Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Облачный дом

Облачный дом


Как часто, возвращаясь с работы, вы попадаете под машину?
И каков шанс, что вы прыгнете под неё сами?
Нет, конечно, в обычной ситуации это было бы, наверное, странно, но в моём случае представился шанс, и я не особо долго думал.
«Мысли попавшего под машину»


Брайн нервно расхаживал туда-сюда по крошечному офису, постоянно задевая своими упитанными боками предметы интерьера, в конце концов, плюхнувшись в своё кресло и сняв очки, сказал:
— Думаешь, отчёт дошел?
— Я не уверен, всё случилось слишком быстро, — ответил я, сидя перед его столом совершенно обессиленный.
Мы до самой ночи торчали в здании компании. Из-за системной ошибки в прошлом месяце, в годовом финансовом отчёте, срок отправки которого заканчивался сегодня, обнаружились критические недочёты, но мы заметили это слишком поздно. Крайний срок затянул на наших шеях удавку из терновника, наше отделение и раньше было не в почёте у главного офиса, а теперешняя ситуация могла легко привести к увольнению моего непосредственного начальника, а я, как его тень и исполняющий роль заместителя, последовал бы за ним.
Нужно было в срочном порядке решать проблему, и вот весь день мы с ним этим и занимались, стараясь хоть как-то привести в приемлемый вид отчёт, от которого зависела наша карьера. Но, как говорится, беда не приходит одна. Мы сделали что смогли, на часах полночь, и спасение было так близко, но природа решила, что этому не бывать.
Когда в момент отправки я сидел расслабленный и довольный собой, а Брайн, порхая бабочкой, выдувал банку пива из личного запаса, хранящегося в мини холодильнике под столом, сверкнула молния. Она была так далеко и еле осветила помещение, в котором мы находились. Приглушив всё основное освещение, мы сидели в своём маленьком мирке, работали лишь пара настольных ламп и экраны мониторов, за котором проходила наша борьба за жизнь.
— Нужно будет вызвать такси, до метро мы не доберёмся, — сказал Брайн, поднимая телефонную трубку.
— Да, скинемся на двоих, а то не думаю, что у меня хватит денег, — сказал я, встав со своего места.
— Не думай об этом, я за всё заплачу, всё же ты сегодня спас мою задницу.
— Ладно тебе, это была и моя задница в конце концов.
Дозвониться до транспортной службы в эту ночь нам было не суждено. В небе словно запустилась цепная реакция: в следующее мгновение молнии начали возникать всё чаще, гром гремел всё ближе. Когда отключилось электричество, мы остались во тьме, разрываемой слепящими небесными стрелами, а когда включился запасной генератор, и мы не обнаружили отчёта на своём прежнем месте, то погрузились в ещё большую тьму.
— Это конец, мы больше не сможем ничего сделать, остаётся лишь уповать на господа, если отчёт не дошел...
— Давай не будем думать о плохом, — сказал я, чувствуя как земная ось в моём мире сместилась.
— Телефонная линия не работает, давай возьмём корпоративное авто, я довезу тебя до дома, ты ведь недалеко живёшь? — спросил Брайн, надевая куртку.
Он открыл ящик стола и достал ключи от машины.
— Ну что, поехали?
— Знаешь, я, наверное, лучше прогуляюсь, мне тут действительно недалеко, так что езжай сам, тебе же на другой конец города, — ответил я, улыбнувшись.
Уже на стоянке, провожая взглядом отъезжающего начальника, я подумал, что прогулка была не такой уж и хорошей идеей: дождь лил так, словно собирался затопить весь город, гром и молнии возникали так часто, что это смахивало на бомбёжку, а порывы ветра сдували с асфальта бесконечные слои всё прибывающей воды, поднимая её в воздух.
— Интересно, в зонт может ударить молния, — думал я, крепко обхватив ручку одолженного на посту охраны зонта. У него была сломана пара спиц, так что особого прока от девайса не было, и всё же я держался за его ручку как за спасательную соломинку.
Свернув за угол офисного здания, я начал пробиваться сквозь бушующий гнев богов к ближайшему перекрёстку. Не пройдя и пол пути, я остановился, чтобы поднять повыше ворот куртки, в который активно забивалась вода, и заметил сквозь стену дождя одиноко бредущую фигуру. Человек шел, шатаясь и спотыкаясь о собственные ноги.
— Наверное пьяный, — подумал я, продолжив идти.
В какой-то момент фигура потерялась из виду, а я уже подобрался к перекрёстку и собирался пройти по надземному переходу, но поднявшись на пару ступенек, заметил что-то посреди проезжей части. Приглядевшись, я понял, что там сидит человек.
— Эй, ты что творишь?! — прокричал я, спустившись к краю дороги.
Как-то в детстве я был свидетелем дтп: видел, как машина сбила перебегающего проезжую часть человека. Он ударился о лобовое стекло и, перелетев через кузов, рухнул на асфальт и больше не шевелился. Я так испугался, что побежал домой и просидел там весь день, дрожа от страха.
Конечно, вряд ли случись подобное сейчас, эффект будет тем же, но какого чёрта я должен это проверять...
— Эй, ты слышишь меня, с тобой всё в порядке?! — крикнул я снова, стараясь пробиться сквозь шум дождя.
Человек, кажется, услышал меня и начал подниматься на ноги. Я осмотрел обе стороны дороги, но из-за дождя увидеть приближающиеся машины не было никакой возможности.
— К чёрту всё! — решил я, направившись к уже вставшему в полный рост человеку.
И тут же чуть не оказался под колёсами выскочившей легковушки.
— Ещё бы чуть и тебя бы размазало, — сказал я себе и, отступив на шаг, замер.
Человек уже развернулся и шел ко мне, по походке было видно, что это тот самый нетрезвый, которого я видел ранее. Не было похоже, что его задела машина, скорее всего, он просто споткнулся и сидел там, пока не услышал мой голос. Приглядевшись, я понял, что это девушка, она шла так медленно, стараясь удержать равновесие, что скорее было похоже на то, что её просто шатает на месте. В конечном итоге она снова свалилась и, похоже, сил встать у неё больше не было. Рядом пронеслось ещё несколько машин, чудом не задев её.
— Так, всё — сейчас я её быстро выведу и всё будет в порядке, — сказал я и бросился к ней.
— Вставай, чёрт тебя дери, дура! — сказал я, подтягивая её за руку.
— Давай же, приди в себя!
Ну и дикое зрелище же это было: её голова болталась из стороны в сторону, когда я тряс безвольное тело, пытаясь привести в чувства, словно я тормошил тряпичную куклу. За этим занятием я не смог вовремя заметить грузовик, прорвавшийся сквозь стену дождя. В последний миг, перехватив отстранённый взгляд девушки, я вложил все силы, чтобы оттолкнуть её подальше от себя.
Сердце замерло в ожидании удара, впрочем, я так его и не почувствовал, просто мир вокруг начал неистово вращаться, а в голове засел звенящий гул. Все остальные звуки пропали: не было ни дождя, колотящего по асфальту, ни грома, так яростно нарушающего тишину этой ночи. Когда вращение прекратилось, я не смог и пальцем пошевелить, единственное, что мне всё ещё подчинялось — это глаза. Я лежал на боку, смотрел, как капли дождя разбиваются об асфальт, и думал о том, что теперь бедняге Брайну придётся пройти процедуру увольнения в одиночестве. Я улыбнулся своим мыслям, или подумал, что улыбнулся — не знаю, лица я тоже не чувствовал.
