Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Инцидент на Эсперансе

Инцидент на Эсперансе


Часть первая «Капитан»


Раскалённая земля жгла босые ноги, заставляя быстрее бежать по тропинке, к спасительной прохладе широкой и спокойной реки. Он влетел в воду со смехом, на несколько мгновений скрывшись в кристально чистой воде. Затем распрямился и встал, чувствуя как прохладные капли стекают по голове, а мокрая рубашка липнет к разгоряченному от бега телу. Воды было по пояс и первые, самые смелые, рыбешки уже устремились к его ногам, щекотно пощипывая кожу.
— Макс! – Он обернулся на крик, его лучший друг сидел на деревянном причале, одной рукой придерживая удочку, а другой махал ему. – Иди сюда, Макс!
Максим замахал в ответ и побрел к причалу.
Неожиданно мир пошатнулся.
— Макс! – В этот раз голос почти оглушил его.
— Макс! – Голос определенно стал женским, и казалось знакомым.
— Макс! Капитан! – Мир заходил ходуном и развалился как карточный домик, а он почувствовал, как падает и судорожно попытался ухватить ускользающую во тьму реку.
Как не странно вместо реки он ухватил что-то материальное, крепкое, теплое и приятное на ощупь – чужую руку. Падение тут же закончилось так же внезапно, как и началось. Он почувствовал, что лежит, однако вместе с чувствами пришла и тупая боль в голове, заставив его поморщится.
— Капитан. – Уже не так громко произнес женский голос и спросил. – Вы меня, слышите? Вы меня понимаете.
Он медленно открыл глаза, щурясь от обжигающего света, и увидел прямо над собой нечто бесформенное, как будто не в фокусе объектива. Но глаза в отличие от неживого стекла уже начали вспоминать, как нужно правильно работать и несколько темных пятен обрели знакомый ему образ.
— Беатрис… – Очень тихо и неуверенно произнес он.
— Да, Макс, это я, – девушка улыбнулась.
— Что опять? – Уже более твердо спросил Максим.
— Да. Пришлось снова экстренно тебя выводить из гибернации. Как себя чувствуешь?
— Паршиво. Голова раскалывается.
— Это нормально, — ответила девушка, — сейчас вколю тебе стимулятор, только сильно не перенапрягайся, впрочем, сам знаешь.
— Знаю, — ответил он, чувствуя, как к руке прикасается холодное дуло инъекционного пистолета.
— Ну вот, полежи минутку и почувствуешь себя лучше. – Беатрис улыбнулась своей ослепительно милой солнечной улыбкой. Стройная и веселая, родом из Бразилии, она была главным корабельным врачом и его девушкой. Их роман начался года два назад, уже на корабле. Хотя время было сейчас растяжимым понятием.
— Как долго? – Спросил он, развивая свою мысль.
— Почти по плану, — ответила девушка, — тебя надо было будить месяца через два, а я проснулась с первой вахтой, две недели назад.
— И уже страшно соскучилась… — чуть помедлив, добавила она, прикоснувшись ладонью к его щеке.
Он плотнее прижался к её мягкой и теплой ладони. Так между ними и вспыхнули чувства, когда он два года назад лежал в лазарете после взрыва. Их полет с Земли к безымянной желтой звезде с пригодной для жизни планетой должен был продлиться всего сорок лет, благодаря новому двигателю, сжимающему пространство. Экипаж должен был провести полет в гибернации и постареть за время полета биологически не более чем на три года. Но через двенадцать лет полета произошла авария. Тогда его, ещё первого помощника, экстренно разбудили первый раз.
К счастью двигатель не взорвался, автоматика вовремя выключила его, но оказалось, что он уже давно работал в странном нештатном режиме и за двенадцать лет они преодолели большую часть пути. Ремонтные работы начались сразу, как только разбудили весь экипаж. Расчёты показывали, что починив двигатель, оставалось лететь всего лет семь.
Максим с капитаном инспектировали восстановительные работы, когда произошел взрыв газовой камеры. Их накрыло осколками. Он поймал пять железяк, и на месяц слег в лазарет, капитану же хватило одного металлического стержня в голову. Так командование кораблем перешло к Максу, как старшему по званию. Тогда же, он неожиданно нашел свою любовь, в лице главного корабельного врача, Беатрис. Она буквально вытащила его с того света.
Они все покинули Землю в поисках новой жизни, и экипаж и десять тысяч пассажиров находящихся весь полет в глубокой гибернации. И совсем неудивительно, что некоторые начинали эту жизнь ещё на борту корабля.
Когда двигатель восстановили, потратив на это почти три года, корабль продолжил полет. Когда Максим закрывал глаза, погружаясь в долгий сон, им оставалось лететь ещё семь лет.

— Так ты разбудила меня, потому что скучала? – Он улыбнулся, или попытался это сделать, мышцы ещё не обрели повседневной эластичности.
— Была такая мысль, — улыбнулась она в ответ, — но тогда я бы будила тебя нежно и осторожно.
— Значит, что-то случилось? – Он начал подниматься с койки, чувствуя, как запротестовали вестибулярный аппарат и желудок.
— Осторожно! – Беатрис помогла ему подняться и обняла, по сути, удерживая на ногах.
— В прошлый раз было проще.
— В прошлый раз вас с капитаном будили мягче. Больше всех досталось нам и инженерам.
— Хм… — Он нахмурился. – Так ты уже скажешь, наконец, что случилось.
— Прости, я хочу, но обещала парням из рубки ничего тебе не говорить, они хотят сделать это сами.
— Ты серьезно? – Максим удивленно уставился на любимую.
Она картинно прикусила губу и скорчила невинно-озадаченную гримасу.
— Ладно, ладно. Не буду заставлять тебя нарушать слово. Скажи только, мы хоть не умрем из-за этой тайны?
— Не думаю, — ответила она, и он заметил озорные огоньки, мелькнувшие в её темно карих глазах.
— Все отпусти, я уже чувствую себя лучше.
Она осторожно ослабила хватку и, отпустив его, отошла на шаг. Максим уже чувствовал себя намного лучше и уверенно шагнул вперед уже сам, заключая доктора в объятья.
— Так просто ты все равно от меня не отделаешься, — шутливым тоном заявил он и потянулся к её губам. Они сплелись в длительном поцелуе.
Максим прекратил первым, да ему очень хотелось задержаться, и поцелуй наверняка превратился бы в большее, но долг и любопытство взяли верх. Все же его разбудили экстренно, наверняка не просто так, возможно каждая минута на счету. Обычная процедура пробуждения длилась почти неделю и проходила очень мягко, никаких неприятных ощущений, наоборот просыпаешься свежим и бодрым. Экстренная процедура, насколько он знал, проводится за четыре часа и грозит сильной мигренью, слабостью, скованностью мышечных тканей, общим пониженным тонусом и даже кратковременными обмороками. Естественно все это компенсируется лошадиными дозами стимуляторов, примерно на шестьдесят часов, а потом это аукнется большими последствиями. Но это будет потом, а сейчас ему надо успеть распорядится полученным временем максимально эффективно. Поэтому он, виновато опустив взгляд, отошел от девушки на один шаг назад.
— Давай иди, — подбодрила его Беатрис, — тебя давно уже ждут в рубке, а мне ещё выводить из гибернации твоего первого помощника, Сильвию.
Он благодарно кивнул ей и пошел к шлюзу.

