Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Рождение легенды

«Рождение легенды»

как бы глупо и пафосно это ни звучало.


0


Когда виртуальная реальность вошла в жизнь среднего геймера, я уже давненько помирал со скуки. Новое развлечение, конечно, попробовал, но нашел несколько пресным. Люди, наряженные спецназовцами, лихо отстреливали друг друга, погибали, и начинали снова. А я вспоминал, как лежал в грязной канаве весь день, пока не стемнело – меня «пас» снайпер. Первый раз он промазал – попал в рюкзак сбоку, а ко второму выстрелу весь отряд уже залег. Я знал, что товарищи рядом, но добраться до меня не смогут – сами попадут под пулю. И поэтому просто лежал, стараясь не шевелиться, и надеялся, что следующая секунда моей жизни не станет последней. После такого виртуальные пострелушки, даже хорошо нарисованные, кажутся детской игрой. И уж конечно не хотелось вспоминать, как через два дня после того случая я «забрал» первого «бармалея» — не такого, что всё отделение туда стреляло, а своего собственного, персональный грех на душу.
Может, оно и лучше, что служить я пошел после института, хоть немного повзрослев. А может, ощущать себя старпёром в неполные тридцать – это понты. В школьные годы хотел стать космонавтом – тогда как раз наши на луну летать начали — а получился старпёр, ха. Но, видать, осталось в душе что-то, что хочет туда, в пространство, прочь из гравитационного колодца. Иначе я не попал бы в легенду. Да еще и не один раз.

1


Расшевелил тему мой школьный приятель Вовка. Работать он начал еще в универе, в армию не взяли – в общем, времени для карьерного роста было хоть отбавляй, и для личного тоже – вторая жена подтвердит, а первая напомнит про алименты. Ну да не суть. Позвонил он мне по скайпу, спросил что да как, обрадовался, что девушка нашлась – спалил женский халат на спинке стула в другом конце комнаты, на самом краю кадра, такой скилл не пропьешь – да завел разговор про старые добрые времена.
— А знаешь, — сказал я, чокаясь с монитором баночкой свежего и холодного, — мы ведь думали, что примерно в это время будем стоять на Луне, и любоваться нашей Землей над головами. Универ, потом два – три года подготовки — и полетели.
— Да, — вздохнул Вовка. – Бывают в жизни огорченья. Но их, однако, надо что? Правильно, преодолевать! Чем я потихоньку и занимаюсь.
В динамиках было слышно, как шипит открываемое другом пиво и ворчит жена на заднем плане.
— В смысле? Пузо вон отъел на свежих харчах, жена поди не пельменями кормит? Скоро ряха в скафандр не влезет... Луна ему, эх.
Я отхлебнул пива. Банка была крайняя (да, я суеверен немного), а подруга пила только субстанцию под названием «эль», которую я так и не оценил, и всё пыталась приохотить к этому делу меня – то есть эль на розлив приносила, а за нормальным пивом ходить отказывалась.
— Как будто ты всё так же хорош? – беззлобно парировал Вовка. – А ну-ка, что нужно сделать, чтобы лететь быстрее?
— Притормозить, — на автомате ответил я. – Ты б хоть про долготу восходящего узла спросил, напряг бы мозг. Себе, конечно, не мне.
— Окей, окей, верю. Давай к делу – ты к виртуалке как относишься?
— Нафиг она? Пробовал, не вкатило. С моей биографией, сам знаешь...
— Только не начинай снова про «батальон белые колготки», — Вовка вдруг стал серьезным настолько, что казался почти трезвым. – Спрошу по другому: тебе сейчас подработка нужна?
— Мне сейчас работа нужна. От колыма до колыма живу. Уже бочки с гудроном таскать подряжаюсь практически за харчи.
— Ну тогда поможем друг другу? Понимаешь, я втёр начальству, что знаю одного кадра, и круче него никого нет. А тебе как раз работа нужна.
— То есть ты, зная, что я приперт к стенке, припер к стенке еще и себя, а теперь просишь меня выручить нас обоих?
— Твоя правда, — ответил Вовка и потянулся за пивом.
— Ладно, рассказывай.

2


В общем, теперь я «баллистический блоггер» в новой виртуальной игре про космос. Питерская студия, где крайние несколько лет подвизался мой школьный товарищ, рискнула сделать игру с честной баллистикой и даже орбитальной механикой. Хотя, конечно, планетки смешные, виток пролетаешь минут за пятнадцать, скорости орбитальные тоже всего-ничего, а запас скорости у кораблей дикий. Но оказалось, что и к этому массовый игрок не готов. Все летали по прямой и жаловались, что цель уходит куда-то в сторону. Не говоря уж про нормальный перехват – просто догнать орбитальную станцию для некоторых было проблемой. В общем, ММО задыхалась без самого главного – игроков.
И вот тут на сцену выходил я. На красивой, пусть и несколько старомодной, яхте, недоступной даже за донат (есть такие же корпуса, но «фарш» и рядом не стоял), я показывал невероятные трюки. Например, облетал станцию с выключенными движками. Объекты рядом, а орбиты чуть разные, да. Или выходил в скафандре в космос и летал на ракетном ранце вокруг корабля, который несся мимо луны на высоте нескольких километров, совершая гравитационный маневр. Клоун, короче. Фокус на самом деле детский, главное – не прозевать будильник и успеть залезть в кабину до точки назначения.
Через неделю комьюнити-менеджеры стали замечать, что народ пытается повторять мои маневры. Через две – межпланетные торговцы на форуме уже спорили о преимуществах и недостатках внеплоскостного перехвата перед двухплоскостным.
Через три – раздел с моими видео на сайте стал одним из самых популярных, а подруга смирилась, что я подолгу вишу в виртуалке.
Через месяц на карточку упала полноценная «белая» зарплата. А ведь я в Питер даже не ездил. Вот до чего технологии дошли.
Мне даже стал нравиться этот нарисованный мир – чувствовалось, что ребята – настоящие энтузиасты — вложили в него всю душу. Пейзажи местами захватывали дух, звездное небо сияло невероятными красками, блестели и переливались солнечные батареи моей яхты...
И всё-таки создавалось ощущение, что игре чего-то не хватает. Когда я озвучил это Вовке, он не стал ничего уточнять, просто сказал:
— Ты готов.