— Может, пора закрыть глаза и уснуть? — пронеслась в голове мысль.
Но нет, наблюдаемая мной картина асфальта вдруг исчезла, теперь я лежал на спине, а надо мной склонилась девушка.
— Ну что за дура, почему ты всё ещё на дороге....
Её глаза были такими печальными, хоть и видел я их лишь в миг вспышки молнии, мне показалось, что она плачет. Хотя, как разобрать — слёзы это или всего лишь дождь?
«Все эти мгновения затеряются во времени, как слёзы в дожде, пришло время умирать...» — вспомнил я строчки из любимого фильма и без сожалений закрыл глаза.
Но знаете, как это обычно бывает, когда вы моргаете — глаза снова открываются.
Так же и я открыл глаза, словно до этого просто моргнул. Я обнаружил себя сидящим за столом в просторной комнате с панорамными окнами, сквозь которые пробивалось яркое солнечное покрывало. Передо мной стояла тарелка чесночного супа, аромат которого тут же начал дразнить вкусовые рецепторы. Не думаю, что в моей голове в этот момент были какие-то интересные мысли, хотя, может, я просто не улавливал их. Единственное, что меня сейчас беспокоило, это то, что в тарелке с супом вместо нормальной столовой ложки, виднелся, практически утопая, кончик чайной.
Не знаю почему, но меня совершенно не волновало где я и как тут очутился. Я лишь мельком окинул помещение взглядом, не особо вникая в увиденное, а потом выловил ложку из тарелки, взял последнюю обеими руками, поднёс ко рту и начал жадно поглощать содержимое. Насытившись, я зычно рыгнул, отставив посуду, интеллигентно вытер ладонью губы и откинулся на спинку стула.
Какое-то время я просто сидел, упершись взглядом в окно, без какой-либо задней мысли. Потом перед глазами начали появляться блики, и я подумал, что солнце по какой-то причине стало ярче. В попытке отгородиться от лучей, я поднял перед глазами ладонь, но это было вовсе не солнце.
Внезапно, как при смене слайда в старом проекторе, я вновь оказался посреди ливня, грома, молний и собственно проезжей части.
Я стоял там и смотрел на собственное тело, над которым склонилась девушка, и даже посреди всего шума, производимого природой, я слышал, как она горько рыдает.
— Да что это с ней?
— Погодите-ка, что происходит?
— Святые угодники, так вот как это работает, ты умираешь, тебе дают тарелку супа и кидают к чёрту обратно пялиться на свой труп!?
— И это вся смерть? Я умер за тарелку супа!?
— А что с этой дурой? Всё ещё торчит в таком опасном месте, и при этом заливается слезами над человеком, которого толком-то и разглядеть не может!?
Моему возмущению не было предела, но слайд снова сменился, и я вновь оказался за столом. Такая резкая смена обстановки заставила меня вздрогнуть, точнее дёрнулись мои ноги, а вздрогнул я уже лёжа на полу вместе со стулом.
Полежав так немного, я попытался осмыслить происходящее, но мозговые штурмы не моя стихия, так что через минуту я уже был на ногах, осматривая комнату. Правда комнатой это можно было назвать с натяжкой, то был гибрид прихожей, кухни с баром и гостиной. Чуть поодаль стола, за которым я ранее потчевался, друг против друга стояло два кресла, а в промежутке между ними журнальный столик со стеклянной крышкой.
Огромные окна обрамляли стены впереди меня, в одном из них, самом большом, имелась дверь, которую сразу было сложно заметить, но, приглядевшись, я понял, что она выдвижная, как, впрочем, и все остальные двери в этом месте. За кухней справа, отделённое от гибридной комнаты половинчатой переборкой, находилось ещё одно помещение непонятного назначения. Скорее всего, это был чулан, так как его содержимое подходило по стандартам. Слева же, за такой же переборкой была спальная комната, выглядящая немного тесновато из-за большого деревянного шкафа, стоящего по правую сторону кровати. Двигаясь дальше от спальни я нашел гардеробную и ещё несколько дверей, которые пока решил не открывать.
Вернувшись в гибридную комнату, я зачарованно смотрел на кухонную секцию. Выглядела последняя, не лишним будет сказать, божественно. Что-то подобное можно было бы увидеть по телевидению или в журналах, где звёзды кино и шоу-бизнеса хвастаются своими домами, но вживую, это было совсем иное ощущение. Я всегда в тайне завидовал богачам, но, как бы это странно ни звучало, эта зависть касалась лишь их кухонь.
Дело в том, что я люблю готовить. Наверное, в детстве меня можно было назвать капризным ребёнком, я всегда привередничал в вопросах еды, не ем это, не ем то. Однако я никогда не говорил об истиной причине отказа от того или иного блюда. Вряд ли кому-то бы понравился тот факт, что меня тошнит от чужой готовки. Будь то мать или бесконечные тётки, они постоянно пичкали меня всякими «полезными», по их мнению, блюдами, от которых меня выворачивало наизнанку.
Когда я подрос, то смог сам себе готовить, чаще, конечно, в тайне от матери, она всегда злилась, когда я хозяйничал на её кухне.
— На этой кухне может быть только одна женщина, — говорила она, застукав меня за готовкой.
От этого утверждения меня всегда пробивало на смех, но подзатыльник матери, сразу же успокаивал мои смешки и отправлял подальше от её святыни.
Сбросив с глаз пелену очарования от кухонной секции, я задумался: «Меня сбил грузовик, я попал сюда, съел суп, вернулся обратно, потом снова попал сюда. Нет, так у меня ничего не получится. Если подумать, я не чувствую себя сбитым: у меня ничего не болит, одежда сухая и чистая, нет синяков и переломов и прочего месива, которое совершенно определённо должно сопровождаться при столкновении с чем-то, подобным грузовику.
Значит, я всё же умер, и это мой рай?»
Вопрос моего местонахождения вывел меня на балкон. Когда дверь открылась, в помещение начали врываться потоки ветра, и я поспешно затворил её за собой. Изнутри этого было незаметно, даже подойдя к перилам, я не сразу понял, что происходит из-за слепящих солнечных лучей. Щурясь, я пытался смотреть на то, что я поспешно принял за снежные сугробы.
Первыми среагировали внутренние органы: их неумолимо тянуло к земной тверди, коей даже не было видно за густым покрывалом белоснежных облаков, раскинувшихся до самого горизонта. Когда подкосились ноги, я крепко вцепился в перила и безвольно сполз на пол. В голове тут же завертелся клубок панических мыслей разного рода ненормальности. С трудом оторвав руки от поручней, я пополз по-пластунски обратно в помещение, стараясь максимально увеличить контакт с твёрдой поверхностью. Уже внутри, проползая мимо стола, я принял позу братьев наших меньших, или, как называл её мой дед, «позу верующего».
Эта поза придала мне немного уверенности, и путь до единственной в этом доме двери, напоминающей выход, я преодолел довольно проворно. Дрожащей рукой я дотянулся до ручки, повернул её и медленно потянул на себя, ожидая по ту сторону возникновения облачного пейзажа.
Но не тут-то было: во-первых, с обратной стороны что-то врезалось в дверь, и её распахнуло в мгновение ока. Повезло, что я стоял чуть боком к ней, иначе удара по физиономии было не миновать. Когда это случилось, я инстинктивно зажмурился, но поняв, что меня не высосало сквозняком и не унесло в свободный полёт среди белоснежных барашков, приоткрыл один глаз, а потом тут же второй.