Сразу за отсеком гибернации была раздевалка, где можно было получить свои вещи и надеть нормальную форму вместо белой робы.
Максим подошел к серебристой панели на входе и положил на нее руку. В воздухе тут же возник голографический интерфейс корабельного компьютера. Сейчас система сканировала его, сравнивала отпечатки пальцев и считывала сетчатку глаза.
— С пробуждением, капитан Потапов. – Поприветствовал его, приятным женским голосом компьютер.
Из прорези в стене вылезла пластиковая карточка.
— Ваша айди карта, капитан.
— Каково состояние корабля? – Осведомился Максим, вынимая карточку.
— Все системы работают в штатном режиме. Полет проходит по запланированной программе, никаких отклонений нет.
А вот это было странно, он был уверен, что опять случились какие-то технические проблемы, или корабль не смог вывести их к цели. После аварии, чуть не ставшей для них роковой, такие проблемы были ожидаемы. Но если верить компьютеру все было в полном порядке. А компьютер просто не может врать. Тогда почему его экстренно разбудили? Что такое могло случиться?
Вместо того чтобы задуматься об этом, Максим твердой походкой направился к своему шкафчику. К чему тратить в пустую время и забывать себе голову, если через пятнадцать минут он все узнает.
Капитанская форма практически ничем не отличалась от формы остальных офицеров команды корабля – удобная, светло серая из специальной синтетической ткани. Он спешно надел форму и критически осматривая себя в зеркале, поправил китель. На левой груди красовалась нашивка с его именем и званием «Kapitano Maksim Potapov ». На правой была эмблема экспедиции – стилизованное изображение планеты, к которой они летели. Золотистая линия, исходящая из-за края картинки и делающая один оборот вокруг планеты утыкалась в поверхность, показывая траекторию их полета, направление задавалось толщиной линии. Под эмблемой красовалась золотистая надпись – название корабля «Esperanza ». Капитанскую форму отличала вертикальная тонкая ярко синяя полоса, проходящая через весь китель по правой стороне, под эмблемой экспедиции.
Экипаж корабля был поистине международный, а официальным языком общения был эсперанто. Поэтому и название кораблю дали созвучное, но испанское – «Эсперанса», в переводе «Надежда». В принципе испанский и английский можно было назвать вторыми официальными языками корабля, команда говорила на них примерно поровну.
Корабль строился всем старым миром, по самым последним технологиям и представлял собой весьма причудливую конструкцию. Три транспортных отсека, набитые колонистами находящимися весь полет в глубокой гибернации, были выполнены в виде огромных самолетов выполненных по схеме летающее крыло. Они скреплялись крыльями, образуя огромный треугольник. Внутри этого треугольника располагались командный отсек – где он и находился. К командному отсеку прикреплялся так называемый «хвост» — технический отсек, состоящий из энергостанции и двигательной установки. Силу тяжести создавало вращение обитаемой части командного отсека, дающее так же и эффект огромного гироскопа, облегчающего удержание курса. Для компенсации реактивного момента, жилые отсеки делились на две части, вращаясь в противоположенном направлении.
Сердцем «Эсперансы» были три термоядерных реактора, один питал двигатели, второй остальные системы корабля, а третий находился в резерве, но в силу особенностей конструкции работал на полной мощности. Хотя все их реакторы не могли изменять мощность, реакция в них шла в очень узких рамках стабильности.
По плану полета отправившись с орбиты Земли в 2106 году, корабль в течение восьми месяцев разгонялся в солнечной системе. После достижения крейсерской скорости включались искривители пространства позволявшие развить сверхсветовую скорость. В этот момент все на корабле находились в гибернации. После достижения цели, и выключения искривителей компьютер выводил из гибернации так называемую вахтенную команду, которой предстояло проконтролировать точность курса и состояние корабля.
Затем было полгода торможения. За два месяца до подхода к планете будился весь экипаж «Эсперансы» и начиналась подготовка к посадке. Весь корабль вывести на орбиту планеты было невозможно, слишком велика остаточная скорость, поэтому корабль разделялся на отсеки. Транспортные отсеки тормозили об атмосферу планеты и совершали посадку в планирующем режиме. Технический отсек просто становился космическим мусором, а сильно облегченный командный отсек уходил на орбиту вокруг звезды и тормозил гравитационными маневрами, после чего выходил на геостационарную орбиту планеты и становился космической станцией. Для посадки на планету у команды было четыре челнока.
К сожалению, их полет пошел не по плану. Двигатель дал сбой, его мощность стала быстро возрастать, что привело к переходу в нештатный режим работы и частичному разрушению. Но с другой стороны, это каким-то непонятным образом сильно сократило время их пути.

Максим прокручивал в голове разные сценарии, пока добирался до рубки. И бунт на корабле, и неизбежное столкновение с астероидом, и эпидемия…
— Черт! – Выругался он вслух, сам же только что говорил себе, что не стоит забивать голову.
Корабль был пуст, из ста семнадцати, оставшихся в живых, членов экипажа, сейчас на «Эсперансе» должны были бодрствовать лишь девять человек. Поэтому многочисленные коридоры были безжизненны, и освещались лишь слабой аварийной подсветкой. Что только усиливало беспокойство Максима.
Наконец стальной лабиринт вывел его к двери с надписью «Центр управления». Замок принял его карту и, одобрив доступ, раздвинул створки двери.
В рубке было пятеро человек: штурман, один из инженеров, два пилота и второй помощник капитана.
— Капитан! – Второй помощник, Диего Веласкес, подошел к нему, и они обнялись как старые друзья после долгой разлуки. Впрочем, почему как, они и были добрыми друзьями, подружившись ещё на Земле, когда оба попали в экипаж.
— Диего, может, ты мне все же объяснишь, что происходит?
— Конечно, Макс, давно тебя уже ждем для этого. – Он повернулся к штурману, — твоя привилегия, как первооткрывателя, Илья.
— Здравствуйте капитан, — поприветствовал его Яшин, — вы ведь знакомы с системой «Айсберг»?
— Конечно, система обнаружения опасных астероидов. – Ответил, Максим, а в голове сразу зашевелились темные мысли – значит все же астероид, мизерная, но вполне возможная вероятность.
— Верно, система постоянно наблюдает и ищет любые объекты меняющие свою светимость. Мерцающие звезды отсеиваются, а все остальное сразу изучается, если астероид будет приближаться к нам, его альбедо будет изменяться и…
— Я знаю это, — перебил штурмана, Максим, — Хотите сказать, в нас летит астероид?
— Если бы астероид, капитан, – Яшин повернулся к пульту, — смотрите сами.
Свет в рубке ослаб, и появилась большая трехмерная проекция.
— Это запись почти пяти часовой давности. Вот сейчас появится объект.
Действительно на голограмме неожиданно появилась новая звезда.
— Автоматика тут же навела на нее вспомогательный телескоп, — пояснил Яшин.
Голограмма поплыла, и новая белая точка стала её центром. Неожиданно точка стала увеличиваться и обрастать деталями. И вместо неровной каменной глыбы, Максим увидел геометрически правильный объект, судя по всему чужой космический корабль. Вытянутый прямоугольный корпус, один конец которого был скошен, делая объект похожим на зубило. По бортам чужака виднелись какие-то надстройки, но все было немного не в фокусе, и толком разглядеть корабль не было возможности.
— А четче сделать нельзя? – Поинтересовался Максим.
— Это и так сильно переработанная компьютером картинка, капитан. Мы слишком быстро движемся, да и размеры у наших пришельцев невелики, оценочно длина где-то пятьдесят-семьдесят метров.
Тем временем объект его пристального внимания на голограмме засветился и исчез в яркой вспышке.
— Значит, думаете пришельцы? Но откуда? – Капитан обвел всех присутствующих недоуменным взглядом. – Зонд исследовал эту систему лет тридцать назад, планета была совершенно не обитаема. Не могла же за это время там вырасти такая продвинутая цивилизация…
— Совершенно определенно не могла, — штурман потер свой широкий лоб, — но, капитан, не исключено, что они, так же как и мы недавно прибыли в эту систему.
— Конкуренты, — вставил свое слово один из пилотов.
— Только этого нам не хватало, — Максим подошел к своему капитанскому креслу и со вздохом сел, — вы же понимаете, у нас нет топлива на обратный полет, тем более с аварийным двигателем.
— А почему мы должны улетать? А не они? – Осведомился все тот же пилот, Марк Эванс.
— Потому что они пришли первые, — ответил инженер, невысокий кореец Ким Цын, — и они технически продвинутее нас, видели как исчез их корабль? Это какой-то пространственный скачек, излишек энергии выделился в виде лучистой энергии.
На некоторое время рубка погрузилась в тишину. Максим решил нарушить её первым.
— Если у нас ситуация первого контакта, нам нужна доктор Брайс, она астробиолог.
— Ей уже будят, — ответил Диего, — я сразу распорядился будить вас с Сильвией, а также Аманду Брайс и Рахула Бихари.
— Хорошо. Но меня кое-что смущает, чужака вы видели пять часов назад, и до сих пор больше ничего не было?
— Да, — ответил Яшин, — я перевел систему на повышенный режим чувствительности, но никаких кораблей поблизости больше не обнаружено.
— Вот я и думаю, что это значит? Чужак ещё летит или нам готовят «жаркий» прием.
И все снова замолчали, лишь по озабоченным лицам было видно, что у каждого в голове роилось множество мыслей и далеко не радужных.
На этот раз тишину разорвало шипение механизма открывания двери, и в рубку вошла высокая голубоглазая блондинка, австралийка Сильвия Альварес, его первый помощник.
— Приветствую господа. Капитан. Что я пропустила?

