Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Режим ограниченной функциональности



Режим ограниченной функциональности


«Перемены приходят налегке.»
– Сборник афоризмов народа Оа. Том 84-й.


1. Отшельник

Даже если бы деревьям в лесу было дело до того, что происходит вокруг, то сегодня всё равно ничего не привлекло бы их внимания. А потому они просто стояли, раскинув ветви, и, как и в любой другой осенний день, пытались ловить те скудные солнечные лучи, что временами пробивались сквозь густые тучи. Деревья здесь были гордые (по крайней мере, так утверждал Торбен, предводитель одной местной деревни), а потому листву не сбрасывали, хотя на них уже ложился крупными хлопьями первый снег. Зимой снежинки в этих краях были размером почти в половину метра и в считанные часы покрывали окрестности лёгкими и воздушными, но глубокими сугробами. Снег ложился на деревья, на траву, на вытоптанную в ней тропинку и на раковины улов, двухметровых земноводных моллюсков, которые, перебирая складками своих скользких животов, резво ползли по этой тропинке к морю, начав свою ежегодную миграцию. Улы, животные столь же быстрые, сколь и прожорливые, во время своих миграций поедают немалое количество травы, каждый раз оставляя по всему побережью множество новых тропинок. Горе тому фермеру, чьи угодья окажутся на их пути. Но, в любом случае, местные сельчане живут с улами в гармонии, строят вокруг своих огородов и даже полей надёжные ограды и никогда не причиняют моллюскам вреда, так как считают их священными.
Однако этот день всё же нельзя было назвать совсем обыденным. И причиной тому были вовсе не снег или миграция улов — что-то витало в воздухе, отголоски события, которое в истории этих земель происходило всего несколько раз. И, кажется, эти отголоски привлекли внимание одного человека.

Двое низкорослых аборигенов сидели на опушке леса с полными корзинами грибов и, отдыхая перед обратной дорогой, любовались окружающей их природной идиллией.
– Смотри, – вдруг шепнул один из них своему товарищу, – Колдун идёт.
На тропинке, ведущей в сторону леса, вдали показалась рослая человеческая фигура.
– Пойдём отсюда, – поморщился другой, – не нравится что-то он мне...
И, ничего больше не говоря, грибники поднялись и вскоре скрылись в чаще.

Местные жители остерегались Колдуна и старались по возможности держаться от него подальше. И даже не из-за того, что старейшина Торбен объявил его сумасшедшим и запретил сельчанам общаться с ним (хотя, на самом деле, старец сам был слегка «не в себе» и просто видел в Колдуне угрозу своему авторитету). Все местные жители знали, что любой, кто заговорит с Колдуном, будет вынужден выслушивать его малопонятные речи, в которых он, в частности, иногда называл себя «посланником Хосмоса» (в культуре северных народов издавна считавшегося богом неудачи и беспокойства). И доказательства этого он, казалось, специально выставлял напоказ. Ростом чуть ли не вдвое выше любого из местных жителей, Колдун был просто воплощением странностей. Особенно всех настораживала его манера говорить. Вообще, никто никогда не слышал, чтобы он говорил сам. Колдун лишь бормотал заклинания на каком-то непонятном языке, а за него говорила странная коробочка, пришитая к его робе. Торбен говорил, что в ней Колдун держал ручного демона и если его долго слушать, то можно лишиться рассудка. На самом деле, в это мало кто верил. Но странности Колдуна на этом не заканчивались. Никто не знал, откуда он пришёл, но поговаривали, будто он прилетел от самого Хосмоса на стальном драконе. Особо отчаянные сплетники даже утверждали, что дракон до сих пор живёт в пещере рядом с его владениями, охраняя своего хозяина. Легковерные, услышав такие истории, начинали остерегаться Колдуна и обходили его за километр, а более умудрённые жизнью — пожимали плечами и скептически посмеивались, но встречаться со странным гигантом всё же избегали. Но сплетни сплетнями, а вся деревня помнила, как всего год назад, когда во время своей миграции улы съели несколько диковинных растений, росших в его огороде, Колдун целый час гонялся за животными и с криками «смерть моллюскам!» метал во все стороны красные молнии. На что он ещё способен, никто, кроме самых отъявленных фантазёров, предполагать не решался.

Аргус торопливо шагал по тропе, гладкой от слизи недавно проползших здесь улов. Забавно, но местные жители всегда звали его Аргусом, даже не догадываясь, что это и есть его настоящее имя — ведь на их языке оно означало «Колдун». Впрочем, он ничего не имел против этого. На самом деле, образ этакого чародея-отшельника просто приводил его в восторг. Что бы он ни делал, аборигены всегда видели в этом что-то таинственное и необъяснимое. Установленную им полгода назад вокруг своего огорода силовую изгородь они вообще считали чем-то вроде божественного барьера. Да, образ Аргуса, несомненно, придавал ему в глазах низкорослых местных жителей статус хозяина всех окрестностей. Чем он всё время и пользовался, беспрепятственно проходя, где вздумается, изучая их быт и, при возможности, удивляя очередным «чудом».
Аргусу нравилось то количество легенд и сплетен, что возникало вокруг его личности и которые он подслушивал, посылая на разведку небольшого летающего робота, которого он для эффекта обвесил птичьими перьями и называл своим фамильяром. В своих путешествиях Аргус собрал немало фольклора различных народов Вселенной, а прожив несколько лет на этой планете, сам стал причиной его возникновения. С такими темпами, если бы он решил продолжить свои странствия, он мог бы стать легендарной личностью в среде космических бардов, получив славу главного героя легенд народов Аргсгарда, как он сам назвал эту прежде безымянную планету, впервые ступив на её поверхность, торжественно раскинув руки и прокричав: «Да будет зваться сия земля Аргсгардом, землёй Аргуса!» (те, кто знал Аргуса, вряд ли когда-либо назвали бы скромность одним из его качеств).
Ступая по тропе, уже изрядно покрытой снегом, Колдун Аргус время от времени поглядывал на небо. Там, хотя снег и мешал обзору, всё ещё можно было разглядеть остатки тянущегося в высоте дымового следа. Когда Аргус впервые заметил этот след, он подумал, что это Красный Дракон простудился и полетел жечь целебную листву, но Дракон обычно ещё ранней осенью улетал на юг. А потому оставалось лишь предположить, что хоббитов (как Аргус привык называть местных жителей) вскоре ждёт сюрприз в виде ещё одного спустившегося с небес «посланника Хосмоса».
Оставалось лишь убедиться, что кто-либо, кто мог прилететь на этом корабле, не стал бы для Аргуса конкурентом (он ещё собирался пожить здесь и никак не хотел лишаться своего статуса могущественного колдуна).
Включив механические усилители на своём костюме, чтобы идти быстрее, Аргус продолжил шагать в сторону, где, судя по оставшемуся дымовому следу, мог бы приземлиться повреждённый корабль.

2. Лейтенант

Я вышел, сжимая в руках лист бумаги, который, возможно, коренным образом изменит мою жизнь. Дверь в кабинет Адмирала Эммета закрылась за моей спиной, прогремев эхом по полупустым коридорам Линкора «Аластар». Я еще раз перечитал документ:

«Адмиралу Космического Флота Федерации
Кайлу Дж. Эммету

Заявление

Я, Дон Вильям Хофф, прошу уволить меня из Космического флота Федерации по собственному желанию.

Дон В. Хофф 08.03.2574»

Десять лет службы пролетели как год. Боевые задания на передовой, в тылу врага. Бессмысленные потери, десятки мертвых напарников.… Все это порядком надоело. Надоело исполнять приказы командования, особенно если они противоречат собственному чутью! Займусь фрилансом, буду работать на себя! Тем более, я как раз договорился встретиться со своим старым другом, Налантом. Когда-то мы служили с ним во внешней разведке, но однажды из-за ошибки командования погибли сто человек из моего отряда. Моя жизнь висела на волоске, но по счастливой случайности меня нашли и поставили на ноги.
Пытаясь выкинуть из головы плохие воспоминания о том дне, я спустился на нижнюю палубу и направился в сторону дока № 7. «Красавец», – подумал я, глядя на свой корабль – истребитель класса Дельта «Арадон», неизвестно почему прозванный пилотами «Дядя Вася». Вооруженный парой импульсных излучателей и оборудованный двумя щитами мощностью в пятьдесят мегаватт, он не раз спасал меня из всяческих передряг.
У корабля меня встретила симпатичная рыжеволосая девушка. «Лейтенант Дон Вильям Хофф?» — спросила она.
– Я вас слушаю, – я был несколько удивлен ее появлением.
– Младший лейтенант Эмма Линд, адъютант Адмирала Эммета. Адмирал хотел передать, что вам приказано прибыть в Главный Штаб Флота Федерации для заполнения кое-каких документов, сэр.
– Извините, Эмма, но я уже уволен из рядов Флота.
– Я в курсе, но у вас много заслуг перед Федерацией. И в связи с этим, вам приказано прибыть в Главный Штаб.
– Это все? – я взглянул на нее исподлобья. А девушка продолжала:
– Ещё нет, сэр. За ваши заслуги, лейтенант, Командование Флота Федерации предоставляет вам новый корабль, который заменит ваш старый «Арадон». Это усовершенствованный истребитель класса Гамма «Вексус». Он ждет вас в доке №5. И еще: Командование всегда будет радо вам, если вы вдруг захотите вернуться. Удачного полета! – с этими словами она оставила меня одного, пытавшегося переварить все вышесказанное.
«Кто она такая? Зачем меня вызывает командование? Зачем они подарили мне корабль?» — мысли всё копошились у меня в голове, а пилотское чутье и опыт подсказывали, что не нужно сейчас лететь туда. «Командование подождет, лучше полечу на встречу с Налантом», – решил я и направился к доку №5.
Там меня ждал сюрприз. Эта девушка сказала правду, по крайней мере, насчет корабля она не врала. Посреди дока, поблескивая отражавшим свет прожекторов корпусом, стоял «Вексус». Лучший истребитель Федерации, который я видел лишь пару раз, теперь величаво стоял передо мной, раскинув крылья, на которых крепились гравитонные двигатели. Вооружение его потрясало – шесть фотонных лазеров, турель с позитронной пушкой и ракеты класса Шершень. Три щита, мощностью по сто мегаватт каждый, делали этот корабль практически неуязвимым для многих типов оружия.
Кабина пилота просто поразила меня. В отличие от «Арадона», здесь в кресло была вмонтирована консоль управления всеми функциями корабля, а на лобовое стекло проецировались все необходимые данные.
Проверив бортовые системы, я связался с диспетчером:
– Это борт сорок два, прошу разрешения на взлет.
– Борт сорок два, взлет разрешаю. Приятного полёта!
Вслед за этими словами створки шлюзового отсека распахнулись передо мной, и корабль окунулся в холодную пустоту космоса.
– Компьютер, просчитать курс до станции Барне, система Галафер, – скомандовал я, на что бортовой компьютер ответил:
– Выполняется поиск…. Результаты: станции Барне не найдено в базе данных.
– Вот дьявол, опять название сменили, – выругался я. Пришлось немного порыться в старых записных книжках и вспомнить координаты базы.
– Компьютер, активировать автопилот: Координаты: 375-183-857-005. Активировать сверхсветовые двигатели.
– Курс принят, автопилот включен. Сверхсветовые двигатели активированы, – сообщил мягкий женский голос, на который был запрограммирован бортовой компьютер.
Переложив все обязанности по навигации на специальный модуль, я откинулся на спинку кресла. Корабль уже перешёл на сверхсветовую скорость, и я уснул под монотонное гудение двигателей.
Разбудил меня всё тот же голос бортового компьютера: «Внимание: двигатели повреждены. Сверхсветовые двигатели отключены. Состояние двигателя 2 критическое. Внимание: двиг…»
Вскочив, я активировал радиосвязь: «Это борт сорок два. У нас аварийная ситуация! Запрашиваю поддержку! Повторяю: это борт сорок два! У нас аварийная ситуация!». Но космос сохранял холодное молчание. Рядом никого не было. Планета, на орбите которой оказался мой «Вексус», довольно быстро приближалась.
«Выхода нет, придется совершать аварийную посадку», – решил я и, активировав ручное управление, начал сканировать пространство вокруг.
– Система: Рененбер. Станций: 0, планет: 14, кораблей: 0, – выдала система навигации.
– Показать информацию о ближайшей планете, – скомандовал я.
– Планета Рененбер-5, система Рененбер. Атмосфера: имеется. Состав воздуха: Азот: 75%, Кислород: 24%, примесей: 1%. Поверхность составляют: суша: 70%, океан: 30%. Полезные ископаемые присутствуют. Население: имеются зачатки цивилизации.
– Ну, лучше, чем ничего, – пробурчал я и, взявшись за штурвал, направил свой «Вексус» в сторону планеты.
– Предупреждение: планетарные двигатели не функционируют. Возможны критические повреждения корпуса во время посадки, – выдал компьютер.
«Отлично! – подумал я. – Этого мне и не хватало! Опять моя жизнь висит на волоске из-за какой-то случайности. В тот раз – глупость штабных, сейчас – непонятный сбой в системах истребителя. Делать нечего, придется садиться так».
– До входа в атмосферу 3…2…1… Вход в атмосферу… – докладывал компьютер. Корабль начало трясти, меня сильно вдавило в кресло. Кабина озарилась ярким жёлтым светом.
– Система торможения активирована… Вход в стратосферу… Внимание: двигатель 2 не функционирует.
Пролетев сквозь густые облака, я увидел поверхность планеты. Покрыто снегом было все: кроны деревьев, горы и равнины.
– Внимание: критическое повреждение корпуса! Высота: 3 километра… 2 километра… 1 километр… Посадочные опоры выпущены...
Вцепившись в штурвал, я резко дернул его на себя. Выровнявшись, корабль на высокой скорости воткнулся носом в огромный сугроб, оказавшийся на удивление рыхлым и лёгким, и, пропахав по земле ещё сотню метров, остановился.
– Аварийная посадка совершена.
– Спасибо, Капитан Очевидность! – выругался я и, встав с кресла, побрел в сторону шлюза.