Перед собой я увидел ноги в туфлях на высоком каблуке, посмотрев чуть выше, обнаружил и остальные части тела.
В дверном проёме, опёршись правой рукой о дверной косяк, стояла девушка. Длинные иссиня-чёрные волосы, заплетённые в две косы, спускающиеся с плеч, и большие карие глаза, вот что я первым делом приметил. Очаровашка из страны ОЗ? Нет, не хватает бантов и платья деревенского кроя. Вид у неё был, мягко говоря, потасканный, в левой руке она сжимала полупустую бутылку вина, а в устремлённом на меня взоре читалось явное презрение.
— Даже если будешь всю ночь ползать за мной на коленях, это тебе не поможет, — сказала она, прижав бутылку груди.
— Что? — переспросил я.
— Что слышал. Я по-твоему сестра милосердия, чтобы давать каждому убогому, — сказала она, и тут же добавила, сделав шаг через порог. — Прочь с дороги, неудачник.
"Убогий, неудачник?" — слова отозвались эхом в моей голове.
Я уже было собрался возразить, но ноги девушки вдруг совершили независимый друг от друга танец. В любой другой момент я бы уже хохотал до слёз от увиденного, да и кто бы удержался. Думаю, многие видели видеоролики, в которых на показе мод, манекенщицы, не удержав равновесие на своих длиннющих каблуках, уходят в стремительное пике с подиума. Всё бы ничего, но в этот раз манекенщица летела прямо на меня.
Пытаясь удержать уже потерянное равновесие, девушка взмахнула руками, благодаря чему, винная бутылка, вылетевшая у неё из рук, просвистела мимо моего виска. Ещё бы на пару сантиметров правее и...
Однако время для вздохов облегчения ещё не настало, мне совсем не стоило расслабляться, так как второй снаряд угодил прямо в цель. Мой лоб испытал силу ускорения свободного падения другого лба. Удар получился знатный, показалось, что череп треснул и развалился на две половинки. Не успела пройти пелена перед глазами, как послышались жалобные причитания поразившего меня снаряда.
— Больно, мне больно, — сказала девушка, а потом её тут же вырвало.
Её вырвало на меня. К сожалению, из-за временной потери способности ориентироваться в пространстве, я не смог спастись от этого бурлящего потока желудочной скверны. Таким образом, большая часть излияний пришлась на моё лицо, после чего субъект отрубился, окончательно похоронив под собой моё достоинство.
Стоит заметить, что гинофобия до недавнего времени казалась мне смешным названием смешной фобии. Но после сегодняшних событий, когда из-за одной пьяной девушки, меня сбила машина, а из-за другой я чуть не утонул в рвоте, это не кажется таким уж смешным. Возможно, у этой фобии существует подраздел, «боязнь пьяных женщин»?
Отплёвываясь и поминая всех святых, я сбросил с себя безвольное тело, и, отдышавшись, встал, при этом чуть не поскользнувшись на образовавшейся на полу луже. Высморкавшись остатками еды, я посмотрел в дверной проём. Ничего необычного: небольшой коридор, обои в серебряную полоску и лестничный пролёт. Перескочив через порог, я поспешил к лестнице. Спускаясь вниз, я то и дело натыкался на одинокие пьяные тела, сидящие на ступеньках в обнимку с одноразовыми стаканчиками для напитков. Лестница привела меня в битком набитую людьми гостиную. Гремела музыка, люди, интенсивно тряся чреслами под неё, накатывались волнами от одной стены к другой. Дикий гомон и пьяный угар студенческой вечеринки, такое сложно с чем-то перепутать. Преодолевая перегар и тесный контакт с потными телами, я начал прорываться к выходу, и, когда мне это удалось, я оказался на освещённой ночными фонарями лужайке, за спиной грохотала музыка, а на небе сияли звёзды.
Понятное дело, что меня увиденное не удовлетворило, ведь логическое обоснование тому месту, где я находился до этого, не появилось. Чтобы проверить, не причудились ли мне яркое солнце за окнами парящего над облаками дома, я поспешил обратно. По дороге один джентльмен, всё ещё способный различать под парами алкоголя действительность, тактично заметил, что у меня на лице блевотина, на что я, приветливо улыбаясь, раскланялся, спихнув его с пути.
Переступив порог, а затем и тело, томящееся в собственном соку, я подобрал ранее пролетевшую мимо моей головы бутылку и вышел на балкон. Ухватившись за перила, я размахнулся и швырнул бутылку, немного пролетев, она сверкнула на солнце и, погрузившись в облачную перину, исчезла. Я чуть постоял, словно ожидая что что-то может случиться, но ничего не произошло.
— Нет тут никакого продвинутого проектора, показывающего сверх реалистичную картинку, — сказал я вслух и твёрдо решил, что сейчас просто пойду домой и лягу спать, потому что завтра на работе будет трудный день.
Желание моё было нехитрым, но, как оказалось, ему не суждено было сбыться. Когда я вернулся к двери, то увидел, что она закрыта. Возможно, виной был сквозняк, но проблема была не в этом — она больше не открывалась. Как я ни старался, дёргая ручку и колотя в дверь кулаками, ничего не помогло.
По началу я надеялся, что кто-нибудь с той стороны меня услышит, но всё было бесполезно. Выдохшись, я воздел очи к небесам, желая воздать им проклятье, но в место этого увидел электронное табло, чуть выше дверной коробки. На табло светилась надпись, «Следующее открытие через 24 часа».
— Что за чертовщина? Это электронный замок? Вот ведь изощрённая хреновина, — сказал я, усевшись на пол и начал размышлять.
Понятия не имею что здесь происходит, меня же сбила машина, но вот я сижу тут без каких-либо увечий, разве что кроме лба, пострадавшего в недавнем инциденте.
Кстати, по поводу девушки, я получается заперт тут на целые сутки, что мне делать с ней?
Если подумать, когда она придёт в себя, то, возможно, сможет прояснить некоторые моменты.
Но что более важно — в каком она состоянии? Такой удар, да ещё и в нетрезвом виде, может стать проблемой в сложившейся ситуации.
Я подполз к лежащему телу и, потыкав в него пальцем, спросил:
— Эй, ты в порядке?
Но это не возымело никакой реакции, она всё ещё была в отключке.
''Это плохо, а что если у неё серьёзное сотрясение, что мне тогда, чёрт возьми, делать?'' — подумал я схватившись за голову.
В любом случае оставлять её так нельзя. Поднимать на руки, я её не решился, поэтому просто потащил в спальню, взяв за ноги, а идеально ровный пол мне в этом сильно помог. Дотащив незнакомку до кровати, я первым делом без пристрастия стащил с неё испачканную в рвоте футболку, на которой красовалась исполненная стразами надпись «Осторожно, злая принцесса».
Под футболкой оказался короткий чёрный топ, скрывающий грудь, столь же короткие джинсовые шорты оказались чистыми, так что я просто расстегнул пуговицу. С обувью пришлось повозиться, эти туфли имели множество шнурков, обвязанных вокруг голени.
От футболки, да и от самой девушки, весьма неприятно попахивало, хотя, возможно, в большей степени запах шел от меня, но в любом случае, облёванный элемент одежды я вынес зажав нос и бросил на балконе. Потом, умыв лицо и прополоскав рот на кухне, вернулся к пострадавшей со смоченным водой полотенцем, висевшем возле раковины. Как следует протерев все неэстетичные пятна на её лице, я уложил девушку на кровать и укрыл одеялом.
