Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Создатели Мира

Создатели Мира


Глава 1


Бернт подошёл к автоматическим дверям. Сканеры считали его фид, и электроника послушно открыла проход. На сегодня смена закончена, можно отправляться в свою номер-каюту. Жилые комнаты орбитального офиса компании «Рудокон» удобствами и роскошью могли поспорить с лучшими отелями Сектора-1 – что и говорить, рудодобывающий гигант заботился о своих сотрудниках. Бернт привычным путём отправился плутать по коридорам, на скоростном лифте поднялся на Жилой уровень, и наконец, оказался на пороге комнаты, ставшей теперь его домом. Конечно, можно было воспользоваться прямым телепорталом и за считанные секунды оказаться прямо в номере, но Бернт старался внести в свою жизнь на станции какое-то разнообразие.
Орбитальный офис был хоть и огромным, но всё же размерами значительно уступал планете. К тому же некоторые зоны имели ограниченную доступность. За неполный год службы Бернт изучил почти все уголки, закоулки и коридоры, куда мог попасть, используя свой пропуск охранника. Бернт закрыл дверь и прошёл к большому, во всю стену видеоиллюминатору. Освещение включать не стал. Чтобы не нарушать обитателям станции привычный ритм жизни, вращение на орбите поддерживалось таким образом, чтобы обеспечить естественную смену дня и ночи. Сейчас на станцию наползала тень от планеты; через пятнадцать-двадцать минут стемнеет, и наступит ночь.
Бернт задумчиво разглядывал изображение, оно было таким ярким, реалистичным, что казалось: протяни руку, и дотронешься до этого гигантского разноцветного шара, окутанного бледно-зелёной дымкой атмосферы. Удивительно, но Бернт даже не удосужился посетить планету, на орбите которой располагался космический офис – всё откладывал полёт на ближайшие выходные. «Может быть, — размышлял Бернт, вглядываясь в широкую полосу терминатора, — кто-то сейчас на поверхности смотрит на вечернее небо и видит там яркую мерцающую звезду – эту станцию – и думает, что когда-нибудь (в следующие выходные) обязательно посетит её».
Вызов внутреннего коммуникатора вывел Бернта из задумчивости. Звонил его напарник. Рон Хилми был совершенно неугомонной личностью – он умудрялся влезать в самые немыслимые истории, генерировал идеи сотнями, иногда цепляясь за одну из них с угрожающей фанатичностью. «Подходи в зал отдыха, уровень восемь!» — быстро бросил Рон и сразу же отключился. Порой он был слишком бесцеремонным, но Бернт давно привык к его манерам. Что на этот раз? Бернт решил не утруждать себя пешей прогулкой по пустынным коридорам станции и воспользовался телепорталом.
Зал отдыха представлял собой нечто среднее между рестораном и спортивным залом: просторное помещение, одну половину которого занимал кафе-бар, с удобными столиками, на второй располагались тренажёры и аппараты релаксации. За одним из столиков сидел Рон. Светловолосый коренастый крепыш — на планете, откуда Хилми был родом, царила вечная зима и высокая сила тяжести. Рон хитро улыбнулся, завидев Бернта, и приветственно махнул рукой.
— Ты что такой кислый? – начал он, едва Бернт уселся за столик. – Ладно, неважно, слушай меня. Тут такое дело, да. Но сначала нужно заказать выпивки!
На резонное замечание Бернта, что завтра утром нужно заступать на дежурство, Рон беспечно махнул рукой, многозначительно улыбнувшись при этом. Все пять минут, пока робот-официант формировал заказ, напарник молчал, играл маленьким брелком-сувениром и оглядывался по сторонам. Бернт решил не нарушать таинственность момента преждевременными расспросами, заняв себя разглядыванием других посетителей. В основном этом были офисные работники, которые предпочли праздное времяпрепровождение за бодрящими напитками вечернему уединению в своих номерах. Таких, впрочем, оказалось не так уж и много – человек десять. Знакомых среди них не было. Наконец, стаканы с какой-то ядовито-зелёной жидкостью появились перед Бернтом и Роном.
— В общем, я только вернулся с поверхности, — заговорил Хилми, чуть подавшись вперёд, — и там я встречался с одним человеком – ты его не знаешь – но не в этом суть. Этот парень, мой старый приятель, он рекрутёр от Внешней и Внутренней Галактической Инспекции.
Рон сделал паузу, видимо оценивая эффект от сказанных слов. Бернт приподнял брови и выжидательно посмотрел на собеседника. Тот прищурился и понизил тон.
— Слушай, вот признайся: тебе же наверняка надоела жизнь в этой консервной банке, которая болтается на орбите, как бесполезный кусок металлопластика?
— Ну, — Бернт начал подозревать к чему клонит Рон, — допустим, я не совсем так представлял себе жизнь в космосе…
— Ой, — прервал его Хилми и самодовольно откинулся на спинку кресла, — брось ты свои эти провинциальные замашки! Сколько ты уже тут? Год? Чуть меньше, но не в этом суть. Надо же идти дальше, Бернт! Надо пробовать что-то ещё! В общем, давай к делу: мне предложили службу на благо ВВГИ. Такие дела, да.
— Поздравляю, рад за тебя. А я-то здесь причём?
Рон нахмурился и почесал бровь.
— Рекрутёр сказал, что если я знаю ещё надёжных ребят, то и им найдётся место. Из всех, кого я знаю – ты самый отличный кандидат! Только представь, какие перспективы перед тобой открываются! Какой выпадает шанс прикоснуться к величайшим тайнам Вселенной!
Бернт пошевелился в кресле и немного поболтал выпивку.
— Меня не очень-то интересуют вселенские тайны. Хотя, пожалуй, в одном ты прав – надо выбираться отсюда. Я хотел бы поразмыслить над твоим предложением. Сколько у меня времени?
— Время?! – Рон буквально подпрыгнул на месте, чуть не расплескав содержимое стакана. – Время?! Его нет, Бернт! Да или нет – нужно определяться прямо сейчас!
Бернт бросил взгляд на занятых своим делом посетителей. Есть ли ему среди них место? Одним глотком он осушил свой бокал, зелёная жидкость оказалась приятной на вкус – и вообще лучшим из того, что он пробовал до этого. Бернт ухмыльнулся и почти в упор посмотрел на напарника.
— Когда сборы?