3


Точка назначения находилась у черта на рогах. С той лишь разницей, что черт был космический, и, соответственно, расстояния ого-го какие. Насторожило практически полное отсутствие данных о системе в открытом доступе – ни в борткомпе, ни в вики на сайте игры. И чем ближе я подлетал, тем меньше было народу вокруг. Если поначалу приходилось красться со сложенными батареями и выключенным реактором, или прибиваться к крупным торговым караванам с охраной, чтобы обезопасить себя от мутных личностей на истребителях, то теперь я спокойно выходил в реал попить чай, оставляя персонажа в рубке и даже не думая разлогиниваться.
В общем, долго рассказывать, как летел, надо будет – спрашивайте. Скажу одно – система Сомбреро оказалась навигационным кошмаром. Обитаемое поселение только одно – космическая станция. Болтается она вокруг газового гиганта в компании с парой широченых колец (отсюда и название системы) и десятком лун. Аккурат в щели между кольцами. Да и планета летит по своей орбите чуть ли не боком, подставляя кольца солнцу. Пролет сквозь кольцо однозначно ни один корабль не выдержит. Пришлось выходить из его плоскости, резко тормозить, сокращая радиус орбиты, и потом уже в щели между кольцами тормозить еще раз, чтоб не унесло по эллипсу обратно, и в плоскость возвращаться. И всё это в нужной точке. И облетев небольшую луну, которой, похоже, щель обязана своим существованием – массивное тело работало как пылесос, расчищая себе орбиту.
Станция висела в точке Лагранжа впереди луны. Я видел её только как огромное пятно на радаре – ЭПР сооружения превышала все мыслимые пределы. Уровнял скорости, запросил стыковку, отписался в личку Вовке — он говорил, что ждать будет – сложил батареи, развернулся носом к станции... и нет, не удивился. Ну цилиндр и цилиндр, О’Нил одобрил бы.
Аккуратно, на маневровых двигателях, влетел в гигантский шлюз, держась точно по оси вращения станции. Ворота за кормой закрылись, но диспетчерский комп упорно не давал посадки и вел меня дальше, в шлюз поменьше диаметром. И вот миновав его...
Внизу была земля. Маленькая страна с деревнями, горами, реками, озерами, блестящими на солнце, лесами и парками, сетью автомобильных дорог (зачем они в космосиме?), а если поднять взгляд к оси, то горизонт сворачивался в трубочку. Любой фанат научной фантастики многое бы отдал за такой вид.
Яхта летела на автомате по оси станции, между огромными фермами с какими-то трубами внутри – видимо, это была местная система освещения, но я смотрел на неё с тыльной стороны светильников. Ближе к корме фермы слегка расширялись, и прямо на них лепилось небольшое колечко с домиками под ажурными куполами и... причалами для яхт. Туда и вел меня диспетчер.
На причале, естественно, ждал Вовка, очень похожий на себя настоящего, только пару лет и десяток килограммов назад. И с дурацким цилиндром на голове.
— Челюсть подбери, — сказал он вместо приветствия. – Вижу, торкнуло.
— Не совсем то, что я ожидал увидеть.
— Третий размер вместо первого?
— Вместо нулевого. Зачем такие роскошные декорации? В системе полтора корабля, и те наши.
— Сейчас всё узнаешь. Добро пожаловать в клуб! – ответил друг и протянул мне шляпу. Ковбойскую. С кольцом фотоэлементов вокруг тульи. Космических ковбоев же не бывает, правда?

4


— Итак, — спросил я, когда мы расселись за круглым столом с картой системы. – В чем подвох?
— Помнишь, ты говорил, что игре чего-то не хватает? – начал Вовка. — Мы сделали нормальную физику, корабли и станции с интерьерами, бесшовный мир с возможностью гулять по планетам в скафандре и без. Мы прижали балансом чертовы истребители, от которых весь жанр зевает уже лет двадцать...
— ...на самом деле таки ненавязчиво заставили игроков кооперироваться и совместно рулить крупнотоннажниками, — вставил еврей с другого конца стола. — Кстати, я не представился. Рабинович, гейм-дизайнер по экономике.
— Лёху так часто называли евреем, что он ударился в косплей, — объяснил Вовка.
— Получилось достаточно... кошерно, — улыбнулся я. – Продолжай, что ты там молол.
— Так вот, — театрально прокашлялся Вовка. – Мы просто горы свернули. И всё равно чего-то не хватало.
— И чего же?
— А ты вспомни свои эмоции, когда влетел сюда из шлюза.
— Вспоминаю. Предположим, я совершил для себя небольшое открытие, и оно пришлось мне по душе. Допустим, по дороге сюда я приметил одну ледяную луну, на которую неплохо было бы потом слетать. Но что делать, когда объекты закончатся? Перемещение своей тушки от одной интересной точки к другой будет занимать всё больше и больше времени, а его и так прорва уходит. Планет, лун, дрейфующих разбитых кораблей и прочего надолго не хватит. Особенно если по системе будет носиться целая толпа игроков.
— Туристы с удовольствием ездят и по разведанным местам.
— Туризмом я лучше в реале займусь. Возьму подругу, кину в багажник палатку с мангалом и умотаю из города нафиг дня на два.
— Это ты хорошо придумал, — ответил Вовка, — но дело не только в туризме. С набиванием космоса интересностями и красивостями мы уже справились. Осталась самая малость: наполнить его жизнью.
— Например?
— Легендами, — вздохнул Рабинович.

5


Итак, легенды. События, истории, движуха в общем. Часть этого делалась комьюнити-менеджерами в форме литературного словоблудия и заливалось в игровую вики. Но отношения к игре текст имел мало, большинство игроков его и не прочитает никогда. Решено было действовать изнутри, для чего и создавалось тайное общество в яхт-клубе системы Сомбреро.
Дождливым осенним вечером пятницы я сидел за компом и рисовал себе твинка. Пришла подруга, прошуршала юбками к гардеробному шкафу, долго и излишне шумно снимала корсаж, и потом, когда это не подействовало, запустила в меня шляпкой.
— Опять твои игры! — проворчала она наконец, выходя из ванной.
— Опять твои танцы, — парировал я и запустил в неё трофейной шляпкой.
Подруга занималась историческими танцами. Почти историческими. Более-менее. По крайней мере, они были таковыми, пока ребята полным составом не ударились в стимпанк. Звал я её Стимпанночкой. Как умудрились познакомиться – вообще отдельная история, и там поучаствовал даже Гудронный Коллайдер, так что рассказывать очень долго. Но люди мы непохожие, из-за чего бывает сложно.
Мне было сложно принять её «постоянного партнера по танцам», с которым она постоянно тренируется и танцует на балах и прочих мероприятиях. Ей было сложно, когда оказалось, что в футляре для гитары — совсем не гитара.
Но иногда мы пытаемся понять друг друга. Вот и сейчас она заглянула через плечо в мой монитор и спросила:
— Ой, а кто это у тебя такой страшный?
И всё заверте... Блин, надо было это ей поручить с самого начала. С редактированием морды лица персонажей Стимпанночка возилась намного дольше меня, но не бросала в состоянии «сойдет», а упорно шла к результату, которого хотела достичь. Слегка доработав напильником моего основного персонажа, она принялась за страшного бородатого пирата, который на самом деле был отсылкой к гному, которым я играл в D&D в студенческие годы – к счастью, меня тогда с самого начала отговорили от Мери Сью и, боже упаси, волка-одиночки-с-трагической-судьбой. Так родился гном, любитель выпить, подраться, с комплексами насчет роста и т.д. – тоже банально, но играбельно. А потом он (то есть я) научился придумывать причины для драки, отмазки чтобы не драться, и, самое главное, оправдания поражениям. Получалось весело, и меня стали звать на игры регулярно. Пробовал других персонажей, но в итоге с гномом так и не расстался, пока курсу к третьему играть не надоело. И вот теперь гном вернулся в образе космического пирата.
Доделывали персонажа уже ночью – Стимпанночка настояла, что к такому образу нужна правильная экипировка, перебрали массу вариантов. В процессе любопытная девушка умудрилась кликнуть не туда и увидеть то, чего ей видеть не надо, но об этом я потом расскажу. Для начала – про пиратов.