Во время всех этих телодвижений, принцесса не подавала никаких признаков жизни, и единственное что сдерживало меня от нарастающей паники, это то, что её третий размер вполне себе ровно вздымался во время дыхания.
Конечно, на этом я не остановился: перерыв кухню, я обнаружил грушу для холодных компрессов, и лёд в морозильнике для неё. Так же обнаружилась упаковка парацетамола, пару таблеток которого я растворил в стакане с водой. Вернувшись с приобретениями в спальню, я водрузил компресс на лоб девушки и поставил рядом на тумбочку стакан с лекарством. Покончив со своей миссией, я уже приготовился смиренно ждать пробуждения прекрасной девы, но тут вспомнил, хотя, скорее ощутил на себе остатки её ужина и, чертыхаясь, начал поиски ванной комнаты. Ванной мне обнаружить не удалось, но зато за одной из дверей, оказалась сауна с джакузи, способная вместить в себя человек десять, если не больше.
— Решено, — сказал я себе и тут же разоблачился.
Немного повозившись с терминалом, управляющим вместилищем голливудского порока, я нырнул в пузырящуюся воду. Забывшись в бурлящей теплоте, я просидел там не менее часа, хотя время для моего расслабленного тела в тот момент уже не существовало. Это было определённо лучше моей старой протекающей у стока ванны так, что полежать и расслабиться в ней мне никогда не удавалось. Вылезая из ковша удовольствия, я уже чувствовал себя другим человеком.
Я взглянул на свою одежду, сваленную кучей на кафельном полу, и поморщился.
— Нет уж, я это больше не одену... наверняка в гардеробе найдётся какая-нибудь одежда.
Я закутался в одно из больших, махровых полотенец, коих, аккуратно сложенных на близстоящих полочках, было великое множество, и выглянул за дверь. Всё было тихо, я заглянул в спальню, девушка мирно лежала на своём месте и всё ещё дышала, что не могло не радовать. Так что в полном спокойствии я вскрыл шкаф в гардеробной комнате и обнаружил там десять совершенно одинаковых роб, больше всего смахивающих на одеяния буддистских монахов. Это была вся одежда. На нижних полках, где обычно покоится обувь, стояло несколько пар выделяющихся из общей стилистики высоких таби, а на самой верхней — ряд сложенных друг на друга бамбуковых шляп.
Странно, но я вспомнил как когда-то давно мне хотелось примерить что-то подобное. В те годы я был под стойким впечатлением от старых азиатских фильмов про кунг-фу, но достать подобные шмотки было проблематично, и со временем я отказался от этой идеи. Но вот теперь они передо мной, и меня начинает пугать этот дом, такое ощущение, что он пытается мне угодить, подсовывая разные приятные сюрпризы. В любом случае, другой одежды тут нет и возможности надеть эту я не упущу.
Одеться не составило особого труда, комплект состоял из трёх частей: сама роба, накидка, похожая на короткий плащ, и чудные просторные штаны. Так же я примерил таби, в которые засунул болтающиеся штанины. Последней недостающей деталью образа была широкая бамбуковая шляпа и когда я посмотрел на себя в зеркало, то готов был плясать от удовольствия. Что собственно я и не преминул сделать, а точнее, я просто кривлялся, смотря на своё отражение в зеркале, принимая разные позы и стараясь подражать героям фильмов.
— Что ты делаешь? — вдруг раздался голос девушки у меня за спиной.
Меня аж всего передёрнуло от осознания того, что она всё видела. Я был настолько увлечён собой, что даже не заметил её отражения в зеркале, кто знает, как давно она там.
Я обернулся, девушка стояла скрестив на груди руки.
— Вижу, ты уже пришла в себя, как твоя голова? — спросил я, дружественно улыбаясь.
— Со мной всё в порядке, а вот как насчёт тебя?
— Извини?
— Ты клоун или просто дурак? — спросила она, вяло зевнув.
Да у неё похоже совсем манер нет, хотя это естественно, учитывая наше первое знакомство, стоило ожидать подобного.
— Эй, полегче, какого чёрта ты на меня нападаешь, как вообще можно называть дураком человека, которого ты даже не знаешь?
— А ты посмотри во что ты одет, — усмехнулась девушка.
— Во что я одет? Да что ты пони...
— Ладно, не важно, давай сюда, — прервала она меня на полуслове и протянула руку.
— Что, одежду? — спросил я оторопев.
— Какую ещё одежду, идиот, дай мне ключи, я на занятия опаздываю, а твоя идиотская дверь не открывается.
— Ах вот оно что, так ты понятия не имеешь где находишься? — спросил я, пропустив мимо ушей очередное оскорбление.
— Почему же, я отлично знаю где нахожусь, я в доме у жалкого девственника, которому прошлой ночью перепало, — сказала она и, схватившись за голову, тут же добавила:
— Как же я могла быть настолько беспечна, даже думать об этом противно.
Да что за проблемы у этой особы, она реально решила, что мы переспали? И почему это должно быть противно, я вроде не нотрдамский горбун?
— Не знаю о чём ты говоришь, но между нами ничего не было, — сказал я как можно сдержанней.
Девушка убрала руку с лица, которое тут же как-то посветлело и повеселело.
— Правда? — спросила она радостно.
— Абсолютная, — ответил я, прочистив горло.
— О, слава богу, так ты из тех импотентов которые любят смотреть, — сказала она, облегчённо вздыхая.
— Эй, ты меня вообще слушаешь, что ещё за импотенты, которые любят смотреть!? Хватит придумывать на лету подобную чушь! — не выдержав, сорвался я на крик.
Девушка, не отреагировав на мои слова, лишь посмотрела на меня таким взглядом, как будто я был для неё пустым местом.
— Плевать, давай ключ, — сказала она после паузы, вновь протянув руку.
— Я бы с удовольствием, но у меня нет никаких ключей, — сказал я фыркнув.
— Послушай, я не собираюсь играть тут с тобой в эти игры, отдавай ключи по-хорошему. — сказала она грозно и двинулась на меня.
Так как она выглядела устрашающе, я попятился и попытался снова оправдаться, но девушка с какой-то нечеловеческой скоростью оказалась прямо передо мной, так близко, что я почувствовал на себе её тёплое дыхание. В следующее мгновение её нога, описав грациозную дугу, врезалась мне в пах, от чего я тут же преклонил колени в болезненном акте смирения.
Пока я сгибался пополам и корчился, девушка обшаривала мою одежду, и, конечно, не найдя ключа, разозлилась. Она была в бешенстве, так что я не удивился, когда её пальцы обвились вокруг моей шеи и перекрыли доступ к кислороду. Она душила меня, приговаривая, что сломает мне шею, если я не скажу, где спрятан ключ.
— Хорошо, хорошо, только дай отдышаться, — прохрипел я.
— Ну, где же?
— Он на балконе, посмотри там, — ответил я, когда она наконец-то ослабила хватку.
— Ну смотри, если ты меня обманул, тебе от меня не скрыться, — сказала она и вышла из комнаты.
Кряхтя и широко расставив ноги а-ля ковбой, я последовал за ней.
Как я и ожидал, очнувшись, она сразу же кинулась к двери и понятия не имела о чудном виде за пределами этих стен. Как и я ранее, она почувствовала всем телом всё великолепие небес и сидела, неуклюже вжавшись спиной в ограждение. Ах, каким же милым выглядело её испуганное лицо, когда я подошел. Она посмотрела на меня и попыталась что-то сказать, но я видел лишь как шевелятся губы, должно быть, её акрофобия на более высоком чем у меня уровне.