Следующие два часа они поочередно вводили в курс новоприбывших членов экипажа и построили десятки теорий о том, что это были за чужаки, как теперь быть дальше и что делать, когда они вернутся. Все сошлись в том, что пришельцы знают о них и замеченный ими корабль был ничем иным как разведчиком. А что делать дальше никто не знал.
Так за спорами и мозговыми штурмами они чуть не пропустили появление чужих кораблей. К счастью бдительный компьютер вовремя поднял тревогу.
— Фиксирую три неопознанных объекта в пятистах километрах по правому борту.
Чужие корабли появились буквально из пустоты, два были копией недавнего разведчика, и на фоне их звездолета выглядели крохами. Но третий объект был куда крупнее и выглядел, куда боле солидно и грозно. На его клиновидной конструкции как бы собранной из множества граней находились башни с длинными стволами совсем не детского калибра. И все в рубке сразу поняли, что это мощный боевой корабль. А взявшие их на прицел стволы могут в любую секунду изрыгнуть что-то смертоносное, способное превратить их «Эсперансу» в груду космического мусора.
Максим почувствовал, как по его лбу стекает крупная капля пота, но он боялся даже поднять руку, чтобы стереть её, зачарованно разглядывая ощетинившийся орудиями корабль чужаков.
— Неопознанные корабли начали передачу на всех радиочастотах, — совершенно бесстрастно заявил бортовой компьютер, — начинать дешифровку сигнала?
— Разумеется, — буквально выдавил из себя Максим.
В рубке повисло такое напряжение, что казалось, одной искры хватило бы, чтобы полыхнул взрыв. Если до этого у людей были какие-то надежды и иллюзии, а пилот даже на полном серьезе предлагал, если что, шантажировать чужаков тараном их звездолета планеты. Однако сейчас все в полной мере осознали свою беспомощность. Чужаков видимо придется молить, а не пугать.
— Внимание неизвестному кораблю! Вы незаконно вторглись на территорию КНП. Немедленно назовите себя или будете уничтожены. У вас десять минут на размышление.
Затем пауза и повтор записи, но уже на другом языке, затем опять пауза и снова новый язык, причем все три были Максиму известны.
— Это же английский, испанский и русский! – Неожиданно закричала Сильвия.
— Не ори ты так, и без тебя поняли, – неожиданно рявкнул Диего.
— Извините, — девушка смущенно потупила взгляд, — но откуда они знают основные языки Земли.
— Попробуем ответить и узнать, — взял в свои руки инициативу капитан. – Компьютер передай им мой ответ.
И взяв короткую паузу Максим как можно более спокойным голосом, четко по-английски произнес.
— Это звездолет «Эсперанса» с планеты Земля, мы не вооружены и не представляем для вас угрозы. Пожалуйста, не стреляйте.
Несколько секунд Максим слушал стук своего сердца, пока не пришел ответ.
— Хорошо, «Эсперанса», мы вышлем на ваш борт десант, для досмотра корабля. – Ответ пришел так же на чистом английском. – Любые попытки помешать высадке или противодействия десантной команде будут расценены как враждебный акт и приведут к уничтожению вашего корабля. Подтвердите, что вы поняли наше сообщение.
— Подтверждаю, — каким-то уж очень сухим тоном ответил Максим.
— Принято, «Эсперанса». Подсветите ваш стыковочный док, если не хотите чтобы наша команда прожгла дыру в обшивке корабля. Отбой связи.
— Капитан, мы, что вот так просто сдадим корабль? – возмутился все тот же боевитый пилот Эванс.
— У вас есть другое предложение? – Равнодушно осведомился Максим.
— Рик бы так просто не сдался, — как-то злобно ответил пилот, имея ввиду прежнего погибшего капитана.
— Мистер Эванс, — неожиданно холодно произнесла Сильвия, — оспаривание решений капитана, есть нарушение субординации, что может быть расценено как попытка бунта на корабле.
— Да я разве оспариваю, — начал защищаться пилот, — я просто так…
— Вот и молчите, — перебила его первый помощник, — в данной ситуации у нас просто нет выбора перед тремя неизвестными кораблями.
— А что скажите вы доктор Брайс? – Решил сменить тему разговора Максим.
— Я? – Аманда удивленно осмотрелась по сторонам, словно ища кого-то ещё с её фамилией. – Я даже не знаю. Если это и пришельцы, то они весьма хорошо владеют земными языками. Хотя, они могли его изучить, перехватывая разные сигналы с Земли, а может и, посещая нашу планету.
— И это все доктор? – С сарказмом осведомилась Сильвия. – Это совершенно понятные всем вещи.
— А что вы ещё от меня хотите? – Уже твердым, без тени сомнения, голосом осведомилась, Аманда. – У меня спецификация не по разумным существам, а по дикой инопланетной флоре и фауне. Вот если бы я увидела этих пришельцев…
— Ясно доктор, — подытожил Максим, — значит, вы пойдете с нами встречать гостей в шлюзе. Судя по этим отметкам, они к нам уже вылетели.
На голографической модели окрестного пространства от чужих кораблей отделилось три небольших объекта, и направились к «Эсперансе». Самое интересное с технической точки зрения было то, что корабли чужих, казалось, неподвижно висят относительно «Эсперансы», но их корабль при этом двигался с огромной скоростью к ещё пока невидимой планете. Каким-то чудом чужаки не просто возникли рядом с их кораблем, но ещё и с такой же курсовой скоростью.

Максим, Аманда Брайс и Диего Веласкес вздрогнули, когда чужой челнок пристыковался к шлюзу. Теперь от инопланетян их отделяла лишь толстая стальная дверь шлюза, внутри которого уже было слышно шипение нагнетаемого воздуха.
Дверь с легким металлическим скрежетом уехала в стену и из шлюза к ним шагнули две стальные гуманоидные фигуры, целящиеся в них каким-то оружием мало похожим на огнестрельное, но судя по размеру куда более смертоносным. Хотя шагнули слишком громко сказано, учитывая, что доки находились на оси вращения командного модуля, а значит, тут была невесомость, от которой спасали магнитные ботинки. У вошедших они видимо тоже были, при этом двигались пришельцы очень четко и быстро.
— Руки за голову! – Приказал один из вошедших по-английски.
Все трое без лишних слов подчинились. Чужаки прошли мимо них, а из шлюза появились ещё двое и замерли перед входом. Теперь Максим их хорошо рассмотрел, похоже, это были живые существа в какой-то тяжелой броне вроде космического скафандра. И они были пугающе похожи на людей, две руки, две ноги, голова и совершенно человеческие пропорции.
Двое чужаков вошедшие первыми дошли до концов коридора ведущего к шлюзу встав у дверей в боевой стойке. Видимо они передали что-то остальным, потому что стоящие в дверях шлюза отошли в сторону, открывая проход.
И тут у Максима чуть не упала челюсть, из дока вышла девушка в военной униформе песчаного цвета. И какая девушка, фотографии таких обычно печатают в модных мужских журналах. Идеальные черты лица, бархатная совершенно без изъянов кожа, светло-карие глаза, пухловатые среднего размера и красивой формы губы, прямой ровный нос и короткие светло-русые волосы, сейчас парящие ореолом над её головой. Завершала образ спортивная подтянутая фигура.
— Полковник Марина Салас Рохас, десантно-космические силы планеты Эсперанса, — представилась она, по-английски, слегка хрипловатым голосом, немного разрушающим её ангельский образ, — с кем имею честь говорить?
— Капитан звездолета «Эсперанса», Максим Потапов, — ответил Макс, продолжая держать руки за затылком, благо в невесомости это не представляло особых усилий.
— Разве капитан «Эсперансы» не Рик Хасбэнд? – Спросила девушка-полковник.
— Рик погиб несколько лет назад, — ответил Максим, — во время ремонта вышедших из строя двигателей. Как его первый помощник я принял командование кораблем.
— Ясно. Все на борту земляне? – Неожиданно спросила она.
— Конечно, — удивленно ответил капитан, — а вы разве нет?
— Я? – Марина улыбнулась. – Конечно, нет. Но думаю, стоит продолжить нашу беседу в более удобном месте. И еще, сколько людей сейчас на корабле?
— Десять человек команды бодрствуют, ещё сто семь в гибернации. Это не считая десяти тысяч колонистов в трех транспортных модулях. – Максим решил не врать этим чужакам, все равно они полностью в их власти и ложь вряд ли поможет в данной ситуации.
— Хорошо. Можете опустить руки, и давайте проследуем куда-нибудь, где есть сила тяжести и удобные кресла.
— Конечно, следуйте за мной.
И они пошли по коридорам звездолета в эскорте из четырех вооруженных солдат и странной девушки, которая почему-то считает себя не землянкой.