6


Что делают пираты? Правильно – грабят корабли. Иногда даже караваны. А наличие возможности грабить караваны – чуть ли не самая главная характеристика игры, наряду с возможностью прыгать и плотностью вакуума. В общем, пираты были обязаны быть.
Собственно, они и были, но дела у них шли неважно – нелегкий труд не окупался. Транспорты быстро стали обвешиваться лазерными зенитками, и истребители пачками дохли на подлёте. Корабль покрупнее стоил дорого, за одиночным грузовиком его уже не погонишь, а после боя с конвоем повреждения такие, что на ремонте разоришься. Плюс игротехническая блокировка препятствовала угонам кораблей – бродить по помещениям и саботажничать можно сколько угодно, а вот порулить чужим не получится (срач на форуме по этому поводу прилагался). В общем, задачку нам поставили сложную – бюджетно ограбить грузовоз и остаться в нехилом плюсе.
На дело взяли по дешевому истребителю, и подрядили Рабиновича стоять на стрёме за рулем беззубого, но неприметного и вместительного грузовичка.
— Откуда наводка хоть? – спросил Вовка, когда до цели оставалось несколько десятков километров.
— У меня есть твинк... – начал Рабинович.
— Твинк – барыга?
— Таки да. А владелец корабля – бегунок при том барыге.
— На тебя-то не подумают?
— А почему ты спрашиваешь? Там пятеро летят, все работают на меня. Будут думать друг на друга.
Влезаю в разговор:
— Это всё очень увлекательно, но радиомолчание сейчас бы не помешало. Минута до атаки. Вовка, готовь ракеты, Рабинович — не подставляйся.
— Ты где эти ракеты вообще купил? Слепые, летят как ползком, мажут нещадно...
— А от них и не требуется ни в кого попадать. У меня есть план.
— Что-то мне от этого плана не весело.
Тут в наушниках раздался голос нашего «еврея»:
— Таки докладываю, в меня светят радаром. Конкретно наводят орудия и хотят заняться антисемитизмом.
— Ты большой и заметный. Будем надеяться, что в нашу сторону пока не смотрят. Вовка, готов?
— Пионер всегда готов. Работаем.
Мы выпустили ракеты и рванулись вперед на форсаже. Выглядело это как бешеная погоня за кораблем – мы подходили с кормы – хотя на самом деле направление было несколько иным. Расчет был на умные автоматические зенитки – истребитель и ракета сбиваются одинаково, но ракета опаснее (да что этот мелкий кораблик сделает своими пушечками?). А ракет было много, целая оптовая партия со скидкой. Зенитки принялись весело их отстреливать, и на нас с Вовкой у них просто не оставалось времени. Кроме того, перетрусивший экипаж торговца считал основной атакой большой корабль, висевший на носовых углах, и развернул почти все орудия в его сторону. Когда они наконец поняли, что происходит, истребители уже тормозили. Хвостом вперед, на форсаже вдоль обшивки грузовоза, благо он длиннющий. Затормозили, висим, до обшивки пара метров, пушки нас не видят, локатор – тоже. Грузовик-провокатор потихоньку отгребает прочь...
И тут торгаш включает движки. Мы бешено работаем маневровой тягой, пытаясь удержаться в слепой зоне орудий. Рабинович смеется в радиоэфире. К счастью, груженый торговец не может развивать большое ускорение, а до работы двигателя рывками экипаж додумался не сразу. У истребителя ускорение намного больше, хоть боком, хоть задом наперед. Ну и, конечно, старые космические волки еще и не такой пилотаж осилят. Присосались мы к двум разным шлюзам.
Пока специальный резак, одно наличие которого на борту делало тебя преступником в большинстве цивилизованных систем, выпиливал люк, у меня освободилась пара минут поболтать и осмотреться.
Всё снаряжение было на месте, оружие заряжено. Из зеркала на меня смотрела довольная бородатая рожа. В радиоэфире стоял панический ор – торгаш звал на помощь.
— Лёха, приглуши его хоть для порядка.
— Как? Таки РЭБ нету, дорогой он.
— Музон в колонках включи и зажми тангенту, пусть слушают.
— Сделаю. Вы там как?
— Готовы. Вовка, готов?
— Готов к труду и обороне. Канал на детонаторе какой?
— Третий. Погнали!
Вопрос на засыпку: как пройти через дверь, за которой тебя точно ждут? По-простому – никак, но всегда возможна импровизация.
Кидаю светошумовую гранату в люк. Хлопок, две секунды тишины и длинная автоматная очередь – ждали за углом и думали, что вслед за гранатой пойду я. Не удивлюсь, если стреляли не глядя, высунув оружие на вытянутых руках из-за угла. Кидаю вторую, на этот раз осколочную. Взрывается. Начинают бросать гранаты в ответ, прикрываю люк, чтоб ко мне не залетело. И вот когда всё перекидали, медленно, не сводя прицел с угла, крадусь вперед и закатываю гранату за угол рикошетом от дальней стены. Рвануло сильно. Кидаю вторую, не выдергивая кольцо – пусть напугаются, сам выпрыгиваю следом, вскидываю карабин... «Убийство игроков ведет к снижению репутации» — услужливо сообщает система. Знаю, знаю.
— Вовка, ты как там?
— Минус один. Зацепил меня слегка.
— Скафандр цел?
— Да.
— Хорошо.
Осматриваю убитого. Скафандр дешевый, броня подороже, но не от того. Оружие всё объясняло: торговец был сторонником легких автоматов с небольшой отдачей и низким уроном, но большой обоймой и дикой скорострельностью. Вовка звал такой аппарат «тушкозажимом», в том смысле, что целишься примерно в тушку, зажимаешь спуск, и весь магазин летит примерно в цель. Вариант был прост в освоении, а потому популярен (сам Вовка тоже с таким ходил). А я вооружился карабином – старые рефлексы не позволяли выходить лоб в лоб и соревноваться в скорости реакции, как у «зажимателей» принято, вот и взял ствол, из которого если попал, то попал.
Леплю взрывпакет с радиовзрывателем на ближайшую дверь и иду дальше.
— Ребята, в рубке один паникер с микрофоном, значит в коридорах еще двое, — сообщает Лёха.
— Один, — уточняет Вовка. – Только что своего второго уработал. Команда PvE-шников, вообще слепые все.
— Думаешь, вход в рубку пасёт?
— Я не думаю, я знаю.
Перед рубкой действительно была засада. Но засада из одного человека. Выманить его не составило большого труда – когда Вовка начал резать дверь в машинное отделение, на пульт в рубке пришел сигнал тревоги. И боец ломанулся спасать корабль. Он оказался опытным – шел грамотно, красиво обрабатывая углы, не задерживаясь в проемах и вообще демонстрируя познания в индивидуальной тактике уровня среднего страйкболиста, что намного выше типичного обывательского. Разумеется, он не мог не заметить взрывпакет на переборке, да еще и рядом со щитом управления искусственной гравитацией. И кинулся разряжать. Он оглядывался, конечно, но я терпеливо ждал, пока бомба не перестанет пищать, и точно в этот момент, чуть подавшись из-за угла, выстрелил. Минус два.
Оставался чудик в рубке. Но с ним будет несложно – он благополучно забыл надеть скафандр. Стучу тяжелой перчаткой в люк рубки.
— Эй там, на мостике! Открывай без разговоров.
В смотровом иллюминаторе появилась недовольная рожа капитана, и тут Вовка продемонстрировал руку с радиодетонатором.
— Бомбы на всех люках, и на этом тоже. Нажму – атмосферы вжух! – и нету. А ты без скафандра. Побежишь одеваться – сразу нажму. Так что открой-ка, мил человек, нам дверку, и не дергайся от греха подальше.
Люк открылся. Мы ввалились в рубку, расходясь в стороны, чтобы капитан мог видеть одновременно только одного из нас. Вовка – с автоматом в одной руке и детонатором в другой, я – с карабином наизготовку. У капитана на поясе болтался пистолет, наверняка с автоматическим огнем. Больше оружия было не видно. Но уж больно кобура по-ковбойски висела, так что я невольно насторожился.
— Значит так, — начал Вовка, — сейчас, мил человек, ты бросишь свою пукалку, а потом слегка подправишь нам курс, мы тебе скажем что крутить, чтоб мозг не перенапряг. А затем...
Он не успел закончить, всё произошло мгновенно. Капитан быстро – я реально ничего быстрее не видел – выхватил пистолет, одновременно падая на колено и разворачиваясь в мою сторону. Расчет был точен – Вовкин несерьезный автомат, да еще и с одной руки, не убьет его мгновенно – там даже в голову одной пули может не хватить, а в корпус надо еще больше. Убить меня как главную угрозу (из-за карабина), и потом есть небольшой шанс развернуться и успеть разделаться с Вовкой – вот на что он надеялся.
Но прицел был точен, свободный ход спуска выбран заранее, и реакция не подвела... Одна пуля всё-таки ударила в броню около шеи, качнуло меня ощутимо, но для капитана всё было кончено.
— Транспорт на связь!
— Тут я.
— Курс поменять не сможем, остались без... кхм, штурвала, наверное.
— Да вы блин даёте! Швартуюсь, расчетное время двадцать минут.
— Быстрее можешь?
— Эта шаланда тяжеловата даже порожняком, так что вряд ли. Как только – так сразу.
Ситуация на самом деле была хуже некуда. Торговца мы перехватили в межпланетном пространстве. Примерно через час он будет пролетать мимо планеты назначения, и, следовательно, начнет тормозить. Теперь, конечно, не начнет, экипаж команду отдать не сможет, а нам не положено. Но лучшего момента запустить корабли на перехват нет и не будет.
Мои опасения подтвердил Лёха.
— Народ, тут на местной доске объявлений висит квест на спасение нашего торговца, таки успели разместить.
— Продолжай.
— Отмечено, что выполняется. Каким-то «Альянсом Нагибаторов 228».
— Школьникостуденты на истребителях, машин шесть в праймтайм, PvP и мат в эфире? – предположил Вовка.
— В точку. Двадцать минут до перигея, и потом в течение получаса ждем гостей.
— Дело дрянь, — подумал я вслух. – Мы с Вовкой заберем максимум по одному, транспорт на зенитках еще одного. Лёха, лучше отходи, попробуем заставить их брать это корыто на абордаж, в коридорах у нас шансов больше.
— Расслабься, — отвечает Лёха. – Я отшвартуюсь через пять минут. Действуем по плану, и уходим с добычей.
— Жадность тебя погубит.
— Жадность – это самое главное, уж поверь мне.
Груз начали перемещать, когда планета проносилась прямо под нами. Благо самим таскать ничего не пришлось, весь нудный физический труд был автоматизирован даже на самых дешевых кораблях. Мы перестыковали истребители к Лёхе. Снаружи связка двух транспортов – длинного прилизанного торговца и разжиревшего флибустьерского пингвина – выглядела довольно потешно. Рабинович, казалось, забыл о погоне и с довольным видом потирал руки, глядя в грузовую декларацию. Трюм наполнялся дорогим барахлом, уже было ясно, что всё взять не сможем. Мы с Вовкой, напротив, помнили о приближающихся истребителях каждую секунду.
Наконец, когда планета уже скрывалась вдали, они показались на радаре. Пять машин, две тяжелых и три легких.
— Вызываем пиратов. Сдавайтесь, раки, или будете уничтожены! — раздалось в эфире. Голосу было лет шестнадцать, что при таком названии эскадрильи даже много.
— А если мы таки настроены вас послать?
— Тебе же хуже, рачелло! Клешни думать мешают? Нас больше!
— Но у меня есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.
— Зассал? Ну давай.
— Мы можем подраться...
— И мы вас нафиг нагнем!
— Ага, но вас при этом поубавится. И ремонт дорогой. Сколько вам барыги заплатили за квест? Стоит оно того?
На том конце эфира замолчали, но я, казалось, слышал скрип неокрепшего мозга командира эскадрильи. Видимо, барыги таки пожмотились.
— Забейте на квест и забирайте что осталось, — предложил Лёха. — Там еще много, на всех хватит.
— А почему бы нам вас не расстрелять?
— Много хабара в истребители-то влезет? Не думаю. Лучше хватайте то, что можно взять без боя, дешевле выйдет.
Судя по радиоперехвату, истребители долго, упорно и матерно совещались между собой. Но, в конце концов, жадность взяла верх. Виртуальный мир одновременно и хорош, и плох именно тем, что человек в нем раскрывается и с лучших, и с худших своих сторон. Жадность, жажда наживы и легкой победы – как сильно мы уверены, что это всё не про нас?
— Дождемся, когда пристыкуются – и жахнем, — предложил Вовка, выуживая из кармана радиодетонатор. – Бомбочки-то на своих местах остались, и я там в машинном добавил пару...
— Таки не жахнем, — остановил его Лёха. – С пиратами можно договориться к обоюдной выгоде, пусть все это запомнят. И запомнят как следует.
Гешефт с рейда был серьезным, очень серьезным. Расходы – минимальными. И уже на следующий день подробности обсуждал весь форум. Нашли даже несколько рецептов «противоядия» от такой тактики, но все с недостатками. А продажи боевых киберов для абордажа выросли в разы, на чем кое-кто, конечно же, наварился (и я даже знаю, кто именно). Модераторы, правда, жаловались, что у игроков пошла мода на пиратство, но мы не придали этому значения. А зря. Но это уже другая история.