— Ч... что это? — смогла наконец-то спросить она.
— Поверь мне, то что ты видишь, вполне реально, — сказал я и захлопнул перед ней дверь, заперев её на щеколду.
— Постой, что ты делаешь, — спросила она, в панике подползая к двери.
— Изолирую опасную сумасшедшую от моего жизненного пространства, — сказал я и пошел добывать лёд для своей промежности.
Опёршись о кухонную стойку, я аккуратно охлаждал причинное место и наблюдал за тем, как девушка скребётся в стеклянную дверь, однако её движения были такими вялыми и жалкими, что мне стало стыдно.
— Послушай, я открою дверь, если ты обещаешь не пытаться меня убить.
— Обещаю, открой, пожалуйста, я ничего такого не буду делать, — ответила она, излишне активно тряся головой, от чего пару раз стукнулась о стекло, похоже даже не заметив этого.
Я сдвинул щеколду и впустил девушку. Она медленно выползла и села, прислонившись спиной к основанию кухонного стола.
— Я не понимаю... этот дом, он что висит над землёй, мы летим? — спросила она дрожащим голосом.
— Может да, а может и нет, по правде говоря, до недавнего момента я думал, что ты сможешь рассказать мне что-нибудь про это место, но, как вижу, на это можно не надеяться. Ты была первым человеком, которого я встретил после того, как тут оказался. — Сказал я, присев рядом с ней.
— Что значит оказался, разве это не твой дом?
— Помнишь, я говорил, что у меня нет ключа от этой двери? Всё потому, что это не мой дом, о достопочтенная госпожа, — сказал я, усмехнувшись.
— Оливия, — произнесла имя девушка.
— Что?
— Это моё имя, не люблю все эти обращения, похожие на клички: госпожа, принцесса, миледи и прочее. Меня так бывший называл, так что используй, пожалуйста, моё имя.
— Ты ушла от него из-за этих кличек? — спросил я, хмыкнув.
— Тебе не кажется, что ты задаёшь личные вопросы? — раздраженно ответила Оливия.
— Действительно, это не моё дело, извиняй, меня зовут Титус, — сказал я примиряющим тоном.
— Ладно, Титус, так что ты говорил про то как оказался тут?
— Ничего особенного, просто кое-что случилось, когда я возвращался домой с работы. Не буду вдаваться в скучные подробности, но случилось так, что я потерял сознание, а когда открыл глаза, то уже был тут, это всё что мне известно.
— Хмм, ладно, а как я сюда попала? — спросила девушка, почесав затылок.
— А ты не помнишь?
— Всё что я помню, это как напилась, а потом пошла пешком домой под проливным дождём, что было большой глупостью с моей стороны, — сказала Оливия, удручённо вздыхая.
— Серьёзно? Ты была на вечеринке, так?
— Ага, была.
— Когда я в первый раз попробовал открыть дверь, ты завалилась сюда и грохнулась без чувств. Я тогда выбежал на улицу и увидел, что на дворе ночь, потом вернулся обратно сюда, чтобы проверить не привиделось ли мне. А потом дверь захлопнулась, и я больше не смог её открыть.
— Вот как? Странно, я уверена, что не возвращалась обратно на вечеринку.
— Ты была пьяна, в такие моменты не только память подводит.
— И то верно, — согласилась Оливия и, прикоснувшись ко лбу, поморщилась.
— Почему у меня так болит голова, я обо что-то ударилась?
— Да, так получилось, что ты упала и хорошенько приложилась лбом.
— Вот же, а ты что, просто стоял и смотрел как я падаю? — в её голосе послышалось раздражение.
— Да, я смотрел, ещё как смотрел, прямо из первых рядов, у меня тут даже твой автограф остался, — ответил я не менее раздраженным тоном и показал ей место крушения у себя на лбу.
— Оу, даже так, ну извини, — сказала она, слабо улыбнувшись.
— Да не страшно, у меня крепкая голова, а вот ты отключилась надолго, я уж думал — вдруг серьёзное сотрясение.
— Значит, ты уложил меня в кровать?
— Ну да, не оставлять же было тебя на полу.
— Спасибо, — поблагодарила Оливия, слабо улыбнувшись.
— Да не за что, там в спальне на тумбочке стоял стакан с водой, ты выпила?
Девушка покачала головой и встала.
— Подожди, я щас принесу, — сказал я, встав, и быстро сбегал в спальню за стаканом.
— Вот, держи, — протянул я уже усевшейся в кресло девушке.
— Спасибо, хоть я и не особо хочу пить, но раз ты стал таким галантным, будет невежливо отказать, — рассмеялась Оливия и взяла стакан у меня из рук.
— Там лекарство.
— А, вот как, — сказала девушка смущённо и выпила всё залпом, а потом поставила стакан на журнальный столик.
— Ты не голодна? Хочешь что-нибудь сделаю, тут холодильник битком набит едой? — любезно поинтересовался я.
— Не будь таким заботливым, я между прочим, чуть не разбила тебе шары, да и к тому же меня подташнивает, вряд ли я смогу что-нибудь съесть.
— Ой, да ладно, забудь об этом, будем считать, что произошло небольшое недоразумение, если ты конечно не собираешься повторять что-то подобное, — сказал я, дружелюбно засмеявшись.
— Конечно нет, я тогда немного перестаралась, так что прими мои извинения.
''Перестаралась? Что ты старалась сделать? Задушить меня? Почему ты об этом не упомянешь?''
— Принято, — сказал я, усевшись во второе кресло.
— Что же получается, мы попали в какую-то параллельную реальность или может это правительственный эксперимент? — спросила Оливия после небольшой паузы.
— Хороший вопрос, как мы уже с тобой поняли, этот дом парит над облаками, единственная дверь, являющаяся выходом, заперта на электронный замок. Это могло бы быть экспериментом, но тут, честно говоря, замешаны слишком крутые технологии, так что ответ вряд ли так прост. За дверью была ночь, а тут солнечный день, даже если подумать, что это какой-то обман, хотя бы из-за того, что на такой высоте воздух был бы для нас слишком разряжен, и мы бы не сидели тут, комфортно разместившись в креслах, а лежали бы, корчась от нехватки кислорода. Я не думаю, что это какой-то трюк, и как бы это невероятно ни звучало, дом и проплывающие под ним облака реальны.
— А ты не искал в доме что-нибудь, что бы могло прояснить ситуацию?
— Можно даже не стараться, я определённо могу сказать одно, в этом месте, чем бы оно ни являлось, нет и намёка на нужную нам информацию, как и нет средств связи с внешним миром. Но зато тут есть всё для комфортной жизни, даже джакузи.
— Джакузи? — переспросила девушка, оживившись.
— Да, и чертовски огромное.
— Покажи, — попросила девушка, вскочив с места.
— Хорошо, в любом случае пока дверь не откроется, делать тут больше нечего, так что можешь оттянуться.
Я провёл девушку до двери, ведущей в сауну, и она тут же там заперлась.
— Не вздумай подглядывать, — донеслось из-за двери её предупреждение.
— Эй, моё рентгеновское зрение не настолько хорошо, я не могу видеть сквозь запертые двери, — ответил я, покачав головой.
— Да-да, я на всякий случай, — отозвалась девушка.
— Ладно, если что, зови, — сказал я, возвращаясь обратно в гибридную комнату.