3. Авантюрист

Налантир Даркхольм вошёл в один из залов странной космической станции, позёвывая спросонья. Сколько раз он здесь уже бывал, но его всегда поражали две вещи: станция была огромна, гораздо больше, чем выглядела снаружи; и тут бывала такая разношёрстная публика, которую ему редко доводилось увидеть в самых отдалённых уголках обитаемого космоса – а повидал он на своём веку немало. В уютном зальчике сидел только один человек, читавший у камина тонкую книгу в красной обложке. Услышав, что кто-то вошёл, он одним лёгким, стремительным движением встал и развернулся к гостю.
– Налант, друг мой, рад тебя видеть! – радостно поприветствовал вошедшего молодой русоволосый человек.
– Привет, Эндрю, я тебя не узнал в этой странной форме.
Даркхольм внимательно осмотрел друга. Тёмно-синий костюм, пять золотых звёздочек на погонах, непонятный значок с числом «сорок два» на груди и какая-то непривычная усталость в тёмно-зелёных глазах. А вот маленькие шрамы у глаз, лёгкие очки и знаменитые нарукавники из серебристого металла остались прежними. Нарукавники, с которыми Эндрю почти никогда не расставался, были покрыты странной гравировкой, а рядом с запястьями на каждом было по большому синему камню. В те далёкие времена, когда Эндрю Сильвергард и Налантир Даркхольм получили прозвища «Буревестник» и «Чёрный Ворон», Налант был свидетелем того, как его друг отражал этими нарукавниками и похожими перчатками удары плазменных резаков.
– Я тут просто на службе сегодня. А вот ты не изменился – как ходишь в чёрном, так и ходишь, – хмыкнул Сильвергард. – Как добрался? Чист ли космос?
– Добрался-то я нормально, но меня кое-что смутило. Если бы я не помнил точных координат станции, то не понял бы, куда я попал. Она ведь иначе называлась в прошлый раз, верно? – подозрительно сощурил тёмно-синие глаза Даркхольм.
– Это у нас заведующий клубом вечно прикалывается. Сейчас станция называется просто «42», а что будет через месяц, я даже предполагать не берусь. Тебе налить что-нибудь?
– Давай. Что-нибудь новое, но не очень крепкое.
– Гаальский янвелб ты, я думаю, ещё не пробовал. Ты пока устраивайся поудобнее, а я в наш погреб загляну.
Подтащив ещё одно кресло к столику возле камина, Налант взял книгу, оставленную Буревестником. «Опять психологию читает. Пожалуй, и я просвещусь немного». Чтение было самым грубым образом прервано грохотом и последовавшим за ним воплем. В руках Даркхольма мгновенно появились длинные клинки, а сам он прислушался к крикам, доносившимся из подвала.
– Что за привычка?! Где напиться – там и свалиться, да? Другого места не могли найти, чтобы опохмелиться? – от рыка Эндрю задрожали стены.
– Слышь, Бурёк, Стихофлуд в другой теме.
– Ага, мы тут флудим и не пьянствуем, а ищем творческое вдохновение для высококачественного флуда, – присоединился голос помоложе.
– Я вам сейчас устрою такие стихи, что вы оба протрезвеете, Артёмка. И ты, Адреналин, тоже.
– Ты нам не грози, десу. Ты из другого к-канала, – икнув, возразил третий голос.
– Кавайный нек, если вы тут всё не приведёте в порядок, то я призову Батюшку или Лёшега. Вы ещё не забыли, что произошло в прошлый раз, а, Сеиккей? – в похолодевшем до температуры абсолютного нуля голосе Сильвергарда появились зловещие нотки.
– Ты не имеешь права, десу. Мы, десу, имеем право на самоорганизацию. Мы, ик, народные массы, дес… ик…десу. У нас самоорганизация народных масс! Так что ты тут не этого. Или не того?
– Я вам сейчас устрою самоорганизацию народных масс, – снова вспылил Эндрю и выругался по-японски. – Вместо того, чтобы флудить во славу Сорок Два, вы напиваетесь в нашем погребе. Я пожалуюсь Верховному Жрецу, если это ещё раз повторится. Вас телепортировать или вы ещё в состоянии самоорганизоваться в свои опочивальни, о пьяные народные массы?
– Мы разберёмся. Садист ты, а не Буревестник.
С грохотом захлопнув дверь, из подвала появился Сильвергард.
– Даркхольм, ты долго ещё будешь валяться под столом и ржать, как сумасшедший? – раздражённо поинтересовался потрёпанный синепогонник.
– Кто эти красавцы? Я хочу с ними познакомиться, – утирая слёзы и приглаживая иссиня-чёрные волосы, Даркхольм со стоном поднялся с пола.
– Местные завсегдатаи. Держи свой янвелб.
– Странная банка. Да и язык мне не известен.
– Это из другой Вселенной. Ты пей, это не отрава.
– За встречу.
– И за Космос.
Молодые люди помолчали пару минут, вспоминая прошлое и собираясь с мыслями.
– Эндрю, есть прогресс по… по моей проблеме? – хорошее настроение Ворона улетучилось, как воздух из корабля с пробитой обшивкой.
– Ты же знаешь, я бы тебе сразу дал знать, как только добился бы серьёзных результатов, – грустно вздохнул Сильвергард. – Я перерываю материалы по искусственному интеллекту из всех Вселенных, ищу специалистов и ресурсы, но даже мои возможности ограничены, ты же знаешь.
– Проклятье, сколько ещё я должен ждать? Уже целая вечность прошла, а никаких положительных сдвигов. Ты не можешь представить, какая эта пытка для меня! – ударил кулаком по столу Ворон, впервые за последнее время потеряв самообладание.
– Я знаю, что ты чувствуешь, Налант, – тихо ответил Буревестник. – Но поверь, твоё положение лучше – у тебя есть определённость, а у меня нет. Год назад нам удалось сделать невозможное в тех обстоятельствах, с тем оборудованием. Благодари судьбу, что у тебя есть, ради чего терпеть боль.
– Прости. Мне просто сейчас нелегко. Вот и…
– Не извиняйся, – оборвал Даркхольма друг, – я тебя понимаю и делаю всё, что в моих силах.
– Спасибо.
– Но я думаю, тебя не только это привело сюда. Или ты просто решил отдохнуть? – тактично сменил тему Эндрю.
– Я договорился встретиться здесь с одним товарищем. Он собирался уйти из флота, и мы решили пока заняться фрилансом. На преступников поохотимся, охраной займёмся, неизвестный космос исследуем… Я его корабль не видел в доке, но ты не мог бы проверить?
– Давай проверю. Как его звать-величать?
– Лейтенант Дон Вильям Хофф. Истребитель класса Дельта «Арадон», если что.
Пересев к информационной консоли, Буревестник быстро отстучал запрос.
– Таких на станции нет. А тайком сюда могут прошмыгнуть только местные. Может, он опаздывает? – беззаботно предположил молодой человек.
– Может быть, но как-то это странно, – задумчиво протянул Налант. – Корыто его не новое, но он должен был в худшем случае позавчера появиться. У вас тут гиперсвязь дорогая?
– Не волнуйся, оплачено будет за счёт жрецов. Ты-то ведь тоже среди бардов, – весело подмигнул Эндрю. – С кем связать тебя?
– Линкор «Аластар». Хофф был приписан к нему.
Хмурясь и ворча, Сильвергард начал настраивать связь. Пару раз раздавался страшный визг, за которым следовало злобное шипение Буревестника и ругань на японском. «Опять чёртовы помехи помехуют», – донеслось один раз до Ворона.
– Сцена ваша, мастер, – насмешливо поклонился Эндрю.
На экране появилось симпатичное личико девушки:
– Младший лейтенант Эмма Линд, адъютант адмирала Эммета, линкор «Аластар». Чем могу помочь?
– Налантир Даркхольм, свободный охотник. Мне необходима информация по моему другу, бывшему лейтенанту флота, – глаза девушки расширились, когда она узнала знаменитого Чёрного Ворона, бывшего капитана внешней разведки.
– Простите, сэр, но информация по офицерам флота не разглашается – как по текущему лётному составу, так и по бывшему, – смущённо произнесла лейтенант.
– Неужто ничего нельзя сделать, мадемуазель? – бесцеремонно влез в разговор Сильвергард, обаятельно улыбнувшись. – Мы бы, конечно, подали запрос, но это отнимет слишком много драгоценного времени. Я уверен, вы можете нам помочь, правда?
– Я могу провести проверку сама, – присутствие двух легендарных офицеров отряда внешней разведки окончательно смутило девушку. – А кто вас интересует?
– Лейтенант Дон Вильям Хофф, мисс Линд.
– Так тут и проверку проводить не надо. Я восьмого числа передала ему, что его ждут в Главном Штабе. После этого он покинул на полной скорости линкор, – радостно протараторила девушка.
– А вы не отследили, куда он умчался на своём «Арадоне»?
– Его старый истребитель остался у нас. За заслуги перед Федерацией ему передали новый истребитель класса Гамма «Вексус». Это всё, что я знаю, – грустно улыбнулась Эмма.
– Большое спасибо, лейтенант, — улыбнулся Даркхольм. – Вы нам очень помогли.
– Рада стараться, сэр! А можно вас кое о чём попросить?
– Конечно, мисс Линд.
– Вы не могли бы вместе с сэром Сильвергардом прислать вашу фотографию с автографами?
– Конечно, лейтенант, – улыбнулись молодые люди. – Были рады знакомству.
Отключив коммуникатор, Сильвергард задумчиво нахмурился:
– Я не особо знаком с ТТХ «Вексуса», но твой друг должен был уже давно прибыть на станцию, если он сразу проложил курс сюда.
– «Вексус» – серьёзная машина, и её не выдают просто так. Командование наверняка пыталось втянуть его в какую-то авантюру. Но Дон к ним не полез бы сейчас, я его достаточно хорошо знаю.
– Знаешь, Налант, я слышал, что недавно в гиперпространстве были какие-то возмущения. Аномалии были всегда, а вместе с ними и риск. А истребитель новый, его могли сильно зацепить возмущения, отрубив половину систем. Пик их пришёлся как раз на тот день, когда Хофф покинул «Аластар». А район нашей станции всегда был богат на казусы. Поэтому его могло забросить чёрт знает куда.
– Скинь мне всю информацию по аномалиям на отрезке от линкора до станции, – допив янвелб, попросил Даркхольм. – Хочу посмотреть…
– …и сигануть в ту же аномалию, да? – закончил мысль Сильвергард.
– Да.
– Я уже проанализировал. На его пути только одна аномалия была. Координаты скинул.
– Сколько у меня времени? – собираясь, поинтересовался Налантир.
– Аномалия ещё на пике, затухание начнётся через пару дней. Тебе моя помощь нужна? – зевнув, спросил синепогонник.
– Я справлюсь. Ты лучше останься здесь, чтобы вытащить меня, если что случится, – усмехнулся Налант.
– Как знаешь. Пиши тогда оттуда, – фыркнул Буревестник. – Твой «Чёрный Ворон» в идеальном состоянии и готов к вылету. Я пойду спать. Работал в ночную смену.
– Спасибо за всё, Эндрю, – пожав руку, поблагодарил его Даркхольм. – Надеюсь, скоро увидимся.
– Береги себя и корабль, Налант. До встречи, – попрощался Сильвергард.

В ангаре Даркхольма ждал «Чёрный Ворон». Улыбнувшись, пилот поднялся по трапу и открыл люк.
– Твой товарищ не появился, Налант? – прозвучал из динамиков красивый женский голос.
– Нет, Элика. Он, похоже, попал в аномалию. Мы летим его искать.
Из-за поворота навстречу капитану судна вышла красивая девушка. Загорелая кожа, гибкая фигура, нежная улыбка, шелковистые каштановые волосы до плеч, тёплые карие глаза… Сердце бывалого пилота защемило от тоски и боли. Налантир протянул руку к Элике, но его рука прошла сквозь её тело.
– Мне тоже нелегко, любимый. Но я рада, что могу быть тебе полезна хотя бы как ИИ «Ворона», – грустно улыбнулась девушка. – Но зато мы вместе и я жива здесь.
– Знала бы ты, как я хочу снова коснуться твоей кожи, – вздохнул Даркхольм, двигаясь к кабине.
– Знаю. Но ты сначала задай курс, а потом можешь продолжить самобичевание, если у тебя нет более важных дел, – съехидничала девушка.
– Самобичевание? – возмутился Налантир. – Я думаю только о тебе постоянно, а ты...
– Ты бы лучше курс проложил, – напомнила Элика.
– Сама проложи – координаты должны быть в бортовом компьютере.
– Вот теперь я тебя узнаю, – от задорной улыбки девушки кровь Налантира веселей побежала по жилам. – Эндрю найдёт выход, я в него верю. Верь и ты.
– Ему тоже тяжело. Ведь он винит себя, что не сумел спасти тебя тогда. Выводи корабль со станции.
– В этом вы с ним похожи. Вечно анализируете и переживаете то, что не смогли изменить, – закатила глаза пилотесса. – Ему нужен чистый космос. Нам всем. Двигаем отсюда.

4. Пришелец

Аргус пробирался через лес, стараясь двигаться настолько бесшумно, насколько это возможно в усеянной ветками чаще. Впрочем, комья снега, то тут, то там падавшие с прогнувшихся под их тяжестью листьев, создавали достаточно шума, чтобы прикрыть осторожное продвижение Колдуна. Его механический фамильяр, слетав на разведку, сообщил, что два хоббита, по всей видимости, тоже обратили внимание на странный дымовой след в воздухе и решили осмотреть место падения объекта. Фамильяр вполне мог бы отогнать их оттуда, просто начав от имени Колдуна пугать их историями о падающих с неба огненных шарах и ужасных чудовищах, которых за многие годы в памяти робота космического барда накопилось сотни. Однако было поздно, двое любопытных путников уже стояли на опушке, издалека разглядывая странный серебристый объект, оставивший на заснеженном поле длинный след, и Аргус рассудил, что в данной ситуации только его личное неожиданное появление может произвести должный эффект.

– Хосмос не всем свои дары посылает, а любопытных он вмиг покарает!
Два низкорослых аборигена чуть не подпрыгнули от испуга, когда прямо у них за спиной раздался громкий монотонный голос. Это было вполне в духе Колдуна – внезапно появляться (о том, как ему это удаётся, ходило много невероятных слухов) и, как всегда, разговаривать только через своего ручного демона, вечно запертого в небольшой коробочке.
Наконец, преодолев первоначальный испуг, один из хоббитов спросил:
– Что это такое, Колдун?
– Не готовы пока вы услышать ответ, ибо Хосмос на вас снизошлёт много бед. Вы ступайте обратно и назад не смотрите, я всё быстро улажу, вы – в деревню идите.
Неимоверно довольный собой, Аргус зашагал в сторону упавшего корабля. Его небольшое выступление прошло превосходно, два хоббита уже давно скрылись в чаще, и, как сообщил его фамильяр, незаметно следивший за ними, шли в сторону деревни, ни разу не оглянувшись. Автоматический переводчик с каждым разом выполнял свою работу всё лучше и лучше, постоянно выдавая всё более витиеватые и эффектные фразы на языке туземцев.
Уже издалека было видно, что серебристый объект был тяжёлым истребителем, какие встречаются обычно во флоте Федерации. Корабль явно совершил контролируемую аварийную посадку, судя по тому, что его корпус, на первый взгляд, выглядел вполне целым, не смотря на то, какое расстояние корабль проехал по земле.
До корабля уже оставалось около пятидесяти метров, когда Аргус увидел, как шлюз открылся и из него на землю спрыгнул человек в лётной форме. Он ещё не заметил Аргуса и принялся осматривать свой корабль, нетвёрдым шагом начав его обходить. Было видно, что он ещё не вполне пришёл в себя после аварии, хотя держался заметно лучше, чем можно ожидать от любого человека в подобной ситуации. «Ну, раз уж он в порядке, то можно и контакт устанавливать», – подумал Аргус и, подойдя поближе и торжественно раскинув руки, начал говорить:
– Я, Колдун Аргус, хозяин и хранитель этой земли, приветствую тебя, странник, на славной планете Аргсгард!
Незнакомец вздрогнул, и, обернувшись, отпрянул назад. Аргус не мог не заметить, как его рука при этом схватилась за кобуру, висящую на поясе. Решив, что со своим пафосным приветствием он немного переборщил, бард умиротворяюще произнёс:
– Спокойствие, друг мой, вреда тебе не причиню я. Надеюсь, что с миром пришёл ты?
Автоматический переводчик, как обычно произнёс фразу громко и эффектно. А пилот всё продолжать смотреть на Аргуса непонимающим и настороженным взглядом. Наконец, опомнившись от удивления, он произнёс:
– Т... ты кто?
– Собеседник говорит на языке пользователя. Отключить разговорный интерфейс? – мягко поинтересовался у Аргуса автоматический переводчик.
– Что? А... Д... Да, да. – Аргус оказался в замешательстве. Посмотрев на пилота, он непринуждённо улыбнулся и громко сказал:
– Извини, переводчик был включён. Я уже отвык говорить без него.
Незнакомец понимающе кивнул, хотя в глазах его всё ещё читалась удивление. Наконец он опомнился и сказал:
– Понятно... просто, насколько я знаю, эта планета малоразвита, и я не ожидал здесь встретить кого-то... – он замешкался, всё ещё с подозрением разглядывая Аргуса, – не местного. – Немного погодя, он спросил, – Так всё-таки, ты кто?
– Ах, да... — Аргус вновь приосанился и торжественно раскинул руки. – Я, Колдун Аргус, хозяин и хранитель этой земли, приветствую тебя, странник, на славной планете Аргсгард! – увидев, как собеседник вновь впал в замешательство, он добавил, – Короче, я космический бард, прилетел сюда два с половиной года назад. Собираю и изучаю местные легенды. Ну, а заодно создаю новые, – сказав это, Аргус довольно улыбнулся.
– Ага... Понятно, – сказал пилот, хотя на его лице всё ещё читалось недоумение. Наконец, после небольшой паузы, он представился, – Дон Хофф. Лейтенант... впрочем, теперь уже просто вольный пилот.
Услышав это, Аргус тут же оживился и воскликнул неожиданно странным и жутковатым голосом, от которого бывалому пилоту стало не по себе:
– О-о, по-оздравляю, лейтена-ант! Теперь ты – один из нас, свободных странников, смеющихся в лицо опасностям и бесстрашно бороздящих бескрайние просторы вселенной! – глаза Аргуса буквально светились, – Ведь я тоже вольный пилот... ну, был, пока не стал Колдуном. Так меня хоббиты называют. Ну, хоббиты. Так я местных называю. – Увидев, что собеседник вновь впал в замешательство от его речей, Аргус слегка убавил пыл, – Ну, думаю, ещё полгодика поживу здесь, а потом, рассказав местным ещё какую-нибудь байку, вновь выйду на большую дорогу под названием Млечный Путь. – Его лицо приняло загадочное выражение.
– Ну... ладно, – сказал наконец Дон, переварив слова странного барда. – А мне бы неплохо было улететь отсюда... пораньше. – Он с горечью посмотрел на искорёженный и побитый корпус своего новенького истребителя, который, по всей видимости, ремонту уже не подлежал, хотя многие его устройства ещё могли работать вполне исправно. – Надеюсь, твой корабль в порядке?.. Он ведь у тебя вообще остался? – в голосе Дона слышалось сомнение. От своего нового знакомого он уже ждал любых неожиданностей. Лицо Аргуса расползлось в загадочной и какой-то безумной улыбке, и не менее загадочно он произнёс:
– Серебрянный Дракон ждёт в пещере.
Дон нервно усмехнулся.