Глава 2


Тяжёлый космический суперкарго – гигантский грузовой корабль – стыковался с приёмным модулем лабораторного комплекса. Дали команду на подготовку к выходу, зашипел воздух в шлюзовых камерах, люди в грузовом трюме задвигались. Бернт мимоходом глянул на обзорные видеопанели, установленные вместо иллюминаторов. Станция, к которой они швартовались, оказалась меньше, чем орбитальный офис «Рудокона», она состояла из множества соединённых между собой сегментов и походила на ветвистое дерево.
Стыковка и выгрузка прошла быстро, без задержек. Их группу провели через грузовой док, где уже вовсю шёл процесс опустошения трюмов суперкарго. Роботы-грузчики ловко подхватывали массивные контейнеры и с ювелирной точностью укладывали их на грузовые платформы, которые тут же исчезали в чреве станции. Примерно через десять минут путешествий по коридорам и телепорталам, Бернт и его будущие сослуживцы оказались в небольшой комнате, где уже ждал человек в форме. Состоялся краткий брифинг, по окончании которого вновь прибывшим предложили подтвердить данные, указанные в досье. Бернт поразился количеством и точностью изложенных в досье фактов его биографии, в кратком репорте, загруженном на его персональный вычислитель, содержались все наиболее значимые события практически с самого рождения в Центральном-80 и до сегодняшнего дня. Бернт присоединил к файлу цифровую подпись своего фида, и отправил его на адрес официального Хранилища рекрутингового отдела ВВГИ. Всё, теперь он официально состоит на службе одной из самых влиятельных организаций Галактики! Бернт невольно улыбнулся и нашёл глазами Рона. Тот буквально светился от счастья, и Бернту подумалось, что, пожалуй, это была одна из самых удачных затей его напарника.
Их определили на разные участки исследовательского центра. Бернт оказался в службе наблюдения и охраны Центральной Лаборатории, Рона же направили на пункт досмотра и контроля грузов. Им выдали особые защитные жилеты и табельное оружие – внушительного вида автоматические винтовки. И с этого момента потянулись стандартные дни службы. Весь комплекс вращался на орбите вокруг звезды, совершая при этом развороты вокруг своей оси, так что автоматике не требовалось искусственно создавать суточные ритмы. Мир Бернта теперь сжался ещё больше: днём он заступал на дежурство, охраняя работающих в лаборатории учёных, вечером шёл в тренировочный зал или зал отдыха, потом возвращался в каюту. И если раньше в офисе «Рудокона» путешествие между этими точками существования могло занять приличное время, то здесь всё умещалось в весьма ограниченном объёме: несколько жилых и сервисных помещений располагались по периметру Сегмента, а основной массив лабораторий располагался в центральном стержне, проходившем через его ось. Лаборатории и помещения соединялись между собой узкими мостами-коридорами. Попасть в соседний Сегмент можно было только по спецпропуску и только с одобрения руководства.
Никакого прикосновения к великим тайнам Бернт не ощущал – одетые в блестящие комбинезоны сотрудники лаборатории занимались своими делами, казавшиеся абсолютно непонятными. Какое-то время он наблюдал за их деятельностью, но потом потерял всякий интерес. И с каждым днём Бернт всё больше укреплялся во мнении, что затея Рона оказалась не такой уж и удачной. На прежней работе постоянно появлялись новые люди: кто-то приходил, кто-то уходил, менялись лица, разговоры, а здесь время будто забыло о своём существовании – изо дня в день одно и то же, всё расписано по часам и предсказуемо до отупения.
— Эй, Бернт! – позвали его из лаборатории. – Подойди сюда!
Бернт покосился на голограмму таймера – его смена уже заканчивалась. И что этим лабораторным шаманам могло от него понадобиться именно сейчас?! Он вышел из-за пульта у входа исследовательского отсека и заглянул в лабораторию.
— Слушаю.
От виртуальной приборной панели вычислителя к нему вышла Айлин Мэв – женщина среднего роста, с короткими серебристо-пепельными волосами, которые она всегда аккуратно прятала под специальную силиконовую шапочку. Ей было на вид около тридцати, но Бернт мог поспорить, что Мэв активно пользовалась омолаживающими сыворотками (смело прибавляй к возрасту лет пять, а то и шесть). В своей рабочей униформе под ярким белым светом она походила на оживший манекен, а холодный взгляд больших светло-голубых глаз только усиливал ощущение искусственности.
— Нам нужно доставить со склада восемь новых энергоёмкостей и инструментальный блок. Возьми на третьем уровне мобильный погрузчик – это барахло должно в него влезть – и поторопись, пожалуйста.
Бернт секунду разглядывал её тонкие губы и узкий изящный нос с контрастной точкой родимого пятна почти на самом его кончике. Потом усмехнулся и бросил небрежно:
— Я вам что, робот-погрузчик?! Отправьте запрос соседям, они выделят одного, может быть двух, а у меня рабочий день закончился. Ещё вопросы есть?
— Да ты же сидишь целую смену на одном месте! — вспылила Айлин. – Может, хоть раз оторвёшь свою задницу от кресла?!
Такие стычки с Мэв происходили постоянно. Эта ходячая кукла воображала о себе невесть что, смотрела на Бернта свысока и вообще старалась подцепить его словом при каждом удобном случае. Бернт такие выходки старательно игнорировал, иногда в шутку сожалея о том, что внутри лаборатории запрещено пользоваться табельным оружием. И вот, в очередной раз выдержав серию гневных взглядов Айлин, он удалился к пульту сдавать дежурство сменщику.
Аскетичность стандартной жилой каюты лабораторного комплекса после шикарных номеров прежней работы поначалу шокировала Бернта. Но через какое-то время он привык к серо-зелёной отделке, к тесной сервисной кабинке с простой душевой, к дивану-трансформеру, заодно служившему и кроватью, и обеденным столом. Единственное, к чему не мог привыкнуть Бернт – так это к пустоте, царившей на экране-иллюминаторе. Там, на станции «Рудокона» в часы одиночества он любил разглядывать планету, на орбите которой располагался офис. А здесь на Бернта смотрели только разбросанные в космической тьме созвездия, пронизанные разноцветной небулой. И это нагоняло ужасную тоску.
Переодевшись в обычный комбинезон, Бернт проследовал в зал отдыха, отличавшийся от каюты разве что размерами; тут его ожидал ужин в компании коллег. Горячительные напитки в пределах комплекса находились под запретом, хотя при желании выпивку можно было достать, но делалось это на свой страх и риск. А желающих рискнуть ради сомнительного удовольствия находилось не так уж и много. Бернт присоединился к шумной компании охранников лабораторий Уровня-2. Когда ужин уже подходил к концу, Бернт заметил, как за столик возле входа присели несколько человек из лаборатории его Уровня. Среди них была и Айлин, она тоже заметила Бернта, но даже бровью не повела, продолжив болтовню с коллегами. В повседневной одежде, без силиконовой шапочки и при более мягком освещении она уже не казалось такой бездушной. «Надо же, последнее время охраны у нас прибавилось, — как бы между прочим сказала Мэв, и сделала это нарочито громко, — интересно, некоторые из них оружие умеют в руках держать?» Послышались негромкие смешки, коллеги Бернта притихли, переглядываясь.
Это уже слишком! Это стало последней каплей. Бернт немного подождал, когда Айлин примется за свой любимый суп-пюре (с обязательным кусочком тушёного мяса), и поднялся из-за стола. «Да, ладно, приятель, — сказал ему кто-то из охранников вдогонку, — не горячись!» Бернт и не думал горячиться, он был спокоен, как толловый лес на его родной планете в предзакатные часы – когда можно услышать даже падение ветки с дерева. «Надо же, сколько у нас учёных работает…» — проговорил он и направился к выходу. Проходя мимо столика учёных, Бернт будто бы нечаянно задел Мэв, которая сидела сбоку, почти у самой двери. Айлин неловко дёрнулась, измазалась супом-пюре и уронила тарелку себе на колени. Так громко, что его, наверное, услышали на других Уровнях, Бернт договорил: «Интересно, некоторые из них ложку умеют в руках держать?» И под хохот своих коллег покинул зал отдыха.

Глава 3


Ночью Бернта подняли по тревоге. Следуя инструкции, он, в защите и с оружием, явился на Центральный Пост охраны Сегмента. Пост располагался на самом верхнем Уровне, здесь уже ожидали дальнейших распоряжений охранники ближайших лабораторий. Минут через двадцать в помещении стало тесно. За пультом Центрального Поста появился взъерошенный командир, он окинул притихших охранников продолжительным взглядом, потом включил голографический проектор. В воздухе материализовалась вращающаяся модель их Сегмента, два первых Уровня сверху были выделены красным цветом.
«Сегодня ночью произошло нападение на лабораторную секцию Уровня-8, — заговорил командир, указывая рукой на помеченные зоны, — эта часть комплекса имеет низкий приоритет, поэтому ночью не охраняется. Датчики не смогли засечь кого-либо, — тут он сделал паузу, дожидаясь, пока голограф заменит модель Сегмента на экран с видео, — все энергосканеры сгорели от мощного импульса, только одна камера успела снять вот это». На виртуальном экране появилось изображение коридора, оно мигало и подрагивало, потом яркая вспышка превратила экран в прямоугольник белого цвета, который в следующую секунду сменился кипящим шумом. Командир вернул запись назад, в воздухе повис стоп-кадр момента перед самой вспышкой. Бернт всмотрелся в изображение: в самом конце коридора виднелось молочно-белое пятно с яркими синими прожилками – нечто среднее между плотным туманным сгустком и шаровой молнией. Слова командира подтвердили увиденное: «Аналитики утверждают, что зафиксированный камерой объект, скорее всего является каким-то плазменным образованием. Я не очень силён в их терминологии, но понятно одно – мы имеем дело с неизвестной до сих пор технологией маскировки и нападения». На видео появилась запись камеры отряда оперативного реагирования: они медленно шли по коридору в сторону лаборатории, прикрывая друг друга. В помещении Центрального Поста послышались негромкие возгласы удивления, когда камера невидимого оператора миновала разбитые и оплавившиеся двери в исследовательский отсек. В самой лаборатории большинство приборов представляли собой мешанину обломков, а в вычислителе зияла огромная дыра.
Командир отключил проектор. «Ущерб нанесён незначительный, — произнёс он, ещё раз окинув взглядом своих подчинённых, — сейчас учёные комплекса совместно с инженерами работают над восстановлением утраченных данных и оборудования. Мы не знаем, будет ли нанесён новый удар, но с этого момента охрана Уровней будет усилена. В коридорах устанавливаются дополнительные камеры и сканеры. График дежурств я разослал на ваши персональные вычислители. На этом всё».
Бернт вернулся в каюту, уселся на диван. Ему не давал покоя стоп-кадр с этим таинственным – как назвали его аналитики – «плазменным образованием». Что-то было в этом смутно знакомое: где-то видел Бернт уже подобное или, может быть, слышал? Он вскочил с дивана, включил вычислитель. Ну, конечно же! Бернт достал из контейнера, спрятанного в нише стены, сумку, порылся в ней и извлёк несколько карт памяти. На экране замелькали фотографии – сколько он не видел их? – старые семейные фото, крошечные цифровые отпечатки жизни, которая осталась за сотни световых лет отсюда. Бернт листал виртуальный альбом, иногда улыбался, увеличивая то одну, то другую фотографию, на некоторых задерживался подолгу. Вот и видеофайлы. Такое знакомое, такое родное и милое лицо! Его молодая мать смотрела с экрана вычислителя, рассказывая удивительную историю своей необычной жизни. «Во время штурма базы стаггеров меня сильно ранило, и я бы погибла, но тут появилось это существо, — звучал её голос из аудиотрея вычислителя. – Оно было похоже…было похоже на туманное облачко, в котором запутались молнии. Существо называло себя Посланником, оно рассказало мне про медальон…» Неужели, всё что она рассказывала – правда? Бернт нащупал под защитным жилетом металлический диск – странное украшение его матери, с которым она никогда не расставалась. Теперь медальон стал для него чем-то вроде тотема, единственной ниточки, связывавшей его с прежней жизнью. Накатила волна усталости, прерванный сон напомнил о себе, заставив мысли поблекнуть. Бернт зевнул и, казалось, на секунду прикрыл глаза.
Сигнал системы оповещения заставил его вскочить с дивана. Лабораторный комплекс начинал свой разворот к освещавшей его звезде, и в каюте уже заметно посветлело. Рядом стоял ещё работающий вычислитель, Бернт быстро отыскал обновлённый график дежурства – судя по его данным, уже пора заступать на службу. Нейростимулятор помог прогнать остатки сна – таблетка в сочетании с портативным энцефалоиндуктором была штукой неприятной, но здорово помогала встряхнуть организм. Через пять минут Бернт оказался на своём посту.
Дежурили вдвоём; пока его напарник прохаживался по мосту, Бернт проверял винтовку. Он отцепил объёмный рожок и высыпал на столик у пульта все заряды. Потом стал брать их по одному и вставлять назад. Небольшие продолговатые снаряды – под их карбон-магниевой оболочкой был скрыт твёрдый сердечник из сверхпроводника, мощный электромагнитный импульс передавал ему столько энергии, что на выходе из ствола оболочка испарялась, и снаряд превращался в смертоносную огненную стрелу.
Бернт примкнул рожок обратно к винтовке и оглянулся на суетившихся в исследовательском отсеке учёных. Несколько человек колдовали над обломками какого-то массивного прибора, чуть дальше возле вычислителя замерла Айлин. Судя по её виду, работала она и ночью. Мэв отошла от панели управления, увидела Бернта и одарила его таким холодным взглядом, что абсолютный ноль показался Бернту экстремальной жарой. Что ж, после вчерашнего случая в зале отдыха, она, наверняка, ещё не скоро решиться на свои колкости. Бернт повернулся к охранному пульту и осмотрел мониторы. На одном из них проступили широкие вертикальные полосы помех.
— Есть кто из сервисных инженеров рядом? – поинтересовался Бернт по внутренней связи. – На Уровне-6 барахлит сканнер.
Отозвались почти сразу.
— Приятель, мы тут на Уровне-4 ковыряемся, оперативно помочь не можем. Попробуй датчик пошевелить, должно быть, контакт плохой.
Бернт вздохнул и покачал головой: техники в их Сегменте были нарасхват.
— Вэйн! – крикнул он напарнику в коридор. – Посмотри, что там с датчиком!
В этот момент монитор озарился ярким светом, мигнул и отключился. Бернт сорвался с места, активируя на ходу сигнал тревоги.
— Вэйн, у меня на сканнере вспышка, как на Уровне-8 перед атакой!
Тот резко вскинул винтовку и застыл, держа под прицелом вход в коридор со стороны помещений. «Я закрою первую дверь! – быстро проговорил Вэйн через мобильный коммуникатор. – Займись лабораторией!» Бернт забежал в исследовательский отсек. Учёные, услышав тревожный сигнал, оторвались от своих дел и топтались на месте в нерешительности.
— У нас «два красных»! – заорал на них Бернт, пытаясь вывести людей из оцепенения. – Живо, в спасательную капсулу! Всё важное оборудование забирайте с собой! Двигайтесь же!
«Два красных» — кодовое слово, для всех означавшее крайний уровень опасности. Видимо оно и подействовало отрезвляюще: учёные оживились, задвигались, собирая с лабораторных столов и стендов результаты своих трудов. Бернт покосился на Айлин. Та хмурилась, хотела что-то сказать ему, но потом махнула рукой и бросилась к вычислителю. Грузовая платформа быстро заполнилась оборудованием, новенький робот-грузчик проворно завёз её в спасательную капсулу — специальное помещение, располагавшееся прямо в центре лаборатории. За роботом проследовали люди; размеры капсулы были рассчитаны на полную эвакуацию одного Уровня, так что места хватило всем. Процедура заняла не более пяти минут, Бернт осмотрел опустевшую лабораторию – никого, можно проводить герметизацию. Массивные створки медленно опустились на пол, теперь капсула была полностью автономна.
Бернт вернулся к пульту охраны.
— Что у вас там, Уровень-6? – вызывал по внутренней связи дежурный Центрального Поста.
— «Два красных»! Лаборатория эвакуирована!
— Что с Вэйном?! Мы не можем связаться с ним!
Бернт выглянул в коридор, его напарник уже отошёл к середине моста-коридора – здесь имелась ещё одна дверь, которую он собирался закрыть.
— Вэйн, ты как?
Мобильный коммуникатор безмолвствовал, Бернт, держа винтовку наготове, двинулся в сторону напарника. Он не прошёл и половины пути, как внезапно в конце коридора взорвалась первая дверь.

