Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Два разных Новых Года

Два разных Новых Года


Моему деду и всем, кто терял друзей и погибал
ради того, чтобы мы смогли встретить этот Новый Год
посвящается.



В этом году мне не повезло — до конца года оставались считанные часы, а я все еще находился в нескольких сотнях километров от поверхности Юпитера, и попасть домой к празднику у меня не было абсолютно никакой возможности.
Дело в том, что наша научно-исследовательская станция ведет разработки в направлении создания «симметричного стационарного инвертированного активатора гиперперехода» — такое полуофициальное название используется в околонаучных кругах, а уж правильное название этого устройства я и сам с трудом выговариваю. Между собой мы называем его просто — «ворота». «Ворота» должны здорово упростить межзвездные перелеты, сделать их гораздо экономичнее, но над ними еще работать и работать.
Станцию построили здесь, над Юпитером, после катастрофы, которой закончился один из экспериментов возле Марса. Тогда опытный образец «ворот» отправили в гиперпереход научную станцию и взорвался. Несмотря на то, что станция и «ворота» были расположены далеко от других орбитальных сооружений, причиненный ущерб измерялся миллиардами марсианских кредитов, не считая потери самой станции и находившихся там людей — никто до сих пор не знает, куда их выбросило.
Вот с тех пор мы и ютимся на задворках Солнечной, работаем вахтовым методом, дома бываем два месяца в году. Зато так безопаснее, по крайней мере, для остального человечества. Хорошо хоть не перенесли эксперименты куда-нибудь в соседнюю звездную систему.
Но праздник есть праздник, и, раз уж Новый Год застал нас в ближнем Внеземелье, мы решили полномасштабно встретить его у себя в кают-компании. К тому же у меня был дополнительный повод для радости — ко мне в гости прилетел родной дед, с которым мы не виделись уже и не вспомню сколько лет.
Мои родители ворчали, когда он сообщил им, что собирается облететь всех внуков, посмотреть, кто как живет, чем занимается. Но предок у меня бывший военный пилот, много лет в орбитальной обороне прослужил, так что уж если чего решил — сделает. К тому же здоровье у него до сих пор железное и никаких реальных противопоказаний к полетам не было. Как он добился допуска на станцию, я могу только догадываться, но факт на лицо — тридцать первого вечером я не без гордости представил его коллегам. Дед всегда был интересным собеседником, так что никто за столом не чувствовал какой-либо неловкости. Через час все уже звали его просто Денисычем и слушали, раскрыв рты, его пилотские байки.
Дед вообще мастер всякие истории рассказывать и анекдоты травить. Только про войну, сколько я его в детстве ни просил, он почти не рассказывал.