7


Одно чиним – другое ломаем. Создали легенду о лихих пиратах – и все сразу захотели стать на них похожими. Теперь наблюдался дефицит торговцев, да такой, что в периферийных системах грабить было попросту некого. Из-за этого стала буксовать другая перспективная разработка – «реалистичная саморегулируемая экономика», которая обкатывалась как раз в системе Сомбреро. Через неделю не хватало уже элементарных вещей, например горючего.
Были созданы все условия: в ангаре стоял грузовой корабль среднего класса под названием «Шабесгой» (Лёхин юмор, да), который можно было вполне бюджетно ненадолго арендовать. Отстыковываемся, перепрыгиваем внутреннее кольцо и находим там, на самой низкой орбите, три топливных заводика, которые цедят водород из атмосферы. Затариваем полный трюм и летим обратно. На всё про всё час — полтора, прибыль неплохая, а с учетом дефицита – очень неплохая. За пару недель неспешной игры вечерами можно уже и свой транспортник купить.
Однако, несмотря на гарантированную прибыль, летать приходилось мне – народу в системе всё еще было мало, а коллеги наотрез отказывались пользоваться админскими полномочиями, утверждая, что экономику надо тестировать в реальных условиях. В общем, мой виртуальный персонаж зарабатывал виртуальные деньги, а в настоящем мире настоящий я – нервное расстройство на почве Стимпанночки. Пилила она меня постоянно и весьма изобретательно.
В тот вечер подруга более-менее достоверно укатила к бабушке. Я надел виртуальный шлем, потом ковбойскую шляпу с фотоэлементами, и вошел в яхт-клуб системы Сомбреро. Ребята уже были на месте, как раз обсуждали что-то. Мы обменялись рукопожатиями, после чего я решил озвучить заготовленную речь, вежливо и тактично...
— Ладно, пора мне в рейс. Еще б приплачивали за работу дальнобойщиком...
— Сегодня лететь не надо, — отмахнулся Лёха. – Горючки пока хватит.
— Выходной, — добавил Вовка.
— Шаббат, ага. Народ, меня серьезно задолбала эта линия. До конца месяца доработаю, а потом пишу «по собственному».
— И куда подашься? На Дальнем Рубеже полно неизученных систем... – начал было Вовка.
— Я в реале напишу. Устал. Каждый вечер одно и то же, будто в корейской гриндилке.
— Свят, свят, свят... – замахал руками друг. – Вымерли они, не поминай всуе. И погоди рубить с плеча, сегодня ж выходной. Лучше глянь, что мы откопали.
Рассказ о проишедшем потом появился на форуме, так что никаких секретов я сейчас не открою. Но в общих чертах, дело было так.
Есть на Дальнем Рубеже система двойной звезды, Медуза-А и Б. Вокруг «Б» полно астероидов с приличным содержанием редких элементов, практически Эльдорадо. Но обжита и худо-бедно колонизирована только «А», у которой есть планета земного типа. И ворота для гиперпрыжка тоже на «А». К Медузе-Б приходится лететь в обычном пространстве, и занимает это почти двое суток реального времени. Естественно, нормальному человеку и в голову не взбредет добираться туда, но всегда находятся смельчаки, гонимые жаждой быстрой наживы...
Так случилось и с Максимом. Парень, нуб нубом, после недели игры и пары обидных поражений в PvP решил по-быстрому срубить денег на нормальный крейсер. Медуза-Б подходила как нельзя лучше. Истратив все свои, и даже некоторые чужие деньги, он купил приличный транспортник и худо-бедно, от ворот к воротам, допрыгал до Медузы-А. Заправился там под пробку и рванул вперед к мечте. А потом то ли не зашел вовремя в игру, то ли с навигацией так и не разобрался... в общем, пропустил он точку торможения, промазал мимо звезды, и корабль унесло в дальний космос. Пытаясь вернутся, неопытный пилот в отчаянье сжег почти всё топливо, но результата не добился.
По приблизительным подсчетам, транспортник должно было вынести в обитаемые места через пару месяцев. Болела уязвленная гордость, напоминали о себе кредиторы – в общем, Максим не сдался, и каждый день в одно и то же время заходил в игру минут на пятнадцать, проверить, всё ли в порядке. Так было и в тот день.
При запуске игры сначала качался патч, поэтому Максим не удивился, увидев перед глазами белый фон. «Опять напортачили» — подумал он сперва (каемся, бывало), и решил попробовать перезагрузиться. Однако в этот момент свет немного померк, зрение сфокусировалось, появился звук – и отважный покоритель космоса увидел, как от его лица к потолку поднимается жутковатого вида механизм с манипуляторами и разными приспособлениями не то из арсенала хирурга, не то из ближайшего БДСМ-бутика. Отважный пилот попробовал было встать – раньше он не пытался двигаться, при глюке смысла не было – и обнаружил, что может только вертеть головой, да и то не очень. И тут ему прямо в глаза заглянула страшная рожа...
Каюсь, твинк вышел не очень. От стандартных «серых» пришельцев мы сразу отказались как от баяна, и решили придумать что-нибудь страшное и оригинальное. Но сколько я не возился с «ящериком», выходила потешная рожа типа геккона анфас. И в крапинку.
Максим в панике сорвал с себя шлем виртуальной реальности, отдышался, вытер холодный пот с лица. Вот уж попал так попал. Хотел-было отписаться на форуме, рассказать, но решил, что никто не поверит. Где-то через полчаса любопытство победило страх – в конце концов, это всего лишь игра. Он надел шлем, подключился обратно... и оказался в рубке своего корабля. Глюк? Пасхалка? Всё равно, теперь точно никто не поверит!
— Компьютер, время до максимального сближения с системой Скорпион?!
— Вопрос не корректен, — отозвался компьютер после ощутимого раздумья.
— Ладно, говорилка ты глючная. Компьютер, данные о траектории!
— Эллиптическая орбита, пятнадцать километров, апогей двадцать девять, наклон сорок один градус, период....
— Какого?..
— Вопрос не корректен.
Максим ударил по клавишам и включил обзорные экраны. Увиденное заставило его призадуматься. Корабль висел на не особенно высокой орбите вокруг обледенелого планетоида довольно скромных размеров. Межзвездные расстояния куда-то подевались. Топлива, однако, не прибавилось, даже на уход с орбиты не хватит.
Сигнал SOS отправился в эфир буквально через несколько минут.
Болтался он, конечно же, вокруг той самой ледяной луны, которую я в свое время себе присмотрел, а слетать так и не собрался. Конечно, если б Максим не додумался до аварийного передатчика, пришлось бы изображать случайную встречу с «туристом». Перегон транспортника на станцию вообще достоин отдельной эпопеи, ну или как минимум памятника человеческому терпению. Конного. Отлитого в граните, не меньше. Система Сомбреро – кошмар для навигации, пилот — полный нуб, корабль — без горючего. Только на доставку топлива ушло два часа.
Рассказ про пришельцев за это время пришлось выслушать раз шесть (Вовка ставил галочки в блокноте). Естественно, мы не поверили. Но вскользь упомянули, что с гиперворот на станцию приходят сообщения о каждом новом корабле – народу в системе мало, и мы очень рады гостям. По прилету все вместе пошли смотреть журнал – и естественно, транспортника там не оказалось... А вы как думали?
В общем, теперь у нас есть бесплатный бензовоз. И работать ему на этой линии еще долго – мы ж все дела бросили, когда его спасали, да и поиздержались в процессе. Сбежит – натравим пиратов (читай – перелогинимся в твинков) и решим вопрос. Но, чувствую, не понадобится – парень вроде проникся, маршрут выгодный, никто не трогает.
Историю про пришельцев Максим, естественно, выложил на форум. Сначала не поверили. Но через неделю к одному конвою близ Метрополии привязался дискообразный объект, а когда за ним погнались истребители – мгновенно исчез. И это было только начало.

