигур были смертоносные клинки. Неожиданно один и клинков девушки обманул саблю и вонзился в бок мужчине. Тот вскрикнул и пошатнулся, теряя концентрацию. В туже секунду на него сверху обрушился палаш, рассекая броню капитана от плеча до живота. Хасан рухнул на колени и успел произнести: «Шайтан…», прежде чем второй клинок проткнул его грудь насквозь.

Окружившие её гвардейцы испустили вой отчаяния и ярости, а потом кинулись на нежданную обидчицу. Анна не собиралась полагаться на слепую удачу, оказавшись в окружении десятков клинков на что-то другое рассчитывать, было глупо. Поэтому она тоже пошла в атаку, стремительными выпадами поразив двух гвардейцев и пробив оцепление, успешно атаковала ещё двух противников.
Дальнейшее происходящее действо со стороны казалось форменным бардаком. Девушка бегала по залу, прыгала по столам, а за ней носилась все сокращающаяся в размере толпа озлобленных гвардейцев.
К тому моменту, когда в зал вошла дворцовая стража, наконец сообразившая, что звуки гулянки переросли в звуки сражения, им открылась ужасающая картина. Кругом валялись тела мертвых или умирающих гвардейцев, а оставшиеся шестеро живых с трудом оборонялись от наседающей на них девушки в одежде наложницы, вооруженной двумя клинками. Трудно было винить стражу в недоумении застывшую у входа.
— Не стойте идиоты! – Заорал один и з гвардейцев – Эта женщина настоящий шайтан в юбке!
Повторно попросить он уже не успел сраженный ловким выпадом Анны. Впрочем, повторно просить и не пришлось, очнувшиеся стражи бросились, вперед поднимая клинки.

Этот мир был нестандартным, хотя можно ли говорить о каких-то стандартах в целой череде параллельных миров, где разные исторические непредсказуемые события меняли ход человеческой истории. Но если в большинстве открытых её соотечественниками миров, так или иначе, доминирующей силой была западная цивилизация, то в этом история пошла по другому пути. Уставшие от бесконечных крестовых походов правители востока решили забыть старые распри и дать отпор неверным с запада. Великий джихад затянулся почти на двести лет, но оказался весьма успешен. Орды великого Халифата огнем и мечом превратили Европу в часть арабского мира. Но как это обычно случается, после больших завоеваний Халифат дрогнул от внутренних распрей, развалившись на множество империи и султанатов.
С одной из таких империи, они хотели заключить договор. Падишах Орхан был молодым и считался прогрессивным властителем. Его Империя, располагавшаяся на Балканском полуострове, имела важное стратегическое положение, а сила позволяла бросить вызов ближайшим соседям. Именно это и привлекло гостей из параллельного мира, амбиции всегда соседствовали с большими прибылями, а сомнений в том, что Орхан не откажется от покупки хорошего оружия, для будущих завоеваний, не было.
Это и сгубило её соплеменников, амбиции падишаха оказались слишком мелочны.

Хотя Анна и была более быстрой и умелой в обращении с оружием. Но, даже не смотря на чудесные свойства проглоченного ею камня, она почувствовала, что начинает уставать. И десяток свежих бойцов был совсем некстати.
К тому моменту, когда её клинок встретился с оружием стражника, гвардейцев осталось всего четверо. Подоспевшая стража быстро оттеснила девушку от них и прижала к одной из колонн зала.
Заколов двоих стражников, Анна не уследила, чуть не пропустив удар, чужой клинок, оцарапав её плечо, двинулся дальше и, зацепив ткань, сорвал с нее топик, обнажив грудь.
Эффект это имело просто потрясающий, мужчина даже если он в смертельном бою против обнаженной девушки, нет-нет да и бросит взгляд на женские прелести теряя сосредоточенность. Уже через несколько минут Анна, вымазанная чужой кровью, тяжело дыша, стояла над валяющимися телами поверженных стражников. А вот оставшиеся гвардейцы ушли, улизнув в коридор, из которого появилась стража.

Отдышавшись, девушка, внимательно осмотрелась, выделив нескольких раненых способных оказаться полезными и начала допрос, который в итоге не пережил никто из её жертв. Зато теперь она знала, что гулянку устроили в их честь, точнее в честь того что гвардейцы перебили всех неверных. Падишах был рад этому событию и видимо предвкушал встречу со своей новой наложницей, а посему ей не стоило разочаровывать Орхана и поспешить к нему. Тем более что теперь она точно знала куда идти.

