Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Путь тайника

Путь тайника


Идеально смазанный металл пришел в движение с легким шипением, свидетельствующем о декомпрессии – шлюз открылся. Полированный октаэдр темного металла с рельефными символами, что же, даже тюремную камеру можно сделать если и не красивой, то, по крайней мере, изящной.
Пленник, лежащий на невысокой металлической же койке крытой белоснежными простынями распахнул глаза – потолок, точная копия шлюза, только что не открывается, хотя кто знает, что возможно в такой тюрьме. Где-то еще должна быть вентиляция, но полумрак скрывает тайны, что ему доверяют. Пленник сел.
Замерший в остающемся открытым шлюзе гость, а гостями заключенных бывают либо следователи либо охранники, по сути одни и те же лица, сделал шаг вперед. Пленник в изумлении выгнул брови.
— Полагаю, господин уже заметил, что является гостем в не совсем обычном заведении, чья принадлежность ошибочно могла быть отнесена к местам лишения свободы. Смею Вас заверить, что Вы нисколько не будете ущемлены в правах более. Мой хозяин приносит свои извинения и просит Вас о скорейшей встрече, на которой будут даны все испрошенные объяснения, — и дворецкий, а иного мнения не оставалось, склонился в традиционном приглашающем жесте, — Прошу Вас!
— Я, э… с радостью принимаю приглашение, — нашелся пленник.

Убегать или нет?! Выслушать этих психопатов или? Сначала кидают в камеру, потом притворяются радушными хозяевами, сожалея о недоразумении. Остров сумасшедших! Мысли наскакивали одна на другую, а впереди равномерно раскачивались пышные одеяния дворецкого. Одинаковые полутемные проходы навевали мысль о крейсере, или, более того, авианосце, но размеры, черт побери, они шли уже более десяти минут, а пересекающиеся коридоры подсказывали еще о многих часах пути.
— Прошу прощения, — поддерживая выбранный дворецким, а точнее его хозяином, тон начал пленник.
— Я весь внимание, господин, — пышные одеяния на мгновение разлетелись огромными веерами, и вот дворецкий уже стоит вопрошающе смотря на пленника.
— Сколько? – от неожиданности тот чуть не сбил субтильного и невысокого, в общем, проводника, — Сколько нам еще идти?
— Мы уже почти на месте, господин, прошу Вас, следуйте за мной, — заученно произнес дворецкий и вновь продолжил размеренный ход.
А ведь он не так слаб как кажется, и, наверняка, «гостей», решивших отказаться от приглашения хозяина ждет множество сюрпризов. То, что он не единственный гость пленник понял сразу, как только на закрывшемся шлюзе его камеры высветился номер 0371. Проходя же мимо рядов абсолютно идентичных шлюзов он не уставал удивляться их количеству. Больше десяти тысяч, и судя по освещению, гостей здесь явно не одна сотня! Цифры поражали, и линия поведения плана «добропорядочный гость» все четче вырисовывалась в голове. С хозяевами такого не заигрывают! Если не желают оказаться в пластиковом мешке, бетонном фундаменте, аквариуме с пираньями или в любом другом из тысяч мест, что обнаружила развратная человеческая фантазия в стремлении извращенно деликатного изничтожения человечества же. Но почему здесь больше никого нет? Ни живой души? Ни роботов? Кто поддерживает все это в рабочем состоянии?
Погруженный в раздумия пленник не заметил, как дворецкий отошел в сторону, пропуская его.
— Что за? – сомкнулся шлюз за спиной и в то же мгновений едкий дым хлынул со всех сторон в оказавшееся чрезвычайно небольшим помещение, — Отравили! – успела мелькнуть мысль, как дым всосался во вновь не увиденную вентиляцию, а шлюз спереди распахнулся. Ослепленный и оглушенный пленник рефлекторно сделал шаг, как что-то с неимоверной силой толкнуло его в плечо.

Уши стонут от невыносимого грохота, в правый глаз уткнулись в тысячи раскаленных игл угрожая его раздавить, руку ломает чудовищной тяжестью…
— Прости-прости, — зашелся в смехе мужчина в мохнатом фиолетовом халате спрыгивая с пленника, усаживая его на диван явно ведущий родословную от викторианских любовных лож.
Пленник неловко поерзал. Принять шелк подушек за иглы, знатно же меня задело.
— Я думаю, Вы… – успел сказать он, как прилетевшая подушка заткнула рот.
— Телевизор! – указующий перст хозяина протянулся к экрану на другой стене, — Потом все! – и обладатель фиолетового халата отвернулся от пленника.
Телевизор, подумал тот наблюдая чудо технической мысли, превосходящее длинной его камеру как минимум втрое. А ведь он совсем не боится… Ну да, в своем «доме» он точно защищен. Да и попробуй его прибить, заблудишься тут еще потом.
Хозяин щелкнул пальцем, и ужасный грохот, оказавшийся включившимися колонками возник вновь: «Это гадкая планета, планета мерзких тварей!» Что-то похожее на кусок скалы пробило грудь фронтовому репортеру и бодро побежало дальше размахивая импровизированным флагом. Люди и пауки – либо реклама вдохновленного синим дымом какого-то автопрома либо, ага, фильм! Причем старый. Пленник в изумлении воззрился на хозяина возбужденного стучащего кулаком по спинке дивана. Я в дурдоме у олигархов!