5. Странник

– А всё-таки, что ты делаешь на этой планете? – спросил Дон у своего нового знакомого. Он бежал вслед за Аргусом, костюм которого, вероятно, был оснащен механическими усилителями ног, часто использовавшимися космическими путешественниками. Хоффу бежать по занесенной снегом тропинке было трудно, чего нельзя было сказать о его спутнике.
– Я космический бард, – в очередной раз сказал Аргус и так резко затормозил, что Дон врезался в него, – скитаюсь от планеты к планете, собираю легенды аборигенов, пишу о них в своих рассказах.
– Веселенькая работенка… И много легенд ты собрал? – очухался Дон и побежал за уже оторвавшимся от него Колдуном.
–Немало. Но как говорил Сеиккей, «лучше одной кавайной неки может быть только несколько кавайных нек!».
«Сеиккей… Где-то я уже слышал это имя…» – задумался Хофф:
– И как ты оказался здесь?
– Я прилетел сюда два с половиной года назад на своем «Серебряном Драконе», чтобы собирать легенды туземцев. Встретился с ними я эффектно – форма корабля и генераторы дыма на носу сделали свое дело. После такого прибытия и приветствия, которое за ним последовало, меня и назвали Колдуном.
– Интересно… А почему ты все еще здесь?
– Не понять тебе, смертный, Колдуна великого! Хозяином этой планеты, Аргсгардом именуемой, является он! – закричал Аргус.
Его голос эхом разошелся по лесу. Листва зашелестела, и снег, лежавший на макушках деревьев, не спеша опустился на землю. Где-то далеко показался силуэт, отдаленно напомнивший Дону улитку, и тут же скрылся за деревьями.
«Мда… С психикой у него явно не в порядке, – подумал Хофф, – Налант назвал бы его «Лютый несдерженец».
– А ты как оказался здесь, мой космический друг?
– Ну, я – бывший лейтенант космического Флота Федерации, с сегодняшнего дня обычный наемник. Летел на встречу со своим другом, но системы корабля дали сбой и пришлось совершить аварийную посадку.
– Анонимусы, – произнёс Аргус какое-то непонятное слово, после чего добавил, – И что ты собираешься делать, странник?
– Как можно быстрее убраться отсюда и встретиться со своим другом Налантом.
Аргус понял, что очередной «Посланник Хосмоса» не составит ему конкуренцию и не лишит статуса «Могущественного Колдуна».
– А вот и моя хижина! – Колдун вдруг остановился и повернулся к Дону. Тот, тяжело дыша и раскрасневшись как раковина Ула на костре, догонял его.
Хижина Аргуса представляла собой практически бесформенное нагромождение камней и бревен. На первый взгляд невозможно догадаться, каким образом можно попасть внутрь. Рядом с хижиной располагался маленький огород, обнесенный небольшим силовым заграждением, которое на фоне такого «чуда архитектуры» смотрелось слегка нелепо. На грядках, как показалось Дону, росло несколько кустов теладийской космотравки. Чуть подальше, за хижиной, находилась небольшая пещера, вход в которую был аккуратно расчищен от снега.
«Чего и следовало ожидать», – подумал Хофф, косясь на припорошенные снегом кустики космотравы, и, отдышавшись, спросил:
– А где твой корабль?
– За мной, странник, Дракон в пещере, – скомандовал Аргус и направился туда.
Пройдя вслед за ним, Дон чуть не подскользнулся на длинной полосе слизи, которая проходила через весь огород.
– Проклятые моллюски... – тихо пробормотал Колдун.
Войдя в пещеру, он включил прожекторы, которые находились под сводом.
– Вот он, «Серебряный Дракон»! – с гордостью сказал Аргус.
Глазам Дона предстал корабль, модель которого он определить не смог. Это было легкое исследовательское судно, каким обычно пользуются только для коротких путешествий или отчаянных авантюр, обвешанное декоративными деталями, придающими ему сходство с драконом.
«Интересно, как весь этот пафос не развалился в атмосфере…» — подумал Хофф, но вслух ничего не сказал.
Внутри «Дракон» был чуть меньше «Арадона». Поднявшись на борт, Дон обратил внимание на небольшой арсенал и, свойственное чаще всего теладийским кораблям, наличие трубки для курения в каюте. Кабина пилота показалась практически копией кабины «Арадона», за исключением пары мониторов, о назначении которых Дон не знал.
– Он может летать? – поинтересовался Хофф у Колдуна.
– Понятия не имею, я уже пару лет его не проверял, – пожал плечами Аргус.
– Я проведу небольшую диагностику, если ты не против? – спросил Дон и получил утвердительный кивок Аргуса.
Хофф сел в кресло пилота, оказавшееся мягче, чем показалось с виду.
– Компьютер, провести диагностику бортовых систем, – приказал он.
– Основные двигатели функционируют, сверхсветовые двигатели функционируют, планетарные двигатели повреждены... Но ты главное не переживай, взлететь мы сможем! – неожиданная реплика бортового компьютера заставила Дона вздрогнуть, – система жизнеобеспечения функционирует, система дальней связи повреждена, разгерметизации корпуса не обнаружено.
«Уже неплохо», – подумал Дон и обратился к Аргусу:
– Ты готов покинуть эту планету?

6. Следопыт

Спустя полтора стандартных дня Налантира разбудил раздражённый голос Элики, прозвучавший в его каюте:
– Даркхольм, ты будешь вставать, чтоб тебя, или нет?
– В чём дело, дорогая? – сонно поинтересовался капитан.
– Мы прибыли куда-то, о великий первопроходец, – насмешливо фыркнула девушка. – Причём я ясно читаю след гравитонных двигателей истребителя типа «Вексус». И вижу лишние детали от него в космосе.
– А мы где? – скептически взглянул на монитор Налант. – Я не узнаю этой системы.
– Мы, любимый, в системе Рененбер.
– Так, — протянул Ворон. – Развитая цивилизация отсутствует, следов других кораблей не вижу. Экспресс-анализ планет?..
– Уже провела, – довольным голосом ответила Элика. – Единственной пригодной для дыхания людей планетой является Рененбер-5. Также там есть зачатки цивилизации. След гравитонов недвусмысленно указывает к этой планете. Кстати, все наши системы в норме.
– А почему мы тогда болтаемся без движения, хотелось бы знать? Ждём указания свыше? – не упустил возможности поддразнить подругу Даркхольм.
– А позавтракать?
Веселый смех заполнил рубку. Планетарные двигатели «Чёрного Ворона» размеренно загудели, а система маскировки укрыла его от нескромных глаз. Корабль направлялся к орбите планеты Рененбер-5.

7. Техномаг

– Ты готов покинуть эту планету?
– Нет! – неожиданно твёрдым и властным голосом прокричал Аргус.
– Ясно...
Дон был разочарован, но не удивлён. Он и понятия не имел, какие мысли были в голове у Колдуна, но почему-то заранее готов был смириться с тем, что бард не захочет быстро улетать отсюда. Надо было менять тактику. Мысль о том, что Аргус согласился бы на время одолжить ему свой корабль, Дон отбросил сразу. Мало того, что бард ни за что не захотел бы расставаться со своим «Драконом», так ещё и бортовой компьютер корабля насторожил Дона своим поведением, пока он проводил диагностику – своенравный аппарат по поведению поразительно напоминал своего владельца. Собрав волю в кулак, пилот всё же спросил:
– Ну... а когда будешь готов?
– Завтра. – Неожиданный ответ вновь ошеломил бывшего лейтенанта, хотя на этот раз удивление было приятным.
Аргус продолжил:
– Завтра на рассвете пойдём попрощаться с хоббитами. Надо же будет им объяснить моё отсутствие.
Дон решил не спорить, подумав, что за более чем два года пребывания Аргуса на этой планете местные жители могли привязаться к Колдуну, который наверняка привнёс в их жизнь много нового.
Единственное, что беспокоило Дона, так это Налант. Дон должен был прибыть к месту назначения уже полдня назад, и кто знает, что мог подумать его старый друг. Будучи известным искателем приключений, Налантир Даркхольм вполне мог пуститься на его поиски.
– Слушай, Аргус... – начал он, но вдруг понял, что Колдуна на корабле уже нет. Ожидая чего угодно, Дон вышел наружу. Аргус стоял неподалёку и что-то искал в сваленной в углу пещеры куче старых искорёженных приборов непонятного назначения. «Неужели он привёз всё это с собой?» – подумал пилот. Подойдя ближе, он ещё раз окликнул барда:
– Аргус!
Тот обернулся, оторвавшись от своего занятия и вопросительно кивнул.
– Слушай, Аргус, на твоём корабле не функционирует система дальней связи. У тебя есть какой-нибудь гиперпередатчик?
– Позвонить надо? – деловито поинтересовался Колдун, продолжив рыться в старой электронике.
– Ну... да, – ответил Дон, удивлённый странному слову. «Позвонить... откуда он вообще такую фразу взял?»
– Сейчас, вроде, где-то здесь был... Ага, вот... и вот это... Вот, держи. – Аргус один за другим достал из кучи техногенного хлама небольшой, с поцарапанным экраном передатчик в форме кирпича, антенну гиперсвязи и соединительный кабель для них. – А, нет, подожди... сейча-ас... ещё вот это возьми. – Вновь начав сосредоточенно перебирать куски старого металла, Аргус достал какое-то колесо с ручкой, укреплённое на основании, от которого тянулся провод.
– Это что? – спросил Дон, не скрывая высшую степень вновь накатившего на него удивления.
– Динамо, – спокойно ответил Аргус, подсоединяя провод к передатчику. – Тахионное. Пару минут покрути колесо, и энергии, в принципе, для передачи должно хватить.
Дон нервно усмехнулся.
– Ты уж извини, – продолжил Аргус добродушно, – передатчик в корабле не работает потому, что его детали я использовал, чтобы сделать силовую ограду. – И, после небольшой паузы, злобно добавил, – Проклятые моллюски.
Думая о том, насколько более философской личностью он стал за прошедший день, Дон с обречённым видом принялся крутить тахионное динамо, которое начало издавать жужжание, показавшееся ему даже приятным. В это же время, держа одной рукой передатчик, он пытался разобраться в его интерфейсе. Приглядываясь к тусклому и поцарапанному экрану, Дон всё же нашёл меню установления канала связи и запустил диагностику.
– Аппарат находится вне зоны действия сети, – как железом по стеклу проскрипел механический голос из передатчика.
– Антенна не работает, – спокойно констатировал Аргус.
– Спасибо, Капитан Очевидность, – раздражённо ответил Дон. Аргус удивлённо обернулся и с уважением произнёс:
– Не думал, что ты знаешь легенды про Капитана. По крайней мере, ещё никто, кому я их рассказывал, про него не знал.
– Ну, с космическими бардами я уже встречался пару раз. Они и про Капитана, и про что только не рассказывали...
В ответ Аргус глубокомысленно кивнул и разочарованным голосом буркнул себе под нос: «Плагиаторы».
– Откуда у тебя всё это? – спросил Дон, указав на металлический хлам, в котором Аргус увлечённо продолжал что-то искать.
– А, купил у Анонимусов. Обменял на рассаду теладийской космотравки.
Дон задумался.
– Подожди... ты, вроде, уже упоминал этих... как ты их назвал... Анонимусов?
Аргус удивлённо на него посмотрел.
– Ну... Помнишь, когда я говорил, что системы моего корабля дали сбой рядом с планетой ты сказал: «Анонимусы».
– А... ну да, вроде, говорил.
– И кто такие эти Анонимусы?
– Да так, космические предприниматели. Широких этических взглядов.
– То есть, ты хочешь сказать... пираты?
Аргус кивнул.
– Они иногда перехватывают корабли, выводя из строя их сверхсветовые двигатели.
– Подожди-подожди... так значит, это они... напали на меня?
– Вряд ли, – уверенно ответил Аргус, – раз ты здесь. Перехватывая корабль, они прилетают быстро. Ну, максимум, случайно твои двигатели поломали. А нападать не хотели.
– Как же, это меняет дело! – сказав это, Дон издал смешок, полный возмущения.
Через пару секунд Аргус радостно воскликнул:
– Нашёл!
Довольный собой, он достал из кучи металлолома пару антигравитационных ботинок, с виду крайне поношенных, и коробку с ещё какими-то устройствами.
– Зачем они тебе? – всё ещё раздражённым голосом спросил Дон.
– Ну ты подумай. Завтра пойдём прощаться с хоббитами. Надо создать эффект! Посуди сам: Колдун отправляется обратно в космос! Ну, точнее, к Хосмосу. Они по ошибке считают меня посланником одного местного божества. Ну, я, в принципе, не против.
«Терпеть не могу этот пафос…» – подумал Дон, продолжая крутить ручку тахионного динамо.
– Так после чего ты решил покинуть братьев своих по оружию, о странник Дон? – неожиданно полюбопытствовал Колдун.
– Никогда не обращал внимания, Аргус, как в космосе всё-таки холодно? И я не обращал. До того вылета.
Представь, пару часов назад ты сидел себе спокойно уютном баре, пил бодрящий виски и закусывал горячим бифштексом. Сидел вместе со своими напарниками, можно сказать братьями. Один строил планы на будущее: отслужить эти пять лет, создать семью, завести детей и жить на какой-нибудь станции где-нибудь в центральных системах Федерации. Он погиб первым. И сейчас в глубине космоса кормит своими останками космомух. Другой чахнет в плену у галакситов, ксенон их подери! А ведь ему оставалась какая-то неделя до окончания службы… Он хотел стать специалистом по хай-теку, собирать компьютеры.
Я же провёл оставшуюся мне пару часов неподвижно в скафандре, посреди холодного, бескрайнего космоса. Зачем все это было? Ради чего? Ну да, командование приказало, мы должны были выполнять! Даже если задание равносильно самоубийству. Кем мы были? Обычными пилотами, сержантами второго класса… Таких как мы у Федерации миллиарды были, есть и будут! Что значит жизнь одного человека для командования? Песчинка на просторах бесконечного пляжа жизни!
Но именно мы должны умирать за всех! Если это не так, тогда почему командование не отправило на то задание того капитана из третьего взвода? Конечно, он же племянник генерала! Зачем ему было рисковать собой, если он мог сидеть спокойно на станции, смотреть, как блестит в свете прожекторов его новенький корвет.
Сто человек было отправлено на разведку в родной сектор галакситов. И ни одна сволочь из командования не шевельнула ни одной извилиной мозга, ни на секунду не могла подумать, что нас там ждет засада. Сто человек разом оказалось в пространстве врага и попало в окружение. Первым летело наше звено. Корабль Джеффа, лидера звена, вмиг разорвало от попавшей в него торпеды. Взрывной волной повредило корабль Кима, и ему пришлось катапультироваться. Не прошло и минуты, как его подобрал крейсер галакситов, и неизвестно жив он или нет. Мне же повезло, потому что в это мгновение рядом со мной оказались остальные корабли нашего отряда. Развязалась сильнейшая битва, исход которой, несмотря на уверения командования, был ясен всем. Мне удалось оттянуть в сторону один из крейсеров врага и запустить ракеты прямо в капитанский мостик (или как он называется у этих подонков галакситов). Взрывной волной мой «Аегин» разорвало на куски, я чудом остался жив в скафандре с поврежденной системой жизнеобеспечения.
Галакситы, разорвавшие весь наш отряд на куски, продолжали курсировать по системе, не обращая внимания на далекий, слабый сигнал скафандра. Индикаторы системы жизнеобеспечения заморгали, показав, что кислорода почти не осталось.
Вот тогда, болтаясь посреди враждебной системы, один, я и понял, насколько же здесь холодно…
Наступило молчание. Аргус, поразмышляв о чем-то своем, принялся снова рыться в куче электронного хлама. Дон стал мысленно переживать тот день. Вспомнилось все до мельчайших деталей: предсмертные крики, взрывы, обломки кораблей. Вслед за этими воспоминаниями всплыли другие, не менее печальные. Дон вспомнил, как у него на руках погиб его брат – Венс Хофф, вспомнил похороны Элики, и на его глазах выступили и тут же исчезли слёзы.
Через несколько минут экран передатчика ожил, и на нем выскочила надпись «Аккумулятор заряжен».
«Что ж, попробуем еще раз…» – подумал Дон и, прекратив крутить ручку тахионного динамо, снова попытался активировать канал связи.
– Аппарат находится вне зоны действия сети, – все тем же железным голосом ответил передатчик.
– Дьявол! – воскликнул лейтенант и, отсоединив провода от передатчика, небрежно бросил его обратно в кучу железа. – И что теперь делать?
– Спать, – неожиданно ответил Колдун, прекративший рыться в своей электронике, – темнеет уже.
И вправду, Дон не заметил, как солнце, находившееся было в зените, уже наполовину спряталось за горизонт.
– Идем в хижину, странник, нам нужно хорошенько выспаться, – продолжил Аргус, – а завтра мы пойдем прощаться с хоббитами.
С этими словами он встал и направился в сторону хижины. Дон последовал за ним, попутно отправив тахионное динамо вслед за передатчиком в кучу хлама, откуда они недавно появились.
Войдя в жилище Колдуна через люк, который являлся единственным входом и выходом, Хофф почувствовал странный резкий запах, как оказалось потом, исходивший из большой стеклянной трубки, предназначенной для курения космотравы. Дон сразу вспомнил своего знакомого барда, Максимуса, которого из-за особого пристрастия к теладийской траве прозвали Курильщегом. Его дом походил на склад конфискованного у контрабандистов имущества: трубки для курения различных форм и размеров занимали практически половину свободного пространства. Остальное место занимали ящики и мешки с травой.
У Аргуса такого хлама не было. А если точнее, то здесь практически ничего не было: кровать, письменный стол, на котором под светом ультрафиолетовой лампы сушилась трава.
– Ты уж извини, я живу один, поэтому второй кровати у меня нет, – проговорил Колдун, – так что придется тебе спать на полу.
С этими словами он открыл встроенный в стену шкаф, который Хофф, очевидно, не заметил, и начал вытаскивать оттуда различное тряпье.
– Держи, странник! – Аргус вручил Дону свернутый матрас и подушку. – располагайся!
Пристально посмотрев на лейтенанта и не дождавшись слов благодарности, Колдун упал на кровать и тут же захрапел.
Дон развернул матрас, бросил подушку и сам плюхнулся сверху. Подушка странно захрустела под головой. Дон привстал и, взяв ее в руки, повертел. Выглядела она совсем обычно, не считая вышитой буквы «Х» на обеих сторонах. Приглядевшись, Хофф увидел маленькую этикетку сбоку. Она гласила:
«Завод Падуффек с траффкой альфа. Улетайте с нами!»
С мыслями о бесконечности Вселенной Дон положил «Падуффку» обратно и лёг сам, стараясь не обращать внимания на хруст, очевидно, той самой «траффки».
– «Надеюсь, «Дракон» заведется…» – подумал он и окунулся в бесконечные глубины сна.