8


В яхт-клуб станции Сомбреро удалось войти только со второго раза – забыл, что турникет реагирует на шляпу. Народу было необычно много, десять человек и один притаившийся в углу ящер – видимо, кто-то из Высших Разрабов пожаловал взглянуть на наше сборище. Точнее сказать, на военный совет. Народ был явно на взводе, Вовка сидел хмурый и в шапочке из фольги, чтоб не видеть ящера. А вот Лёха, в парадной еврейской шапке, напротив, держался бодрячком, улыбался и потирал руки. Выглядел он даже не главным злодеем – о, это всегда было для него мелковато – а этаким злобным демиургом.
— Господа! — наконец объявил Лёха, когда все расселись. – Граждане системы Сомбреро и все им сочувствующие! У каждого из вас есть три дня, чтобы обзавестись приличным боевым кораблем. Потому что в ночь с субботы на воскресенье нас прилетят штурмовать.
— Я был против, — прошептал мне на ухо Вовка. – Но если надо, значит надо.
В общем, отдыха от виртуалки в ближайшее время не предвиделось.
Два дня спустя я сидел за компом, листал спецификации на корабельное оборудование и слушал Вовкино нытье по скайпу.
— В общем, он всё это сам придумал. Война, говорит, обязана быть. Самая первая, галактическая и всё такое. Три крупнейших альянса ополчились на нас, наняли гору мелких сошек и летят в гости.
— А они не могут там сами промеж собой перессориться? Ну знаешь, жадность, амбиции и всё такое. Как Лёха обычно всё устраивал.
— В этот раз нет, — вздохнул Вовка. – Он сам же их на нас и натравил, окольными путями. Война обязана быть. Легенда о великой победе...
— О глупом поражении. Мы можем выставить от силы дюжину кораблей, а противник – почти три десятка. Истребители я даже в расчет не беру.
— Значит, победа будет не наша. Идея, видимо, в том, что она должна быть. Игра молодая, с ЗБТ всего четыре месяца прошло. Еще не было войн.
— Ты, главное, перед боем много пива не пей. Прорвемся.

* * *


Настал день Х. Читается «день хэ», потому что так надо. На всякий случай уточню, что это не моя идея. Стимпанночка умотала домой к родителям, оставив космическому волку на пропитание мешок пирожков. Судя по габаритам и количеству – бабушкиных. И прислала через соцсеть старую картинку: с одной стороны полчища космических кораблей стреляют друг по другу, с другой — парень спит лицом в клавиатуру. «О чем ты мечтал», и «что ты получил», значит. Поиздевалась. Вообще, отношения наши с недавних пор натянулись до предела. Надо было что-то решать.
Я надел виртуальный шлем, потом гермошлем скафандра, и шагнул на мостик собственного боевого корабля. Через минуту наша маленькая, в три вымпела, эскадрилья отдала швартовы и стартовала в боевой поход, первый и последний (вы же помните, что я немного суеверен?). На бортах кораблей гордо реял – он знамя, ему положено – скелет пингвина со шляпой в зубах. Эмблему выбирали всеобщим голосованием в несколько раундов, чуть ли не дольше, чем обсуждали остальные вопросы обороны вместе взятые. В общем, состояние флота вы можете себе представить.
Поэтому мы с Вовкой предприняли кое-какие приготовления самостоятельно. Зафрахтованный на трое суток транспортник был набит всем необходимым и запущен на дальнюю орбиту, где его никто не будет искать. Вовка собрал себе канонерку – небольшой кораблик с очень приличным лазерным вооружением. Я предпочел минный заградитель. И еще с нами за компанию в добровольно-принудительном порядке вылетел корвет радиотехнической разведки под названием «Хава Нагила», кто пилот, я думаю, понятно. Он эту кашу заварил, ему и досматривать до конца.