Глава 4


Вэйн стрелял с колена в сторону дымящихся остатков дверной панели. Бернт пытался разглядеть хоть что-нибудь в чёрных клубах дыма и языках пламени горевшей изоляции, но не видел ровным счётом ничего.
— Не вижу цели, Вэйн! – орал он напарнику, но тот продолжал стрельбу.
— Что у вас?! Что у вас?! – надрывался по связи дежурный.
— Проникновение! – рявкнул в коммуникатор Бернт. – У нас «два красных»! Где подмога, вашу мать?!
— Лифты и телепорталы между Уровнями заблокированы! – прохрипел на общей частоте незнакомый голос. – Мы пытаемся пробиться к коридору Уровеня-6 через эвакуационные ходы…
Выстрелы смолкли. Странное свечение окутало Вэйна, тысячи крошечных молний вонзились в него со всех сторон, яркие извивающиеся ленты, будто щупальца неведомого чудовища, облепили тело с ног до головы. Глухой удар, и Вэйн вдруг разлетелся, как хрустальная ваза на тысячу крошечных частей. Мелкодисперсное облако быстро рассеялось, окрасив стены и пол кроваво-красным цветом. Бернт, поражённый этим жутким зрелищем, попятился, лихорадочно пытаясь поймать в электронный прицел источник опасности. Тем временем переливающиеся энергетические потоки и молнии сплелись вместе, конденсировались плотным белёсым сгустком на том месте, где только что стоял Вэйн.
Бернт выстрелил. Существо легко увернулось от огненного росчерка, оно перемещалось в воздухе незаметными для глаз рывками. Ещё выстрел, ещё – Бернту казалось, что существо просто играет с ним, теперь оно было уже совсем близко. Бернт нащупал руками на стене активатор запирающего механизма второй двери. Прозрачная плита заблокировала коридор – остановит ли она это кошмарное создание, так легко разделавшееся с его напарником?! Бернт рванул к пульту, закрыл третью дверь прохода в исследовательский отсек, а сам укрылся за стойкой с аппаратурой в глубине лаборатории. Чёрные звёзды! Здесь же нельзя пользоваться табельным оружием! Но почему? Бернт осмотрелся. На глаза попался ряд энергоёмкостей, они соединялись с генератором, питающим энергией оборудование лаборатории. Вот и ответ: при попадании взрыв генератора с накопителями мог уничтожить весь исследовательский отсек.
Дверь – последняя преграда на пути из коридора — с протяжным металлическим скрежетом распалась на несколько частей; туманный сгусток материализовался во вспышках молний в считанных метрах от стойки. Бернт поймал в прицел прямоугольный профиль крайней энергоёмкости. Укрывшимся в спасательной капсуле людям ничего не угрожало: капсула была сконструирована с таким расчётом, что даже при полном разрушении Сегмента станции, люди внутри могли выжить. Оставалось надеяться, что спровоцированный взрыв уничтожит бесплотного убийцу. Бернт выстрелил.
Он не боялся смерти. Однажды он уже умирал, тогда перед домом матери, но почему-то в тот раз смерть выпустила добычу из своих когтистых лап. И сейчас решение Бернт принимал без каких либо колебаний, страха не было вовсе – только злость. Но что это? Погиб ли он, разорванный чудовищным давлением взрывной волны? Или это всё бред его умирающего мозга? Бернт ощущал вокруг себя совершенно иной Мир: гротескные формы, где-то геометрически строгие, ровные, где-то – умопомрачительно изогнутые, подобно ленте Мёбиуса, всё это оказалось пронизано эфемерными ветрами, многочисленными течениями и лентами энергетических потоков. Сила притяжения отсутствовала, трудно было понять – где верх, где низ. Кем он стал?! Бернт поразился собственным эмоциям – они казались здесь бесполезным рудиментом его нового воплощения.
Что-то вдруг потянуло его назад, появилось новое ощущение падения. Неведомый Мир качнулся, потом сорвался с места и закружился в пёстром хороводе. Падение становилось всё более ощутимым, удар слева, справа…виртуальные формы и мерцающие потоки померкли, уступили место привычной реальности, превратившись в толстые чёрные пучки энергокабелей. Бернт услышал свой собственный крик, и тут понял, что падает, скользя по ним. Он попытался ухватиться за пролетающий мимо обломок фиксирующей скобы – рывок вышел слишком сильным, Бернт кувырнулся, соскользнул вниз и, ударившись о какую-то балку, потерял сознание.
Маленькое помещение. Светлая отделка потолка и стен, мигающие индикаторы и панели управления. Бернт приподнял голову, осмотрелся. Его догадка оказалась верной – он очнулся в госпитале Сегмента. Манипулятор робота-врача, интегрированного в больничную койку, ловким движением ввел Бернту под кожу на руке восстанавливающую сыворотку. Бернт расслабился: жив. Но как?! Он не мог найти ответ на этот вопрос, Мир и состояние, в котором он пребывал сразу после взрыва, оставляли впечатление чего-то непостижимого, лежащего за гранью понимания. Бернт помнил каждое мгновение, проведённое в ином воплощении, часть впечатлений и ощущений с трудом поддавались осознанию – это было похоже на попытку вспомнить бессмысленный, но очень красочный сон.
Освещение автоматически усилилось, когда открылась входная дверь. В палату вошёл человек, которого Бернт меньше всего ожидал увидеть. Айлин присела возле кровати, мельком глянула на показания медицинского вычислителя.
— Я ждала, когда ты очнёшься, — улыбнулась Мэв. – Судя по данным медробота, ты в норме.
Бернт прислушался к себе. Если не считать лёгкого головокружения и тошноты, с медицинской аппаратурой можно было бы согласиться. Однако сказать, что Бернт удивился – значит, не сказать ничего.
— Угу, — выдавил он из себя и внимательно посмотрел на Айлин, пытаясь обнаружить в её улыбке спрятанную усмешку. – Что с Уровнем-6? Что с людьми?
Мэв потёрла мизинец – она всегда так делала, когда волновалась.
— Вы всех спасли. Только твой напарник погиб, правда, его так и не нашли. Наверное, тело испарилось – взрыв оказался таким сильным, что повредил лаборатории ещё на трёх Уровнях, — Айлин вздохнула и машинально поправила волосы, будто они были убраны под шапочку. — Но там персонал успели вовремя эвакуировать.
— А что с этим? С существом, которое напало на нас?
Мэв пожала плечами.
— Больше нападений не было. Честно говоря, я сомневаюсь, что оно могло бы выжить – чем бы оно ни являлось. От лаборатории Уровня-6 вообще ничего не осталось, кроме центрального стержня Сегмента со спасательной капсулой. Меня и других учёных распределили по уцелевшим лабораториям Сегмента до завершения постройки нового исследовательского отсека.