Про войну вообще мало кто из ветеранов любит вспоминать — слишком много жизней она унесла. Но это для стариков война — тяжелые воспоминания о погибших друзьях, а для мальчишек — сплошное приключение, которое случилось с кем-то, и в твоей жизни, как ни старайся, такого уже не будет. Поэтому я в детстве жадно вслушивался во все, что рассказывали про войну на уроках истории, раскрыв рот смотрел историческое и не очень видео о той войне. Правда, в фильмах бывают всяческие художественные преувеличения, а наша учительница рассказывала о войне сухо и коротко, без подробностей.
В учебниках пишут, что к середине прошлого века человечество освоило уже десятки планетных систем, когда наткнулось на Чужих. Нет, они не были злобными монстрами, уничтожавшими все живое. И в развитии технологий они хоть и превосходили нас, но не намного. Но они были готовы к войне, и имели большой опыт в этом деле — мы были не первой расой, с которой они столкнулись.
После первого, вполне мирного, контакта Чужие сели за стол переговоров и предложили «взаимовыгодную» сделку: мы отдаем им все, что они попросят, а они за это не атакуют. У них вообще странное представление о дипломатии. В общем, требования были такие, что Земля попыталась дипломатично отказаться. В ответ на это Чужие уничтожили одну из наших планет. Полностью выжгли поверхность орбитальной бомбардировкой. В общем, как говорится, слово за слово, началась война...
Чужие были уверены в своей победе. Еще бы, ведь они обладали более развитыми технологиями, у них было больше ресурсов. Да они бы и не начали войну, если бы не были уверены в ее исходе. Потому что между нами было еще одно различие: мы боролись за свою жизнь и свободу, а Чужие просто хотели получить определенную выгоду от этой войны. Они вообще были очень логичны и последовательны в своих действиях, очень грамотно расходовали свои технические и людские ресурсы. Если они видели, что бой проигран — они сдавались. Они четко знали тактико-технические характеристики своей техники, на что она способна, и главное — на что не способна. В этом была их сила, но в этом же крылась и их слабость — Чужие почти всегда были предсказуемы.
Они вели боевые действия как по учебнику, сводя свои потери к минимуму. Мы не могли ответить им тем же — у нас не было нормальной армии и опыта ведения войн такого масштаба. Мы быстро учились, создавали военную технику, но нам нужно было время. Поэтому большинство приказов того времени начинались словами «любой ценой». Пилоты и солдаты готовы были платить эту цену, зная, что платят за жизнь и свободу родных и близких.
Несмотря на практически полное отсутствие боевой техники на момент начала войны, человечество довольно успешно сопротивлялось. На орбитальных верфях грузовые и пассажирские корабли превращались в боевые крейсеры. Орбитальные яхты и челноки переделывались в штурмовики и истребители. Но главное было не в технике.
Главное было в людях. Земляне ухитрялись одерживать маленькие победы, применяя «нестандартные тактики ведения боя», «военную хитрость», зачастую дезинформируя противника и откровенно блефуя. Действия наших пилотов и солдат были абсолютно не логичны с точки зрения Чужих. Им было совершенно не понятно, почему наши пилоты бьются до последнего в самых безнадежных ситуациях, идут на таран вместо того, чтобы катапультироваться и творят еще много разных «глупостей». Зачем? Не проще ли признать свое поражение и жить дальше, платя дань оккупантам? Наспех созданные силы обороны на захваченных планетах, вместо того, чтобы принять власть «хозяев», вели партизанскую войну, уничтожая живую силу и технику противника всеми доступными средствами. Единственным способом остановить ежедневные потери на уже захваченных территориях стало полное уничтожение населения. А зачем тогда Чужим нужны были эти планеты? Их захват терял всякий экономический смысл...
Все это, видимо начало раздражать захватчиков, и они попытались решить «проблему Земли» одним массированным ударом. Изучив наши слабые места, они предприняли как раз в канун Нового Года атаку с нескольких направлений с участием такого количества боевой техники, какого никто не видел за все время войны. В атаке приняли участие все флагманы флота Чужих. Несмотря на потери, группе несущих крейсеров удалось пробиться во внутренние системы, к крупнейшим административным центрам. В том числе и к Земле.
Несущий крейсер Чужих — это основная единица их флота. Практически универсальная машина смерти. Огромный корабль, несущий на борту множество истребителей, сотни человек экипажа и десантных отрядов, обладающий мощной системой стационарной зенитной и противоракетной обороны, средствами орбитальной бомбардировки и борьбы с орбитальными сооружениями.
Но ни один крейсер не подошел к своей цели на дистанцию бомбового удара. Ни один. В ходе этой атаки противник растерял почти все свое преимущество в технике. А еще через пять долгих месяцев свои условия за столом переговоров диктовали уже мы.

Вот и в этот новогодний вечер рассказов «про войну» мы от деда тоже не слышали.
Дед рассказывал нам, как перед десятым десантированием с орбиты (есть у военных пилотов возможность попрактиковаться в этом деле), он, тогда еще совсем молодой, спросил своего мудрого и опытного командира, сколько у того «прыжков» на счету. А в ответ услышал: «Три... Но два из них были лишними». Мы, в ответ, веселили его историями, о наших эксперимента, вроде того, после которого мы все долго гадали, куда же, собственно, делось после гиперперехода через наши «ворота» пиво из запечатанной банки.
Полночь давно уже была позади, шампанское было выпито, и все собравшиеся нахваливали привезенную дедом настойку (назвать это произведение винодельческого искусства «самогонкой» язык не поворачивался), закусывая ее маринованными грибочками, которые передала бабушка. Компания плавно приближалась к состоянию, которое в народе обычно называют «щасспою». Саня, молодой техник, слетал в свой отсек за гитарой, и дюжина разноголосых ученых, техников и пилотов неуклюже, но очень весело пыталась поведать о том, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались, что в лесу все-таки родилась елочка и о прочих очень актуальных событиях.
После первых нескольких песен и еще пары тостов гитару взял пилот буксира Димка, самый молодой из нас. Взял, задумчиво подергал струны, и, что-то вспомнив, сказал:
— А вот еще одна, как раз новогодняя...
И запел. Совсем не громко, но после первых аккордов тишина стояла такая, что напрягать голос ему и не надо было:

Ты помнишь бой у орбитальной цитадели?
Там, возле серой груды мертвой стали,
Собрались те, кто чудом уцелели,
И, матерясь, второй волны атаки ждали.