— Итак, — владелец, хозяин, повелитель, а также имеющий еще множество неупомянутых имен развернулся к пленнику, — Грегуар Никифорович. Обладатель весьма экзотического имени, данного не менее экстравагантным батюшкой, и, что самое знаменательное в нашей, заметьте, подчеркиваю, именно нашей общей ситуации, человек, имеющий тот уникальный склад характера, что встречается реже, чем у одного из миллиона. Людей естественно. Вы, безусловно, заинтересуетесь, что же за черты, преобладающие в вашей безупречно отточенной личности позволили мне внести Вас в какой-то неясный все еще список. Позвольте, скоро Вы сами все поймете, а пока лишь вывод: таинник.
Хозяин, чуть взмокший от яростно выпаленной тирады подхватил с подноса изящный графин, жестом, свидетельствующим об изрядной практике наполнил фужеры, протянул гостю…
— Да, несомненно, моя классификация далека от идеала, а ведь, черт возьми, — внезапно распалился он, — Именно совершенство, то, к чему, стремимся – ты и я! Прошу простить мою неуместную фамильярность, Вы и я! Таинники…
Приглашающий взгляд. Отказ. Хозяин обрезал кончик сигары и раскурил один.
Да, здесь явно не все в порядке с психикой, но, если он и безумец… Всегда шло нога в ногу с гениальностью. Но тут монолог увлек Грэга вновь.
— Человек, безусловно, достигший многого. Многого в осознании устройства нашего бренного мира, а не в покорении его. Можно выиграть миллион, убить престарелого богатого дядюшку, стать во главе межконтинентальной корпорации или поставить мир на колени силой, но остаться серой тенью, марионеткой, упавшей на рычаги власти. И, знаете, даже вырвавшись из театра марионетка не найдет другого пути. Как раб или ребенок выращенный дикими зверьми. Она повиснет своими путами на всем том бесконечном множестве уже упомянутых рычагов, пнет случайный. И будет вечно дергаться от случайных же рывков. Идиократия власти – единственный вечный двигатель, изобретенный человечеством. Но я отошел от темы, mea culpa, речь не о них, а о нас. Тех, кто осознал бессмысленность любого движения.
Мгновенным движением хозяин вновь активировал настенную панель. Сотни, тысячи камер, спутниковых, настенных, даже частных, чьи владельцы не знали, что являются репортерами. Весь мир был пред очами человека в фиолетовом халате.
— Даже бессмысленно перечислять. Что столица великой державы, что задний двор последней деревни. Люди идут, торопятся, спешат по своим неизменно важным и единственно правильным делам, чистят трубы и управляют экономическими потоками. Реализуют мечты. И умирают. Осознав на смертном одре, или не придя даже к пониманию того, что их жизнь – пыль. Их цель – песок! Их мир – тьма! Они даже не страницы истории! Печатную машинку этой некогда великой книги давно заклинило! Вот и вертится одно колесо…
Хозяин перевел дыхание, выхватив с подноса небольшой золотистый кругляш.
— Сердце, знаете ли, нервы… А все из-за нас, — пробурчал он, перехватив вопрошающий взгляд Грэгуара.
— Мы же, таинники. Мы понимаем черствость этого мира, мы отказываемся от него. Ищем другой. И пусть я не согласен с путями многих, пусть большую часть нас я никогда не пойму. Но…
Трясущиеся обжигающей сухостью руки ухватились за пленника, — Этот выход должен существовать! Я не могу умереть в вечной скуке! Я хочу жить! Но нет! Я не эгоист, не бессердечная тварь. Я хочу чтобы жило человечество! Чтобы жили вы! Таинники. Вы, ведь, не обычный археолог, Грэгуар. Искали наследие внеземных цивилизаций, хотели найти путь. Потому я и выбрал Вас на эту роль. В данный момент я официально приношу свои извинения за похищения и прошу Вас разделить мою долю, помочь найти цель. Вы будете пользоваться всеми привилегиями гостя, а в последствие станете хозяином наравне со мной. Лишь помогите мне найти цель таинства– спасение от неизбывной скуки нашего бренного мира. Прошу, Грэг, помогите мне и себе. Но главное – человечеству.
Молчание затягивалось. Хозяин еще подрагивал нарочито отвернувшись от Грэга в ожидании ответа. Грэг молчал.
— Знаете, Вы сильный человек, Грэгуар, и во многом благодаря именно этой черте Вы сейчас сидите в этой комнате, но не думайте, что Вам под силу пересилить меня! — от напускного добродушия ни осталось ни капли. Перед пленником сидел диктатор, воин! Не расплывшийся кокаиновым облаком олигарх, а жестокий сосредоточенный лидер, что не будет колебаться ни мгновения, что принесет в жертву половину человечества ради спасения другой.
— Отвечайте! Сейчас!
И Грэг ответил…