В кают-компании, их уже ждала большая часть команды. Нет Сильвии, одного из пилотов и техников, отметил для себя Максим. Зато появилась его Беатрис, покинув отсек гибернации.
— Я так понимаю, оставшиеся члены команды в рубке? – Поинтересовалась полковник.
— Видимо да. – Отозвался капитан.
— Хорошо, — ответила ему девушка и, встав, так чтобы все присутствующие её видели, громко произнесла, — позвольте для начала представится, я Марина Салас Рохас, полковник десантно-космических сил планеты Эсперанса.
— А по радио сказали, про какой-то КНП, – вставил свое слово задира Эванс.
— Верно, — кивнула девушка, — Эсперанса входит в Коалицию Независимых Планет, мистер Марк Эванс. Или кто вы там на самом деле.
— Откуда… э-э-э… — Пилот удивленно уставился на Марину, и было с чего удивиться, в отличие от капитана он был одет в обычный повседневный серый комбинезон без нашивки с именем.
Улыбчивая и спокойная полковник неожиданно резко изменилась, на лице появилась гневная гримаса и она подойдя к одному из столов громко хлопнула по нему ладонью.
— Довольно! – Злобно воскликнула девушка, перейдя с английского на испанский. – Довольно этого фарса! Вы, гадкие надменные земляне, считаете, что это смешно? Это для вас что? Какая-то ролевая игра? Или вы хотите таким образом оскорбить всю Эсперансу?
Ей никто не ответил, не потому что не понял языка, все присутствующие в той или иной степени владели испанским, а потому что не поняли сути вопросов.
Молчание затянулось секунда на двадцать, за которые в кают-компанию вошли ещё шестеро солдат и взяли команду звездолета в кольцо.
— В таком случае, — начала сменившая гнев на милость, полковник, — вы все арестованы. Управление кораблем переходит ко мне, а вас посадят под стражу, до прибытия транспорта на котором вся команда будет интернирована на одну из тюремных планет КНП.
— Но позвольте, — возмутился Максим, поняв, что если происходящее начинает напоминать маразматический сон, то сперва нужно попытаться во всем разобраться, — по какому праву? Кто вы вообще такие и какого черта тут делаете? Когда мы вылетали в эту звездную систему, по докладам наших зондов тут была дикая необитаемая планета земного типа.
— Хотите продолжать играть в эту игру? – Удивленно подняла брови полковник. – Хорошо, давайте поиграем. Вот вам простые факты: полет звездолета «Эсперанса» должен был продлиться сорок лет, ресурс корабля рассчитан на шестьдесят лет. Так?
Максим кивнул и почувствовал, как по его спине заструились ручейки холодного пота, он уже понял, что сейчас скажет эта девушка.
— Раз так, — продолжила Марина, — объясните каким образом, стартовав с Земли двести семнадцать лет назад, ваш корабль оказался здесь? У вас топлива для термоядерных реакторов всего на шестьдесят лет и взять его в открытом космосе негде. А без энергии такой звездолет быстро деградирует и станет необитаемой кучей космического мусора.
— Двести? – Как-то очень хрипло переспросил Диего. – Но мы летели всего двадцать два года.
— Да вы точно психи, — ухмыльнулась полковник, — тут лететь всего пару дней. В любом случае не мне давать оценку ваших действий. Моя задача лишь задержать вас.
— Но постойте, — запротестовал Максим, — не знаю, о чем вы говорите, но мы действительно вылетели с Земли в две тысячи сто шестом году.
— Да конечно, а я, по-вашему, землянка, — она улыбнулась, — давайте не будем усложнять ситуацию. Вы все задержаны. Вам запрещается покидать кают-компанию. Любой ослушавшийся или проявляющий агрессию будет немедленно нейтрализован и лучше вам не проверять, как именно.
В полной тишине она направилась к двери, все были сильно потрясены, чтобы как-то протестовать.
— Да, — полковник остановилась у самой двери, — капитан, пойдемте со мной, вы мне понадобитесь.
Максим молча повернулся и просто пошел следом, за этой странной девицей ставшей неожиданным вершителем их судеб. Двести лет, она сказала двести. Это огромная пропасть, которую он и не мечтал пережить. Да дело даже не в этом, а в том, что все, что он знал, во что верил, видимо осталось где-то далеко. Да он бежал от своей жизни, даже от своей родной планеты в надежде создать все с нуля. Но одно дело знать, что где-то там за десятки световых лет осталась знакомая тебе Земля, и совсем другое вдруг узнать, что все было тщетно. Теперь до родной планеты долетают за два дня, а дикая земля обетованная уже заселена прекрасными девушками и стальными солдатами.
«Черт! Да почему же им так страшно не везет», спросил сам себя Максим и так и не успел ответить, потому что они вошли в рубку и первое что он увидел раскрасневшуюся Сильвию, пристегнутую к креслу наручниками. Остальные двое членов его команды стояли на коленях с руками за голову под прицелом металлических.
— Что тут произошло? – Сразу с порога осведомилась Марина.
— Она пыталась помешать технику вскрыть главный щит компьютерной панели, сеньора полковник, — отчитался один из солдат, — пришлось прицепить её наручниками к креслу.
Сильвия обиженно запыхтела, бессильно подергав сковывающие руки наручники.
— Хорошо, сержант, – ответила полковник и, повернувшись к другому солдату, броня которого сильно отличалась от других, спросила, — что скажите шеф?
— Все очень странно, сеньора полковник. Если этот звездолет и подделка, то просто гениальная. Я собрал почти все данные и могу с уверенностью в девяносто пять процентов сказать, что каким-то образом это та самая «Эсперанса».
— Ты точно уверен Хорхе?
— Абсолютно. Но если это и подделка ужасно основательная, в бортжурнале есть тысячи часов записей Земли и окрестностей две тысячи сотого года. Конечно, их можно подделать, как и все это оборудование, но зачем? И зачем на корабле десять тысяч человек в глубокой гибернации. Земляне конечно на многое способны и в фантазии им не откажешь, но сеньора, зачем все это?
— Ясно, Хорхе. Должна сказать ты меня озадачил.
Несколько секунд девушка стояла, прикусив в задумчивости губу. Потом повернулась к солдатам.
— Уведите этих двоих в кают-компанию. Сильвию оставьте, да, снимите с нее наручники. – И обернувшись к Максиму, вновь удивила его знаниями о его команде. – Как я понимаю, капитан, если брать по старшинству, то она теперь ваш первый помощник?
— Верно, — подтвердил Максим.
— Тогда… — она сделала небольшую паузу, провожая взглядом уводящих пилота и техника солдат, — в свете сложившихся обстоятельств, нам с вами надо поговорить о многих очень важных вещах.
— Конечно, — он даже обрадовался, наконец-то будут хоть какие-то ответы и нормальный разговор вместо тыканья оружием.
— Хорошо, капитан, будем считать, что я вам верю. – Марина подошла к его рабочему креслу села и указала ему на соседнее. – Думаю, вы должны понять всю серьезность ситуации. Моя родная планета была названа Эсперансой в честь этого корабля. Вас же считают погибшими. Версий о том, куда пропал ваш звездолет много, одно время его даже искали, зондируя дальний космос, но ничего не нашли. Для Эсперансы, вы герои, про ваш полет рассказывают в школах, в столице есть мемориальный комплекс, посвящённый вашему полету. И вдруг, через двести лет, вы объявляетесь живые и здоровые. Что прикажите мне думать?
— Да уж, — Максим уже начал осознавать всю нереальность происходящего, — я не знаю, полковник. Не знаю что вам ещё сказать, кроме того что мы это мы – экипаж «Эсперансы» отправившийся в полет в две тысячи сто шестом году. Раз вы так много знаете о нас, возможно, остались записи о нашем геноме, можете провести анализ, он все подтвердит.
— Наоборот это ничего не подтвердит. Данные то остались, но создать генный дубликат уже лет сто как не проблема.
— Тогда я даже не знаю, что ещё сказать.
Полковник тяжело вздохнула.
— Ладно, капитан, я передаю всю информацию, своему командованию, а это значит, что сейчас у вас начнутся настоящие проблемы – вами займутся наши политики…