8. Разведчик

– Через пару часов мы выйдем на орбиту Рененбера-5, Налант, – голограмма Элики застала Даркхольма в арсенале корабля. – Ты уже продумал план действий?
– Надо сначала запеленговать сигнал «Вексуса», а уж потом разведаем обстановку, – потянувшись, хмыкнул капитан. – Возможно, там ещё остались следы Дона.
– Сигнал-то я уже поймала. Корабль или то, что от него осталось, находится в северном полушарии.
– Почему мне кажется, что ты что-то недоговариваешь? – с подозрением взглянул на девушку Ворон.
– Не хочу тебя расстраивать, дорогой, но в северном полушарии, похоже, был на днях буран, который пошёл на убыль только сегодня, – виновато пожала плечами Элика. – Так что тебе надо придумать что-то поумнее, командир.
Даркхольм чертыхнулся и зашагал в сторону кабины. Ворон подошёл к мониторам, и на мгновение ему показалось, что он почувствовал лёгкий запах духов своей подруги, но иллюзия так же внезапно рассеялась, как и появилась.
– Элика, ты можешь вывести на экран изображение местности, в которой рухнул «Вексус»?
– Попробую, но не жди от меня картинки сверхвысокого качества.
На мониторе появилось изображение равнины. Тут и там громоздились сугробы побольше и поменьше, обрисовывавшие небольшие холмы. Лес, протянувшийся на десяток километров до невысокой горной гряды, был заботливо укутан местной природой в толстое снежное одеяло. Капитану и его штурману показалось, что недалеко от гор промелькнуло какое-то поселение, но изображение было слишком нечётким, чтобы что-то утверждать.
– Прямо снежная идиллия какая-то. Всё так тихо и спокойно, что аж смотреть противно, – пробурчал Даркхольм.
– Да ладно, ты тоже любишь природу, Налант. Не стесняйся это признать. Я бы тут с удовольствием на лыжах покаталась, если есть горы поинтереснее, – мечтательно вздохнула Элика. – Но ты прав, что-то тут слишком тихо.
– Я имел ввиду, тут не такая бурная жизнь, как, например, на старушке Земле, – поправил себя капитан.
– У меня нехорошее предчувствие, любимый, – негромко произнесла девушка. Голограмма Элики, нахмурившись, внимательно изучала показания приборов. – Мне кажется, я что-то упустила, когда сканировала Рененбер.
– Брось, что могло ускользнуть от датчиков «Ворона» и тебя, – отмахнулся Налантир.
– Вот! Посмотри сюда, – отстучав быстро пару команд, девушка вывела на экран две траектории. – Это приблизительная траектория твоего друга, а с противоположной стороны – наша. Я сначала не обратила внимания, но с его направления есть ещё один очень нечёткий след.
– Похоже, кто-то побывал здесь за день до нас.
– Именно, – кивнула Элика. – И этот «кто-то» очень не хотел, чтобы его присутствие здесь заметили. Они использовали мощную экранирующую систему. След очень слабый, конфигурацию двигателей и корабля я не могу определить.
– Эта система подозрительно популярна, – усмехнулся Ворон. – На планете есть сильные источники излучения?
– Ничего, что нельзя списать на природу. Скорее всего, эти неизвестные могли укрыться где-то в горах.
– Я буду в арсенале. Пора паковать вещи, если я не хочу пропустить свой рейс на курорт.
– Не забудь одеться потеплее, – фыркнула девушка.

– Налант, я установила точное место приземления корабля и вывела «Ворона» на геосинхронную орбиту. Собрал чемоданы?
– Я пойду налегке. Отстучу телеграмму тебе, Элика, если что-то ещё понадобится.
– Когда выдвигаешься?
– Буран замёл все следы, поэтому высажусь ночью, на случай если нас кто-то ждёт. У меня часа четыре до наступления темноты?
– Да, что-то около того. Тебя разбудить за час?
– Да.
Зевнув, Налантир покинул свой капитанский мостик и пошёл в каюту. Оставшаяся в одиночестве девушка-иллюзия задумчиво откинулась на спинку кресла второго пилота.
«Уже больше года я являюсь ИИ «Ворона». А кажется, что целую вечность, – мысли Элики вернулись к воспоминаниям о днях, когда она была человеком и физически. – И Налу, и мне очень тяжело. Но что мы можем сделать? Лишь оставаться собой. Но я-то знаю, что тебе, Сильвергард, тяжелее, чем нам обоим. Ты даже стараешься не встречаться со мной лишний раз. Сколько ты будешь ещё винить себя, Эндрю? Ты не был виноват в том, что я тогда погибла. Ты не мог ничего сделать больше, чем сделал тогда. Но чтобы ты ни говорил, я тебя слишком хорошо знаю. Знаю, что ты не простишь себя, пока не сможешь вернуть меня. Я помню, как ты, узнав, куда командование перебросило наш отряд, пока ты был в самоубийственной разведке, плюнул на все приказы и понёсся за нами. Как ты чуть ни сжёг на трёхчасовом форсаже двигатели «Бурекрылого», чтобы догнать нас. Как, вытащив нас из того ада, проложил курс через складки пространства и червоточины, известные только единицам странников, перед тем, как потерять сознание от ран и усталости. На той базе ты, Налант и Мист сделали невозможное, дав мне жизнь в виде ИИ, но большую часть работы проделал именно ты. И сейчас у меня есть надежда, что ты найдёшь способ вернуть мне моё тело».
Оторвавшись от невесёлых воспоминаний, девушка взглянула на экран и заметила сигнал вызова, который уже пять минут недовольно мигал на консоли.
– Кого ещё к нам принесло? — проворчала Элика Лерант.
– Здравствуй, подруга. Как ты, Элика?
– Привет, Буревестник. Я жива и здорова. По крайней мере, настолько, насколько это возможно в моём случае, – улыбнулась девушка, удивлённая неожиданным контактом со своим самым старым другом. И тут же пожалела о своих словах, когда увидела, как на мгновение на лице Эндрю мелькнула тоска и грусть. – А ты как? Ты выглядишь очень усталым и измученным. Почему ты не зашёл на борт корабля? Я хотела тебя увидеть.
– Извини, я слишком устал тогда и был опасен в том настроении для окружающих, – отшутился Сильвергард. – Меня снова мучили воспоминания о той операции. Обязательно встретимся в следующий раз. Где этот бездельник? Дрыхнет, небось? В какой вы системе? Нашли лейтенанта?
– Спит, сейчас разбужу его. Мы в системе Рененбер, на орбите пятой планеты, если быть точнее. Пока только запеленговали сигнал «Вексуса».
– Почему мне не дадут поспать в кои-то веки? – раздражённо начал появившийся в рубке Даркхольм и осёкся, увидев друга. – Привет, Эндрю, чем обязаны твоим вниманием?
– Забочусь о своих пациентах, камрад. Я получил информацию из своих источников, что кто-то из шишек Флота Федерации хочет убрать Дона. Тот, мол, слишком много знает. В навигационные и двигательные системы «Вексуса» были внесены кое-какие поправки, чтобы его выбросило как раз в одной пиратской системе рядом с Рененбером. А пиратов наняли, чтобы они на выходе его встретили. Только вот несчастье – Дон полетел не в Штаб, а на встречу с тобой, и им пришлось на ходу менять планы. Та аномалия, о которой я тебе говорил — это их рук дело.
– Получается, Дону дали неисправный истребитель и решили стравить пиратам? Мы, похоже, засекли их след у нас в системе. Теперь картина-то проясняется, – пробормотал Налант.
– Режим ограниченной функциональности истребителя. Это что-то новое, – фыркнула Элика.
– Если вам нужна поддержка, то я через день-другой появлюсь у вас.
– Ты что, закончил комплектацию своего нового корабля? «Буревестник» готов?
– Нет, пока пришлось отложить из-за нехватки ресурсов. У меня есть глубоко модифицированный штурмовик, «Смилодон». Из дока смогу вывести через пятнадцать минут и пройду окольными путями к вам.
–Думаю, мы сами справимся, – ответил Чёрный Ворон. – Теперь хоть знаем, с кем имеем дело. Спасибо, Буревестник.
– Эндрю, не забудь своё обещание, – подмигнула Элика.
– Не забуду. Удачной охоты.
– Я что-то не знаю? — изогнул бровь Налантир.
–Тебе это всё равно ни к чему, Нал, – улыбнулась девушка. – Я пока начну посадку.
«Чёрный Ворон» начал грациозное снижение, быстро прошёл сквозь облака и незаметно полетел над равниной, надёжно спрятанный ночной темнотой и маскировочной системой.
Налант вернулся в рубку уже в лёгкой штурмовой броне модификации «Тень» и открыл файл с изображением конструкции «Вексуса».
– Налант, тот здоровый сугроб, судя по сигналу, и должен быть искомым истребителем.
– Отлично. Посади нас метрах в ста от него и выпусти меня.
Плавно снизившись, «Чёрный Ворон» аккуратно приземлился недалеко от «Вексуса».
– Датчики не обнаружили присутствия гуманоидных органических или синтетических форм жизни в радиусе километра, – бодро отрапортовала Элика. – Начинаю разгерметизацию корабля. Собственно, я уже и закончила её. Маскировка отключена.
Налант, стоявший уже около главного шлюза, кивнул и открыл его. Обернувшись, разведчик посмотрел на голограмму подруги:
– Я скоро вернусь, а ты пока перебери крупу и вымой пол. Попробуй связаться с борткомпьютером «Вексуса» и скачай оттуда всю доступную информацию.
– Есть, сэр! Береги себя.
– Не беспокойся, – задорно ухмыльнулся Ворон и выскользнул в ночь. За его спиной шлюз плавно закрылся, скрыв Элику, смотревшую ему вслед.
Инстинкты и боевые навыки мгновенно вернулись к бывшему капитану внешней разведки, когда он ступил на незнакомую планету. Ворон включил режим мимикрии, слившись с окружением, и… чертыхнулся, по колено провалившись в снег. «Зачем нужна система маскировки, если от тебя останется такой чёткий след на снегу, что двуглазый паранид, обкурившийся травой, найдёт его с первой попытки?» – мелькнула мысль у Наланта. Вздохнув, он продолжил путь, похвалив себя, что на истребителе поставил гравитацию выше, чем на стандартных кораблях.
«Странно. Уровень снега везде более-менее одинаков вокруг «Вексуса», а в пятидесяти метрах от корабля Дона снежный покров отсутствует, – приглядевшись, отметил Даркхольм. – Наши пираты уже наверняка исследовали корабль. Надеюсь, они мне не оставили сюрпризов».
– Охотница, связь удалось наладить?
– Ворон, связь невозможно установить, – откликнулась на старый позывной Элика. – Все системы корабля молчат, работает только передатчик сигнала СОС.
– Пираты уже осмотрели «птичку». Я войду через аварийный люк.
Налантир начал бодро пробираться к кораблю через огромный сугроб, который намела местная старушка-зима. Прикинув в уме расположение аварийного шлюза, разведчик активировал сервомоторы костюма и бойко начал разгребать руками снег в разные стороны. Через полминуты Ворон недоуменно уставился на корпус истребителя, очищенный от снега. Шлюза на месте не было. Даркхольм немного расширил область поисков, но никакого результата не добился.
«Похоже, командование разработало специальную модель «Вексуса», чтобы раз и навсегда отправлять в отставку нежелательных офицеров. Дорогой, правда, способ. Дон даже не догадывается, как ему повезло выжить», – недовольно покачав головой, Ворон восстановил в памяти конструкцию корабля и пошёл в обход. Прокопавшись через сугроб, Налант, не мудрствуя лукаво, постучал по люку и потянул за ручку.
– Никого нет дома, – разочарованно вздохнул Налантир.
– Гениальная попытка. Ты бы ещё в дверь позвонил, Ворон. – Налант ухмыльнулся, живо представив, как Охотница закатила глаза.
Молодой человек деловито вскрыл панель управления главным шлюзом на корпусе корабля и через минуту покорёженный люк отъехал в сторону, любезно пригласив проходить внутрь.
– Охотница, я внутри. Иду в кабину и открою тебе доступ к бортовым системам. – Чёрный Ворон вытащил из-за спины пистолет-пулемёт и включил фонарик, укреплённый под стволом. «Энфорсер» в руках напомнил капитану о том, как его отряд проводил разведку боем в разных мирах. Тряхнув головой, Даркхольм сконцентрировался на текущей миссии. Внутри корабль был в полном порядке – если не обращать внимания на кое-какую мелочь, которая покинула насиженные места из-за аварийной посадки. Дверь в кабину была закрыта. Присмотревшись, Налант заметил небольшое взрывное устройство на полу. Обычная противопехотная мина, которая взрывается, когда на неё наступаешь.
– Как примитивно. Даже пираты могли бы придумать что-нибудь посложнее, – покачав головой, Налантир начал колдовать над ловушкой. Разобравшись с миной, он осторожно открыл дверь и осмотрел в свете фонарика кабину «Вексуса».
Оборудование было довольно приличное, хотя ему было очень далеко до систем, установленных на «Чёрном Вороне». Налант перекинул «Энфорсер» в левую руку, активировал бортовой компьютер разбившегося истребителя и запустил диагностику. Правая рука Наланта заплясала над консолью, выстукивая команды, открывающие внешний доступ ко всем системам «Вексуса».
– Охотница, я открыл доступ к системам «Вексуса». Вытащи из борткомпьютера максимум информации. Особенно то, что касается двигателей, и журнал. Хочу изучить показатели двигателей. Может, найдём зацепки.
– Ворон, доступ получила, начинаю работу.
Компьютер «Вексуса» пискнул, сообщая о завершении диагностики. Результаты были весьма плачевны: сверхсветовые и планетарные двигатели приказали долго жить, энергоустановка дышала на ладан, орудийные системы не функционировали, гиперсвязь была повреждена, автопилот был в глубокой коме. В приличном состоянии находилось только жизнеобеспечение.
– Отлично, а я пока посмотрю бортовой журнал.
Первые несколько страниц файла не содержали ничего интересного. Идентификация пилота, предстартовая подготовка, все показатели в норме – двигатели, что любопытно, тоже в порядке. Разрешение на вылет. Налант хмуро улыбнулся, наткнувшись на знакомые координаты, которые Дон задал автопилоту. А на этом записи обрывались и начинались только с момента, когда Дон решил совершить аварийную посадку на Рененбер-5. «Гиперсвязь не работает, попробую наладить контакт с аборигенами», – последняя пометка, оставленная пилотом «Вексуса» в журнале.
– Ворон, немедленно покинь «Вексус». – В голосе Элики звучала неприкрытая тревога.
«Дело пахнет керосином», – мелькнула мысль у Даркхольма, когда он рванул к шлюзу:
– Что случилось-то?
– Пираты оставили на борту сюрприз. Когда ты запустил диагностику, система подала сигнал зарядам, установленным рядом с энергоустановкой. Через минуту по кораблю пройдёт огненная волна. Твоя броня не выдержит взрыв!
– Спасибо, милая, ты меня так обнадёжила, – проворчал капитан «Чёрного Ворона». – Лучше открой шлюз.
– Люк заклинило, не могу его открыть!
– Ты что, издеваешься надо мной?! – Какой-то жалкий кусок металла стоял на пути Налантира, закрывая единственный путь к спасению. Разведчик не раз глядел в глаза смерти, но мысль о бесславной гибели в такой глуши показалась ему до боли обидной.
– Да шучу я, – засмеялась девушка.
Люк со скрипом отполз в сторону, и Даркхольм с разбега прыгнул в открывшуюся щель. Глубокий сугроб смягчил падение, но у Наланта всё равно перехватило дыхание, когда он рухнул в снег. Обернувшись, он увидел, как вход медленно закрылся. Разведчик облегчённо выдохнул и тут же отпрыгнул в сторону, когда сугроб под названием «Вексус» встрепенулся, как мокрый пудель. И вовремя – взрывная волна вырвала многострадальный люк из пазов и швырнула его туда, где только что стоял капитан разведки. Чёрный Ворон сквозь зубы помянул Космос и девчонок, которые норовят шутки шутить со смертью. Ответом ему снова послужил заливистый смех Охотницы.
– Знаешь, Элика, ты слишком долго была вместе с Буревестником до того, как мы с тобой познакомились. Он тоже любит так прикалываться, а потом ноги из пекла уносить. – Налантир потряс головой, чтобы оклематься после взрыва, и развернулся в сторону своего корабля.
– Ты его дольше знаешь, мог бы уже привыкнуть. И часто у вас бывали такие ситуации? – с любопытством поинтересовалась девушка.
– Было дело. Хотя и он меня иногда вытаскивал из передряг, в которые я влезал. Отворяй ворота, Охотница. Ворон вернулся в гнездо.
Сбросив в арсенале броню, Даркхольм вернулся на свой капитанский мостик. Элика задумчиво копалась в данных, извлечённых из компьютера «Вексуса». На хмуром лице штурмана капитана не было ни следа недавнего веселья.
– Есть что-нибудь интересное, Элика?
– Кое-что. Все системы можно было использовать только один раз. Помнится, в древности были программы, которые можно было использовать только несколько раз, а потом нужно было покупать лицензионную версию. Кто-то перевёл эту идею на новый уровень, воскресив её в образе этого истребителя. Твоему другу невероятно, немыслимо повезло. Я поищу ещё что-нибудь, но вряд ли мы сможем выйти на того, кто держит все ниточки в своих руках. А ты что намерен делать?
– Мы видели посёлок местных жителей. Дон наверняка направился к ним. Там что-нибудь разузнаем. Кстати, когда высадишь меня, уходи на геосинхронную орбиту и включи маскировку.
– Теперь ты собираешься подготовить сюрприз пиратам?
– Да. Я очень хорошо научился играть в такие игры.