Человек может привыкнуть к чему угодно, и заключение, физическая несвобода, в этом мистическом бланке смирения неприглядно болтается где-то в скомканной серединке. Особенно, если пленник содержится в комфорте…
Грэгуар поднял бокал с вином, артистично всплеснул руками, и выкрикнул, — Мадрид!
Весьма изящный пируэт несколько вульгарно завершился бесталантным нырком в пушистый ковер, сопровождаемым совсем уж нелитературными эпитетами. Нежно принятый шелковыми простынями бокал, щедро расплескавший молодое вино отражал Грэга. Точнее, Грэгуар отражался в бокале. При этом настенная панель, однозначно не сравнимая размерами с чудом техники в опочивальне хозяина, что, впрочем, было обусловлено несопоставимостью самих помещений, исправно показывала переулки Мадрида. Пленник был пьян, а что, позвольте, еще остается делать человеку, заключенному пусть в золотой, хотя по большей части шелковой и меховой с большим количеством внедрений технологически продвинутой электронике, клетке. Когда просмотр телевидения, а также съемка со спутника и большей части полицейских и прочих камер городов наскучивает уже в конце первой недели заточения. Грэг и пил.
Беспробудно. Целый месяц.
Тот самый месяц, что был дан ему на обдумывания предложения стать компаньоном хозяина. Вежливое, изящное, стальное! Каждый день, приканчивая вторую, а иногда и третью бутылку отличного и, безусловно, баснословно дорого вина Грэгуар взирал на других пленников, слушал монотонные, хоть и полные загадок, рассказы об их удивительных жизнях. О таинниках. И знал, что кто-то рядом, возможно за соседней стеной, также слушает о нем. И размышляет о предложении хозяина. Стать властелином, одним из тех, кто будет выше нынешнего мира, и во главе мира грядущего. Эдаким серым кардиналом. А, что возможность этот мир построить у хозяина имеется – вся подземная тюрьма была этому подтверждением. Быть или не быть, властелином или пленником. Была бы здесь ромашка, можно было бы считать…

На этот раз пленник не услышал шагов, не почувствовал дуновения ветра, лишь кто-то поднес стакан воды к горящей гортани – слипшиеся глаза не сумели осознать, был ли это тот же дворецкий, и Грэг снова заснул.
Спустя час взбудораженный организм могучим рывком отправил себя в душ, откуда сразу же донеслось веселое журчание, однозначно, идеально очищенной и абсолютно полезной воды, а несколькими минутами позже появился Грэгуар. Гладкий, сияющий и свежевыбритый. Дворецкий словно ждал его на пороге.
— Прошу, господин, хозяин ожидает Вас.