Часть вторая «Полковник»


«Какого дьявола!», выругалась про себя разбуженная назойливым вызовом Марина. Ей было очень хреново после вчерашнего. И почему так нелепо устроен мир? Вначале пьешь, веселишься, а потом на следующий день тебе плохо и не можешь без презрения смотреть на себя в зеркале.
«Срочный вызов от адмирала Федерико Паоло Кинничи», надпись появилась даже до того как она открыла глаза. Чертов имплантат, но деваться от него некуда, всем офицерам в армии вживляют такой, отправляющий информацию прямо в глазной нерв. То же самое и со связью информация посылается напрямую в нервную систему и начинаешь слышать звуки, которые тебе передает компьютер. Сложнее всего говорить только для компьютера, поначалу либо говоришь вслух, либо изливаешь в эфир мысли, которые совершенно не предназначены собеседнику. Но зато когда научишься…
Марина постаралась сосредоточиться и открыла глаза, судя по всему, она дома в своей кровати голышом, рядом посапывает какой-то мужик.
«Стоп, что там было вечером?», она углубилась в свою память, несмотря на ноющую головную боль от сильного похмелья. И ей удалось. Все верно, она подцепила этого парня в баре, какой-то там красноречивый капитан с одного из военных транспортов КНП. Гулять так уж до конца. Она смутно припоминала, что вечером они неплохо «покувыркались».
Тем временем вызов стал настойчивее, похоже, адмиралу было некогда ждать, пока она приведет свои мысли в порядок. Она вздохнула, пытаясь отогнать похмельную боль, закрыла глаза и ответила на вызов.
— Полковник Марина Салас Рохас слушает, сеньор.
— Извините, что разбудил, полковник, но у нас экстренная ситуация, — не тяня кота за хвост начал адмирал, — эскорт за вами уже выехал, у вас есть минут двадцать на сборы.
— Поняла, сеньор адмирал.
— Конец связи, – ответил адмирал и отключился.
«Старый пердун как всегда лаконичен», Марина откинула одеяло, надо собираться и начать с химии, которая приведет её в чувство. «Включить таймер, установить на пятнадцать минут», приказала она встроенному в голову процессору и тяжело встав, побрела на кухню.

Сборы были поспешными. Таблетки, выводящие токсины и стимулирующие организм действовали почти мгновенно. Быстро по-военному приняв душ и одевшись, она выставила из своего дома беднягу капитана. Тот тоже мучился похмельем, но куда меньше, и, поняв ситуацию, наскоро оделся и ретировался, похоже, обрадовавшись, что ему не устроили какую-нибудь сцену из серии поматросил и бросил.
Через пятнадцать минут, когда таймер досчитал до нуля, она уже стояла при полном параде, у зеркала, поправляя прическу. Идеальный момент для самокопания. А копаться было в чем, с виду почти идеальная жизнь, хорошая военная карьера, свой личный домик недалеко от побережья, но при этом у нее не было семьи, да и друзей можно было пересчитать по пальцам. Что поделать тяжелый очень требовательный характер, позволявший ей довольно успешно идти вверх по карьерной лестнице, в личной жизни очень мешал.
Звонок в дверь прервал её раздумья, как она и полагала, эскорт прибыл на несколько минут раньше. На крыльце стояли двое лейтенантов, за спинами которых, заняв почти всю дорогу, возвышался джет. Хорошо, что в столь ранний час движения не было, и он никому не мешал.
— Сеньора полковник! – Оба отдали честь. – Прошу следовать с нами, если вы готовы.
— Готова, — ответила она и, выйдя на крыльцо, захлопнула дверь.
Джет взревев двигателями, резко взмыл в небо, Марину вжало в кресло от перегрузки. Внизу стремительно уменьшались кварталы её родного города Санта-Кастилья. Судя по направлению полета, они двигались к ближайшему космопорту.
Её город был маленьким, можно даже сказать крохотным и состоял в основном из небольших частных домов. Даже транспорт использовался преимущественно наземный, коптеры конечно были, но далеко не у всех. Толи дело столица Эсперансы, Азур, с её высотками, рвущимися на десяток километров в небо, заполненное тысячами летательных аппаратов…
Столица всегда восхищала и пугала Марину. Поэтому она жила на другом побережье континента в небольшом трижды провинциальном городе, который уже с высоты в несколько сот метров становился лишь разноцветными прямоугольниками на земле.

Через двадцать минут полета джет плавно опустился на бетонное поле космодрома, рядом с курьерским кораблем. Марина аж присвистнула, что же такое произошло, что вместо обычного шаттла поднимающегося в гравитационном коридоре или ещё более медленного космического лифта, ей подали пожирающий дорогое топливо, иглоподобный курьерский корабль.
Планеты так и остались для людей серьезным препятствием, гравитационный колодец, наполненный плотной атмосферой, очень неохотно отпускал что-то в небо. В космосе все было проще, мощные термоядерные двигатели позволяли кораблям быстро разгонятся и тормозить, последствия их работы никого не волновали. Однако на планете работа такого двигателя вполне может вызвать локальную экологическую катастрофу. Поэтому изгалялись как могли до появления так называемых гравитационных коридоров, где с помощью специальных установок сила притяжения планеты сводилась практически к нулю, использовались космические лифты или обычные ракеты забрасывающие груз на орбиту дедовскими методами.
Курьерские же корабли оснащались плазменными двигателями и позволяли стартовать в космос максимально быстро, затрачивая на это внушительный объем дорого топлива. Но зато могли уходить в пространственный прыжок практически сразу за границей плотных слоёв атмосферы.
Салон курьера не отличался особыми изысками и вмещал не более двадцати человек. Марина была третьей. Минут двадцать пришлось провести в пассажирском кресле, ничего не делая, наконец, в салон вошли ещё двое пассажиров и из динамиков раздался приятный баритон.
— Уважаемые сеньоры и сеньориты, капитан курьерского корабля «Конеха» приветствует вас на борту. Пожалуйста, пристегнитесь ремнями к вашим креслам, через три минуты мы начинаем взлет.
Марина пристегнулась уже давно и улыбнулась, наблюдая как поспешно пристёгивается сидящий напротив нее гражданский. Корабль завибрировал, когда включились двигатели и бедняга побледнел.
— Первый раз летите курьером? – Дружелюбно поинтересовалась она.
— Да, — испуганно ответил мужчина, добавив, — и всего второй раз в жизни лечу в космос.
Надо же, умилилась Марина, для нее вся жизнь это в основном космос, с редкими недельными отпусками на планету. Хотя в последнее время это изменилось, звание полковника имеет свои плюсы. Хотя и не защищает от таких вот вояжей как сейчас.
— Не волнуйтесь, — попыталась успокоить она попутчика, — этот корабль громкий, но быстрый, он мигом домчит нас до места.
Он что-то сказал в ответ, но в этот самый момент взвыли двигатели, заглушив его голос. А потом их вжало в кресла, и земля за окном буквально провалилась вниз.