9. Спаситель

– И я не шучу-у... можно раствориться в дыму-у... – сквозь сон услышал Дон странный напев, перемешивающийся с шуршанием и металлическим скрежетом. Продрав глаза, он увидел стоящего у его матраса Колдуна.
– А, Дон, ты проснулся! – сказал Аргус, поймав его взгляд. – Давай, вставай, странник, сегодня большой день!
Его странное сверкающее одеяние, свисавшее до пола, судя по нехарактерным складкам, явно скрывало под собой множество различных технических приспособлений, которыми он собрался удивлять перед своим отлётом местных жителей. На его плече сидела непонятно откуда взявшаяся белая птица, пристально смотревшая на Хоффа немигающим взглядом.
– И тебе доброе утро, – сонно проговорил Дон. – Ты откуда птицу взял?
– А, это Фиби, мой фамильяр, – довольным голосом ответил Аргус.
– Фамильяр? Это ещё что такое?
– Ну... Так ты не знаешь? Это магическое существо, сопровождающее и помогающее своему хозяину, практикующему магию.
«Да уж, сон на «Падуффке» не прошёл бесследно», – с грустью подумал Дон.
– Не, ну на самом деле это не совсем фамильяр, а просто мой разведывательный дроид, замаскированный под птицу, – снисходительно пояснил Аргус, видя замешательство товарища. – Кстати, Фиби, слетай пока в деревню, надо разузнать, чем сейчас заняты хоббиты.
– Нет проблем, хозяин, – вкрадчивым голосом произнесла птица и, щёлкнув клювом, резво вылетела в окно.
– На, надень вот это, – обратился Аргус к Дону, доставая из под своей кровати старый потрёпанный заплечный телепортор. У него самого за спиной уже был такой же. Дон с удивлением посмотрел допотопное устройство.
– Зачем они нам?
– До деревни путь неблизкий. А у меня как раз установлена пара приёмных маяков в лесу. Мало ли, пригодится быстро куда-то добраться, ну или просто исчезнуть из виду...
– Слушай, они выглядят как-то старовато... Ты их хоть проверял?
– Конечно. Ещё ни разу не подводили. Ибо если они посмеют телепортировать меня внутрь ствола какого-нибудь дерева, то познают они гнев Колдуна! – внезапно грозно прокричал Аргус, после чего спокойно продолжил. – Ну а если серьёзно, для этого я просто поместил маяки на расчищенных полянках, добавил немного спецэффектов, а хоббитам сказал, что подходить к ним нельзя. Они даже не стали уточнять причину, – с этими словами он довольно улыбнулся. Как и обычно после подобных его объяснений, Дон лишь неопределённо хмыкнул, продевая руки в лямки видавшего виды телепортора.
– Надень ещё вот это, – сказал Аргус, указав на лежащий в углу небольшой, но довольно раздутый рюкзак.
– Что там такое? – спросил Дон, взяв рюкзак в руки.
–Теладийская космотрава.
– Что!? – вскрикнул пилот, заглянув в рюкзак и убедившись, что Аргус сказал чистую правду. – Зачем? Ты что, окончательно обкурился? Зачем она тебе сейчас?
– Я эту отраву не курю, – неожиданно серьёзно сказал Колдун.
– Рассказывай! – рассмеялся Дон, вспоминая трубку в салоне «Серебренного Дракона», «Падуффки» и, в конце концов, растения в огороде рядом с хижиной.
– Я её использую для спецэффектов. Ты бы видел, какой замечательный дым получается от «Падуффек»!
– Ну да, ну да. – скептически ответил Дон. – А все те кусты у тебя во дворе нужны, конечно же, чтобы обменивать их на всякий металлолом у этих... как их... Анонимусов?
– Да... – искренне удивился Аргус. – А как ты узнал? А, ну да. Я же тебе вчера проболтался... — на лице Колдуна изобразилась досада.
«Ладно, замнём...» – сказал себе под нос Дон, решив, что лучше всё-таки не спорить и одеть рюкзак, заполненный парой килограммов контрабанды, чем ждать, пока Колдун преподнесёт ещё какой-нибудь обескураживающий сюрприз.
– Больше, надеюсь, мне ничего на себя напяливать не придётся?
– Придётся, – просто ответил Аргус и, нажав на кнопку запуска телепортора, исчез. Дон, вздохнув, последовал его примеру.
Через секунду он уже стоял на заснеженной лесной поляне рядом с Аргусом, тут же начавшим возиться с телепортационным маяком, окружённым тремя вытянутыми камнями высотой с человека, на каждом из которых красовались надписи. Дон пригляделся. «Аргус Ксен. Ассоциация космических бардов. 02.12.2573» – было каллиграфическим почерком выжжено на одном из них лазерным резаком. На другом крупно и размашисто было написано странное предупреждение: «Странник! Это частная собственность! Причинив ей ущерб, ты рискуешь навлечь на себя гнев Жрецов. Пыщь!». На третьем надпись была аккуратная и более длинная, но сделанная на каком-то неизвестном Дону языке – возможно, на языке местных жителей.
Дон усмехнулся, впервые поймав себя на мысли, что, каким бы странным чудаком не казался Колдун, ко всему, что было связано с работой барда, он подходил основательно.
– Так, ладно, – подал голос Аргус, – на дальнее перемещение без ретрансляции мощности не хватит, так что из деревни телепортируемся опять к этому маяку, а от него уже через промежуточные точки к дому. Ну, это так, технические подробности, больше десяти секунд на этом не потеряем. В общем, Фиби сообщает, что хоббиты сейчас как раз готовятся к празднованию Ултаамы, так что зрители нам обеспечены. Деревня в той стороне, пойдём. – Указав направление, он снова довольно улыбнулся, предвкушая эффектное представление, которое собирался устроить.
– Ултаама? Что это? –спросил Дон, когда они двинулись в путь.
– Праздник, устраиваемый местными в честь зимней миграции улов. Ну, это такие земноводные моллюски. Совершенно бессовестные твари! – последнюю фразу Аргус сказал с нескрываемой досадой. – Хоббиты считают, что, когда улы зимой уходят в море, они уносят с собой все неприятности прошедшего года. И, уж поверь мне, они правы! Не стояла бы на моём огороде силовая изгородь, если бы они были не правы!
Дон с удивлением посмотрел на Аргуса. Тот, махнув рукой, сказал:
– В общем, поверь мне, от этих улов и правда одни неприятности.
Когда они вышли из леса и стали подниматься по склону покрытого толстым слоем снега холма, Аргус остановился и достал из висевшей у него на плече сумки ещё какой-то ржавый видавший виды прибор и протянул его Дону.
– Вот, возьми, – сказал он, не дожидаясь вопросов, – это неисправное маскировочное устройство.
– Неисправное? – Дон недоверчиво сощурился. – А, позволь задать неожиданный вопрос: зачем?
– Для создания образа. Ты будешь духом, посланным за мной Хосмосом.
– Ясно, – Дон решил, что чем быстрее они разыграют этот самодеятельный спектакль, задуманный бардом, тем быстрее он покинет эту планету. Ему так же не давала покоя мысль, что Даркхольм так и не получил от него известий. – И, собственно, что же дух, посланный Хосмосом, должен делать?
– Мерцать и клубиться, – загадочно, но совершенно невозмутимо ответил Аргус и, обойдя Дона, достал зажигалку и поджёг содержимое его рюкзака. Густой дым от теладийской космотравки тут же обволок их обоих.
– Ты не волнуйся, рюкзак огнеупорный, – успокоил товарища бард, пока тот даже не успел возмутиться. – А теперь ещё один штрих... – с этими словами он нажал кнопку на потрёпанном маскировочном устройстве, которое Дон уже прицепил к своему лётному костюму.
Аппарат издал жалобный электрический треск и нехотя включился. Желая увидеть результат работы устройства, которое, по словам Аргуса, было неисправно, Дон взглянул на свою руку. Маскировочное поле отчаянно боролось с реальностью, рука то исчезала, то вдруг тут же появлялась, мерцая при малейшем движении. Когда её окутал дым от медленно горящей в рюкзаке космотравки, на ней местами начинало возникать эффектное сияние.
– Ну что ж, теперь всё, – радостно сообщил Аргус, – сейчас прямо за этим холмом будет деревня, – с этими словами он включил автоматический переводчик. – Вперёд!
– Алайд! – прогремел в ответ механический голос.
Утвердительно кивнув, Дон закашлялся от окутавшего его дыма и решил надеть респиратор.