— Даже не надейся, — раздалось за спиной.
"Эта девка явно считает себя неотразимой, больно мне надо за ней подглядывать." — Подумал я, распахивая дверцу холодильника.
После ванны с пузырьками и побоев мне захотелось хорошенько перекусить.
Еда, еда, еда, в другое время я бы сварганил что-нибудь из хранящихся тут припасов, но нет. Я просто достал с полки примеченную мной ранее банку маринованных огурчиков и выудил из большой цветастой упаковки пару куриных котлет. Так как я уже не боялся того, что дом падает с небес, то запихивал всё это в себя прямо на балконе. Если подумать, мало кому удавалось поесть на фоне такого чудного зрелища.
Пока еда оседала в желудке, я вглядывался в горизонт, пытаясь увидеть место, где заканчивается облачный покров, но, естественно, это было невозможно, зато медитативный эффект был положительно хорош.
— Тук, тук, — послышался стук в стеклянную дверь.
Обернувшись, я увидел Оливию в банном полотенце, она нетерпеливо колотила по двери своим кулачком. И хоть раньше на ней было намного меньше одежды чем сейчас, эта картина заставила меня вспомнить, что промеж ног у меня что-то всё ещё болтается. Длилось это недолго, когда вместо того, чтобы позвать меня по имени, она использовала слово «болван», всё очарование вмиг испарилось.
Подойдя к двери, я прижался лицом к стеклу и, скорчив рожу, спросил:
— Неужели ты принимаешь свою истинную форму после принятия ванны?
— Что? Хватит дурачиться, вылезай оттуда, — нахмурившись, она резко распахнула дверь.
Это было неожиданностью для моего тела, перенесшего весь свой вес в одну точку, и, по законам физики, оно накренилось. Я не смог удержаться на ногах, схватившись за единственную попавшуюся на пути опору. Должен сказать, человек плохо подходит для подобной опоры, особенно, если ты схватил его полотенце. Очутившись на полу с зажатым в руках полотенцем, ранее скрывавшим наготу прелестного девичьего тела, я быстро сориентировался. Моя шея сработала как пружина в дорогих швейцарских часах, поднимая голову на нужный для хорошего обзора уровень. И хоть финальная черта была до неприличия близко, и приветственная ленточка уже показала свои шелковые края, нога Оливии оказалась ближе.
Впечатав моё лицо в пол, она вырвала из ослабевших пальцев поверженного ею нечестивца полотенце и только после этого убрала свою ступню.
— Что же, могло быть и хуже, — сказал я, поднимаясь.
Девушка предусмотрительно отошла от меня на несколько шагов, а её взгляд вновь стрелял в мою сторону стрелами презрения. Она ничего не сказала, лишь сильнее прижала к себе полотенце.
— Так чего ты там хотела? — спросил я, закрывая балкон, с которого в комнату врывались сильные порывы ветра.
— Я не нашла в гардеробе нормальной одежды.
— Просто одень то, что было на тебе до этого.
— Она вся провонялась, я не могу такое одеть.
— Тогда тебе придётся одеть тоже что и на мне, — развёл я руками.
— Предлагаешь мне надеть этот клоунский наряд?
— Пффф... тогда ходи в полотенце, другой одежды ты тут не найдёшь, — сказал я, проходя мимо неё и остановившись возле входной двери.
— До открытия ещё девятнадцать часов, ты можешь постирать и высушить свои шмотки за это время, — посоветовал я, смотря на табло.
— Тогда верни мне мою одежду, чёртов извращенец! — сказала девушка, топнув голой пяткой по полу.
— О чём ты? Если тебе нужна твоя футболка, то она валялась на балконе, только не советую её трогать, она вся на в блевотине, — сказал я, довольно хихикнув.
— Блевотина? Да причём тут это? Ты ведь пробрался в сауну и украл мою одежду пока я там лежала! — злобно прошипела Оливия.
— Эй, полегче с обвинениями, зачем не это делать? — поинтересовался я, скрестив руки на груди.
— За тем же, зачем ты сорвал с меня полотенце! — лицо девушки казалось сейчас лопнет от напряжения.
— Я в этом не виноват, это же из-за тебя случилось.
— Хватит пудрить мне мозги, я отлично знаю, что у тебя на уме!
— Послушай, может ты просто забыла куда её положила?
— Я что похожа на дуру? Я всё сложила около ванны, а когда вылезла из неё, там уже ничего не было.
— Погоди-ка, кажется у меня то самое «дежавю чувство», — сказал я и направился в сауну. Как и ожидалось, моей одежды там тоже не было.
— Слушай, а ты не брала мои шмотки? — спросил я, вернувшись к Оливии.
— Совсем дурак, зачем мне это делать? — поинтересовалась девушка с угрюмым лицом.
— Это вообще то мои слова, — сказал я, подойдя к балкону.
— Забавно, твоя футболка тоже пропала, — констатировав факт и осмотрев периметр, я обернулся к Оливии.
— Что за комедию ты тут разыгрываешь, мне совсем не смешно, — сказала она, сдув непослушную прядь волос, упавшую на лицо.
— Знаешь, тебе действительно не должно быть смешно.
— И что ты хотел этим сказать?
— Всего лишь то, что я и правда не трогал твои вещи.
— Но если не ты, то кто же, ведь кроме нас тут никого нет? — спросила девушка, напрягшись всем телом.
— Не будь такой наивной, мы даже не знаем, где находимся, это место само по себе странное и что-то подобное вполне могло случится, — ответил я, усмехнувшись.
— Хочешь сказать, в доме есть кто-то ещё?
— Ну ты представь, этот дом висит над облаками, почему бы в нём не жить какому-нибудь невидимому существу, ворующему чужое грязное бельё? — заявил я с серьёзной миной на лице.
— Когда ты так говоришь, это кажется каким-то нелепым, — сказала Оливия, нервно хихикнув.
— Но факт остаётся фактом, — ответил я, плюхнувшись в кресло.
— Да, — девушка последовала моему примеру.
Мы долго сидели, не проронив ни звука и даже ни разу не взглянув друг на друга.
— Мне страшно, — нарушила вдруг тишину Оливия.
— Мне тоже. Как представлю, что кто-то щас нюхает мои грязные трусы, аж в дрожь бросает, — сказал я, сгорая от желания расхохотаться.
— Не превращай всё в шутку, это может быть опасно! — воскликнула девушка, вскочив с места.
— Что? Нюханье трусов? — спросил я и тут же зашёлся диким хохотом, не выдержав напора своей элегантно завёрнутой шутки.
Когда я успокоился и посмотрел на Оливию, на её лице опять был тот самый взгляд.
— Не надо так на меня смотреть, если будешь такой угрюмой, морщины появятся, — сказал я, вытирая выступившие от смеха слёзы.
— Чёрт с тобой, ты просто жалкий шут, — пробубнила девушка и, сев обратно в кресло, демонстративно отвернулась от меня.
Так мы просидели в тишине ещё некоторое время. Я думал о том, что шутка была не столь уж и удачной, и что сверхъестественный вор трусов вряд ли может существовать на самом деле. Так же мне не давал покоя встретивший меня суп, ведь кто-то же должен был его приготовить.
Изредка я поглядывал в сторону Оливии, шея которой наверняка уже затекла от излишнего рвения показать мне свою обиду.
— Не обижайся, хочешь я проверю тут всё? — предложил я, не выдержав гнетущей тишины и встал.