Бернт вздрогнул и посмотрел прямо перед собой. Трудно было представить то гигантское количество энергии, которое выделилось при взрыве, если тонны металла, сверхпрочных силикатных соединений и пластика за доли секунд превратились в плазму. Он перевёл взгляд на Айлин: теперь она не казалась ему холодной и самовлюблённой, что-то неуловимо изменилось в ней; Бернт видел перед собой молодую женщину – немного вытянутое исхудавшее от недосыпа и усталости лицо, в её светлых глазах под тонкими чуть изогнутыми бровями читался лёгкий испуг. И тоска. Может быть, она – единственный человек, кто сможет ему помочь… Тихо пискнул таймер, Мэв растерянно посмотрела на него и поднялась.
— Всё, мне пора. Я очень благодарна тебе, Бернт. И я рада, что тебе удалось выжить…
— Подожди! – Бернт жестом остановил её. – Я хотел бы встретиться с тобой. Нужно обсудить кое-какие моменты моего чудесного спасения, — он слабо улыбнулся и, помедлив, спросил: — Как насчёт сегодня?

Глава 5


Они сидели за столиком в пустом зале отдыха Уровня-3. Рабочая смена закончилась, Айлин не спеша доедала суп-пюре, Бернт, сидевший напротив, крутил в руках стакан с витаминным коктейлем.
— Итак, — Мэв выжидающе посмотрела на Бернта, — зачем ты пригласил меня на свидание?
— Да я… — пробормотал тот, сосредоточенно глядя в стакан, — в общем, это не совсем свидание. Ай, что я говорю! – Бернт сделал глоток и выдохнул. – В общем, мне нужна твоя помощь. Ты же учёный?
Айлин поправила волосы и утвердительно кивнула.
— Ну, да, вроде того. А в чём, собственно, дело?
— Для начала послушай вот это.
Бернт включил на наладонном вычислителе фрагмент видео, где его мать рассказывала о медальоне и туманном облаке. Потом нашёл стоп-кадр со сгустком и указал на него Мэв со словами: «Совпадения очевидны!»
— Интересная история, — проговорила она, задумчиво пережёвывая кусочек мяса. – Только я не пойму, как это всё связано с тобой?
Бернт достал из под комбинезона медальон и продемонстрировал его Айлин.
— Это досталось мне, можно сказать, по наследству. Обстоятельства его появления у меня – отдельная история. Но к делу она не имеет отношения, я просто хотел, чтобы ты взглянула на медальон. Я уверен, что это не обычное украшение, а – как утверждала моя мать – какой-то хитроумный прибор, — Бернт убрал платиновый диск назад, отставил стакан и приблизился к собеседнице. — Я понимаю, что это звучит несколько странно, но подумай вот о чём. Ты говорила, что почти весь исследовательский отсек испарился от термоудара. А тебя не смущает тот факт, что в этот момент я был внутри лаборатории? Как я смог выжить во время взрыва?
Айлин моргнула и недоверчиво уставилась на Бернта.
— Тебя нашли на крыше сервисного коридора Уровня-4. Охранники из оперативного отряда сказали, что тебе просто повезло – ты запутался в пучке фидеров, пролетел с ними почти два Уровня и соскользнул прямо над коридором.
Бернт покачал головой и заговорил тихо, почти шёпотом:
— Может быть, это случилось уже потом. Но сначала… Это ведь я вызвал взрыв! Я выстрелил в энергоёмкости, когда эта тварь пробралась внутрь лаборатории. Я должен был разлететься на молекулы, должен был погибнуть! – его голос сорвался на хрип. — Поверь, я знаю, что такое – умирать! Боль, холод, тьма, забвение… — Бернт успокоился, откинулся на спинку кресла и продолжил уже спокойно: — Но в этот раз сразу после взрыва я увидел…нет, скорее, ощутил какой-то другой Мир вокруг себя. Это было настолько реалистично, не похоже на бред…
Бернт замолчал, глядя прямо в глаза Айлин. Та поёрзала на стуле, сцепила руки и вздохнула.
— Ну, хорошо. У меня в каюте есть кое-какое оборудование. Можем взглянуть на твой медальон хоть сейчас. Только у меня один вопрос: почему ты обратился именно ко мне? Я имею в виду, ведь можно сдать медальон в лабораторию на исследования и всё такое…
— Я пока не хочу, чтобы об этом узнал кто-то ещё. Нужно сначала разобраться, с чем мы имеем дело. К тому же, — тут Бернт хитро улыбнулся и подмигнул Мэв, — за тобой небольшой должок!
Айлин улыбнулась в ответ и отодвинула от себя пустую тарелку.
— Пойдём уже! Герой!
Сканер испустил пучок поникающего излучения, составляющие его частицы прошли сквозь образец, на своём пути некоторые из них отклонились, встречая препятствия, другие же вызвали синфазное переизлучение или поглотились вовсе. Со всех сторон чувствительные пластины захватили попавшие на них заряды, результат пространственного распределения направился в вычислитель, где хитроумные программы сформировали объёмную модель. Айлин заворожено рассматривала результат сканирования – голографическое изображение плоскостного среза медальона. «Вот здесь! – шептала Мэв под нос, водя пальцем по каким-то узорам на виртуальной проекции. – Это же структурно-геометрический анализатор! А это – энергодетектер. А тут – информационный накопитель с квантованием уровней, а это – вообще ни пойми что…»
Бернт в пол уха слушал её изумлённые бормотания, он с интересом осматривал каюту Айлин. Унылость стандартной серо-зелёной отделки скрадывалась цветовой подсветкой и лёгкими полусинтетическими тканями, которые были развешаны по стенам на манер штор. Вместо обычных безделушек на полках в нишах обитали всякие приборы, аккуратными стопками высились карты памяти. Только в одном углу Бернт обнаружил маленький голографический проектор, он выводил одну за другой фотографии: Айлин в обнимку с мужчиной и женщиной (вероятнее всего – её родители, в Мэв угадывалось немного от каждого из пожилой пары), Айлин в лаборатории у вычислителя, Айлин с коллегами-учёными; потом шли несколько пейзажных снимков: вид планеты из космоса, тенистые сады, бескрайние луга, усеянные пёстрыми цветами, безбрежный океан воды медного цвета.
— Это на самом деле очень любопытный прибор! – воскликнула, наконец, Мэв, оторвав Бернта от созерцания фотографий. – В нём сочетаются технологии позапрошлого тысячелетия и такие, о которых мы даже представления не имеем!
— Он может выполнять функцию преобразования? То, о чём говорила моя мать? – осторожно спросил Бернт.
Айлин задумалась на несколько секунд.
— Пока что я не могу совершенно точно ответить на твой вопрос, но…
— Что?
— Нужны дополнительные исследования, — устало улыбнулась Мэв и тряхнула головой, синеватые отсветы от голограммы заиграли в её волосах. – Я прихвачу из лаборатории кое-какие дополнительные анализаторы. Приходи завтра, в это же время!
Бернт не мог не согласиться на такое предложение. Тем более, что руководство Службы Охраны ВВГИ предоставило ему длительный отпуск с повышением в звании, что было особенно приятным. Бернт воспользовался телепорталом и оказался в своей каюте. Он бухнулся на диван и предался размышлениям. Мысли крутились вокруг этого загадочного, недоступного обычному восприятию Мира, Бернт снова и снова вспоминал те фантастические образы, которые он успел ощутить и понять, находясь там.
«А ведь на фотографиях Мэв не было детей!» – вдруг подумалось Бернту, и он ухмыльнулся сам себе. Ему показалось чрезвычайно интересным узнать Айлин – человека, который совсем недавно считался почти врагом – с другой стороны, сегодня он словно заглянул за ширму, скрывавшую всё это время сокровенное, очень лично. И было что-то странное и необычное в том, что он вообще думал о ней. Раньше в эту минуту Бернт заставил бы заткнуться свой внутренний голос, болтающий всякую чепуху, но сейчас он лежал, с некоторым удивлением осознавая, что ему, по большому счёту, всё равно.