* * *


– Мам, мам, смотри! Колдун идёт!
– Хосмос окаянный, опять он. Дети, быстро все в дом!
– Смотри, смотри! Экий дым там?
– Что кричишь? Не кричи. Опять он за свои фокусы взялся, и всё тут.
– Торбена! Торбена позовите!
Жители деревни засуетились, как обычно бывало перед приходом Колдуна. Одни прятались по домам, страшась навлечь на себя беду, внимая голосу из коробки, который всё время говорил за Колдуна, другие собирались в центре деревни у Большого Дерева, из любопытства желая в очередной раз послушать странные речи, которыми каждый раз обменивался Колдун со Старейшиной Торбеном.
– Расходитесь, расходитесь, тут смотреть не на что! – начал сердито покрикивать Торбен, выйдя из дома, но вдруг осёкся, увидев, что на этот раз Колдун пришёл не один.
Из-за пригорка вслед за всем известным Посланником Хосмоса вышла какая-то призрачная фигура. Странно мерцающий и поблёскивающий силуэт испускал густой дым, который лениво стелился вслед за ним по Земле.
Все замерли в ожидании и не произнесли ни слова, пока эти двое шли к деревне. Донёсся лишь чей-то шёпот: «Я же говорил, опять он со своими фокусами», но на него кто-то сердито шикнул.
Наконец Колдун, пройдя по деревне, подошёл к собравшимся у дерева жителям и, как обычно, приветственно поднял руку, изобразив пальцами нечто, напоминавшее выдвинувшего свои рожки ула. Призрачная фигура остановилась немного позади него. Незнакомец был таким же высоким, как и Колдун. На мгновение его образ стал чётче, и жители смогли рассмотреть загадочную маску, скрывавшую его лицо. Все застыли в благоговении. Даже Старейшина Торбен замер, не зная, что ему делать в такой ситуации.
Наконец Колдун прошептал какое-то заклинание, и из его говорящей коробочки раздался голос:
–Жители Аргсгарда! – почему-то он всегда называл эти земли именно так. – Пришёл я сегодня к вам, чтобы вести поведать нежданные. Грядут перемены, лишь звёздам ведомые, и мне ваши земли покинуть придётся безвременно.
Колдун ненадолго замер и посмотрел на своего призрачного спутника. Тот еле заметно кивнул, и речь продолжилась.
– Этот небесный странник от Хосмоса прибыл на драконе стальном, как и я, – услышав эти слова, Торбен скорчил лицо в растерянной гримасе, – и поведал он мне о событиях, что случиться должны в мире небесном, и что нужен я не на этой земле, а где звёзды, источники жизни!
Торбен, опомнившись, подошёл к Колдуну и сердито прошептал:
– Колдун, ты что мелешь? Какие звёзды? Если тебя Хосмос обратно забирает, так и сказал бы.
– Торбен, я тебе напомню, можно к звёздам вознестись и, ушедши, след оставить в книге под названием Жизнь! – так же тихо ответил из своей коробки ручной демон Колдуна. Жители деревни все как один подались вперёд, прислушиваясь к разговору.
– Не понять тебя никак, окаянный. Недаром же ты бога неудач посланник.
– Можешь считать, что я и посланник, но вот – пред тобой стоит звёздный странник! – с этими словами Колдун показал на призрака, который всё так же спокойно стоял, испуская тяжёлый дым, который уже начал обволакивать Торбена. Старейшина закашлялся и отошёл подальше. На его лице вдруг засияла хитрая улыбка, и он повернулся к наблюдавшим всё это со стороны сельчанам.
– Граждане! – обратился он к ним. В этот праздник Ултаамы боги преподнесли нам подарок! Как улы, уходя в море, забирают с собой несчастья, насланные Хосмосом, так и сам Хосмос в этот день заберёт обратно на звёзды своего посланника!
– Но слова сии я хочу прояснить! – сурово сказал Колдун, сделав несколько шагов вперёд. – Внимайте словам моим, жители Аргсгарда, ибо поколения запомнят их! – он величественно раскинул руки в стороны и, медленно поднявшись, завис над землёй. – Мир этот больше, чем кажется вам, и межзвёздные жители странствуют в небе. Оттуда и я к вам спустился когда-то. И если ещё прилетать будут к вам на драконах стальных иные странники, будьте готовы – оставлю я в наставление вам, уходя, знание о том, что в высоте живёт своей жизнью, и вы – часть его!
С этими словами он указал на небо и поднялся ещё выше над землёй. Призрачный Небесный Странник тем временем замерцал и медленно подошёл ближе к Колдуну. Дым становился всё гуще, постепенно скрывая обоих из виду. Жители деревни завороженно смотрели на разворачивающееся перед ними действо.
Глаза колдуна загорелись ярким светом, и он, впервые именно он, а не его говорящая коробка, громко пропел:
– И я не шучу-у... Можно раствориться в дыму-у... – после чего его глаза потухли, и дым полностью скрыл его из виду.
Поражённые, сельчане вглядывались в серую пелену, пытаясь что-нибудь в ней рассмотреть. Но вот дым начал рассеиваться, но уже ни Колдуна, ни Небесного Странника нигде не было.
– Ну вот и всё... – почему-то печально сказал кто-то.
Жители деревни стали расходиться по домам и возвращались к своим делам и подготовке к празднику. Лишь Старейшина Торбен стоял и вглядывался в рассеивающуюся дымку. На том месте, где недавно был Колдун, лежал какой-то предмет, похожий на довольно крупный кристалл. Подойдя ближе, он взял его в руки. Кристалл засветился и мягкий женский голос, исходящий неизвестно откуда, сказал:
– Карманная космическая энциклопедия для самых маленьких приветствует тебя, житель Аргсгарда.
От неожиданности Торбен выронил кристалл из рук. Затем, опомнившись, поднял его и засунул в складки одежды, решив, что лучше пока избегать особого любопытства со стороны других жителей. «Что ж, так и быть, Колдун, – подумал он, – посмотрим, как же можно след оставить в книге под названием Жизнь».

* * *


– Да уж, интересная у тебя работа, – усмехнулся Дон, скидывая с себя горящий рюкзак и снимая респиратор.
– Вот так и живём, – ответил Аргус, – и всегда приходится вот в таких ситуациях полагаться на подручные средства.
– Я так понял, ты им что-то оставил.
– Детскую энциклопедию, – Аргус ухмыльнулся, и, подойдя к телепортационному маяку, начал его разбирать, – пусть познают мир и развивают культуру чуть побыстрее.
Разобрав маяк и сложив его детали в рюкзак, Аргус подошёл поближе к одному из поставленных им здесь камней.
– Что собираешься делать? – с интересом спросил Дон.
– Раз уж мы улетаем, надо поставить здесь дату моего отбытия.
Из рукава Аргуса выдвинулся лазерный резак, и бард аккуратно выжег на камне дату.
Дон удивлённо усмехнулся:
– Да я смотрю, у тебя в этом костюме запас оборудования на все случаи жизни.
Аргус кивнул.
– Профессия обязывает. Так, ну, вроде всё... Готов к перемещению?
– Конечно. – И оба одновременно включили свои телепорторы.

Телепортация, как обычно, прошла практически незаметно. Единственное, что в ней сбивает с толку, это резкая смена обстановки. Особенно, если вдруг замечаешь, что висишь на дереве в пяти метрах над землёй.
– Какого чёрта?! – заорал Аргус на весь лес и, молниеносно взмахнув рукой и одним движением лазерного резака обрубив ветку, за которую зацепился его плащ, упал на землю. Механические усилители его костюма поглотили часть удара, но устоять на ногах он не смог и тут же неуклюже плюхнулся в сугроб. Поднявшись, Аргус осмотрелся в поисках своего товарища.
– До-он! – закричал он так, что ветви дерева, на котором он оказался после неудачной телепортации, закачались, угрожая скинуть на него кучи накопившегося на них снега.
– Не ори – всю рыбу распугаешь, – мрачно отозвался пилот, выходя из-за соседних деревьев. На его лице застыло странное безразличное выражение. Половина рукава его лётного костюма была оторвана.
– А... где твой рукав? — подозрительно спросил Аргус.
– Там, остался внутри ствола одного дерева. – Дон неопределённо ткнул пальцем куда-то назад и нервно усмехнулся. – Ещё пара сантиметров, и потерял бы не только рукав, но и его содержимое.
Аргус растерянно кивнул.
– Ну так что... Колдун Аргсгарда? Я так понимаю, твой домашний маяк накрылся?
На лице Аргуса тут же изобразились сосредоточенность и целеустремлённость. В этот момент он стал странно похож на охотника, напавшего на след. «Следуй за мной», – молча показал он рукой и стал быстрым шагом прокрадываться через лес. Дон пожал плечами и пошёл следом.
Когда они вышли на опушку леса, Аргус остановился и обратился к Дону:
– Идём тихо и осторожно. Сейчас мы на холме, у подножья которого мой дом.
– Хорошо. И... Ты думаешь, что там кто-то побывал?
Аргус утвердительно кивнул.
– Фиби сообщает, что видела, как в направлении дома, пока мы были в деревне, пролетела небольшая канонерка. Думаю, это Анонимусы.
– Вот значит как. А я думал, у тебя с ними торговля да сотрудничество.
– Ну, вообще так и есть. Да и о защите своей собственности я позаботился. Вряд ли они сунулись бы туда... Та-ак, слушай, – тут Аргус измерил Дона суровым взглядом, – а не тебя ли они ищут?
– Мне-то откуда знать? – возмутился Дон, – это ты у них менял космотравку на металлолом, тебе, наверное, виднее!
– Ладно, ладно. Только тише. Пойдём, посмотрим, что там такое.
Когда они подошли к краю холма и стали осторожно спускаться, то увидели приземлившуюся метрах в двухстах от дома Аргуса канонерку. Вид её корпус имел не менее потрёпанный, чем всё то оборудование, сваленное в импровизированном ангаре-пещере рядом с домом. Аргус постоянно спотыкался о камни и не переставал тихо ругаться, с негодованием поглядывая на свой участок. Грядка с теладийскими растениями была разрыта, силовая ограда не работала, а рядом с домом торчала из земли пара дымящихся, обугленных устройств, в очертаниях которых Дон не без удивления распознал охранные лазерные турели.
– Аргус! Ложись! – вдруг взволнованно шепнул Дон, бросившись на землю, когда они уже спустились с холма и направились в сторону входа в пещеру. В этот момент он увидел, как из хижины барда вышли две фигуры, похожие на человеческие. Аргус незамедлительно упал, а его плащ, в очередной раз вызвав у Дона искреннее удивление, тут же слился с окружающими его камнями, сделав барда почти невидимым.
– Чёрт побери... – тихо выругался Аргус. – Они уничтожили мою охранную систему... И огород тоже.
– Что дальше будем делать? – прошептал Дон.
– Доползём до пещеры. Садимся в «Дракона» и сматываемся.
Дон довольно кивнул, и они, скрываясь за большими валунами, осторожно пробрались ко входу в пещеру. Оттуда налётчиков и их канонерки уже не было видно, и товарищи побежали к кораблю. Однако уже на полпути стало ясно, что неприятности только начинаются.
– Карамба! – громко воскликнул Аргус. Дон сокрушённо схватился за голову – одновременно от осознания того, что с отбытием с планеты придётся повременить, и того, что крик Аргуса мог привлечь внимание пиратов.
Некогда эффектный корабль был попросту разобран на запчасти, что было заметно даже издали. Однако Аргус в порыве негодования забежал внутрь «Дракона» через открытый шлюз, но вышел обратно уже через несколько секунд. Теперь он был неожиданно спокоен, а на лице его застыл хмурый, пугающий взгляд.
– Они всё забрали. Дракона больше нет. – С этими словами он резко ринулся в сторону выхода, делая огромные прыжки в своём механизированном костюме. Дон сломя голову побежал следом, но догнать быстроногого барда, пока тот не наделал глупостей, просто не представлялось возможным. Бывалый военный пилот, неожиданно для самого себя, невольно зажмурился, когда бард, издав оглушительный боевой клич, бросился на двух подбежавших к пещере грабителей, высоко прыгнув и пролетев добрый десяток метров. Быстро придя в себя, Дон увидел, что один из пиратов неподвижно лежал у входа, а другого Аргус отбросил метров на двадцать. Тем временем послышались ещё крики, и Дон увидел, как со стороны своей канонерки к ним приближались ещё несколько Анонимусов. Спохватившись и достав табельный бластер, он подбежал к Аргусу.
– Ты что, рехнулся?! Собираешься воевать с целой бандой пиратов?
Бард посмотрел на него взглядом, полным азарта.
– Вот это я и называю приключениями. Круто, а?
Как военный, Дон хорошо понимал, что в их ситуации такие приключения – полнейшее безумие. Аргус рассмеялся и, не думая искать укрытие, двинулся на врагов. Плавно воспарив над землёй на своих антигравах, он обрушил на обескураженных и обратившихся в бегство пиратов поток яркого пламени, вырывающегося прямо у него из рук. Если бы Дон не заметил двух трубок огнемётов, высовывающихся из его рукавов, то готов бы был на что угодно поспорить, что Колдун обрушил на супостатов сокрушительную мощь своей магии. Не желая оставаться в стороне, он подался вперёд и несколько раз прицельно выстрелил. Зарядов в бластере было немного, но и нескольких вполне хватило, чтобы отбить у Анонимусов, и так изрядно напуганных представлением, которое устроил предусмотрительный бард, всякую охоту продолжать своё нападение.
Совершенно неожиданно поток огня из рукавов Аргуса прекратился, а сам он, негромко вскрикнув, упал с высоты пары метров.
- Вот чёрт... Аккумуляторы сели, – растерянно сообщил он Дону, поднимаясь на ноги.
Но внезапно прогремевший совсем рядом взрыв заставил их обоих вновь броситься на землю.
– Орк побери! Какого лешего? – выкрикнул бард странное ругательство.
Прямо над их головами на бреющем полёте пронёсся, натужно гудя двигателями, небольшой штурмовик.
– Чёрт... чёрт, чёрт! Аргус! Они возвращаются! – Дон взволнованно указал в сторону пиратской канонерки. Оттуда к ним уже бежал целый отряд налётчиков. Пилот быстро откатился за ближайший валун, когда в считанных сантиметрах от его головы просвистел снаряд бластера.
– Ладно, приключений пока хватит! Надо сматываться, – констатировал Аргус.
– Что предлагаешь делать? – спросил Дон, пару раз выстрелив наугад из-за камня.
– Если хватит мощности, попробуем телепортироваться к ещё одному из оставшихся у меня в лесу маяков. Только мне надо вначале настроиться на него!
Неожиданно раздался отдалённый взрыв. Дон удивлённо выглянул из-за валуна. Пиратский штурмовик, снова заходивший на цель, потерял один из двигателей и, вращаясь, упал на землю, пропахав в снегу длинный неровный след. Откуда-то из-за леса тянулся характерный дымок от ракеты. Анонимусы вновь прекратили своё наступление и растерянно переглянулись.
Тут послышался ровный гул двигателей, и из-за деревьев вылетел большой чёрный корабль. Сделав круг над домом Аргуса, он начал опускаться недалеко от укрытия.
– Это ещё кто? – не на шутку удивился бард.
– Аргус... чёрт побери, бежим! – Дон радостно рассмеялся. – Это же корабль Наланта!
– Кого-о? – подозрительно спросил Аргус. В этот же момент пираты снова начали обстреливать их укрытие. Дон, недолго думая, со всех ног бросился к кораблю. Чёрный корвет завис на высоте нескольких метров, а рампа его трюма опустилась на землю. Бард быстро спохватился и тоже побежал к кораблю, задействовав все резервы своего механизированного костюма. Анонимусы тем временем продолжали стрелять, одни по беглецам, другие по кораблю, хотя броне корвета заряды бластеров не причиняли никакого вреда. Уже в нескольких метрах от рампы Дон вдруг споткнулся и, вскрикнув, упал. Аргус подбежал и помог ему подняться. На ноге пилота был глубокий ожог от настигшего его выстрела. Бард подхватил Дона, и, пригнувшись, они добежали до прилетевшего на помощь чёрного корвета. Как только их ноги коснулись рампы, она начала подниматься, и корабль стал набирать высоту. Последнее, что увидел Аргус перед тем, как грузовой отсек закрылся, были побежавшие к своей канонерке пираты и пара летящих к ним на подмогу истребителей, один из которых был тут же сбит залпом турелей корвета. Когда рампа поднялась, всё затихло, и слышались лишь, будто доносящиеся издали, редкие удары снарядов, разбивающихся о защитное поле. Чувствовалось, как корабль начал плавное ускорение.