Уже направившись к выходу, она вдруг заметила забившуюся под стол служанку. Девушка в порванной одежде, была в ужасе от происходящего.
— Подойди сюда, – приказала Анна.
Служанка нехотя выбралась из под стола и, дрожа всем телом, подошла.
— Как тебя зовут?
— Зульфия, гос-спажа, – заплетающимся языком ответила девушка.
— Не бойся Зульфия, — Анна подошла и приобняла служанку, – я знаю глупо просить извинения, но все равно, извини.
Она занесла руку назад и быстрым уверенным движением вонзила клинок в сердце девушки. Это было гадко, для её совести, но именно поэтому она и спросила у служанки имя, чтобы оставить в своей душе хоть какой-то шрам. Потому что иначе местные воспринимались ей как животные, злые опасные животные, убивать которых было не жалко, а даже приятно. Отпусти она Зульфию, это как если бы она пощадила котенка, оказавшегося среди стаи тигров. А так у нее в будущем останется хоть какой-то повод ненавидеть свое отражение в зеркале. Потому что меньше всего на свете Анна хотела превратиться в тупой бездушный механизм убивающий людей без какого либо сожаления, но именно здесь и сейчас она в такой механизм превращалась.

— Но все хватит душевных терзаний! – Сказала она сама себе выходя из внезапного оцепенения. Отодвинув от себя мертвую девушку с которой вот уже почти минуту она стояла в обнимку. Анна вытащила из груди служанки саблю, позаимствованную у убитого Хасана, и направилась вслед за убежавшими гвардейцами. Там впереди была оружейная, а за ней череда коридоров выводила в главный холл, к которому примыкало некое подобие тронного зала, где падишах принимал гостей. Надо было спешить, чтобы правитель не успел улизнуть из замка, иначе ей его никогда не найти.

В оружейной её уже ждали. Несколько стражников вооруженные длинными копьями обороняли вход, а за ними виднелись выжившие гвардейцы и несколько человек не в броне, но с оружием в руках.
Копья были серьезной проблемой, стражники могли запросто припереть ими Анну к стене. Достать хозяина копья мечом она не могла, а перерубить древко вряд ли получится. Единственный вариант в её случае действовать рискованно и решительно.
Копьеносцы, окружив дугой вошедшую девушку, нацелили копья ей в грудь и стали смыкать ряды, намереваясь прижать её к стене.
Анна, глубоко вздохнув, сама резко бросилась к стене и высоко подпрыгнув, использовала стену для второго толчка уже в сторону солдат, приземлившись примерно на середину длины древка. Выбив пару копий из рук изумленных стражников, она бросилась вперед, слыша как за спиной ударились, сойдясь вместе стальные наконечники.
Её нахальный план сработал, двое лишившихся копий стражей пали жертвами её клинков раньше, чем поняли что произошло. Оказавшись за спинами копейщиков, она успела зарубить еще нескольких, прежде чем стража поняла, что копья сейчас им больше мешают и припереть к стене свою жертву она уже не смогут. Побросав копья стража, схватилась за мечи, но было уже поздно, потеряв инициативу, они погибали один за другим не в силах оказать достойного сопротивления.

Когда всё было кончено и все стражники лежали на полу, вперед вышли оставшиеся гвардейцы и трое непонятных субъектов. Один весьма массивный, без рубашки с перекатывающимися по телу рифлеными мышцами вышел вперед, в руках он сжимал две сабли. Одна из них была её, вторая её напарника, Олега. Анну словно окатило ушатом холодной воды, снова всплыла в памяти сцена того как гвардейцы перерезают горла беззащитным товарищам.
— А ты очень даже хороша, – заявил здоровяк, – перебить почти всех гвардейцев и столько стражников. Но я тебя понимаю, наш падишах, дурак, я ему так сразу и сказал когда он поделился со мной своим планом.
— Ого, не думала, что в вашем обществе лизоблюдов можно встретить вольнодумца.
— Ха-ха, – засмеялся здоровяк, – очень метко сказано. У нас действительно мало кто может сказать правду в глаза падишаху. Но я могу, я главный палач и по совместительству тайный советник. И я тебя понимаю, девочка. Поэтому предлагаю тебе сдаться по-хорошему. Сложи оружие и я гарантирую тебе защиту от всех, даже от нашего, солнце подобного Орхана.
— Зря тратите время, – с усмешкой, ответила Анна, – ничего в вашем варварском мире не привлекает меня больше чем возможность выпустить вашему падишаху кишки.
— Тогда ты не оставляешь мне выбора, девочка, – палач скрестил сабли. – Поразительное оружие, острые как бритва, и необычайно прочные. А главное заметь, они сейчас в моих руках, а не твоих.
Здоровяк засмеялся и медленно пошел в её сторону.
— Последнее предложение девочка, сдавайся или умри!
Анна лишь криво усмехнулась, если ей суждено умереть, то лучшего финала после всего сделанного не придумаешь.