Их полет занял чуть больше пятнадцати минут. Марина сразу поняла, что прибыла, когда в иллюминаторах появился хорошо узнаваемый силуэт флагмана флота – линкора «Титан». После стыковки к доку ее имплантат услужливо сообщил ей проследовать к выходу. В прочем на этот счет у нее даже не было сомнений.
Как не странно следом за ней на выход отправился лишь ей бледный попутчик. Значит, курьер подали не ради них, их просто подкинули по дороге.
Её встретили сразу в доке, невысокая хрупкая девушка с темными пышными бровями в форме адъютанта.
— Сеньора полковник! – Девушка сделала шаг вперед и отдала честь. – Прошу вас следовать за мной.
Марина в ответ лишь кивнула и пошла следом за адъютантом через лабиринт стальных коридоров, самого мощного корабля её мира, к командному центру.
Как она и подозревала, за дверью её ожидал, развалившийся в кресле, сам адмирал Федерико. Марина хорошо его знала, он самая главная военная шишка на текущий момент, не считая министра обороны. Высокий стройный со светлыми серыми глазами, длинным прямым носом и несколько неряшливой копной черных волос. Герой войны и её дальний родственник в четвертом колене её богатого семейного генеалогического дерева. Марина подозревала, что он видимо как минимум раз, вмешивался в её карьерный рост, хотя никогда и не спрашивала об этом. Даже если это и правда, ей совсем необязательно об этом знать.
— Сеньор адмирал! – Она отдала часть.
— Вольно полковник, — ответил адмирал и протянул ей руку.
Марина подошла, и они обменялись рукопожатием.
— Ну как дела? – Как-то по-домашнему осведомился адмирал. – Как там поживает тетушка Адель?
— С тетушкой все хорошо, слышала она с семьей собирается в круиз на Тропику. А у меня все также, хорошо на службе и не очень в личном плане.
— Бери пример с тетушки, — Федерико улыбнулся, — она тоже знаешь по характеру не подарок, а вон уже правнуков нянчит. Но давай перейдем к делу.
Он повернулся к одной из стен, которая превратилась в большой экран.
— Часов пять назад, — начал адмирал уже серьезным деловым голосом, — гелиосферу нашей системы пересек неопознанный корабль. Посланный на разведку корвет идентифицировал его как звездолет «Эсперанса».
На экране появилась трехмерная модель очень странного с современной точки зрения корабля. С тонкой осиной талией массивным носом сложной конструкции, три огромных крылатых аппарата соединенные треугольником внутри которого находился длинный круглый цилиндрический отсек. Задняя же часть состояла из нагромождения разных металлических конструкций. Знакомая картина любому школьнику её планеты. Тот самый потерянный звездолет, в честь которого назвали их планету.
— Но ведь это невозможно! – Воскликнула Марина.
— В нашем мире нет ничего невозможного, полковник, — спокойно ответил адмирал.
— Вы хотите сказать, что это тот самый звездолет, который вылетел двести лет назад?
— Не обязательно, Марина. Это может быть хорошая копия или что-то ещё. Но выяснить это будет твоей задачей.
— Моей? Это несколько несвойственная задача для десантных войск.
— Согласен. Но в данном случае, скорее всего, потребуется высадка.
— Полагаете, что нас вот так просто пустят на борт? А если это какая-то ловушка?
— Если это какая-то ловушка, то тебе надо будет её обезвредить. Но не думаю, что кто бы это ни был, начнет сразу стрельбу. Для этого слишком нелепо строить копию «Эсперансы».
— Согласна. Разве что это попытка вытащить на борт звездолета кого-нибудь из правительства.
— А вот это ты и должна выяснить. Твоим штабом будет легкий крейсер «Ресуэльто», плюс два корвета для прикрытия. Капитаны уже извещены. Второй особый отряд космо-десанта уже переброшен на крейсер, они ждут только тебя.
— Так точно, адмирал, готова приступить немедленно.
— Хорошо, полковник. Отчитываться обо всем будете непосредственно мне. Скоро на «Титан» прибудет премьер-министр, а значит считай, что отчитываешься и перед ней.
— Так точно, — она отдала честь и направилась к двери.
— И ещё, Марина, будь осторожна. Тетушка Адель не простит меня, если с тобой что-нибудь случится.
— Непременно буду осторожна, — она улыбнулась и вышла из командного центра.

Первая часть операции прошла как по маслу, её корабли легко синхронизировали скорости и векторы с древним звездолетом, а потом совершили пространственный прыжок. «Эсперанса» почти сразу ответила на их вызов и согласилась принять десант на борт. Оставалось только высадиться, захватить корабль и выяснить, кто это и зачем им понадобилось оскорблять память жителей Эсперансы. Не раздумывая долго, Марина решила принять непосредственное участие в высадке.
— Но, сеньора полковник, разумно ли отправляться с первой же группой самой? – Капитан «Ресуэльто», Августо Сервантен был не на шутку взволнован. – Если там будет засада и с вами что-то случится… А вы командир этой операции.
— Ценю вашу заботу, сеньор капитан, но я уверена, что со мной ничего не случится. Зачем строить копию древнего звездолета, только для того чтобы убить десантников?
— Но вас могут взять в заложники. И что мне прикажите тогда делать?
— В этом случае вы должны обезвредить звездолет любыми методами вплоть до полного уничтожения.
— Но, сеньора полковник, вы же будете на борту и погибните. Адмирал с меня шкуру спустит… — капитан совсем скис.
— Давайте оставим печальные сценарии, сеньор Августо, скажите адмиралу, что у вас не было выбора, в конце концов, я здесь командир. – Твердо заявила Марина.
Капитан тяжело вздохнул, и она даже пожалела его, в конце концов, он прав, она действительно не очень оправдано лезет в самое опасное место, но по-другому она не может и не хочет.
— Поймите, капитан, — Марина решила его хоть немного успокоить, — на месте от меня будет куда больше толку, а на счет опасности, я все прекрасно понимаю, и смею вас заверить я не раз ходила на боевые задания. И у меня отличное чутье на разного рода опасности. Поэтому пристально наблюдайте за всем происходящим, а мне позвольте заниматься тем, для чего я прибыла выяснить, что за фигня к нам прилетела и зачем.
— Хорошо, сеньора полковник, мы будем по возможности следить за каждым вашим шагом.
Похоже, капитан немного приободрился, и Марина повернулась к тому самому бледному попутчику, с которым она улетала с Эсперансы.
— У вас все готово профессор Рафаэль? – Осведомилась она.
— Да, сеньора полковник, я загрузил все данные по звездолету «Эсперанса» и его экипажу в ваши компьютеры. Все что у нас есть полная техническая документация, схемы, планы, фотографии, биографии всех членов экипажа и колонистов. Но вы же понимаете, что все эти данные так же есть и в архивах Земли.
— Понимаю, профессор. Но мне интересно ваше мнение, теперь, когда вы видите корабль, подделка это или нет?
— Трудно сказать, все же я профессор истории и инженерные знания у меня скорее что-то вроде хобби появившегося, когда я начал писать обширную статью по звездолету «Эсперанса». – Он сделал небольшую паузу и продолжил. — На корпусе явно видны следы внутреннего взрыва в районе искривителей пространства главного двигателя корабля. Но так же видно, что двигатель отремонтирован. Хорошо заметны следы работы экипажа. Видимо это должно объяснить то, что корабль задержался в пути из-за аварии. Но это невозможно, на звездолете стоит три термоядерных реактора и топлива рассчитано лишь на шестьдесят лет их работы. Даже если предположить, что они смогли остановить два реактора и перенаправить топливо, максимум на что можно было ты рассчитывать это сто девяносто лет, но никак не двести семнадцать.
— Они могли понизить мощность реактора, — предположила Марина.
— Исключено, у них очень примитивные реакторы, по сути, реакция там идет на грани стабильности, уменьши подачу топлива и реактор потухнет, увеличь и он взорвется. К тому же судя по показаниям сканеров все их реакторы, работают в штатном режиме, что вообще необъяснимо. Если они выключат реактор, включить его уже не получится, по крайней мере, силами и ресурсами звездолета. Поэтому я могу смело предположить, что перед нами не может быть та самая «Эсперанса». Тем более как вы знаете, сто двадцать лет назад было предпринято глубокое сканирование межзвездного пространства между Землей и Эсперансой и никаких крупных объектов обнаружено не было, лишь несколько астероидов.
— Ясно, буду исходить из того что это какая-то подделка.
И Марина смело направилась к доку, где её ждал второй особый отряд космо-десанта, отряд в котором она раньше служила и хорошо знала большую часть солдат, а они знали её. И это были те люди, которым она абсолютно доверяла.