10. Соперник

– Охотница, доложи обстановку.
– Ворон, космос чист. Если не брать в расчёт тот мусор, оставшийся от пиратских лоханок.
– Отлично. Двигаем к Сильвергарду. Я пока посмотрю, как там Дон и кого он к нам притащил.
– Хорошо. Я очень хочу снова увидеться с Эндрю, – мечтательно улыбнулась девушка.
По дороге в грузовой отсек Налантир забросил снайперскую винтовку в арсенал. Дверь медленно отъехала в сторону, пропуская капитана в трюм. Обойдя пару ящиков, он направился к двум фигурам, присевшим отдохнуть на контейнеры.
– Дон! Чёрт возьми, наконец-то мы встретились. Я уж не думал, что смогу добраться вовремя, – Чёрный Ворон хлопнул Хоффа по плечу, широко улыбаясь.
– Ты не поверишь, Налант, как я рад тебя видеть! – воскликнул бывший лейтенант, обнимая друга. – Мне, правда, на минуту показалось, что ты специально так подгадал, чтобы появиться в последний момент с фанфарами.
– Я не ставлю красоту исполнения выше жизней друзей, – хмыкнул разведчик. – А ты не мог бы представить мне своего... – начал было Ворон и осёкся, приглядевшись к спутнику Дона.
– Даркхольм?! – воззрился на него Колдун.
– Аргус?!
– Вы знакомы? Вот и отлично, значит, ты вытащил двух друзей! – заулыбался спасённый лейтенант, но поперхнулся, когда Аргус и Даркхольм наградили его довольно хмурыми взглядами.
– Что привело тебя на Аргсгард, мою планету, бард Налантир? – Чопорность мгновенно вернулась к Колдуну Аргсгарда.
– Так это твоя планета? Прости великодушно, я не знал. А ты права на неё уже оформил вместе с населением? Ничего, что я спас своего друга и тебя на ней или ты бы сам уладил проблемы?
– Я благодарю тебя за поддержку, собрат по ремеслу, но я не просил тебя о помощи. Ситуация была под контролем Великого Аргуса!
– Ты что, опять начал космотраву курить? – подозрительно сощурился Налант.
– Кстати, на планете остались мои вещи и мой «Дракон», – увильнул от ответа Аргус.
– Жаль, сказал бы раньше – я бы тебя высадил или брать не стал бы.
– Я был бы благодарен, если бы ты соизволил вернуться за ними.
– Извини, Великий Колдун, придётся тебе потерпеть без травы до нашей станции или наколдовать себе. Там займёшь у Курильщега. Хотя я могу тебя выпустить в скафандре прогуляться, если тебе так уж приспичило...
– Уж право же, не стоит, бард Даркхольм.
За этой перепалкой двух коллег наблюдали Дон, хохотавший под конец разговора, и Элика, тихо посмеивавшаяся над взаимной неприязнью двух космических странников, о которой слагали разные истории. Девушка в голос засмеялась, когда лейтенант Хофф ошалело уставился на неё, не веря своим глазам. Пока Налант и Аргус возбуждённо обсуждали приключение, неожиданно настигшее их, штурман капитана вкратце поведала изумлённому другу Налантира о своём воскрешении.
Забыв за этим цирком о своей ране, Хофф резко поднялся и хотел подойти к препиравшимся бардам, но споткнулся и выругался, когда в ноге снова вспыхнула утихшая боль.
– Господа, вы, безусловно, сейчас обсуждаете вещи Вселенской важности, но, может, кто-нибудь из вас соизволит осмотреть рану Дона? Я по очевидным причинам не могу этим заняться, если вы забыли, – ехидный голос Охотницы мигом вернул увлёкшихся бардов к делам насущным.
– Аргус, помоги мне перенести Дона в лазарет, – виновато вздохнул Даркхольм.
Странная процессия вышла в коридор истребителя. Дон, усмехнувшись, посмотрел на тех, кто теперь будет его собратьями по ремеслу, и представил, как они выглядят со стороны... Впереди плавно двигалась голограмма Элики Лерант, одетая в расшитую золотой нитью белую блузку странного покроя и светло-коричневые штаны. Слева Дона поддерживал долговязый Аргус в своём балахоне Аргсгардского Колдуна, потрёпанном после перестрелки, и с роботом-фамильяром на плече. Справа Дону помогал идти высокий светлокожий Налантир, закованный в штурмовую броню «Тень» со знаком серебристо-чёрного ворона на груди. А в центре прихрамывал бывший лейтенант Дон Вильям Хофф, не успевший ещё сменить форму офицера Флота Федерации. «Любопытно, что сказали бы мои бывшие товарищи по оружию, если бы увидели меня сейчас?» – улыбнулся Дон. Он ещё не разобрался в своих мыслях, но чувствовал, что его ждёт много интересного впереди. Тряхнув головой, он прислушался к разговору Аргуса и Даркхольма, яростно споривших, кто из них запишет и поведает эту историю.
– А почему бы не пересказать эту историю кому-нибудь из наших друзей-бардов? – поинтересовалась Элика.
– А если они попробуют присвоить всю славу себе? – Аргусу идея Охотницы явно не приглянулась. – Или ты знаешь кого-то конкретного?
– Можно обратиться к Ксаргону, Буревестнику и Ксандру. Они ведут летописи Жрецов Числа Сорок Два.
– А это, пожалуй, мысль, – пробурчал Колдун. Ворон одобрительно кивнул и посмотрел на Дона, который пожал в ответ плечами. – На том тогда пока и порешим.
– А вы двое всегда так спорите? – с интересом спросил Хофф.
– Они просто давно не виделись и соскучились. Они ведь хорошие друзья, хоть и не признаются в этом, – не упустила возможности вставить шпильку Элика.
– Неправда! – возмущённо откликнулись барды.
– Аргус, нам в дверь слева. Надо усадить Дона вон в то кресло.

11. Выживший

Дон откинулся на спинку кресла. Рана на ноге горела, мешая ему думать. Из нее до сих пор сочилась кровь.
– Дай посмотрю, – попросил Налант. Дон задрал штанину и вытянул ногу. Мгновение спустя он ее отдернул и прорычал сквозь стиснутые от боли зубы:
– Налант, черт тебя дери! Ты до сих пор так делаешь!
– Старый добрый аргонский виски. Всегда помогает, правда? – улыбнулся Даркхольм, закрывая флягу. – На, перевяжи.
– Ненавижу, когда ты так делаешь!
Спустя несколько минут боль утихла. Тишину нарушил Аргус:
– Найдется ли на этом корабле что-нибудь перекусить? Дела сегодняшние совершенно вымотали меня.
– Элика, приготовь гостю обед, пожалуйста, – попросил Налант свою подругу и повернулся к Аргусу. – Прямо по коридору и налево.
– Благодарен премного! – воскликнул Колдун и вышел из кабины.
– Как ты нас нашёл? – спросил Дон, пока Налант перевязывал ему ногу.
– Ну, не дождавшись тебя, я связался с «Аластаром». Там мне сказали, что ты отправился в штаб командования. И как я тогда догадался, ты мысленно послал их и направился ко мне, но потерялся где-то на полпути. Вот я и отправился на поиски.
– Да-а, ты все такой же находчивый дьявол, каким был раньше… – улыбнулся Дон.
– А мне интересно, чем же ты насолил командованию? – неожиданно спросил Ворон.
– В каком смысле? — лейтенант с недоумением посмотрел на своего друга.
– В прямом. Сильвергард по своим каналам разузнал, что кто-то из командования точит на тебя зуб. Потому тебе и послали «Вексус» с неисправным двигателем и нанял пиратов, надеясь, что они уберут тебя на пути в Штаб.
– Селдон… – произнес Дон.
– Что?
– Элика нас не слышит?
– Нет, она готовит еду твоему другу.
Последовала небольшая пауза. Короткая и совершенно обыкновенная фраза Даркхольма вдруг показалась Дону совершенно абсурдной и дикой, на мгновение нагнав на него такие же странные и мрачные мысли, переходящие почти что в отчаяние. «Как же так... Налант знает Аргуса гораздо дольше, чем я, и при этом называет его моим другом, хотя я о нём ничего толком и не знаю, а он... говорит так, будто и не хочет его знать... Оба совершенно не имеют ничего друг против друга, но ведут себя, будто соперники в какой-то невообразимой, абсурдной игре... А Элика? Чёрт, ведь она уже давно жива лишь как поток данных в бортовом компьютере, а Налант говорит о ней так, будто... да что же это такое... «готовит еду твоему другу»... Живёт в своём вымышленном мире, несчастный бард, безнадёжный романтик, а она ему подыгрывает... он вообще ещё воспринимает реальность?»
Поймав удивлённый взгляд друга, Дон быстро отбросил невесёлые мысли. «Спокойно... Нам всем сейчас нелегко», – будто заклинание, он мысленно повторил уже десятки раз слышанную за последнее время фразу.
– Полковник Хахри Селдон… – продолжил Хофф. – Слышал о таком?
– Кажется да… Он один из больших шишек в командовании.
– Ну да. Неделю назад со мной связался один мой старый приятель. Он просил о помощи, говорил, что за ним охотятся. Он узнал, что именно Селдон отправил ваш отряд в ту самоубийственную операцию.
– Но зачем?
– Из-за Элики. Она узнала о его связях с галакситами, что он поставляет им оружие. И чтобы обезопасить себя, он решил избавиться от твоей девушки. «Девушка твоего друга… Она знала и поплатилась за это жизнью… Теперь мой черед… Дьявол!» После этих слов связь прервалась, и мои дальнейшие попытки связаться с ним оказались тщетными. Возможно, они перехватили сигнал, узнали, с кем он говорил, и решили убрать и меня.
– Значит, он во всем виноват… Она погибла из-за него… Я его убью! – синие глаза Наланта потемнели от гнева, как море в шторм. Он прислонился лбом к холодной стене, пытаясь успокоиться, и вдруг неистово ударил кулаком, всё ещё закованным в перчатку штурмовой брони, по стальной переборке. Никогда ещё Дон не видел его таким, даже после гибели Элики. Тогда на его лице читались скорбь, одиночество, но сейчас... Глядя на друга, Дон видел леденящее душу сочетание безнадёжной, почти детской обиды и необузданной жажды мести. «Успокойся... Мы ещё сможем её вернуть», – хотел он подбодрить друга, но рассудил, что пока лучше помолчать.
Успокоившись, Налантир снова сел.
– Почему ты не рассказал мне об этом раньше?
– Я хотел рассказать тебе при встрече, но на Барне я так и не попал... Кстати, как она сейчас называется?
– «Сорок два». Барды называют теперь себя Жрецами, а заведующего клубом – Верховным Жрецом. Еще и выпивку из погреба Сильвергарда воровать начали.
Дверь открылась, и в кабину заглянула Элика.
– Мальчики, у вас все в порядке? Я слышала тут непонятный шум.
– Нет, все в порядке, – улыбнулся Ворон. – Как там наш гость?
– Уплетает все с таким усердием, будто не ел несколько лет. Как нога, Гром?
– Я уже забыл, когда меня в последний раз так называли… – проговорил Хофф. – Нога уже не болит, а вот я немного устал от всей этой беготни. Не против, если я прилягу?
– Пошли, я отведу тебя в каюту, – позвала Элика.
Пока они шли по коридору, им навстречу из камбуза вышел Аргус с чашкой какого-то горячего чёрного напитка. Проходя мимо, он улыбнулся, кивнул им, не сказав ни слова, и услужливо уступил дорогу голограмме Элики.
Уставший от пережитого за последние несколько дней Дон плюхнулся на кровать.
– Спокойной ночи, – тихо сказала Элика и закрыла дверь.
Первый раз за последнее время Дон почувствовал себя абсолютно счастливым.