Они сошлись молча несколько обменов ударами. Дело было дрянь, оружие в руках противника было длиннее и прочнее чем трофейные шамшир и палаш девушки. Вот уже кусок сломанного палаша пролетел буквально в миллиметре от лица Анны и, воспользовавшийся легким замешательством девушки, здоровяк резко контратаковал, пробив её защиту. Сабля рассекла её бок, срезая украшения все ещё болтавшиеся у нее на талии. Анна вскрикнула от боли и, бросив в противника остаток палаша отступила.
Отмахнувшись от обломка как от обычной мухи, палач замер с победной улыбкой на устах.
— А ведь я предлагал тебе сдаться, девчонка. Бросай оружие!
Она лишь плотнее сжала губы и подняла шамшир, зажимая левой рукой сочащийся кровью бок.
Здоровяк лишь улыбнулся и медленно пошел вперед раскручивая перед собой острые сабли скорее для устрашения.
Анна медленно отступала, а палач все ускоряя шаг, неминуемо надвигался на нее с устрашающей ухмылкой на лице. Казалось, исход боя предрешён, стоящие поодаль гвардейцы победно улыбались, уже представляя, как они будут глумиться над телом проклятой девки. Но неожиданно все изменилось.
Анна прекратив отступление вдруг кинулась вперед упав перед палачом на пол. Не ожидавший такого мужчина замер на мгновенье и в этот момент девушка рубанула шамширом по его ногам. Здоровяк, чертыхаясь от боли, рухнул вперед и забился в предсмертных конвульсиях. Из его спины торчала его же собственная сабля, на которую он неудачно упал. Второй клинок, загремев по полу, откатился от тела и, поднявшаяся девушка, отбросив шамшир Хасана, взяла в руки настоящее оружие, ранее принадлежащее её напарнику.
Блестящая, тонкая, ровная полоса из стали, отточенная как бритва, с удобной закрывающей руку гардой. Теперь она чувствовала себя непобедимой, даже несмотря на жгучую боль в раненом боку. Теперь ничто в этом мире не способно остановить её. И понявшие это оставшиеся в живых гвардейцы в ужасе побежали. Лишь двое помощников палача вытащив палаши, молча кинулись на нее в атаку.
Первый нападающий совершил непростительную ошибку, он напал не сбавляя скорости, надеясь на силовую атаку. Анна легко ушла с его пути и, когда противник рассек воздух, нанесла настолько чудовищный удар сзади, что просто разрубила его напополам в районе талии.
Второй оказался умнее, он остановился и между ними завязался короткий обмен ударами. Палаш нападающего не выдержал и сломался во время отражения удара, сабля девушки вспорола грудь беззащитного противника, и помощник палача рухнул на пол, крича от боли.
Анна добила его ударом в сердце и сама тут же скривилась от боли. Конечно, чудодейственный амулет помимо всего прочего притуплял боль, но не блокировал её полностью. Без его действия болевой шок наверняка уже свалил бы её, а так она могла даже сражаться. Правда, необходимо было срочно остановить кровь. Девушка уже давно стала красной от залившей её чужой и своей крови. И её кровь все продолжала вытекать из рассеченного бока. Никакой наркотик не защит её от смерти в результате большой кровопотери. К счастью в комнате было что-то вроде камина, Анна сунула туда саблю и пошла, выручать свою, зажимая кровоточащий бок рукой. Она подошла к мертвому палачу, не без труда повернув его тушу и выдернула из тела свою саблю. Это сразу придало девушке сил и уверенности, теперь со своим оружием она почти не сомневалась что справиться.
Распоров одежду одного из мертвых стражей для перевязи Анна сперва, вынула из камина нагревшуюся саблю и прижгла рану, огласив оружейную криком боли. После чего как смогла, перебинтовала бок и несколько минут просто лежала на холодном полу пытаясь заставить себя двигаться дальше. На нее навалилась дикая усталость, а болело похоже все, что она могла себе представить. Но разум гнал измученное тело дальше, руки посильнее сомкнулись на эфесах сабель, и она встала, направляясь в темный коридор, ведущий в главный холл дворца.