— Нет! — сказала девушка, снова вскочив с места. — Не оставляй меня тут одну, мне правда страшно, — попросила она.
— Хорошо, тогда что ты предлагаешь? — спросил я, сжалившись, так как выглядела она совсем уж какой-то беспомощной.
— Посторожишь меня, пока я одеваюсь? — попросила она, смущённо опустив взгляд.
— Без проблем, — согласился я и последовал за ней, сначала в спальню где она забрала свои туфли, а потом уже в гардеробную.
Пока Оливия натягивала “клоунский” наряд, я стоял к ней спиной в дверном проёме и думал, что она всё же может выглядеть милой, когда напугана.
— Ты же не собираешься подглядывать?
— Можешь быть спокойна, мне ещё хочется пожить.
— Когда я спала, ты и правда ничего со мной не делал?
— Так, дамочка, мы же это уже проходили. Если будешь так часто заводить об этом разговор, то я начну думать, что тебе этого действительно хотелось бы.
— Размечтался, ты уже упустил свой шанс, второго не будет, — прошептала девушка, оказавшись неожиданно близко.
Я инстинктивно развернулся и отскочил подальше от этой близости. Улыбающаяся Оливия стояла практически в полном облачении. Отсутствие шляпы и таби меня немного удручало, посмотрев на её туфли на высоком каблуке, я ненароком фыркнул.
— Что-то не так? — поинтересовалась девушка.
— Да не, всё в порядке.
— И как я смотрюсь?
Даже так — одежда смотрелась на ней довольно неплохо.
— Тебе идёт, правда, — сказал я, получив в ответ ещё более обворожительную улыбку.
''Значит если мне нравится надетый на неё «клоунский» наряд, это её радует.'' — Улыбнулся я своим мыслям.
Когда мы вернулись в гибридную комнату, Оливия тут же облюбовала прежнее кресло, а я, организовав экспедицию по кухонному бару, откопал бутылку виски двенадцатилетней выдержки, после чего запасся стаканом и кучей льда. Сгребя всё в охапку, я присоединился к Оливии.
Пока я несколько раз наполнял и осушал стакан, девушка внимательно следила за моими действиями. Я предполагал, что ей хочется поговорить, но, если честно, не имел ни малейшего представления о том, как завязать разговор.
— Ты действительно собираешься пить в одиночку? — нарушила тишину Оливия.
Моя рука замерла на пол пути ко рту со стаканом, я посмотрел на девушку:
— А ты действительно спрашиваешь об этом, хотя совсем недавно была в невменяемом состоянии от выпитого?
— Брось, я отлично себя чувствую, наверное, помогло то лекарство, которое ты мне дал.
— Это был парацетамол, и я сомневаюсь, что он так уж чудодейственно проявил свои свойства. К тому же, запивать его алкоголем не рекомендуется.
— Не будь такой занудой, просто налей мне, — снисходительно заявила Оливия.
— Ну, дело твоё, потом не жалуйся, — сказал я, взяв пустой стакан с журнального столика.
— Всё будет в порядке, — улыбнулась девушка, когда я вернулся с промытым стаканом и, налив в него виски, передал ей.
Первая бутылка опустела так же в тишине, лишь изредка слышалось шуршание льда в стаканах и звук заливающегося в них алкоголя. У меня не было намерения напиваться, но я не знал, чем бы ещё заняться в подобной ситуации. Даже не то что бы не знал, просто вырывающиеся потаённые желания относительно Оливии, становящейся всё привлекательней с каждым глотком, немного пугали.
Когда в дело пошла уже вторая бутылка, любезно предоставленная незримым властителем сих пределов, градус окружающего пространства пополз вверх и пошли робкие попытки пьяных разговоров.
— Так чем ты занимаешься? — спросила девушка, активно набивая рот ломтиками колбасы из тарелки, стоящей перед нами на столике.
— Ты про работу? — спросил я, пытаясь вспомнить, как сюда попала колбаса.
— Ага.
— Я офисный работник, — ответил я, чувствуя, что уже не в состоянии влить в себя и капли пойла.
— И как, интересная работа?
— Не знаю, можно ли назвать интересным каждодневное протирание штанов за офисным столом.
— Понятно, сейчас, когда ты сказал, до меня дошло, что это довольно-таки отстойная работа. Хорошо, что мне такое не грозит, мой отец президент JFS group, слышал наверное? Так вот, когда я отучусь в колледже, он обещал мне, что я займу его место в фирме, — пританцовывая на месте и поедая колбасу, заявила Оливия.
На мгновение мне показалось, что всё выпитое мной ранее куда-то выветрилось.
— Надо же, повезло тебе, — рассмеялся я и опрокинул в себя стакан, который до этого только нюхал.
Пока напиток стекал по горлу я лихорадочно думал: «Как же так, почему это произошло, почему дочь президента компании, в одном из подразделений которой я работаю, именно она!?»
— Это какое-то издевательство, — сказал я, поставив пустой стакан на столик.
— О чём ты?
— А, да не, так просто. Так ты, значит, учишься? Да точно, ты же была на студенческой вечеринке, это всё проясняет, — сказал я, приветливо улыбаясь.
— Ага, её устроил мой парень... точнее сегодня он стал бывшим.
— О, в самом деле? Что-то случилось? Ты его побила, и он тебя бросил? — ляпнул я не подумав.
Девушка тут же изменилась в лице, и я замер в предчувствии.
— Ооо, я бы хотела его избить... нет, я должна была раскроить ему череп бейсбольной битой, — сказала Оливия и тут же заревела в полный голос. По щекам потекли градом слёзы, а изо рта начала вываливаться непережеванная колбаса.
"Интересно, хоть один человек задумывался о том, как он нелепо выглядит когда плачет," — подумал я, машинально наполняя свой стакан.
— Ублюдок, изменил мне с какой-то шлюхой, я пришла на вечеринку с опозданием, начала его искать... а он в спальне с этой мразью... даже не заметил меня, настолько был увлечён её жирным задом... и знаешь, что я сделала? Я просто пошла и напилась, — малость бессвязно проговорила она, уже во всю исходя соплями.
Я завороженно смотрел на эти медленно сползающие в широко открытый рот сопли до тех пор, пока не почувствовал, что выпитое виски начинает просится обратно.
— Отвратительно, — сказал я, не выдержав, и отвернулся с зажатым ртом.
— Отвратительно? Нет, это мерзко, это так мерзко, я ведь думала, что он меня любит, всегда был так добр ко мне, даже сделал предложение, этот мерзкий ублюдок! — выкрикнула Оливия, разревевшись пуще прежнего.
С трудом осознавая свои действия, я, пошатываясь, встал и подошел к кухонной раковине, сорвал одно из полотенец, висевших там, а потом неуверенным шагом вернулся к ревущей девушке. Наклонившись, я прицелился и ткнул ей в лицо полотенцем, стараясь вытереть сопли.
— Что ты... что ты делаешь? — спросила Оливия, вырывая у меня полотенце.
— У тебя там всё течёт, — сказал я, удерживая себя за боковину кресла.
— Что? Ты что, инспектор по слезам? Мне уже спокойно поплакать нельзя?
— Да нет, просто у тебя там...
— Собираешься выписать мне штраф?! — взорвалась Оливия.
— Что? О чём ты?
— Кругом одни шовинисты, изменники и ублюдки, а ты инспектор по слезам, — пробормотала она, продолжая реветь.
— Я более чем уверен, что подобной профессии не существует, — сказал я, начиная понимать, насколько нелепым становится этот диалог.