Глава 6


Бернт приходил к Айлин каждый день, она не переставала восхищаться сложностью устройства, чьими-то умелыми руками воплощённого в виде медальона, а он –целеустремлённостью Мэв, её познаниями, да и ею самой. Они болтали о своих родных планетах, о родителях, о карьере. Айлин взахлёб рассказывала о каких-то гравитационных вихрях Лаона-Тода – то, что они изучали практически всем лабораторным комплексом – о перспективах, которые принесут всей Галактике их исследования. Иногда она увлекалась и начинала сыпать такими мудрёными терминами, что Бернт понимал из её речей едва ли половину, но тактично молчал, переспрашивая для виду, а сам в это время любовался строгими линиями её лица, носиком с крошечной чёрной родинкой, светло-голубыми глазами, смеющимися вслед за очаровательной улыбкой.
Бернт шагнул в телепортал и в очередной раз оказался в знакомой обстановке. Айлин сидела, опустив голову, возле неработающего вычислителя в обнимку со стеклянной колбой. Бернт втянул носом воздух – пахло озоном с кисловатым привкусом алкоголя; он шагнул к Мэв, тогда она подняла на него заплаканные, подёрнутые слёзной дымкой глаза.
— Что случилось?! – Бернт подскочил к ней и разлучил с колбой. – Что это за гадость?!
— Это водный раствор ме…метилкарбинола, — проговорила она и глупо хихикнула.
Бернт понюхал содержимое колбы – пахло обычным спиртным, тогда он сделал глоток, и нёбо обожгло холодным пламенем. Это была крепкая водка.
— Твою мать, Мэв, ты же напилась! Где ты это достала?
— Синте…зировала! У меня под рукой о..оказалось всё нужное бр…борудование…Правда, я умница?
Бернт присел рядом с Айлин, тронул её за плечо.
— Так что случилось? Зачем ты это сделала?
— Вот ждала тебя, — промямлила она и грустно вздохнула. – Чтобы рассказать. Подожди секунду.
Мэв встала, прошлась до шкафчика, откуда извлекла ободок энцефалоиндуктора и открытую упаковку «Нейростима». Нацепив ободок, она запихнула в рот пару таблеток и поморщилась. Потом вернулась к Бернту, вдруг бесцеремонно уселась к нему на колени и скривила рот.
— Сегодня было общее совещание учёных комплекса, — заговорила она, глядя куда-то мимо Бернта. – Группа Внешнего Наблюдения засекла в одной из удалённых галактик гипермассивную аномалию, инфляционно расширяющуюся сингулярность, которая… — тут Мэв посмотрела на него. – Хм. Ну, как тебе объяснить? Одним словом, эта штука — вроде чёрной дыры, она поглощает всю энергию. Высасывает её из окружающего пространства и растёт. Растёт очень быстро, понимаешь? – Айлин сердито тряхнула головой и снова поморщилась. — Это противоречит всему, всем законам бытия, но это – объективная реальность: через какое-то время аномалия поглотит всё вокруг. Наш мир перестанет существовать! — Айлин всхлипнула, и Бернт обнял её, чтобы успокоить. – Я мечтала о том, что вот уже совсем скоро мы создадим двигатели, которые позволят нам путешествовать между галактиками. И вот – на тебе! А ещё я мечтала о своём собственном исследовательском комплексе на орбите какой-нибудь планеты…
— Что, совсем ничего нельзя сделать с этой самой сингулярностью?
Мэв положила голову ему на плечо.
— Нет. Но интуиция подсказывает мне, что и аномалия, и нападение на лабораторию, и твой медальон – всё это как-то связано между собой. Ты же понимаешь, что совещание было строго секретным, я бы не сказала тебе ни слова, но, видишь ли…Я тут подумала, что, может быть, мы сможем найти ответ в Мире, о котором ты говоришь. Твоя мать упоминала о том, что встречалась с существом из этого Мира, и оно не было враждебным. Я подумала, что тебе стоит попробовать найти его, вступить в контакт, попытаться узнать о причинах появления аномалии. И о том, как с ней бороться…Уверена: существа, которые смогли создать такое устройство – я имею в виду твой медальон-преобразователь – должны знать ответ.
— Странно, мне казалось, что ты скептически относишься к существованию чего-либо, кроме трёх измерений нашего мира, — с улыбкой проговорил Бернт и задумчиво почесал в затылке. – Чёрные звёзды, мне нравится твоя мысль! Но меня волнует вопрос: как я смогу попасть в другой Мир? Ведь тогда, при взрыве переход произошёл помимо моей воли.
Айлин молчала с полминуты. Потом слезла с колен Бернта и потянулась, разминая затёкшие конечности. Только теперь Бернт заметил, что она была одета в морф-платье. Его тонкие магнитные чешуйки из гибкого ферропластика плотным покровом облепляли каждый сантиметр тела, создавая ни с чем несравнимое ощущение свободы и комфорта – в такой одежде невозможно было вспотеть или замёрзнуть, и её нельзя было порвать или испачкать. В этом платье цвета меди, сверкающем в лучах декоративной подсветки, с ободком энцефалоиндуктора на голове Айлин походила на княгиню какого-нибудь космического княжества или богиню из древних легенд.
— В медальоне есть датчик, считывающий специфические нейроипульсы в определённых участках твоего мозга, — слегка склонив набок голову, проговорила Мэв. – Насколько я разобралась, чтобы совершить переход, нужно стимулировать выработку этих импульсов и в непосредственной близости иметь хороший источник энергии, — Айлин игриво улыбнулась и скрестила руки на груди, прижав ладони к ключицам. – У меня слишком мало информации. Я могла бы сопоставить данные молекулярной структуры белка и информационных дампов хранящихся в памяти медальона. Для этого требуется тщательная проверка твоего организма, ведь ты уже пережил одно преобразование, — она коснулась маленького чёрного кубика, висящего на шее, и чешуйки платья с едва слышным шорохом, собрались, втянулись в него. Обнажённая Мэв, выразительно покачивая бёдрами, приблизилась к застывшему в изумлении Бернту и проворковала, расстёгивая его комбинезон: — Начать я хотела бы с общего внешнего осмотра…

Глава 7


Бернт вдохнул глубоко, до боли в груди. Воздух грузового отсека был сух, пахло железом. Корпус суперкарго слегка качнулся, мелко задрожал – они приближались к массивному объекту. Пять минут потребовалось космическому кораблю, чтобы состыковаться с Центральной Орбитальной Станцией в Секторе-2, отсюда Бернт планировал добраться до своей родной планеты. Сколько он пробудет здесь? Сколько ещё отведено жизни для Вселенной? На эти вопросы не находилось ответа, и неопределённость пугала больше всего.
Регистрационную Зону Бернт миновал без задержек – всё-таки были свои прелести в его службе на ВВГИ. Удивительное дело, но за короткое время пребывания в лабораторном комплексе он успел отвыкнуть от огромных, казавшихся бесконечными, пространств Орбитальной Станции. С трудом ориентируясь в шумном людском потоке, Бернт нашёл телепортал, ведущий в Информационный Центр. Здесь его ждало огромное разочарование: в недавней войне Секторов Орбитальная Станция его планеты получила повреждения и в ближайшие пять лет не могла принимать космический транспорт. Теперь для того, чтобы попасть на планету, требовался корабль или приспособленный к полётам в атмосфере, или оснащённый спускаемыми аэродинамическими аппаратами. Бернт проверил состояние своего счёта – ВВГИ выплатила хорошую премию, но даже её не хватило бы на то, чтобы зафрахтовать даже самую захудалую посудину. Бернта – впервые за последние несколько лет! – охватило отвратительное чувство отчаяния. Он просто не знал, что делать! Рассказать всё официальным властям, но поверят ли ему?!
В размышлениях Бернт добрался до Секции Отдыха. Это было грандиозное размерами, впечатляющее своим изысканным стилем помещение – такие Бернт видел лишь на нескольких станциях Сектора-1. Отделка обширных сводов совмещала в себе раскрашенную флуоресцентной краской лепнину с замысловатыми узорами и гигантские голографические панели, проецирующие имитацию опорных балок, они были увиты серебристыми растениями с большими ярко-красными цветками. Потолочная полусфера венчалась круглым отверстием, сквозь лёгкую фиолетовую дымку силового поля, заменяющего стекло, виднелся один из полюсов планеты, на орбите которой находилась станция.
Бернт плутал среди сотен гравидиванов и столов со всевозможной едой и напитками, пытаясь найти свободное место. Людской гомон напоминал шум могучего океана, и Бернт едва расслышал голос, показавшийся ему знакомым. Бернт огляделся в поисках источника звука и, наконец, обнаружил. Не может быть! Он невольно улыбнулся. За большим диваном, перед столом, сплошь уставленным пустыми и целыми бокалами с пенящимся бари, восседал пожилой звёздный торговец. Одной рукой он обнимал красивую молоденькую девушку в полупрозрачном морф-платье, другой – двухлитровую ёмкость с выпивкой.
— Индэнские кобры! – воскликнул Винрайн, широко раскинул руки, едва не расплескав бари и чуть не уронив девушку, игравшую с его седым локоном. – Тысяча пульсаров мне в задницу! Это же ты, приятель! Э-э-э…Бернт! Подходи к моему столику! И будь я проклят, если не угощу тебя чем-нибудь!
Бернт подошёл, пожал протянутую руку и уселся напротив.
— Рад встрече! Очень неожиданно…
Винрайн поперхнулся очередным глотком бари и шумно прокашлялся.
— Мой друг, — прохрипел он сквозь накатившую слезу, — это знак Судьбы! С большой буквы! – он поднял палец вверх и продолжил: — Знаешь, Судьба всегда оставляет нам знаки, и твоё появление здесь, за моим столиком – один из них! Наши шансы снова увидеться после той встречи в «Звёздном выпивохе» составляли, примерно, один к миллиарду триллионов! Но, раздери меня чёрная дыра, это случилось! – Винрайн повернулся к девушке, которая с любопытством разглядывала Бернта. – Милая, прогуляйся до Зала Развлечений, вытяни там из меня, бедного и старого, пару тысяч кредитов на какую-нибудь невинную забаву. Нам с молодым человеком нужно немного поболтать!
Он легонько шлёпнул её по попе и проводил взглядом, с ухмылкой наблюдая за перекатывающимися под платьем упругими ягодицами. Наряд девушки на секунду стал прозрачным, а потом приобрел цвет насыщенного пурпура. Винрайн повернулся к Бернту.
— Что же привело тебя сюда?
Бернт рассказал торговцу об обнаруженной аномалии, о медальоне и о существах из другого Мира. Сочинять он не умел, но в данном случае его история как раз больше смахивала на какую-нибудь космическую легенду, и торговец вряд ли поверил бы в неё. Но Винрайн слушал очень внимательно, потом задумчиво покрутил ус и пробормотал на едва слышно: «Значит, наша старушка-Вселенная собралась на покой. Что ж, это весьма неплохо…» Бернт решил, что ослышался.
— Неплохо?!
Винрайн посмотрел будто бы сквозь своего собеседника.
— Послушай, у меня есть одно отличное предложение. Тебе, как я понял, нужно попасть на родную планету, а такси сейчас на Сентрей не ходят. И по информации из надёжных источников, транспорта в ту сторону не будет ещё ближайшие десять-пятнадцать лет. А сегодня вечером на переговоры с колонией в Секторе-3 улетает мой помощник. И ему не помешает хорошая охрана. Поговаривают, дикари там ещё не вылезли из каменного века, и одни чёрные звёзды знают, что им может взбрести в голову. Я считал твой фид – ты получил хорошее звание на службе ВВГИ, а эти ребята просто так чины не раздают, — торговец хлопнул ладонью по столу так, что подпрыгнули бокалы. – Висталийские ведьмы! Ты подходишь для этой миссии, клянусь божествами планеты Кирнака – какие у них там есть? – но, само собой, с выгодой для тебя. По возвращении – а путешествие туда и обратно не займёт больше пяти стандартных суток – я, так и быть, доставлю тебя на твою родную планету. И выплачу скромные комиссионные от сделки, если она случиться, конечно.
Винрайн промочил горло большим глотком бари. Бернт, абсолютно сбитый с толку, пытался подобрать слова для ответа.
— Но как…ведь Вселенная…аномалия…Вселенная может исчезнуть!
Винрайн отёр пену с усов и, откинувшись на спинку диван, пригладил бородку.
— Вселенная подождёт. Ведь пока у тебя всё равно нет шансов спасти её. Верно, приятель? А значит, почему бы тебе тогда немного не поработать на старика, уставшего тащить весь груз забот на себе? Не заработать немного кредитов, а? – он спохватился: — Кстати, твои эти существа – они негуманоиды или особенный подвид человека?
Бернт усмехнулся, догадавшись, к чему клонил Винрайн.
— Ни то и не другое. Думаю, что алкоголь их вообще не интересует.
— Жаль. Так каков твой ответ?
Если этот человек поможет ему добраться до родной планеты, то и правда, Вселенная может подождать. Каким быстрым не был бы рост аномалии, за пять-шесть дней она вряд ли доберётся сюда. Бернт развёл руками.
— А разве у меня есть выбор?