* * *


План был простым и незамысловатым, как умственные способности нашего адмирала. Если уж мы не можем биться в открытую, следует заняться тем, что умеем и любим. То есть пиратством. С огоньком и молодецким задором, естественно. Захватчики потому и захватчики, что не местные. У них всё привозное: торпеды, запчасти, горючее. В первую очередь — горючее. На гонки за партизанами по всей системе его уходит просто море, а заправляться неоткуда: топливные заводы на низкой орбите висят отключенные и с пустыми хранилищами. Пока их захватишь, пока включишь – флот уже встанет без хода. Значит, придется тащить топливо с основной базы, аж за три прыжка. А поскольку лишних людей на это нет, добровольцев – тем более, все в бой рвутся – то будут один или два больших и очень толстых грузовоза с несерьезной охраной.
Первым из гиперворот выпрыгнул легкий крейсер. Включил радар на полную мощность и начал им шарить. Флот вторжения к этому времени отогнал всех защитников системы ближе к центральной станции, но предосторожность еще никому никогда не вредила. Противник у ворот отсутствовал полностью, и, если верить общефлотскому каналу связи, нес потери в оборонительных боях где-то далеко. Поэтому крейсер спокойно передал условный сигнал и отошел в сторону. Гиперворота снова открылись, и в системе появились два грузовоза тяжелого класса с каким-то мелким корветом в придачу. Собравшись в походный ордер, караван стартовал к планете. Двигатели отработали и выключились, и оставшийся час полета до торможения экипажи приготовились потратить с толком – на чтение форумов, треп по радио и прочие необходимые вещи.
По закону жанра именно в этот момент отважные герои должны нанести свой удар. Не буду вас разочаровывать – мы всё сделали как положено. Во-первых, корабль с включенным радаром сияет на всю округу как звезда на главной ёлке страны. Не увидеть невозможно. Особенно если запастись кое-какой недешевой аппаратурой. Стоит ли уточнять, что Лёхин корвет был набит ей по саму палубу? Во-вторых, мы так и не отключили ту штуку, которая сообщала на станцию обо всех прибывших кораблях. Ну забыли, с кем не бывает. Тип корабля, имя капитана и государственная принадлежность исправно писались в журнал, а оттуда рассылались всему флоту обороны. Как говорится, дома помогают даже стены. В общем, проморгать конвой мы не могли в принципе. Оставалось только висеть в районе ворот и ждать.
Вычислив траекторию конвоя, мы перешли в атаку. Казалось бы, а причем тут мой минный заградитель? Так вот, космическая мина на морскую совсем не похожа. Это космический корабль в миниатюре, размером чуть меньше истребителя. Он тихонько дрейфует по своей орбите, пока в радиусе действия не появится что-нибудь интересное, после чего стремится подлететь как можно ближе и взорваться. Летает быстро, бабахает тоже неслабо. Можно, конечно, обнаружить мину заранее и уничтожить чем-то более-менее дальнобойным — зенитных лазеров маловато будет — но это ведь придется радар лишний раз включать, что для слабо защищенного конвоя не лучшая идея. Да и не ставит никто мины в глубоком космосе!
Разгон съел столько топлива, что на расходомеры было стыдно смотреть. Пальцы намертво сжали джойстики маневровой тяги. Где-то впереди по своему эллипсу шел конвой, по соседнему, недалеко от них, крался Лёхин корвет, упакованный в стелс-технологии от носа до кормы. Немного впереди летел Вовка. Пару минут назад он ненадолго включил радар, чтобы выманить крейсер чуть подальше от кораблей. А с тылу на огромной скорости по гиперболе мчался мой героический минный заградитель. На обшивке гордо реял скелет пингвина – он знамя, ему положено.
Хоть у мины и есть двигатели, запустить её к цели, как торпеду, не выйдет. Можно только включать и выключать дистанционно. Но зато со своей траектории она никуда не денется, а кто кого догнал – корабль мину или наоборот, на самом деле без разницы. Для снижения заметности я отключил всё, даже жизнеобеспечение, и сидел за пультом в скафандре. Крошечные импульсы маневровых двигателей направляли корабль точнехонько в центр конвоя. Это как попасть слоном в игольное ушко с расстояния в десять километров. И на сверхзвуковой скорости.
— Ноль один на торможение... ноль два, нет, ноль три на плюс нормаль, — вещал из наушников голос Лёхи. Остронаправленная антенна позволяла ему не бояться радиоперехвата, но требовала хотя бы примерно знать, где я.
— Еще ноль ноль восемь к центру... всё, ты мимо меня пролетаешь! Минута до цели, сбрасывай! Сбрасывай!
Голос затих – стоит повернуть антенну дальше за мной, и конвой попадет в зону сигнала, а этого допускать нельзя. Если всё рассчитано правильно, я пролечу прямо между транспортниками противника под довольно острым углом. Жаль не смогу оценить – всё отключено, корабль слеп как крот. Мины не торопясь вываливались из люков. Всего восемь штук, полный боекомплект. Сейчас я отдам им по радио команду «боевой взвод», и дальше можно будет только уповать на точность расчетов.
Момент подрыва я благополучно проморгал – по секундомеру вроде бы уже пора, но ничего не слышно. А потом эфир буквально взорвался. На частотах противника мат стоял такой, что вяли уши. Конвой в последний момент решил, что к ним сзади подкрались истребители, но толком не успел ничего сделать. А потом рвануло.
Наконец Лёха передал картинку. Мелкий корвет-довесок куда-то пропал, что странно – в него вообще не целились. Вместо одного из грузовозов приборы выдали груду обломков и стремительно расширяющееся облако горячего газа. Второй транспорт медленно вращался по всем осям, и одна его оконечность, не разобрать, нос или корма, была явно горячее другой — похоже, на борту пожар. Крейсер всё еще ловил кого-то километрах в двадцати впереди по орбите. Ох, как его материли, любо-дорого послушать.
— В результате героических и самоотверженных действий нашего славного флота уничтожен один вражеский транспортник тяжелого класса и выведен из строя еще один, — Лёха развернул антенну в сторону станции и решил поиграть в Левитана. – Из всего охранения конвоя уцелел только один корабль. Истинные патриоты не отдадут агрессору ни кубометра родного космоса!..
И так далее тому подобное. Народ, похоже, слушал. Как объяснить, что «героизм» происходит не от храбрости и патриотизма, а в первую очередь, от тяжелой, безвыходной ситуации, а то и просчетов командования? Что герой, настоящий герой, ни о каком героизме не думал и вовсе не хотел этим героем становиться. В отличие от, так скажем, литературных и сценарных выдумок отечественных и зарубежных авторов, ни разу в жизни не нюхавших пороху. А впрочем, хватит ворчать. Мы не в реальной жизни, и слава богу. Уж пусть лучше виртуальность будет такой – яркой, доброй и с ненастоящими героями.