Однако девушка меня уже не слушала, хотя вряд ли она вообще слушала, более того, сфокусировав свой взгляд на том месте, где должна была находиться Оливия, я понял, что там её уже нет. Окинув помещение нетрезвым взглядом, я обнаружил её перекидывающей ногу через балконные перила. Увиденное немного привело меня в чувство, и я смог совершить скачок в пространстве при помощи супер силы, которая просыпается только в пьяном состоянии. То есть, я просто забыл, как преодолел расстояние от кресла до балкона. В следующее мгновение я уже тащил брыкающуюся и угрожающую мне расправой девушку подальше от опасной близости края мира.
В какой-то момент она затихла и, перестав вырываться, обмякла. Я опустил её на пол и присел рядом. Лежа на боку, Оливия вся сжалась словно от холода, слышались лишь её тихие всхлипы.
— Глупая, что ты собиралась сделать, разве этот придурок стоит того, чтобы ты себя убивала?
— Меня предали, мне так больно и обидно, что жить совсем не хочется, — тихо ответила Оливия.
— Это пройдёт, тебе просто нужно протрезветь и, пока этого не случилось, я прослежу, что бы ты не наделала глупостей.
— Ну и зачем тебе это, ты меня даже не знаешь, я тебе никто, — завелась она тихим завыванием.
Глубоко вздохнув, я посмотрел на заплаканное лицо Оливии.
— Эй! Хватит нести всякую чушь! — накричал я на неё.
— Сейчас я уложу тебя в кровать, и ты отоспишься, а когда проснёшься, всё будет в порядке, — сказал я, затем встал и, поднатужившись, поднял девушку на руки.
— А ты сильный, — проговорила девушка, шмыгая носом.
— Нет, я просто пьяный. Слышала поговорку: «пьяному море по колено»? Так вот, даже тебя с лёгкостью смог поднять.
Не успел я сделать и пары шагов, как та вновь заревела.
— Я вовсе не имел в виду что ты толстая или что-то подобное, — сказал я, тут же решив, что это реакция на мои слова.
— Это тут не причём... он ни разу не носил меня на руках, — плач девушки поубавился, вернувшись к тихим завываниям и всхлипам.
— Господи, нашла о чём сейчас думать, не велика беда, раз уж он оказался подонком, жалеть об этом тебе уж точно не стоит, — фыркнул я, осторожно переставляя ноги.
— А ты это уже второй раз делаешь, хоть я и не твоя девушка.
— Второй раз? — переспросил я, остановившись.
— Да, ты ведь отнёс меня в кровать в тот раз, когда я отключилась.
Тут я вспомнил как тащил её по полу при первой встрече и подумал, что ей не стоит знать об этом.
— А, ты об этом, да, действительно, я уже и забыл, — ответил я, еле сдерживая прорывающийся смешок.
Успешно преодолев плывущий перед глазами путь до спальни, я наконец-то выпустил свою ношу из рук на кровать.
— Засыпай, завтра будет новый день, — хоть я это и сказал, но солнце за окнами не сдвинулось ни на дюйм с тех пор, как я тут очутился.
Я уже собирался сам пойти и прикорнуть в мягком кресле, но меня тут же схватили за руку.
— Только не уходи, не оставляй меня одну, ладно? — попросила Оливия.
"Это что, приглашение?" — пронеслась мысль в моей голове.
"Хоть она и сказала, что второго шанса не будет, но ведь вот он." — Замер я в раздумьях.
Должен ли я воспользоваться моментом, утешить её или как это называется в подобных случаях? Меня определённо тянуло к ней, в особенности сейчас, когда она выглядела такой слабой и беспомощной. Наверное, я думал целую вечность, так как под мухой плоскость времени неестественно искривляясь текла иными путями.
— Обещаешь? — окликнула меня Оливия.
Я посмотрел на её красные от слёз умоляюще смотрящие на меня глаза и на уже подсыхающие чуть ниже сопли.
— Думаю я лягу прямо тут на полу, — сказал я быстро.
— Спасибо Титус. Это много для меня значит.
— Не за что, давай засыпай, я буду тут пока ты спишь и никуда не уйду, — ответил я, улыбаясь, и укрыл её одеялом.
— Подержишь меня за руку, пока я не усну?
— Конечно, дитя малое, — улыбнулся я, взяв её за ладонь.
Я стоял у изголовья кровати до тех пор, пока глаза девушки потихоньку не закрылись. Казалось бы, можно сваливать, но для меня уже не было разницы где и как спать. Кровать была достаточно приземистая, так что я просто уселся возле, опустил голову на её край и не выпуская руки Оливии, незаметно для себя погрузился в дрёму.
Периодически просыпаясь от обрывчатых кошмарных видений, видимо вызванных опьянением, я проверял на месте ли свалившееся мне на голову бедствие. Оливия, тихо посапывая, сжимала мою руку мёртвой хваткой. Проснувшись в очередной раз, я почувствовал себя не особо хорошо, сон улетучился, а мочевой пузырь бил тревогу.
Как можно более деликатно высвободившись из сжимающих мою ладонь тисков, я поспешил на балкон, так как в прошлых своих скитаниях по дому так и не увидел поблизости ни одного унитаза, что было странно, но уже не имело для меня значения. Облака покорно приняли всё выплеснутое на них напряжение от двух бутылок виски, и я почувствовал себя намного лучше.
Заходя обратно в комнату, я увидел Оливию, скромно стоящую в сторонке.
— Послушай, мне нужно было срочно отлить, — начал было я, но девушка смущённо улыбаясь покачала головой и сказала:
— Всё в порядке, мне на самом деле тоже, когда ты ушел я проснулась и побежала в сауну, так что ты меня спас.
— А, вот как, — прокашлявшись сказал я и, отведя взгляд, потянулся.
''Это что, диалог двух заблудившихся в лесу туристов? Я сказал, что отлил, а она косвенно подтвердила тоже действие со своей стороны. Это вообще нормально? Наверное, она просто не выспалась, всё же, мне нужно меньше использовать жаргонных словечек''.
— Да, и ещё одно, — прервав мои мысленные терзания, Оливия показала пальцем на дверь.
Я пригляделся, на табло стремительно бежали миллисекунды — отсчитывалась последняя минута нашего заключения.
— Быть того не может, не могли мы столько проспать, — сказал я, подойдя к двери.
Оливия встала рядом, наблюдая за таймером.
— Так, секундочку, — сказал я, устремившись в гардеробную.
Там я схватил бамбуковую шляпу с полки, взамен той, которую я где-то потерял и вернулся обратно к двери.
Оливия посмотрела на меня, ничего не сказав, лишь улыбнулась, а потом взяла меня под руку.
"Что это с ней, неужели из-за того, что произошло ночью." — Спросил я себя, на самом деле имея в виду случившееся в неопределённое время суток.
"Интересно, знакомство с ней поможет мне остаться на работе?" — Возник вдруг хитрый план в моей голове.
Табло отсчитало последние секунды, и из двери послышались щёлкающие звуки. Замок открылся.
Я протянул руку к ручке, но в нерешительности остановился.
— В чём дело? Боишься что кто-то увидит тебя в этом наряде? — спросила Оливия, дёрнув меня за руку, и звонко рассмеялась.
— Ха, раз уж ты об этом вспомнила, то не я один тут при параде, — ответил я, усмехнувшись, и повернул ручку.

* * *


Ayawaska
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Облачный дом
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010