Глава 8


Миссия оказалась не из лёгких – уж точно не прогулкой по саду. Бернт с содроганием вспоминал те дни, что провёл на планете Сектора-3, пока Флейк – помощник Винрайна – улаживал вопрос с поставкой каких-то компонентов для нового сорта выпивки. Несколько раз медальон спасал их от верной гибели, и каждый раз Бернт мысленно благодарил Айлин, которая научила его пользоваться преобразователем. Два или три раза он пытался связаться с ней, но дозвониться по официальным каналам до лабораторного комплекса ВВГИ оказалось делом невозможным.
В кабине аэрокэба, по крутой дуге пронзающего атмосферу Сентрея, зазвучал сигнал вызова видеосвязи. Это был Винрайн. «Ха! – весело воскликнул он и довольно потёр ладони. – Я так понимаю, ты уже летишь к своим красоткам! Будешь на поверхности, проверь свой счёт, я перевёл тебе обещанные комиссионные. И не вздумай ругать старика Винрайна за жадность! Я всего лишь бедный торговец алкоголем, и хотя готов платить хорошие деньги хорошим людям, но и моей щедрости есть пределы! Если решишь навестить меня в офисе «Райн и Ко», чтобы спросить насчёт работёнки, свяжись с помощником. Он заберёт тебя из той дыры, куда ты сейчас направляешься, — Винрайн приблизился к регистратору. – Но для начала, конечно, спаси Вселенную. Чао! Уви…» Связь прервалась – кэб вышел из зоны доступности сигнала.
Через полчаса спускаемый аппарат приземлился на посадочную площадку и сбросил обгоревшие остатки защитной оболочки. Бернт медлил с выходом. Каким он увидит родную планету? Изменилось ли что-нибудь здесь? Он тряхнул головой, отгоняя докучливые мысли. Нужен план действий. Для начала неплохо было бы добраться до города, подкрепиться, а там уже думать дальше. Диспетчерская служба космопорта вежливо попросила Бернта освободить аэрокэб, что он с удовольствием и сделал. Остатки одноразового устройства для возврата с орбиты на планету убрали роботы, подготовив площадку для следующего аппарата.
Когда Бернт покидал Сентрей, космопорт казался ему поистине циклопическим сооружением. Но после Орбитальных Станций с их космическими масштабами теперь сооружение представлялось вполне обычным. На горизонте блистал огнями вечерний мегаполис. С виду всё осталось прежним: Центральный-80 всё так же высился массивом офисных застроек, между ними сновали светлячками автогибриды, то тут то там вспыхивали голографические иллюзии реклам. Бернт прошёл в здание космопорта. Здесь не было ставших привычными телепорталов, поэтому искать информационные вычислители пришлось пешком, обходя каждую зону и вчитываясь в указатели. Подумать только, как же это было неудобно – три года назад такое бы Бернту даже в голову не пришло! Наконец, он нашёл, что искал, и запросил отчёт по своему финансовому Хранилищу. Так и есть – буквально день назад на счёт поступил платёж на сумму…на сумму… Бернт икнул от неожиданности, перечитал ещё раз репорт вычислителя, проверил остаток на счёте и поморгал. Если это не ошибка, то на эти деньги он мог бы…он мог бы… Бернт сердито одёрнул себя: что будут значить эти многозначные цифры, если он не найдёт ответ на главный вопрос? Желудок напомнил о себе голодным спазмом – за прошедший день единственной едой оказался лёгкий утренний завтрак на космическом корабле.
На арендованном автогибриде Бернт добрался до любимой забегаловки возле офиса «Лэридин». Тут он частенько обедал, когда работал в рудоразведовательной компании. Настоящая, вручную приготовленная еда и стакан витаминного коктейля значительно улучшили настроение. Бернт вернулся к размышлениям о своей миссии. Для осуществления перехода требовался мощный источник энергии и оборудование для создания импульса. Энергетического запаса должно быть много – кто знает, сколько потребуется времени, чтобы разыскать этих неведомых существ? Такое оборудование можно было приобрести у энергетиков, например. Или…Взгляд Бернта упал на мерцающую лазерной подсветкой вывеску офиса, видневшуюся из окна забегаловки. Да, точно! У разработчиков рудных месторождений наверняка имелись в распоряжении силовые установки, требующие солидного энергообеспечения. Бернт решил посетить офис «Лэридин». Но перед визитом он заглянул в бутик, чтобы сменить изрядно потрёпанный комбинезон на приличный деловой костюм. Видеть в зеркале вместо охранника эдакого воротилу бизнеса галактических масштабов для Бернта показалось весьма забавным. Не сказать, чтобы новый образ был ему не к лицу, но уж очень шёл вразрез с внутренним содержанием: надолго оставаться бизнесменом Бернт точно не собирался.
Как выразился бы Винрайн – это был знак Судьбы. На центральном посту дежурил Дэллап – бывший напарник Бернта.
— Хо, хо! – пробасил он, едва завидев вошедшего. – Какими судьбами? – Дэллап бросил взгляд на фид-сканнер, установленный на пульте охраны, и присвистнул от удивления: — Да ты теперь агент ВВГИ! С ума сойти!
Бернт расплылся в улыбке.
— Чёрные звёзды! Ты ни капли не изменился! С удовольствием поболтал бы, но я по делу. Мне нужно в Сектор Технологий, хочу прикупить кое-что из оборудования.
Дэллап развёл руками.
— Понимаю, понимаю, ты теперь большой человек… Ну, ты же знаешь, у сотрудников ВВГИ доступ есть куда угодно. Так что – проходи! Где этаж Сектора, думаю, помнишь, провожать не буду – дел по горло.
Бернт кивнул и скрылся в проходах офиса. Найти нужных людей не составило труда; у них удалось выяснить, что у «Лэридин» имелся один энергогенератор с большим запасом ёмкостей, который они готовы были продать. За дополнительное вознаграждение Отдел Технологий обещал выделить специалистов для монтажа и запуска всего оборудования. Дело осталось за малым: выбрать место и время. Место Бернт решил выбрать поближе к запасам энергоруды, сориентировавшись по любезно предоставленным ему данным георазведки. А сколько осталось времени – Бернт даже не представлял, поэтому решил не медлить.
Автогибрид остановился под кроной толла. Немного дальше в свете фар виднелись три обгоревших, изуродованных взрывом пня, а правее, метрах в пятидесяти, в сумраке позднего вечера угадывались очертания осевшего и почти развалившегося дома. Его родного дома. Бернт вышел из машины, прошёлся по лужайке до осевшей и покосившейся калитки. Он постоял, оглядываясь, потом поднял глаза к небу. Ещё вчера Бернт был там – среди белоснежной россыпи звёзд, там остались Рон, Айлин, Винрайн и его помощник Флейк. И септиллионы других существ, которых он не знал и не мог знать. И, возможно, они доживают последние месяцы или дни – что, если ничего из этой затеи ничего не выйдет? Что, если Бернт не сможет найти того, кто поможет ему? Поможет его Вселенной. Суждено ли им раствориться в небытие, поглотит ли растущая с невероятной скоростью дыра в реальности всё вокруг? На мгновение Бернт поймал себя на мысли, что практически не переживает на сей счёт: да, где-то в глубине души он ощущал смутное беспокойство, но не страх или отчаяние. Или сожаление.
Раздался звонок коммуникатора. «Установка будет готова к запуску завтра утром!» — доложил руководитель группы монтажа. Бернт вернулся в автогибрид и направился в гостиницу. Больше всего ему сейчас хотелось увидеть Мэв.