Конечно, там её ждали человек тридцать или сорок, считать было некогда, в основном дворцовая стража, но были и наскоро вооруженные люди, видимо ополчение из слуг.
Анну это уже начинало бесить, усталость и боль забились в какую-то дальнюю щель, уступив место гневу и ненависти. Она подняла сабли и, закричав, бросилась вперед в самую гущу врагов.
Зрелище залитой кровью полуголой девушки, со звериным рыком бросившей на них с двумя длинными блестящими клинками вызвало в передних рядах стражей панику и вместо организованного отпора, Анну встретил хаос из кричащих и бранящихся мужчин.

Дальнейшее она помнила смутно, подобно беспощадной валькирии Анна рубила направо и налево. Догоняла удирающих и не щадила раненых. Неожиданно враги просто кончились. Она прислонилась к одной из колонн холла и тяжело дыша, приходила в себя, удивленно разглядывая залитый кровью и усеянный трупами пол. Откуда в ней столько силы, столько ненависти?
«Потому что это не люди», ответила она сама себе, «это бешенные животные, которых ты должна наказать, хватит стоять, двигайся дальше, сохнущий по тебе падишах уже, наверное, заждался». Анна засмеялась, и осторожно преступая через тела, двинулась к дверям в тронный зал.
Шестеро здоровых мавров – телохранителей падишаха преградили ей путь к груде подушек, на которой восседала сама царственная особа.
— Как ты посмела, женщина, вломится сюда, перебив моих верных подданных? – Грозно осведомился Орхан, но по страху в его глазах, Анна поняла, что падишах лишь храбрится, он бы с радость, сбежал из дворца, но это стало бы его политической смерть, в глазах остальной знати, к тому же одна единственная девушка вряд ли воспринималась как серьезная угроза. Да её пока везло, но она одна, а стражи было много.
— Так же, как ты посмел убить моих людей и нарядить меня в нелепый наряд своей наложницы.
— Глупая, неблагодарная дрянь, – произнес Орхан и затряс сжимаемыми в руке четками из драгоценных камней. – Я оказал тебе великую честь, многие ли женщины способны сказать, что ради них сам падишах убил своих дорогих гостей? У тебя было бы все – богатство, власть. Наши дети правили бы империей, а может и всем миром!
Взволнованный падишах перешел на крик, потрясая четками.
— Стать женой варвара и жить в этом убогом дворце и ужасном мире? – Анна презрительно фыркнула. – Я лучше умру.
— Тогда ты умрешь как бешеная собака! – Завопил Орхан, оставляя последнее слово за собой.
После этих слов мавры как по команде подняли оружие, и пошли вперед.

Телохранители падишаха были не самыми умелыми бойцами, сильными да, ловкими тоже да, но тот же капитан Хасан фехтовал лучше их. Конечно, Анне пришлось с ними повозиться, но минут через десять она переступила через поверженных мавров и подошла к падишаху.
Сказать, что он был напуган, было сильным приуменьшением, побелевший с трясущимися руками Орхан понимал, что находится на свидании со своей смертью. Девушка усмехнулась и подняла саблю, уперев кончик в шею падишаха.
— Кто из нас теперь умрет как собака, о светлейший? – Ехидно осведомилась Анна.
В эту минуту что-то вонзилось ей в лопатку, она инстинктивно дернулась и ещё две стрелы со свистом пролетели мимо. В следующее мгновение она уже оказалась за спиной падишаха, прикрываясь им как щитом приставив к горлу Орхана саблю. В покои входили имперские войска в тяжёлой металлической броне с длинными алебардами и арбалетами.
С этими мне уже не справится, мрачно констатировала Анна. Теперь оставалось лишь перерезать падишаху горло и умереть пронзенной стрелами. Но что-то её останавливало, возможно, инстинкт самосохранения брал верх, ей страшно хотелось пожить как можно подольше, пусть хоть лишних пять минут, но все же.
— Осман! Брат мой как я рад тебя видеть! – Заголосил падишах, увидев вошедшего человека в золоченых доспехах. – Спаси меня от этой бешеной суки, брат!
— А как я рад видеть тебя, брат, – каким то зловещим голосом ответил вошедший. – Давно мечтал увидеть, как ты издохнешь и я займу полагающееся мне по праву место, твое место.
— Брат? – Каким-то севшим голосом произнес Орхан. – Как ты можешь брат? Спаси меня и я, я…
— Что ты сделаешь? Отречешься в мою честь? – Перебил падишаха Осман и обернулся к своим войнам. – Дайте мне арбалет, хочу сам пристрелить братца.