А на Земле в тот день был Новый Год...
Но чтобы вы смогли с вином бокал поднять
И закусить, икрой намазав бутерброд,
Любой ценой нам нужно было устоять.

Любой ценой... Остановить несущий крейсер,
Не знаю как прорвавшийся в систему,
Вам скажут: «Невозможно, как ни бейся».
И будут правы... Но связался он не с теми!

Его заметили, когда уж было поздно,
Когда уже ушли торпеды к цели.
И вмиг не стало цитадели грозной,
Остались те, кто стартовать успели.

— Ты как там, Саня? — Пять ракет осталось,
И щит заряжен лишь на половину...
— Должно хватить, нам надо-то лишь малость —
Остановить вон ту гигантскую махину.

— Жаль, Новый Год не удалось отметить.
— Эх, вот бы до полуночи дожить...
— Еще звено идет, готовьтесь встретить!
Сейчас не время жизнью дорожить!

Лишь пять зеленых точек на радаре —
Все, что осталось от вчерашней эскадрильи.
И сбился я, считая сколько красных...
Но ты же помнишь, мы тогда всех победили.

— Еще звено... Да сколько ж их там, Леха!
Резиновый он, этот крейсер, что ли?!
— Меня машина слушается плохо,
И левый борт мне плазмой распороли.

— Кто им сказал, что мы боимся смерти?
Щиты — на ноль! Всю мощность — на стволы!
— Летят красивым строем эти черти,
Сейчас им станут звезды не милы!

Я дальше помню смутно, как в тумане,
Как кто-то, протаранив, щит им снял,
Как плазму в сталь вгонял шестью стволами,
И до реактора, в конце концов, достал...

Как стал на части крейсер разлетаться...
Как полночь таймер бортовой сигналил...
Ну вот, дожили... С Новым Годом, братцы!
... 
И ни одной зеленой точки на радаре...

В наступившей тишине отзвенели последним аккордом струны, и слышно было, как шуршат по обшивке станции микрометеориты. Никто не решался нарушить наступившую тишину, и тогда дед глубоко вздохнул и заговорил:
— Да... Не пустили мы его тогда к Земле... Ладно, внучки, спасибо вам за угощение, за компанию, пора уже старику отдыхать, — и одним движением выплыл из-за стола. Все наперебой желали ему спокойной ночи, всяческих благ в наступившем году, он отвечал тем же.
Когда он выплыл из отсека, кто-то из ребят спросил меня:
— Может мы что не так сказали?
— Да все нормально, — ответил я. — Только это его эскадрилья была тогда в дежурном режиме и успела стартовать. А подобрать после боя спасательная команда смогла только его истребитель, весь искореженный и оплавленный. Деда оттуда еле выковыряли. Больше ничего, кроме оплавленной стали, на орбите не осталось. Мне отец рассказывал, и орден «За оборону Земли» показывал у деда на полке — простенький такой, невзрачный даже. Из обломка крейсера сделан, а по центру — голограмма Земли. Единственный в своем роде, остальные — посмертно.
Выплывая из отсека я успел услышать, как Димка пробормотал:
— А я-то думал, это просто песня... легенда такая...
Дед стоял возле обзорного экрана, разглядывая экспериментальный образец «ворот». В тусклом свете ламп видно было, как блестят в его глазах слезы.
— Смотрю я, внучек, на ваш агрегат, и знаешь, о чем думаю? — не поворачиваясь, спросил он.
— О чем?
— Мы, в свое время, и мечтать не могли, чтобы без гипердвигателя «нырять». А еще, я ребят своих вспоминаю. И думаю о том, что не стыдно мне перед ними, что не зря они все тогда...
— Не зря, дед. Спасибо тебе за все. Если бы не вы — не было бы сейчас ни этой станции, ни «ворот»... Да много чего не было бы.
— И тебе внучек, спасибо. И друзьям твоим спасибо, что помнят. И за то, вы делаете, тоже спасибо — сказал дед, кивая в сторону «ворот».
Они висели там, среди звезд, переливаясь огнями, как красивая новогодняя игрушка...
Wolvescrush
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Два разных Новых Года
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010