Крейсер, там временем, вернулся к потерявшему ход транспортнику – видимо, решил, что мы прилетим добивать. Вовка старался поддерживать в нем эту уверенность, изредка маяча на радаре. Лёха умотал куда-то по своим радиотехническим делам, а я, с горем пополам затормозив до эллиптической скорости, на последних каплях горючего отправился к дрейфующему «Шабесгою» на заправку и перезарядку. Шел пятый час Первой Галактической войны.
В начале девятого часа фронт стабилизировался. Транспортник с горючим остался без хода и удрейфовал за пределы досягаемости. Попытки захвата топливных заводов провалились: помешали мины, боевые абордажные киберы и – я прямо горжусь своим коварством – отключенная гравитация. Магнитные ботинки, как оказалось, были далеко не у всех, поблажки и условности научной фантастики совсем разбаловали народ. Флот противника собрался в кучу на орбите отдаленной ледяной луны. Топлива на продолжение активных действий уже не оставалось, но адмирал справедливо надеялся, что плотный строй, ощетинившийся орудиями во все стороны, отпугнет любого атакующего.
Так то оно так, но дуракам закон не писан. И мы пошли в атаку, четырьмя оставшимися кораблями против двадцати трёх. Сначала нужно было расчистить дорогу. Противник развесил по окрестностям зонды дальнего обнаружения – небольшие беспилотные спутники с радиолокаторами. Стоят они весьма недешево, но всё-таки их не так жалко подставить под удар, чтобы выведать планы противника. Стоило нашим кораблям показаться в зоне действия радаров, на перехват бросались истребители. Но они не могли нас догнать.
Мы словно танцевали на высокоэллиптических орбитах, проносясь вплотную к дымке атмосферы спутника, а потом поднимаясь в такую высь, что его гравитация едва могла нас удержать. Там, на самом верху, можно одним легким импульсом двигателей изменить период орбиты, или развернуть её плоскость – и при следующем сближении оказаться с другой стороны планеты, вне досягаемости орудий противника. А когда включался очередной зонд, оборудование еврейского корвета вычисляло его орбиту по сигналу РЛС, траектория одного из кораблей корректировалась, и на следующем витке залп лазерных орудий решал проблему. Эллипсы наших орбит на экране компьютера сплетались в причудливый цветок.
Шел десятый час войны. Зондов настреляли уже пять штук, и они, похоже, закончились. Истребители стали реагировать на нас как-то вяло, и на перехват вылетала всего пара машин. Поймать кого-то из нас им так и не удалось, а потери росли — Вовка сбил уже двоих, даже не представляю как. Наконец пространство очистилось от летающих радаров, и Лёха смог подкрасться поближе к флоту противника. Он занял орбиту повыше, и на каждый его виток противник делал два с половиной, строго в назначенное время пролетая в прицеле телескопов. Подгадав момент, когда радиоперехвату мешает луна, мы устроили военный совет.
— Почему они не растянутся кольцом? – недоумевал я.
— Чтобы по твоим минам на подлете било не два ствола, а десяток, — ответил Вовка. – Раскусили наш фокус и собрались в кучку. Боевой корабль – это не транспортник, его так просто не возьмешь.
— Таки смотря за какой корабль мы говорим, — вмешался Лёха. – Линкор видели? Он у них один. Корпус весьма неплох, а вот оснащение слабовато. Не по рангу пушечки, и числом не вышли.
— Пугало? – предположил я. – И флагман. Истребители тоже с него работают. А остатков топлива в этой туше хватит, чтоб несколько фрегатов под пробку залить и устроить нам веселую жизнь. Скоро они до этого додумаются, и...
— Значит, бьем сейчас.
Бьем – значит бьем, адмирал приказывает, а наше дело – исполнять. На этот раз в атаку пойдем все вместе. Кроме Лёхи – он будет нашими глазами. При стрельбе через плечо из-за угла помощь не бывает лишней. Атаковать решили с орбиты встречного направления – так у вражеских орудий будет меньше времени на работу. Перигей опустили пониже, чтоб аж чиркнуть брюхом по атмосфере, и заранее набрали параболическую скорость. К противнику мы подойдем спереди-снизу, ровно в тот момент, когда флот будет в поле зрения корвета Лёхи.
Собрать столько параметров в кучу довольно сложно. Мы с Вовкой еще худо-бедно справлялись, а вот товарищ, приданный нам после уничтожения своей эскадрильи, постоянно нуждался в подсказках и мотал нервы. Было даже как-то неудобно его обманывать. Мы-то знали, на что идем.
Тут должно было быть хайку, но я всего лишь гайдзин, куда мне до высокой поэзии.
Флот противника показался из-за горизонта и стремительно несся на нас. Я скинул мины. А потом мы с Вовкой скинули шлюпки. Пустые. Больше целей – больше шансов, что стрелять будут по кораблям, больше вероятность, что мины долетят сквозь плотный огонь.
— Ррр-родина не забудет своих героев! – орал Лёха в открытый эфир. Издевался, наверное. Он еще и радар включил, чтобы враг смотрел на него и чуть-чуть позже замети нас. Мы судорожно вдавили гашетки, и один из корветов противника расцвел в пространстве огненным тюльпаном. По целям били из всего, даже из легких зенитных орудий, в обороне не было смысла. Корабль содрогнулся от вражеского залпа, панель засияла тревожными лампами отказавших систем. На боковом экране взорвалась пустая шлюпка. Мимо пронеслась стая ярких точек, оставляя за собой дымные хвосты – мины почуяли цель. Сколько из них долетит?
А потом обломки наших кораблей выскочили с обратной стороны вражеского строя. Я снял виртуальный шлем, вытер пот со лба и снова надел. Орала пожарная тревога на всех палубах. Реактор шел вразнос, несмотря на аварийное отключение. Взрыв был неминуем. А шлюпок больше не было. Но в носовом шлюзе должен быть реактивный ранец, в просторечии – «джетпак». И идти недалеко. Громыхая магнитными подошвами по палубе — гравитация давно вырубилась – я доковылял до шлюза. Вместо наружного люка зияла дыра, но внутренний открылся спокойно – на корабле давно закончилась атмосфера. Шкаф был на месте, обугленный, но целый, и ранец вроде бы сохранился. Я взял его в руки, нажал кнопку диагностики – всё работает, заправка полная! И в этот счастливый момент в коридоре рядом со шлюзом что-то взорвалось. Меня выкинуло наружу через дыру на месте внешнего люка. Джетпак – тоже, но отдельно. До него была всего пара метров, а я беспомощно кувыркался в невесомости, не в силах дотянуться. Сколько прошло времени – не знаю, может минута, а может пара часов. Герой фантастического фильма нашел бы, что бросить в сторону, и на втором законе Ньютона приблизился бы к цели. Или проколол бы перчатку. Но мне кидать было нечего. Хуже того – я беспорядочно вращался по всем осям и ни за что не смог бы прицелиться. Спасительный джетпак улетал всё дальше от меня. Корабль тоже удалялся, но всё еще был слишком близко, чтобы я мог пережить взрыв реактора. Ощущение беспомощности – хуже не придумаешь. И тогда я решил: с меня хватит. И снял виртуальный шлем.