«Какая ирония», пронеслось в голове у Анны, «вместо мести вышел переворот. И вряд ли новоиспеченный падишах Осман, убив братца, пощадит её». А действие камушка, похоже, пошло на убыль, она буквально чувствовала, как перегруженный организм начинает идти в расход, похоже даже если её сейчас не застрелят, то она и сама умрет от отказа разных органов. Что же её конец хотя бы был красочным и надолго запомнится местным.

Осман уже целился из арбалета, собираясь на прощанье пафосно сказать что-то вроде: «Прощай брат». Как вдруг дворец содрогнулся от взрыва и в стене, разбрасывая в солдат камни, образовался проход.
— Какого шайтана! – Взревел Осман, случайно выпустив стрелу в пол.
Из прохода в деморализованных бойцов ударил ослепительный поток плазмы, мгновенно испепеляя закованных в броню солдат. Вой горячего воздуха смешался с человеческими криками боли и ужаса.
Анна улыбнулась, поняв, что происходит, похоже, у нее ещё был шанс выжить сегодня.

Всё испепеляющий поток исчез так же внезапно, как и начался, подняв температуру в помещении как минимум градусов на двадцать. Оставшиеся в живых солдаты с ужасом увидели, как из прохода появились четыре человека, в странных нарядах. Один держал в руках большую серебристую металлическую трубу, из которой вырывалось небольшое фиолетовое пламя, так похожее на недавно бушевавший поток. Остальные трое подняли короткие металлические устройства, которые с резкими короткими нечеловеческими свистами стали убивать оставшихся.
Анна, встав, толкнула впавшего в оцепенение от происходящего падишаха и громко произнесла:
— Этого не трогать!
Один из вошедших коротко кивнул и тут же расстрелял, из электромагнитного пистолета-пулемета, Османа. Через каких-то полминуты все было кончено.
— Капитан Корсакова, как вы? – Осведомился один из вошедших и тут же добавил. – Выглядите паршиво. Извините за опоздание, мы не сразу поняли, что что-то пошло не так.
— Я в норме сержант. – Ответила Анна и повернулась к Орхану. – Знаешь, я передумала тебя убивать, это было бы для тебя слишком просто. Живи, живи и наблюдай, как разваливается твоя империя. И да чтобы не забывал меня.
Анна подняла саблю и срезала падишаху правое ухо. Орхан завопил и стал кататься по подушкам. Но девушка уже потеряла к нему интерес, и пошла улыбаясь к своим неожиданным спасителям.
Когда до сержанта осталось всего пару шагов, резкая боль в груди заставила её оступиться.
— Аня! – Мужчина бросился вперед и успел подхватить её. – Аня?!
— Извини, Сашка, – произнесла она, в стремительно надвигающуюся на нее тьму, — стимулятор, похоже, меня доконал.
— Держись Ань, держись. – Произнес он, подняв девушку на руки.
— Они перебили всех наших, – слабым голосом произнесла Анна, – из-за меня перебили… Выжги тут все, пускай этот падишах потеряет все…
Сквозь звон в ушах и надвигающуюся даже с открытыми глазами тьму, она успела услышать:
— Срочно готовьте реанимационный пакет, прогнозирую остановку сердца!

Тяжелый вертолет, разгоняя двумя несущими винтами пыль, поднялся в воздух, разбрасывая в разные стороны кассетные бомбы. Прежде чем он взмыв в высоту растворился в радужном сиянии перехода между мирами, город под ним расцвел сотнями взрывов. Превратив некогда величественную столицу, одноухого рыдающего падишаха, в пылающие руины…

Kosh
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Месть
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010