Глава 9


Место было красивым. В человеческом понимании. Энергетические создания не отличались склонностью к эстетству. И хотя Бернт перешёл в их Мир, превратился в сложные переплетения энергий, часть его эмоциональности осталась с ним. Величественные потоки устремлялись в разные стороны, огибая сумбурно разбросанные повсюду фантасмогоричные формы, синие и зелёные всполохи напоминали рекламные голограммы в Центральном-80, а нити разноцветного тумана с множественными вкраплениями ярких огней оказались удивительно похожими на картинку видеоиллюминатора в каюте Бернта.
Его расчет оказался верен – обитатели этого странного Мира питались энергией, поэтому залежи руды, богатой ею, оказались идеальным местом для контакта. Бесплотные создания окружили Бернта. Они молчали, но он ощущал, как его тщательно изучают. Одни существа исчезали, но на их месте появлялись другие. Некоторые хаотично меняли своё положение в пространстве, иные порождали призрачные ленты, которые причудливо переплетались между собой и тут же растворялись. «Я пришёл с миром, — пытался заговорить с существами Бернт. – Есть среди вас Посланник? Мне нужно встретиться с ним!» Бернт повторял и повторял свои мысленные послания, но не замечал реакции. Может быть, они не слышат его? Или не понимают?
«Посланника здесь нет, — внезапно вспыхнуло в его сознании. – Он обрёл другое воплощение. Зачем тебе нужно встретиться с ним?» Перед Бернтом возникло аморфное облако с множеством бледно-голубых прожилок, размерами оно казалось чуть больше его самого.
— Моя мать говорила о том, что Посланник помог ей! – решился на диалог Бернт. – Я думаю, что он поможет и мне.
— Существо, которое ты называешь своей матерью, носила имя Кайт? – снова спросил голос.
— Да! Вы знаете её?! Вы знаете, где она?!
Бернт вдруг устыдился собственной эмоциональности, его собеседник молчал продолжительное время, и Бернт испугался, что вступившее с ним в контакт существо не захочет продолжать разговор. Но он ошибался.
— Мы встречались с ней здесь, в нашем Мире. Кайт называла меня Наставником, как она пояснила потому, что я учил её, — произнесло существо, сделало короткую паузу и продолжило: — Следовые порции энергетических узоров, определяемые в твоей структуре, дают основания полагать, что Кайт использовала энергию собственного существования на оказание воздействия на твоё физическое воплощение. Принимая во внимание склонность представителей вашей расы к самопожертвованию, можно предположить, что Кайт спасала тебя, так же как однажды спас её Посланник. Сама она при этом перешла в иную форму существования, недоступную для наблюдения.
Будучи человеком, Бернт с трудом воспринимал подобные объяснения, но теперь осознание приходило гораздо легче. Вот почему он не умер тогда! Вот почему не смог найти мать, несмотря на масштабные поиски... Но если существо ответило на одни терзавшие его вопросы, то оно наверняка знало ответ и на другие.
— У меня есть ещё один вопрос. Можно?
— Мне сложно определить категорию: можно или нельзя, — голос Наставника был сух, как воздух в трюме суперкарго. – Если есть вопрос – нужно его задать. Я не понимаю других альтернатив.
— Дело в том, — осторожно начал Бернт, — что нашему Миру грозит опасность! Наши учёные обнаружили огромную дыру, в которую утекает вся энергия. Эта дыра очень быстро растёт, и мы не знаем, почему она появилась, и как с этим бороться.
Существо опять долго не отвечало. Потом вдруг исчезло, а затем появилось вновь на том же месте.
— Я не смогу ответить на этот вопрос. Но в нашем сообществе есть те, кто знает ответ, и они готовы пообщаться с тобой. Для этого нам нужно переместиться в другое место. Следуй за мной.
Наставник скользнул по одной из серебристых нитей, служивших здесь чем-то вроде транспортной магистрали – Бернт немного умел ими пользоваться, но он едва поспевал за своим проводником в этом невероятном Мире. Самого движения не ощущалось, эфемерные пейзажи энергетических форм и потоков возникали и пропадали с калейдоскопической быстротой.
Вскоре их перемещения закончились. Они остановились среди энергетических колонн – эти исполинские формы захватывали дух, подавляли своими размерами. Возникавшие, казалось, из ниоткуда и исчезавшие в никуда, они образовывали нечто вроде длинного коридора.
— Перемещайся дальше без меня вперёд, вдоль путевой линии, — пояснил Наставник. – Ты сам поймёшь, когда нужно остановиться.
Существо растворилось во вспышке, оставив Бернта одного. Тот медленно начал движение, прислушиваясь к собственным впечатлениям. Как он должен был понять, что попал туда, куда ему требовалось? Но ответ появился сам: колонны резко расходились в стороны и сходились вновь, образуя гигантский круг. Незнакомые энергетические существа, во много раз большие, чем все, кого Бернт наблюдал до этого, располагались по периметру круга. Бернт добрался до середины площади и вдруг понял, что дальше двигаться не было смысла. Они ждали его. Но ничего не происходило – существа безмолвно висели в пространстве, лишь едва заметно пульсируя. Но что это? Бернту показалось, что он ощущает какие-то вибрации, почти неуловимые. Прошло время, и вибрации превратились в гул, похожий на рокот прибоя.
— Мы создали ваш Мир, — в сознании Бернта словно разом заговорило всё человечество, от этого многоголосия ему стало не по себе. – Привычная для материальных существ реальность является всего-навсего проекцией отдельных взаимодействий настоящего Мира, Мира, который условно можно назвать идеальным. Это сложно объяснить, ваш язык и особенности восприятия не позволяют сделать это, — хор умолк, дав возможность Бернту перевести дух и осознать услышанное, но потом заговорил снова: – Когда-то Мир возник без чьей-либо воли, но единственной возможной формой существования в нём была энергия. Отдельные энергетические сгустки постепенно усложнялись, обретали внутреннюю структуру и эволюционировали в разумных существ. После анализа истории нашего собственного появления, мы пришли к выводу, что возможны другие варианты существования. Тогда мы принялись экспериментировать с различными видами взаимодействий, искать новые воплощения, которые смогли бы превратиться в разумных созданий, отличаясь при этом от нас формой существования.
Один из экспериментов оказался удачным: в результате эволюционных процессов энергия превратилась в материальные соединения, а они, в свою очередь, привели к образованию органической жизни. Но к великому сожалению представители вашей формы обрели способность воздействовать на иные воплощения, в том числе и на процессы нашего Мира. Недавно вы разрушили один из очагов обитания, уничтожив множество энергетических созданий. Тогда мы приняли решение завершить эксперимент, другими словами, уничтожить ваш Мир. Для этого наш агент взял под контроль одного из представителей биологической жизни, чтобы заставить его использовать ваши технологии против вас. Но мы не учли того, что более сложно организованная жизнь стремиться к выживанию даже ценою существования отдельных индивидуумов: во время инициации Большого Взрыва кто-то нарушил процесс, и это привело к его остановке.
Последние слова напомнили Бернту историю – её рассказывали чуть ли не на каждой Орбитальной Станции – про какого-то учёного, который во время войны Секторов против Совета совершил гиперпереход прямо в энергомассив секретного оружия повстанцев. В результате установка вместе с повстанческой базой была уничтожена чудовищным по силе взрывом. Позже обнаружили исследования этого учёного – кажется, его звали Тодом – в области межгалактических гиперпереходов, работу над которыми и вели в лабораторном комплексе ВВГИ.
— Часть технологий была утеряна вами, — продолжал свой монолог сонм голосов, — но вскоре мы обнаружили, что некоторые представители органической жизни продолжают попытки воссоздать утраченное. Тогда наш Конвент принял решение: остановить эксперимент со стороны идеального Мира – в этом случае мы просто трансформируем энергию вашего Мира в другие воплощения и формы, отличные от того, что вы способны воспринимать. И повлиять на этот процесс изнутри, с «той стороны», как ты понимаешь, уже невозможно. Хотя сначала мы пытались просто уничтожить ваше хранилище знаний и то, что вы называете лабораторным комплексом. И снова потерпели неудачу – это недоступное нашему пониманию стремление к самопожертвованию вновь оказалось для нас большим сюрпризом.
Бернта осенило. Вот оно что! Так вот почему они атаковали лабораторию! Но ведь теперь люди разрабатывают отнюдь не оружие, скорее всего, эти энергетические создания просто не понимают этого, боятся повторения вмешательств в их Мир. Бернт почувствовал себя маленьким ребёнком, которого только что отчитали за проступок, которого он не совершал. Но ведь должен же быть какой-то выход?!
— Мы готовы выслушать тебя, — сказали ему.
И Бернт заговорил. Он рассказывал всё, что знал от Айлин о гравитационных вихрях, сбиваясь, путаясь в терминах, но он старался донести суть – биологические существа больше не пытаются построить оружие! Они стремятся покорять новые просторы бесконечного Мира, для этого и нужны новые технологии! Удивительно, но его слушали, слушали, несмотря на то, что перед Демиургами предстало их творение. Жалкое, ничтожное подобие их самих. Видимо, у обитателей Мира энергий имелись на этот счёт свои соображения, так же недоступные пониманию Бернту, как и его человеческая эмоциональность для них.