9


Я лежал и смотрел в потолок, пока он не перестал вращаться перед глазами. Вот уж не думал, что в виртуалке может укачать. Где-то через полчаса наконец решился подняться на ноги и доковылять до окна. На улице было уже светло. Получается, бой шел всю ночь с редкими перерывами минут по десять-пятнадцать. Итого полсуток онлайна. Каким задротом надо быть, чтобы пойти на такое? Но хуже всего было старое, казалось бы, давно забытое ощущение боя, «броска на пределе». Не думал, что оно вернется ко мне вот так. Всё, что не убивает, делает нас сильнее, но иногда кажется, что цена всё-таки была высоковата. И если мои военные воспоминания служат хоть какой-то прививкой, средний обыватель из «не служивших» может на эту эйфорию подсесть. И возвращаться в виртуальность снова и снова.
Разумеется, я не верю, всяким «экспертам» и ханжам, не способным даже тетрис осилить. Компьютерные развлечения сами по себе не провоцируют насилие и прочее в том же духе. Но игры, особенно виртуальные, заманивают тебя в мир более интересный, живой и настоящий, чем скучное, обыденное «здесь и сейчас». И я помог один из этих миров создать и наполнить жизнью.
Жить, всё-таки, надо по эту сторону. Помириться со Стимпанночкой. Выспаться. Пожрать. Так, сначала — пожрать, остальные проблемы – в порядке их поступления. Я побрел на кухню в смутной уверенности, что там есть что съесть.
На кухне обнаружилась Стимпанночка. В домашнем платье, фартуке и поварском, зараза, колпаке. Перспектива завтрака, плавно переходящего в обед, стала таять на глазах – обычно женщина на кухне загадочным образом увеличивает количество еды, но в случае с моей подругой этот фундаментальный закон вселенной часто давал сбои.
— Я решила, что ты проголодаешься, — сказала она, мило улыбаясь. – Ты говорил, у меня хорошо поучаются бутерброды...
— В микроволновке, я уже понял.
Догадаться было нетрудно. По запаху. Что ж, по крайней мере она меня не отравит – сложно отравиться углём.
— А потом я решила, что пицца – это тоже бутерброд, — продолжила Стимпанночка.
Я не полез проверять духовку. Даже глаз не скосил в ту сторону. И тут раздался звонок в дверь.
— Её привезли, пойду открою, — обрадовалась подруга и убежала.
Значит, обеду быть. Но это, на самом деле, не важно. Мы оба настроены дать друг другу еще один шанс. А это уже чего-то стоит. Даже если пришлось пройти через галактическую войну, чтобы это понять.

Конец?

mc_
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Рождение легенды
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010