Ни капли прошлого радушия, ни следа былого блаженства – строгий официальный костюм, предельная четкость движений, максимальная функциональность самого помещения. Множество экранов с проецируемыми голографическими клавиатурами, впрочем, жестко структурированных по задачам, ряды архивных ссылок и минимум излишеств, лишь необходимое для комфортной продуктивной работы.
— Хотелось бы перейти сразу к сути, Грэгуар, но некоторого лирического отступления не избежать. Скажите, Вы веруете?
— Пожалуй могу предположить Ваши дальнейшие рассуждение, — кипящий адреналином Грэг ставил на кон все, — Следующий вопрос будет о глобальной неопределенности, выраженной абсолютным фатумом?
— Вы снова подтверждаете свою неординарность, продолжайте, — на миг вновь всплыл образ добродушного весельчака, задорного пивовара, но строгость диктатора тут же поглотила его.
Обреченный всегда славятся своей отвагой, и Грэг, не осознавая кураж ли или истинная сила ведет его заговорил.
— Дабы не углубляться в дебри теологии, а они действительно бездонны, да и проводить параллель с Вашей теорией таинников, попробуем представить все в виде простейшее схемы, известно любому человеку разумному как tree, а точнее древо вариаций. Определимся с самим понятием бога. В данное мы вложим конгломерат сущностей древних пантеонов, высшее начало более продвинутых религий и глобальный разум, эгрегор, отдельных экстремистских течений, хотя также рассматриваются варианты продвинутой технологически расы или самой вселенной как бога. Все просто, видите ли, любая вариация легко и безболезненно приводится к общей сути, — Грэг улыбнулся и замер.
— Продолжайте-продолжайте, весьма занятно сравнить Ваши рассуждения с накопленной мною базой, — хозяин судорожно пролистывал многочисленные записи не скрывая их принадлежность к диалогам с другими пленниками.
-Ну что же, — чуть растерялся Грэг, — Далее, имеем – бог или его отсутствие. Бога нет, бог умер, бог забыл про нас или бог есть и мы выполняем его замысел. Лишь два варианта. Теперь мы можем приводить воистину бессчетное количество аргументов в пользу бога или же его палача, и никогда не определимся с итогом, но это и неважно. Нас же интересует скука, не так ли?
Хозяин раздраженно нахмурился ожидая подвох, а пленник торжествующе выпалил
— Бог есть, и наш мир – его цель. Такой бесконечно скучный, каким он является, и мы не сможем его изменить при всем старании. А если его цель, чтобы мы изменили мир сами, то все Ваши потуги бессмысленны, ведь мир изменится, лишь тогда, когда захочет бог, даже если мы будем его орудиями, и для нас процесс превратится лишь в придание скуке нового облика. И пусть бог тогда глуп, и он никакой не бог, но мы ничего не сможем поделать!
Хозяин попробовал прервать Грэга, но распаленного пленника было не остановить.
— А если бога нет, то мир наш конечен по самому определению, как невозможность человеком постичь бесконечность, и оставаясь людьми мы будем приходить к одной и той же скуке! – напуганный собственным криком Грэг умолк.
— Молодой человек, знаете, Вы правы. В чем-то правы, а может и во всем. Но дело-то другое. Я не могу сидеть сложа руки, — в мерцающем свете экрана проявилось изображение, несомненно являющееся технической съемкой. Звука не было, даже оцифрованная запись оставалась слишком древней. Хозяин молчал, но комментарии были излишни. Спустя минуты экран погас.
— Моему телу биологических сорок лет. То, что было показано – клонирование. Меня. Безумно дорогой и технологически сложный процесс, да и я знаю, что лишь пара десятков людей во всем мире способно себе позволить такое. Я поддерживаю с ними контакт, — сухо добавил хозяин, — Все они озабочены чем-то. По большей части своим безумием. Лишь я желаю действительно изменить мир. Но, Грэгуар, мое тело способно выдержать многое, еще большее, а возможно, бесконечное, ибо прогресс не стоит на месте, способны выдержать мои будущие тела, но здесь, в этой голове больше нет места новому. Мне почти двести лет. И большую их часть я стараюсь найти выход. Выход не для себя, не забаву для бессмертного старика, а путь человечеству. Под мудрым руководством таинников. Созидательную, великую историю для всей нашей расы. И я не могу более искать эту дорогу. Я брожу в потемках, и чувствую, что все ближе к ним. Вам еще тяжело, нужно прожить с мое, чтобы понять — безумие рядом. Всегда. Безумие скуки и безысходности ждет нас на каждом шагу, и, Грэг, я должен спасти этот мир!
Грэг грустно улыбнулся, — Все зависит от точки зрения. Мне действительно жаль, что Вашу уже не изменить. Вы так старательно искали высшую цель, что отвернулись от мира. В поисках изумруда выкинули его. Даже сейчас, Вы превратили путь в обыденный скучный процесс. То, пусть и невольное, но приключение, то таинственное и загадочное, что произошло со мной и для меня осталось для Вас незамеченным. Так и с остальным: Вы разучились видеть мир, когда решили структурировать его. И словно слепец пытаетесь рисовать. Таинственное, оно все рядом, везде: в каждой блестящей капле дождя, в утренней улыбке встречного человека, в загадочном мерцании глаза ворона, в дышащей древностью каменной кладке, в вековом дубе и однодневной бабочке, в кружащейся городской пыли. Любая вещь – миллион загадок. А всего-то нужно обращать внимание. Даже я Ваша тайна.
Хозяин трясся, — Моя жизнь не может быть пустотой, это был путь – само спасение человечества было им!
— Человечество не нужно спасать, оно идеально, — мягко произнес Грэг.
Видения пронеслись молнией мысли, — Грэг, Вы моя тайна?
— Конечно, — вновь улыбнулся тот, — Тем более, что я точно могу ответить на Ваш вопрос о боге…

Твердые руки уверенно ввели команду на уничтожение опустевшей подземной тюрьмы. Хозяин, а вернее некогда бывший им вдохнул соленой морской воздух.
— Мы уезжаем, — произнес он, и посмотрел на место, где растворился в воздухе махнув на прощание двумя светящимися крылами Грэгуар.




lokiorl
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Путь тайника
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010