Десантники встретили её как родную. И пока их бот летел к звездолёту, они вспоминали старое и обсуждали новое. Но после стыковки вся дружеская атмосфера спала, уступив место рабочему настрою.
Марина перевела свои имплантаты в командный режим и теперь могла видеть все, что видели солдаты, а также могла невербально отдавать приказы и держать связь с командным центром на крейсере.
Вышедшие из дока десантники сразу наткнулись на трех человек, судя по архивным данным, это были первый помощник Максим Потапов, помощник главного инженера Диего Веласкес и доктор по астробиологии Аманда Брайс. Марина, получая картинку от первых двух десантников, удивленно заметила интересные несоответствия. Компьютер, поняв её мысли, услужливо увеличил нашивки на форме звездолетчиков. У Потапова значилось, что она капитан, а у Веласкеса второй помощник.
Это было странно, зачем путать звания? И зачем вообще так над собой издеваться?
Все же люди из прошлого выглядели ужасно, некрасивые лица с дефектами кожи, непропорциональное строение тела, например у капитана явно видно начинающий расти животик. А Аманда, для современной женщины, вообще представляла собой жалкое зрелище. Марина и сама-то не слыла большой красавицей, в сферу её интересов не входили косметические салоны, но сейчас даже она испытывала некое чувство брезгливости и недоумения к тем, кого увидела. Неужели земляне, которые и в весьма продвинутых мирах КНП считались идеалом красоты, позволили превратить себя вот в это.
Или это наемники из отсталых колоний. На некоторых планетах нет даже простейшей медицины не говоря уж о прогрессивной генетической инженерии. Марина даже слышала, что на нескольких диких планетах весьма ценятся представительницы женского пола с развитых планет. Вместо того чтобы вкладывать деньги в развитие здравоохранения, они тратят их на покупку рабынь у пиратов. Настоящее варварство.
Но она как-то отвлеклась от своей задачи. Пора было действовать, она поднялась со своего кресла, и смело направилась к выходу, отдавая солдатам приказание взять весь коридор под контроль и прикрывать её. Вряд ли эти люди могли бы ей навредить.

Она вышла и представилась, с трудом сдерживаясь от отвращения. Как же от них воняло чем-то противно кисловатым, видимо ароматизирующих желез у них не было. Пока она интересовалась судьбой прошлого капитана звездолета, пришел отчет компьютера, что это запах пота, затем услужливый имплантат просто заблокировал её обонятельные рецепторы. И она сразу предложила встречавшим перейти куда-нибудь, где будет удобнее беседовать.
Пока они шли к кают-компании её ребята лихо расползались по кораблю. У каждого была схема корабля, и четкая цель: в компьютерные терминалы внедрялись жучки, силовые кабели минировались, а в магистрали передачи данных подключались компьютеры шпионы. Очень скоро весь звездолёт будет под их контролем.
Задача по захвату оказалась элементарной, похоже, огромный корабль пустовал, большая часть экипажа находилась в гибернации, а бодрствующие находились всего в двух местах рубке и кают-компании. Толи дело шесть лет назад, когда они смогли десантироваться на линкор Небесной Империи и вывели его из строя изнутри. Китайцы на том корабле лезли из всех щелей как черти, но они справились хоть и недосчитались многих своих. А тут все было настолько просто, словно лузгать семечки.
В кают-компании Марина легко идентифицировала всех присутствующих, досье профессора Рафаэля были точны, или точны были эти люди создававшие внешность по таким же досье?
Ей уже начал надоедать этот фарс, и она вспылила. Однако реакция присутствующих её удивила. Звездолётчики были растерянны и крайне удивлены. Имплантат отлично фиксировал все реакции – мимику, расширение зрачков, оттенки кожи, сердцебиение. Если они и играли то очень профессионально.
Впрочем, не важно, её дело захватить звездолёт и нейтрализовать любую угрозу, которая может на нем оказаться. А дальше пусть с ними занимаются врачи или контрразведка, это не её проблема. Она озвучила это и решила отправиться, в рубку, разве что взять с собой капитана, кем бы он ни был, раз он капитан, то обязан быть в курсе судьбы его корабля.
— Сеньора полковник, как это понимать? – Раздался у нее в голове раздраженный голос.
— Вы о чем, сеньор капитан? – Мысленно просила она у оставшегося на борту «Ресуэльто», Августо.
— Я о том, что вы разгуливаете по чужому, возможно враждебному кораблю, без кибер-брони.
— Не видела в ней необходимости, капитан.
— Если вы не цените свою жизнь, полковник, то хотя бы подумайте о тех с кого адмирал будет спускать шкуру, когда какой-нибудь землянин проделает в вас дырку.
— Ценю ваше беспокойство, капитан, но уверяю вас, я могу за себя постоять даже голышом. – Язвительно ответила Марина, передавать эмоции при таком мысленном общении было сложно, но у нее получалось.
Капитан лишь фыркнул в ответ.
— Лучше скажите, что думает по поводу увиденного профессор.
— Я здесь, сеньора полковник, — вклинился в разговор Рафаэль, — и то, что я вижу – невероятно!
— Можно поконкретнее профессор?
— Конечно, полковник. Если это и подделка, то на ней можно ставить знак высочайшего качества. Я ещё получаю данные, но то, что я уже вижу, это словно встреча с живыми призраками из прошлого.
— Мне тут уже неуютно, профессор, скажите лучше, где тут подвох и мы скорее закончим с этим.
— Я уже анализирую, данные, ваши люди как раз добрались до главного терминала корабельного компьютера.
И он отключился. Зато на линии тут же возник сержант Симонс.
— Сеньора полковник, рубка наша, встретили небольшое сопротивление.
— Сопротивление? – Она удивилась, все встреченные до этого члены экипажа были в растерянности и смятении.
— Да, — Симонс усмехнулся, — одна барышня из этих кинулась тут на Хорхе, когда он полез в центральную консоль. Я её приложил немного сильнее, чем хотел, броня же, синячище у нее будет, будь здоров.
— Осторожнее там, помни, мы не должны без причины калечить экипаж.
— Знаю, виноват.
— Ладно, я на подходе с капитаном, подыграешь мне для него, пока не хочу чтобы они нас воспринимали как угрозу.
— Понял вас, полковник.
— Отбой.