Глава 10


Возле выхода его поджидал Наставник. «Это был Конвент – союз самых древних существ в любых Мирах, — пояснил он кратко. – Думаю, они дали тебе исчерпывающие ответы на все твои вопросы». Наставник помог Бернту вернуться к исходной точке путешествия, ведь ему больше нечего было делать здесь, в другом Мире. Создатели обещали подождать, но предупредили, что будут внимательно наблюдать за исследованиями. И Бернту не терпелось вернуться в свой Мир, узнать – как же там обстоят дела, хотя повода не верить словам столь могущественных существ не имелось. Он простился с Наставником и совершил переход.
Полдень. Яркий, пахнущий пылью и смолой. Бернт невольно улыбнулся и огляделся. Потом прислушался к себе – мозг привык не замечать звуков, издаваемых собственным организмом: шум крови, биение сердца… Но после перехода из бесплотного существования эти звуки вдруг становились знаковыми, определяющими. Все чувства обострялись до предела: обоняние, вкус, слух, зрение…это помогало вновь осознать себя человеком, состоящим из осязаемой плоти. Бернт совершил с десяток энергичных вдохов-выдохов, дал сердцу успокоиться. Где-то рядом он заранее припрятал автогибрид, на котором планировал добраться до мегаполиса сразу после возвращения. Долго искать его не пришлось, Бернт с наслаждением уселся за панель управления авто и без труда добрался до гостиницы Центрального-80. Там он сразу же связался с Флейком.
Следующие пять дней, которые пришлось провести в ожидании космического корабля, Бернт посвятил блаженному безделью. Ностальгии по дому он не испытывал, долгое пребывание на поверхности планеты нагоняло на Бернта ужасную тоску: ему казалось, что гравитацией огромного камня он придавлен к плоскости, и вынужден ползать по ней, словно одноклеточное под предметным стеклом микроскопа. Каждую ночь он жадно всматривался в густую, молочно-белую дорогу из звёзд, пересекающую всё небо – и однажды пройдя по этой дороге, Бернт не собирался возвращаться. Флейк оказался исключительно пунктуальным человеком. Он забрал Бернта через пять дней, как и обещал во время сеанса связи. Сейчас его путь лежал к вращавшемуся на орбите лабораторному комплексу. Правда, сначала нужно было заглянуть в «Райн и Ко», чтобы решить кое-какие вопросы.
Грузовые доки комплекса работали круглосуточно: шла погрузка оборудование, разгрузка руды, манипуляторы роботов и конвейерные ленты грузовых платформ не останавливались ни на секунду. Бернт вспомнил свой первый день, когда он прилетел сюда – размеренное спокойствие жизни в Сегментах тогда поразила его своим контрастом с механической суетливостью, царившей в доках. Уже через десять минут Бернт пребывал в своей каюте. Быстро переодевшись в стандартный комбинезон, он соединился по внутренней связи с Айлин. Та засияла от счасться, едва увидев перед собой голограмму его растрёпанной физиономии, и пригласила к себе.
— Аномалия прекратила свой рост! – восклинула Мэв и бросилась в объятия Бернта, только он появился возле телепортала. – Это случилось совсем недавно, дней шесть тому назад! О, звёзды! Я так рада!
— И я рад, что снова вижу тебя, — улыбнулся Бернт, погладил Айлин по волосам и добавил: — За Вселенную я тоже рад. Спасти её оказалось не так уж и сложно.
Он в двух словах рассказал ей о своём путешествии, потом предложил Мэв включить вычислитель и проверить Персональное Хранилище.
— Это мой подарок тебе! – пояснил он на вопросительно вскинутые брови Айлин. – Ты же, кажется, об этом мечтала? Тебе нужно только присоединить к документам цифровую подпись своего фида.
— Но это же… — растерянно пробормотала она, глядя в вычислитель, — это же Орбитальная Исследовательская Станция! Ничего не понимаю…Это что – шутка?
Бернт довольно усмехнулся.
— Нет, это не шутка. Это действительно то, что ты видишь. Я купил её для тебя!
— Но я…но ты…ты же ведь охранник…
— Я был охранником, — уточнил Бернт. – Мне предложили пост руководителя службы безопасности в одной очень крупной галактической компании. Считай, что это аванс.
Айлин теребила мезинец и задумчиво смотрела в иллюминатор.
— Мне нужно подумать.
— Только не тяни, Мэв. Я пока разберусь с делам: попасть в лапы ВВГИ гораздо проще, чем из них вырваться.
Бернт вернулся к себе, собрал вещи. Ближайший суперкарго отправлялся в Сектор-1 вечером, и нужно было успеть уладить все формальности до его отлёта. Примерно через полтора часа позвонила Айлин. Она уже облачилась в комбинезон, её каюта сохраняла следы поспешных сборов, а на диване покоились две больших сумки.
— Я подумал… — с улыбкой произнесла Мэв и поправила волосы, — что было бы глупо упускать такой шанс! Я подписала документы, и со мной уже связался управляющий транспортной компании. Они хотят, чтобы я выбрала звезду, орбиту и присутствовала при транспортировке и сборке. Даже не знаю, как тебя благодарить…Если честно, я думала, что ты поможешь мне – для одной теперь слишком много хлопот! К тому же… — тут Айлин с силой сжала мизинец, и слегка покраснела, — моей станции нужна будет охрана…И я…хотела предложить тебе лететь вместе…
Бернт изобразил наигранную серьёзность и, подмигнув, произнёс в коммуникатор:
— Я подумаю над вашим предложением!

— Для начала, я хотел бы поблагодарить вас за столь щедрые комиссионные!
— Ха! Алдегиддегидрогеназа! Ты называешь эти жалкие два процента щедрыми комиссионными?!
Бернт чуть не подавился глотком бари, он выпучил глаза и уставился на Винрайна.
— Два процента?! Но это получается, вы провернули сделку на сумму в пятьдесят раз большую! Это же целое состояние! Но как?!
Винрайн погладил усы, отхлебнул немного.
— Видишь ли. Я всегда внимательно отношусь к разного рода байками и историям. За свою долгую жизнь я наслушался их столько, сколько звёзд в нашем рукаве Галактики. Часть подобных небылиц содержат в себе зерно правды, и при умелом обращении из этого зерна можно вырастить неплохой урожай, — торговец покрутил бокал с пенным напитком и продолжил: — Один мой знакомый аналитик из группы Внешних Наблюдений как-то поведал мне странную историю об аномалии, которую обнаружили совсем недавно. И якобы, эта дырка космических масштабов растёт с неприличной для современной физики скоростью. Тогда я отнёсся к его роскозням со здравой долей скепсиса – мало ли что болтают подвыпившие аналитики! Но когда чуть позже про аномалию заговорил и ты – я насторожился…
— Вы сказали, — беспардонно вклинился Бернт, разгорячённый третьей кружкой бари, — что Вселенная скоро склеит ласты. И это хорошо! Я до сих пор не пойму – почему!
Винрайн ухмыльнулся.
— Если не будешь извергать слова как ртутный гейзер на планете Сиит, то скоро услышишь ответ на свой вопрос! Наверное, ты помнишь свою миссию в Секторе-3? Так вот, пока вы с Флейком нежились в кроватях на пути к колонии, я отправил туда экспресс-доставкой двух отличных парней. В колонии они слились с местным населением и принялись усиленно распространять слух о грядущем Конце Света. Главным гвоздём этого номера был ты – всемогущий человек с медальоном на шее, вестник грядущего апокалипсиса!
— Выходит, — Бернт изумлённо уставился на Винрайна, — колонисты напали на нас просто из желания проверить моё могущество?! А если бы…
Винрайн только плечами пожал.
— Я был в тебе уверен, как в самом себе! Такое случается не так часто. Так вот, моим кликушам удалось убедить колонистов в том, что Конец Света близок. А раз так, то наши друзья согласились отдать нам свой товар практически за бесценок – какой смысл драть втридорога, если завтра небесная твердь даст трещину?
Бернт не испытывал больших симпатий к обитателям отсталой колонии, но на душе вдруг заскребли кошки от мысли, что он лично принял участие в этой грандиозной афере.
— Вы обманули их!
Винрайн обиженно засопел.
— Ни капли! В словах моих ребят не нашлось бы и капли лжи! Ну, — он картинно развёл руки, — может быть, они допустили несколько фактических ошибок, где-то приукрасили – колонисты всегда падки до красивых историй. Но сути дела это не меняло!
— Но…но, — выпитый алкоголь мешал Бернту сосредоточиться, — но откуда вы знали, что у меня получится спасти Вселенную?!
— Не знал, — согласился торговец и одним глотком прикончил остатки бари в своём бокале. – Если бы у тебя ничего не вышло – что ж, осталось бы только исповедаться и предаться последним утехам или оплакивать свою судьбу. А так – все остались при своих: Вселенная получила второй шанс, ты – отличные комиссионные, а я – крошечный кусочек пирога.
— Но колонисты…
— Да, да, да… — торговец почесал подбородок. – Немного голографии, немного спецэффектов в небесах над их головами, и Конец Света был мною отменён. По этому случаю в колонии устроили грандиозный праздник, за мой счёт, конечно. Представляешь, во что это обошлось?! Но довольно о делах… — Винрайн грозно повращал глазами и оглядел ряд пустых бокалов. — Тысяча погасших звёзд, где ещё бари?!


rzhevski
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Создатели Мира
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010