12. Да Будут Крылья

Налантир откинулся на спинку кресла, положил ноги на небольшой журнальный столик и закрыл глаза. После разговора с Доном мысли путались у него в голове. Теперь он, по крайней мере, знал, кого винить. И этот военный преступник до сих пор не попал под трибунал, видимо, потому, что знали о его преступлениях всего три человека. И теперь Налант был в их числе. Почему же Элика ничего ему никогда не говорила об этом... Ни разу...
Сердце бывалого разведчика сжалось. «Она хотела оградить меня. Если бы я узнал то, что знала она, пришёл бы и мой черёд...»
Тишину нарушил голос Колдуна:
– Значит, вы знакомы?
Ворон открыл глаза. Аргус сидел напротив него в кресле, прихлёбывая какой-то напиток из кружки.
– Орк бы тебя побрал, Аргус! Я четыре года служил разведчиком, а ты умудряешься застать меня врасплох на моём собственном корабле! Знакомы с кем?
– С ним. – Колдун кивнул в сторону двери, откуда пару минут назад вышел Дон. – Странный он какой-то. Слишком серьёзный, шуток не понимает.
– Да, мы знакомы, – ответил Налант, расслабившись и отбросив мрачные мысли. – Он военный пилот, мой бывший сослуживец и мой хороший друг. Ты не поверишь, раньше он был очень веселым. Постоянно подшучивал надо мной, разыгрывал.
– И что же случилось?
– По вине командования весь его отряд был уничтожен, а сам он несколько часов находился в поврежденном скафандре посреди вражеского сектора. С того дня он изменился. Даже не знаю, хорошо это или плохо.
– Чем-то напомнило наше с тобой знакомство, – ухмыльнулся Аргус.
– Не напоминай мне об этом ужасном дне…
– Нет уж, милый, пусть расскажет! Мне интересно! – громко попросила вошедшая в комнату Элика. Сев в кресло рядом с Налантом, она положила голову ему на плечо. Ворону на мгновение показалось, что её мягкие каштановые волосы коснулись его шеи.
– Ну, раз дама просит, тогда расскажу, – улыбнулся Аргус.
– Не стоит, я сам, – перебил его Даркхольм и начал рассказ:
«Это случилось лет восемь назад, когда я уже был бардом. Я скитался по Вселенной в поисках Скриптов Алекса Йара, могущественного колдуна. По преданиям, в них содержалась огромная сила. И вот однажды, в одной из книг я обнаружил упоминание о том, что Скрипты находились на планете Эрна, в одной из библиотек древнего народа Элге.
На посадочной площадке я столкнулся с человеком, бормочущим что-то под нос, и отправился в бар, надеясь узнать координаты той самой библиотеки. К счастью, бармен знал координаты и за пару сотен кредитов указал на карте место, где должна быть библиотека. Напоследок, он пробурчал: «Ром там бесплатно раздают что ли, всех тянет туда…». Прилетев по указанным координатам, я действительно обнаружил огромное древнее здание. Побродив по бесконечным лабиринтам, я наткнулся на вход в большой зал. Рядом на стене висела табличка с надписью на непонятном языке – «Мдвй и скрптвй отск». Согласно книге, именно здесь и должны были храниться Скрипты. Но, к несчастью, нашел их не я один.… Войдя в зал, я увидел золотой постамент, на котором стояла золотая шкатулка. У постамента стоял тот самый человек, с которым столкнулся на посадочной полосе! – Налант недовольно взглянул на Аргуса. Тот ухмыльнулся, а Налант продолжил:
– Подкравшись сзади, я набросился на него. Развязалась драка. Почувствовав, что теряю силы, я отбросил своего соперника к стене, а сам рванулся к постаменту и схватил шкатулку со Свитками. Перед этим он крикнул: «Стой! Не трогай!» Надо было слушать его…. Арку закрыла каменная дверь, а из стен вышло три боевых робота, очень напоминающих, как мне показалось, робота Сонного Феникса. Я почувствовал, как чья-то рука схватила меня сзади. Это был наш гость. Он прошипел мне на ухо: «Прячься!» и побежал к одной из огромных колонн, которые стояли по периметру зала. Я последовал за ним. В это время роботы начали стрелять по колонне, за которой мы спрятались.
– Я – Аргус Ксен, – сказал незнакомец.
– Налантир Даркхольм, – представился я.
– Надо выбираться отсюда, Даркхольм! – проговорил Аргус.
– Если ты не заметил, все выходы заблокированы.
– Есть один, – с этими словами он начал ощупывать в стене плитку. – Вот! – закричал он и, достав небольшой ломик из рюкзака за спиной, со всей силы ударил по одной из плит. Лом при этом покрылся странной рябью, и приличный кусок стены тут же оказался вышиблен неожиданно возникшим на его конце силовым полем. За стеной оказался небольшой тоннель, ведущий к водопаду.
– Думаю, это принадлежит мне, – сказал Ксен и, схватив шкатулку, прыгнул в воду. Недолго думая, я нырнул следом, но, к несчастью, потерял его из виду. Конечно, после того случая мы часто встречались, но это уже другая история».
– Очень интересно. А теперь, если вы не против, я пойду и проверю бортовые системы, – сказала Элика и вышла из кают-компании. Аргус проводил ее взглядом и произнес:
– Интересная у тебя девушка, Даркхольм.
– Да… — грустно вздохнул Налантир. – Эх, если бы я только мог вернуть ее…
В комнате воцарилось молчание. Ворон снова закрыл глаза, а Аргус принялся допивать уже остывший напиток.
– Не волнуйся, Ворон, вскоре это случится.
Налант удивлённо взглянул на Аргуса:
– Не припомню, чтобы ты когда-либо пытался меня утешать, Колдун.
– И сейчас не пытаюсь. Я просто сказал, как оно будет.
– Приятно слышать, конечно, только не вижу, с чего бы тебе это знать, – скептически ответил Даркхольм. Если бы бард шутил, то это оказалось бы как минимум крайне неуместно. Однако лицо Аргуса теперь буквально светилось довольной улыбкой.
– Просто после того, что я тебе скажу, ты сам сделаешь всё, чтобы приблизить этот момент.
– Ты, конечно, не знаешь, но последние два года мы с Сильвергардом только и занимались тем, чтобы приблизить этот момент, – раздражённо ответил Налант. – И твои сказки сейчас вряд ли помогут.
– Ну да, Сильвергард, ваши исследования... Она мне уже об этом рассказала, там, в камбузе. Послушай, Налант, – Аргус выпрямился в кресле, придвинувшись ближе к собеседнику, – я говорю серьёзно. То, чего вы достигли, просто потрясающе. Поверь опытному техномагу, – тут робот-фамильяр, до сих пор сидевший у барда на плече, активно закивал головой, будто подтверждая его слова, – ведущих спецов по искусственному интеллекту распирает от гордости, когда их творения задаются вопросом о смысле своего существования, после чего впадают в депрессию и отключаются. Вам же удалось гораздо большее! Вместо того, чтобы создавать интеллект с нуля, вы воссоздали человеческий мозг в программном коде. Кто-то мог бы подумать, что это проще – но ты-то сам знаешь, что это не так! – Налант кивнул, соглашаясь с Аргусом. – Я немного осмотрел компьютерную систему. Элика мне сама показала... Дополнительный вычислительный блок, огромные информационные носители... А как организована система! Сложнейшая структура, настоящие виртуальные нейроны... Налантир, я тебе такого ещё никогда не говорил – но я просто в восхищении!
– Спасибо, Аргус. – Даркхольм печально улыбнулся. – Знаешь, Сильвергард ведь даже на флоте всегда поддерживал контакты с бардами. Когда он рассказал о каком-то проекте «сканирования сознания», которым увлёкся один его знакомый, инженер-мечтатель, Элика очень сильно этим заинтересовалась. Да... Знала ли она тогда, что это поможет ей... выжить. – В последнем слове, произнесённом Налантом после короткой паузы, чувствовалась надежда.
– Ну так вот, Налант, о чём я собирался с тобой поговорить, – в голосе Аргуса чувствовалась уверенность. – Наверняка во время работ над проектом ты интересовался вопросом об искусственных телах?
– Ну да, ну да. – Налантир помрачнел. – Синтетическая органика. Биоинженерия, органические роботы. Конечно, я искал информацию обо всём, что могло бы помочь вернуть Элику. Увы, всё, чего мы пока добились – это сделать её частью корабля... – бывший разведчик сокрушённо покачал головой. – Аргус, ты даже не представляешь, насколько Федерация ограничивает подобные исследования. Мы вынуждены были работать втайне, нелегально, боясь привлечь к себе лишнее внимание. Эти правительственные бюрократы отчаянно держатся за красивые слова об этике и морали, скрывая за ними лишь неповоротливость их закостеневшего законодательства.
– Или они заранее видят в оживлении людей угрозу, – невесело заметил Аргус. Налантир молча согласился.
– А ведь кажется, мы не зря скрывали свои исследования... Уверен, если бы о них узнал этот подонок Селдон, – голос Наланта наполнился злобой, – мы бы сейчас вряд ли разговаривали.
Аргус понимающе кивнул.
– Да, обо всех этих «этических» ограничениях я знаю немало. Есть у меня один знакомый, который занимался подобными исследованиями. Он был настоящим идеалистом – разрабатывал методику создания искусственных тел, полностью органических, ни чем не отличающихся от настоящих. Также изучал возможность операций по переносу в них личности... Иными словами, пересадки мозга. Его целью было продлевать жизни людей, давая им новые тела. Увы, серьёзно взяться за эти исследования он так и не смог, потому как работу в этой области быстро взяли под контроль и, фактически, запретили, посчитав, что некоторые её отрасли могут создать определённые неудобства для законодательства.
– Да, именно это нас и сдерживало, – с грустью согласился Даркхольм.
– Но только на этом его работа не закончилась.
– Вот как? Ты же говоришь, что его исследования запретили.
– Ага. После чего он собрал все свои вещи, купил небольшой корабль и отправился в пограничные миры, где законы Федерации не действуют. Там он и продолжил свои исследования.
– Подожди-ка! – в глазах Наланта появился огонёк. – Так ты начал этот разговор потому, что твой знакомый теперь синтезирует полноценные органические тела?
– Ну, не совсем... На самом деле, пока это только органические роботы. На территории Федерации они запрещены, хотя по своей сущности не отличаются от обычных роботов. Всё тот же искусственный интеллект. Или, в упрощённом варианте, виртуальный интеллект. В том-то и проблема. Он создаёт роботов, но своей мечты – давать людям новую жизнь – он так и не достиг.
– И в чём же причина?
– Он так и не смог пока создать человеческий мозг. У него практически получилось воссоздать его структуру, получилось вживить его в тело, но дать жизнь искусственному человеку он так и не смог. Не то что сознание... Даже инстинкты. Получились лишь простейшие моторные реакции.
Налантир разочарованно понурил голову. Все иллюзии, которые возникли в начале разговора, были рассеяны.
Аргус удивлённо посмотрел на него и ухмыльнулся.
– Так ты что, так и не понял?
– Чего? – уныло спросил Налант.
– Похоже, ты уже забыл о ваших собственных исследованиях? Ворон, того, чего не удалось ему, достигли вы!
– Та-ак... значит вот о чём ты... – Даркхольм вновь оживился. – Думаешь, твой знакомый сможет перенести сознание Элики в искусственный мозг?
– Ну, может быть, но такое будет ещё не скоро. Намного быстрее можно будет достичь результата с тем, что у нас уже есть.
– Подожди, ты говоришь о...
– Думаю, он вполне сможет встроить в органическое тело компьютер с личностью Элики.
Сердце Наланта забилось чаще при мысли о том, что то, о чём они мечтали уже два года, может наконец осуществиться. Но его всё равно терзали сомнения.
– Я даже не знаю... Ведь тогда чем она будет отличаться от органических роботов...
– Налант, а чем сейчас она отличается от бортового компьютера?
– Думаю, ты прав... Но пойми, я так хочу вернуть её к настоящей жизни... Она сама об этом мечтает...
– Я уверен, что она и сейчас считает себя настоящей, — заметил Аргус. – Вообще, знаешь, давай я тебе кое-что покажу. – С этими словами о достал из своего плаща большой, древний на вид свиток, развернул его и протянул Наланту.
Разведчик в оцепенении уставился на широкий лист и осторожно взял его в руки. Тонкая, но при этом хорошо держащая форму бумага была настолько гладкой, что почти не ощущалась пальцами. Налант с восторгом осмотрел свиток. Сверху на нём было замысловатым каллиграфическим шрифтом выведено странное слово: «Дабудуткрылья».
– Аргус, глазам не верю... Это что – один из тех самых Свитков Алекса Йара?
Бард довольно кивнул. Налантир стал восхищённо рассматривать строки с чем-то, напоминавшим руны, мантры и программные коды.
– Поверить не могу... И что же, легенды оказались правдой?
– Ну, ты же тоже был бардом и знаешь, что не всегда стоит верить легендам, – улыбнулся Аргус. – Вообще, для меня Свитки оказались довольно полезными – в них есть много интересных инструкций для техномагов. В основном – по персонализации виртуального интеллекта. Вот, взгляни хотя бы на Фиби, – при этих словах своего хозяина механическая птица важно подняла голову и щёлкнула клювом. – Ну, было ещё кое-что полезное. Например, улучшенные программы для автопилота.
– Ясно, – усмехнулся Налантир, – значит, они не...
– Нет, с их помощью нельзя наколдовать из вакуума полностью оборудованный боевой крейсер или мгновенно взорвать реактор корабля неприятеля, – широко улыбнувшись, опередил его вопрос Аргус. – Хотя, знаешь, иногда такие легенды помогают, чтобы отделаться от вооружённых до зубов, но легковерных охотников за подобными артефактами.
– Хитро, нечего сказать, – улыбнулся Даркхольм, бегло пытаясь разобраться в небольшом фрагменте кода, как вдруг древний свиток просто исчез у него из рук.
– Эм-м... – протянул разведчик, растерянно хватая руками воздух, где только что находился лист. Он вопросительно посмотрел на Аргуса. Тот сидел в кресле и загадочно улыбался.
– Колдун, какого чёрта?
– А вот это, Ворон, как раз то, что я и хотел тебе показать, – с этими словами он что-то кинул Наланту в руки. Тот поймал на лету небольшую вещицу, которая при рассмотрении оказалась небольшим голографическим проектором.
– Что за... Подожди-ка, – Наланта осенило, – ты хочешь сказать, что это и есть Свитки? Тем, за чем мы оба охотились тогда на Эрне, был этот проектор?
– Именно! – торжествующе ответил Аргус. – Вначале я тоже немного удивился. Но позже понял, что в этом, вообще-то, есть особый смысл. Алекс Йар был великим техномагом. А та форма, в которой он оставил свои Свитки, лишь намекает на первый принцип, который должен усвоить любой, кто захочет пойти по его стопам: Если что-то не является настоящим... нет, не так. Если что-то не является само собой... ну, в смысле... – Налант удивлённо посмотрел на Аргуса. – Извини, просто, сам никогда ещё не пытался это формулировать. Ну, ты, наверное, понял.
– Примерно так... Если что-то является продуктом технологии, это не значит, что оно не настоящее?
– Ну да, как-то так... – Ксен виновато развёл руками. – Думаю, ты понял. Пусть эти свитки и являются лишь голограммой, но их суть от этого не меняется – будь они настоящими бумажными свитками или изображением, они всё равно хранят знания в ожидании тех, кто их прочтёт. – Аргус снова расслабился, сформулировав наконец красивую фразу. – А теперь ты, наверное, поймёшь, для чего я завёл разговор об этих Свитках?
– О, боже. – Налант сокрушённо уткнулся лицом в ладонь. – Аргус, ты так и не избавился от привычки создавать метафоры из ничего?
– Иногда метафоры полезны, – заметил бард. – Так о чём мы говорили... А, ну да. Ты говорил, что хочешь вернуть Элику к настоящей жизни... – но тут разведчик жестом остановил его.
– Аргус, я всё понял, – спокойно сказал Налант. Его лицо теперь сияло счастливой улыбкой. – И про Свитки тоже всё понял. Ты совершенно прав. Да, сейчас Элика – лишь часть компьютерной системы «Чёрного Ворона». Но, не смотря ни на что, я никогда не сомневался, что это – именно она... А теперь мы знаем, как вернуть её к настоящей жизни... Аргус! – Налант встал с кресла, подошёл к браду и, с глазами, полными благодарности, пожал ему руку. – Спасибо... друг.
– Всегда рад помочь коллеге, Ворон, – растроганно улыбнулся Ксен.
Когда барды снова сели в свои кресла, Аргус спросил:
– Как думаешь, она нас сейчас слышит?
Даркхольм пожал плечами.
– Не знаю. Она сейчас – сам корабль, и знает обо всём, что здесь происходит. Думаю, она всё слышит. Просто никогда не подавала виду...Эх, моя дорогая Элика... – Налант вздохнул.
Ещё некоторое время товарищи провели в умиротворённой тишине.
– Налантир, а тебе удалось узнать, кто подстроил операцию, после которой ты ушёл из разведки? – вновь заговорил Аргус.
– Тебе Элика об этом рассказала?
Колдун утвердительно кивнул.
– Мне не удалось, но Дон мне рассказал, пока ты был на камбузе, кто, скорее всего, стоит за этим. Полковник Хахри Селдон из Флота Федерации. Слышал о таком?
– Селдон, говоришь? – задумчиво протянул Ксен. – Ты его, кажется, уже упоминал. Нет, никогда раньше не слышал о нём. Но у меня не было выхода на информационные каналы на Аргсгарде. И что ты намерен теперь делать? У тебя есть доказательства для подачи иска в военный трибунал?
– Есть. Друг Дона раскопал, что Селдон отправил нас на ту планету из-за Элики. Он ведь поставлял оружие галакситам, а она про это знала.
– Не выйдет, – задумчиво покачал головой Колдун, – у тебя нет фактических улик, которые ты сможешь предъявить. Только косвенные.
– Тогда я его просто пристрелю. Пулю в лоб – и до свидания! – глаза Ворона снова вспыхнули жаждой крови и мести.
– Не будь идиотом, – фыркнул старший бард, – за тобой будет охотиться половина Флота. А на станции «Сорок Два» тебе даже Жрецы могут не дать убежище, если военные нагрянут. Станция, если она не сильно изменилась, осаду отобьёт, но слишком рискованно это. Да и не захотят портить отношения с ними.
– Аргус, неужто ты думаешь, что меня остановит гнев военных? Из двадцати двух разведчиков в операции выжили только я, Охотница, Мист и Буревестник, причём Элика лишилась своего тела. Вернулись мы только благодаря примчавшемуся Сильвергарду. Восемнадцать моих товарищей погибло из-за одного предателя, который до сих пор живёт и здравствует. Я вообще долго думал, что больше никогда не услышу живой голос своей девушки. Эндрю потерял весь свой отряд и чуть не лишился рассудка. Не знаю, станет ли он когда-нибудь прежним. Поэтому мы должны отомстить Селдону. Нехорошо, чтобы этот человек оставался жить.
– Ты забываешь одну очень важную вещь, Даркхольм, – сухо произнёс Колдун Аргсгарда. В его карих, чуть насмешливых и лукавых глазах появился непривычный холодок. – Ты – один из бардов. Твои действия соответствующим образом отражаются на репутации всех Жрецов. Если ты в открытую пойдёшь против этого полковника, то военные могут нанести удар по всем нам. В большинство миров Федерации дорога нам станет закрыта. Совет Жрецов, скорее всего, исключит тебя из состава, объявит тебя ренегатом и назначит за тебя награду, а то и отправит за тобой своих инквизиторов. Верховный Инквизитор Альпинист очень упорен. Я не смогу многого сделать в твою защиту. Даже дружба с Сильвергардом тебя может не спасти. Он встанет на твою защиту, я не сомневаюсь, но тогда под удар может попасть и он, так как от этого вопроса будет зависеть судьба всех бардов.
– Ты прав, Аргус, – грустно вздохнул Чёрный Ворон. – Но ведь и оставлять это просто так нельзя!
– Прикинь, какие ещё есть варианты, – пожал плечами Ксен.
– Убить его тайно будет довольно тяжело, он слишком важная шишка. Копать информацию по нему я один буду слишком долго…
– Зачем же один, брат по ремеслу? – пафосно встрял Аргус. Глаза Ксена лихорадочно заблестели, в них появился немного безумный огонёк. – Колдуна Аргсгардского выручил ты сегодня, а привык он всегда платить по долгам. Обратись, смертный, к нему с просьбой смиренной, и выслушает он тебя. – Поймав странный взгляд Даркхольма, Колдун осёкся. – Извини, на меня иногда находит. Я тебе помогу, у меня ведь тоже есть контакты. Обратись к Буревестнику, он захочет отомстить за своих. Да и его ненависть обычно бывает холодной, как ледяное пламя планеты Ленкс. Благодаря этому он становится очень опасным. А вот ты, главное, не позволяй своему гневу контролировать тебя, а то наделаешь страшных ошибок, которые потом не исправишь.
– Спасибо за совет, – улыбнулся Налантир. – От твоей помощи не откажусь. Надо будет кроме Сильвергарда кликнуть Фламмариона. Этот викинг наверняка захочет пересчитать все кости полковнику. Кто тогда будет в деле: я, ты, Эндрю, Элика, Фламмарион, Дон. Может, ещё кого из старых друзей найдём. В идеале, неплохо бы взломать личные записи Селдона или найти доказательства его связей с галакситами, чтобы передать дело в трибунал. Он наверняка попытается замести следы, когда мы выведем его на чистую воду. Но зато у нас будут после этого развязаны руки в средствах. Хотя, знаешь, мне почему-то кажется, что за ним стоит кто-то другой, рыба покрупнее, а дело гораздо темнее и опаснее. Колдун, тебе не обязательно так рисковать. Это всё-таки наше личное дело, а ты можешь стать ещё одной целью заговора.
– Брось, Ворон, я не могу упустить возможность насолить военным, – отмахнулся Аргус. – Сколько раз они меня гоняли по пустякам. Подумаешь, контрабанда космотравки и алкоголя, – обиженно пробурчал старший бард. – Неплохое приключение может получиться, да и тебе заодно помогу.
Даркхольм подошёл к шкафчику, взял бутылку, два стакана и поставил на столик.
– Выпьем за успех? – весело ухмыльнулся капитан корабля.
– Да это же Дайтонское синее! – возопил, просияв, Колдун, узнавший редкий виски. – Бесспорно, выпьем. Ещё за твоё здоровье выпьем и за то, чтобы мы успешно добрались до Буревестника, и за…
По всему кораблю разнёсся весёлый хохот двух бардов.
Команда "Жрецы числа 42": XArgon, XandR(Майор Несомненность), Stormcrow
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Режим ограниченной функциональности
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010