В рубке она демонстративно разыграла сценку из цикла, что тут происходит. И решила пойти на нормальные переговоры, с капитаном. Пострадавшая девушка, так кстати, оказалась первым помощником. Будь она, скажем пилотом, пришлось бы её спровадить к остальным, а это сразу подняло бы волну негатива в их отношении. Любой тесный коллектив всегда плохо воспринимает физическое насилие над одним из своих членов.
Пока она раздавала приказы, подключился профессор и восторженно сообщил что у него появились неоспоримые доказательства того что это все же та самая «Эсперанса», чем немало удивил Марину, уже приготовившуюся «колоть», капитана с девицей. Пришлось в спешке менять тему разговора.
— Эм… — Лицо капитана Потапова удивленно вытянулось, — ваши политики так ужасны?
— Ужасны? Нет, а вот скользкие – да. – Ответила Марина и тут же укорила себя за эту неосторожную фразу про настоящих политиков и проблемы. От напряженных переговоров она просто ляпнула то, что вертелось в голове. Непростительная ошибка, но и ситуация сложная. То ей все говорят, что корабль подделка и это провокация, то на тебе все настоящее…
— Но давайте пока послушаем нашего специалиста, профессора Рафаэля, — попыталась она перевести тему и, вынув из кармана голопроектор, поставила его на стол. Сверкнув лазерами во все стороны, буквально на секунду, умная железка оценила помещение, нашла поверхности с нужными ей углами отражения и начала строить проекцию. В комнате появился заранее предупрежденный ей профессор, вернее его проекция.
— Добрый день, — произнес профессор, — позвольте представиться, Рафаэль Касильяс Сьерра, профессор истории, Азурской гуманитарной академии.
— А вы, простите э… — капитан похоже у же совсем сбился с толку навалившимися на него сюрпризами и если он действительно тот за кого себя выдает то Марина его понимала.
— Да я вас вижу, — ответил профессор, — а вы видите мою голопроекцию. Физически я нахожусь на борту крейсера возле вашего звездолета.
— Понятно, — ответил капитан, — а то я уже не удивился бы, если вы умеете становиться невидимыми.
— О нет, нет, конечно, — засмеялся профессор и почти тут же сменил тон и вид на официальный, — для меня большая честь познакомится с вами, сеньор Потапов и сеньорита Альварес. Я долгое время изучал историю вашего полета и даже написал большую научную работу на эту тему.
— Тогда возможно вы нам объясните, что тут, черт побери, происходит? И кто вы все такие? – довольно жестким тоном осведомилась молчавшая до этого Сильвия.
— Хм… — Марина задумалась, после податливого капитана, подобной реакции она не ожидала, хотя судя по досье, Альварес импульсивна, а характер у нее твердый. Поэтому надо было ответить так, чтобы не свести начало беседы к конфликту.
— Мы, вообще-то, тут живем, — спокойным тоном ответила она, — а вот откуда здесь взялся ваш звездолёт, нам ещё только предстоит выяснить.
— Планета к которой мы летели необитаема, — неожиданно вступил в разговор капитан, в его голосе вместо былой покорности, неожиданно появились стальные нотки, — а вы все время твердите, что не землянка, а следовательно – не человек. Это все какой-то спектакль чтобы отвадить нас от планеты, на которую вы тоже положили глаз.
«Ишь ты разошелся, перед подчиненной поди не хочет в грязь лицом упасть», Марина нахмурилась, вместо нормального разговора все скатывалось к конфликту, но и молчать на явные оскорбления она не будет.
— Я не человек говорите? А что людьми могут быть только земляне? – Довольно резко ответила она. – Что двести лет назад, что сейчас вы, земляне, всё такие же надменные и самоуверенные в своей избранности.
Не некоторое время в рубке повисла тишина, было похоже, что обе стороны не ожидали услышать то что прозвучало. Положение спас профессор.
— Послушайте сеньориты и сеньор, думаю, произошло обычное недопонимание. Полковник, уверен, вас не хотели оскорбить, просто во времена наших гостей, все были земляне, и быть землянином означает быть человеком. Однако, капитан, сейчас землянин означает лишь то, что вы родом с планеты Земля. Не я, ни сеньора Салас, не можем быть землянами, так как родились на Эсперансе. Но уверяю вас, биологически мы все люди.
— Если мы все люди, почему с вашей стороны такой холодный прием, с захватом корабля? – Спросил капитан.
— Потому что вы земляне. – Ответила Марина.
— И? – Удивленно переспросил капитан. – Мы же все люди, вы сами это сказали.
— И что с этого? – Она пожала плечами. – Эсперанса часть КНП, а коалиция находится в состоянии войны с Землей. Поэтому вам ещё сильно повезло, что ваш звездолет просто не расстреляли как вражеское судно, нарушившее наши границы.
— Войны? – Ошарашено спросил капитан.
— Она идет уже больше ста лет. Хотя последние лет тридцать активных боевых действий с Землей почти не ведется, но нам сейчас хватает боевых столкновений с Небесной Империей. – Марина почувствовала, как по её лицу промелькнула гримаса ненависти, с землянами в бою она встречалась всего пару раз, а вот имперцы оставили ей несколько болезненных шрамов и на теле и на душе.
— Ну, надо было думать, люди все такие же, даже через двести лет. – Пробурчала Сильвия.
— И как же вы до такого докатились? – Удивленно спросил капитан.
— Известное дело, — усмехнулась Марина, — вначале война за независимость, а потом уже все подошло к простому переделу власти и ресурсов.
— Я же говорю, ничего не изменилось, — буркнула Сильвия.
— Да уж, — подытожил Потапов.
— Позвольте мне сменить тему, — вклинился в общую атмосферу уныния Рафаэль, — я тут получил все данные с вашего корабля и привлек нескольких своих друзей, видных специалистов: физиков и инженеров. Похоже, мы поняли, что случилось с вашим звездолётом, и как он оказался здесь на двести лет позже, чем должен был.
— И что же пошло не так? – Осведомилась первый помощник.
— Не так работали ваши двигатели, — улыбнулась голограмма профессора, — у вас весьма не стабильный прототип искривителя пространства. Из-за воздействия сильного потока нейтрино, в стабилизаторе двигателя может накапливаться ошибка, приводящая к изменению характеристик создаваемых пространственных искажений. Аналогичный вашему привод, способен искривить не только пространство, но и время. В 2120 году проводились исследования на тему путешествия во времени. Но их сочли бесперспективными, так как путешествовать удавалось только вперед. Толку в этом было мало. Похоже, ваш звездолёт пересек сильный нейтринный поток, что внесло большую ошибку в стабилизатор.
— Хотите сказать, что мы переместились не только в пространстве? – Каким-то ослабевшим голосом спросил Потапов.
— Да. После аварии ваш штурман определил, что вы отклонились от курса. Мы проверили звездные карты и проиграли несколько сценариев. Отклонения в пространстве не было. Просто за двести лет звезды несколько изменили свое положение относительно друг друга. Штурман о чем-то таком задумывался, он не вполне мог объяснить все изменения, о чем написал в личном журнале, но ничего не сказал остальным.
— Значит, мы уже давно совершили прыжок во времени. И никем не замеченные, до этого времени, летели к вам? – Спросил, капитан.
— Выходит что так, — ответила Марина, — мониторинг глубокого космоса почти не проводится, это сложное и ненужное занятие. Сейчас корабли совершают прыжки мгновенно сразу на десятки световых лет.
— Значит, мы зря летели, — Сильвия фыркнула, — я то надеялась вырваться от всех этих сложных социумов. А тут, похоже, все ещё сложнее, сплошная война.
— Что поделать, сеньора, — произнес профессор, — люди так и не научились решать все свои разногласия только разговорами…
Неожиданно профессор начал сдвигаться куда-то в сторону, пока не пропал, а на его месте появился капитан «Ресуэльто».
— Сеньора полковник, — обратился он к Марине, — мне только что доложили, «Титан» на подходе, на борту премьер-министр.
— Спасибо капитан. – Марина встала из кресла и подошла к пульту, имплантат услужливо показал ей, как включить трансляцию на главный экран. Она как раз успела, прямо из пустоты появился громадный линкор «Титан», массивный звездолёт на его фоне выглядел просто речным катером на фоне океанского лайнера.
Сильвия присвистнула, а Потапов непроизвольно встал со своего кресла. Да флагман флота Эсперансы мог поражать не только мощью своих орудий.
— Полковник, жду от вас доклада через десять минут, — произнес у нее в голове голос принадлежащий адмиралу Федерико.
— Готова предоставить прямо сейчас, сеньор адмирал, — ответила она.
— Через десять минут, — повторил адмирал и отключился.
Марина уловила в его голосе нотку раздражения, а значит что-то пошло не так, хотя учитывая все то, что она слышала про премьер-министра, удивляться было особо нечего. Она обернулась к звездолетчикам и улыбнулась, их удивленным лицам.
— Да, — ответила она на незаданный вопрос, — прибыла «кавалерия», решать вашу судьбу…

 

Продолжение


Kosh
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Инцидент на Эсперансе
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010