Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Финал Первой межзвёздной

Финал Первой межзвёздной


Унылый стальной коридор тянулся и тянулся. Впрочем, капитану Эдварду Кларку смотреть приходилось в основном под ноги: его всё ещё шатало, а со скованными за спиной руками подниматься с пола будет не так-то просто. И очень смешно для пятёрки конвоиров в тихо жужжащих сервоприводами бронескафандрах.
Наконец, они дотопали до нужной двери. «Начальник службы...» – дочитать он не успел, дверь уехала в стену. Русский язык со времён академии изрядно подзабылся, а практики последних нескольких дней было всё ещё недостаточно – допрашивали-то его устно. За дверью обнаружилась достаточно просторная для космической станции приёмная. Бросалась в глаза нарисованная на решётчатом полу жирная красная дуга, делившая помещение на две части. За дугой возвышался стол из стекла и полированной нержавейки, а за столом восседал налысо бритый, смуглый, очень подтянутый лейтенант в уже привычной синей с золотистой отделкой форме. Капитан невольно покосился на собственную серо-зелёную, изрядно изжёванную и провонявшую за время заключения. Да уж, пугало пугалом. Секретарь бросил взгляд на Кларка, поморщился, но тем и ограничился.
Четыре конвоира выстроились вдоль стены с внешней дверью, а пятый, сержант, подтолкнул Кларка к столу. К его удивлению, красная линия оказалась не просто символом: воздух за ней было ощутимо свежее и прохладнее.
Сержант отдал честь и пролаял:
– Задержанный восемнадцать пятьдесят три доставлен!
Лейтенант небрежно кивнул.
– Да, и вовремя. Спасибо, сержант. – Секретарь нажал кнопку, и наручники разжались. Упасть на пол им не дал быстро среагировавший начальник конвоя, отступивший затем к двери. Эдвард с наслаждением растёр затёкшие запястья.
– Капитан Эдвард Кларк?
– Да, это я. Командир «Авроры».
– Командир, значит. Скажите, вы и в самом деле думаете, что это смешно?
Он непонимающе уставился на секретаря.
– А, ладно. Без трёх девять, идёмте.
Охранники так и остались за красной линией, а они с лейтенантом прошли во внутреннюю дверь.
Кабинет тускло освещался редко понатыканными слепяще-белыми светодиодами. Когда глаза немного привыкли, стал виден жуткий хаос, эпицентром которого, без сомнения, служил громадный рабочий стол. Кроме компьютерного терминала стандартной для станции модели, там громоздились какие-то архаичные распечатки, детали разобранного оружия и множество грязных тарелок и кружек. Остальная обстановка выглядела капельку поприличнее, но только капельку. Вдоль правой стены протянулся стеллаж с десятилитровыми пластиковыми баками, пустыми и наполненными водой. Слева высились узкие шкафчики; дверцы у большинства не закрывались – мешали кипы пожелтевшей макулатуры. Все три кресла для посетителей были засыпаны всё той же макулатурой, покрытой как минимум годовалым слоем пыли. В углу валялась куча запчастей от бронескафандра, в основном закопченных и помятых. Тихо тикали вызывающе старомодные настенные часы. И никого.
– Подождите здесь, – секретарь отправился к двустворчатой боковой двери. Кларк с удивлением обнаружил, что она не только негерметичная, но ещё и без сервопривода.
Ровно в девять лейтенант громко забарабанил в дверь, подождал пару секунд и широко распахнул обе створки. За проёмом слабо угадывалась неосвещённая спальня. Секретарь нырнул в темноту, под его ногами что-то отчаянно хрустело. Затем послышался странный скрипящий ритмичный звук, и из спальни выкатилась кровать на колёсиках, оси которых явно нуждались в смазке. И это в кабинете начальника какой-то там службы, хотя даже у заключённых на этой станции койки на антиграве. На кровати громоздилась гора одеял и подушек, под которыми, вероятно, скрывался хозяин кабинета.
Кларк начал медленно закипать. Мало того, что ему до сих пор даже не удосужились объяснить причину ареста, так ещё и следователь не утруждается хотя бы проснуться к допросу.
Секретарь докатил кровать где-то до середины кабинета, пнув по пути пару особо неудачно валявшихся железяк, а затем направился к ряду баков, поманив за собой Кларка.
– Не изображайте статую. Берём эту бутыль...
– Какого хрена?..
Лейтенант, только что стоявший метрах в двух да ещё и лицом к стене, внезапно оказался за эдвардовой спиной. Горячие пальцы впились в шею, начисто перекрыв доступ кислороду, и ни капли не запыхавшийся голос угрожающе прошептал:
– Слушайте, Кларк. Вы тут кто? Подозреваемый. Вот и делайте, что велят. Ясно?
Эдвард умудрился кивнуть. Пальцы тут же разжались.
– Прекрасно. Надеюсь, пять-то кило вы вполне способны поднять. Способны?
– Да, – проскрежетал капитан, хватая воздух измятым горлом.
– Значит, берём, вот так, и теперь аккуратненько выливаем вон туда, в область головы, – лейтенант кивнул в сторону кровати. – Иначе товарищ майор хрен проснётся.
Как ни странно, холодный душ особого эффекта не возымел – нечто под одеялом вздохнуло, немножко повозилось, и только плотнее закуталось.
– Повторим.
Теперь дело пошло лучше, из недр донёсся глухой, недовольный, но определённо женский голос:
– Ну что ещё, Фео?
– Девять утра, товарищ майор, – бодро отрапортовал лейтенант. – Допрос капитана Кларка.
– Чёрт. Опять. Ещё и с этим клоуном возиться. Ну так займись формальностями.
Секретарь отыскал на рабочем столе вполне современный планшет, включил его и принялся надиктовывать ритуальные фразы шапки допросного листа.
– Товарищ майор, нужен ваш отпечаток ладони.
Тишина. Пришлось употребить ещё десять литров.
– Что?
– Ваш отпечаток ладони.
Из-под одеял выпросталась бледная хрупкая рука.
– Подставь планшет, – рука бессильно повисла, так что лейтенанту пришлось изрядно повозиться.
– Да начерта вообще нужен весь этот цирк с «товарищем майором»? – Кларк чувствовал себя неуютно.
– Положено, – секретарь погрозил ему пальцем. – Переходим к существу. Скажите, что вы можете поведать нам о китайском спецназе?
– Ну, он, несомненно, существует. И это всё, пожалуй. Никогда не имел с ним дела.
– Печально, – лейтенант неодобрительно нахмурился.
– Да, очень, очень печально, – из-под одеял высунулась мокрая голова со слипшимися сосульками коротких фиолетовых волос. На правой щеке красовалось огромное багровое пятно, само лицо землистое, измождённое, с синяками под покрасневшими глазами. – Но, надеюсь, пятнадцать лет тюрьмы прочистят вам мозги и отучат от глупых шуток, – она душераздирающе зевнула.
– Погодите. Это же всё какой-то бред. Какие ещё пятнадцать лет? Что за глупые шутки?
– Ну жоп подери. Обычные земные пятнадцать лет, а глупая шутка, повторённая в семнадцатый раз, становится адской гармошкой.
Кларк попытался успокоиться, но получилось не очень.
– Я привёл свою «Аврору» на орбиту Новой Земли три дня назад. После шести внутрикорабельных лет пути, из них четыре – в анабиозе. Первая, чёрт бы всё побрал, экспедиция землян за пределы солнечной системы. И я не виноват, что за те двести лет, пока мы летели, изобрели сверхсветовой двигатель. И вот меня и всю команду арестовывают, не дают даже спуститься на планету, держат в дурацких одиночках на задрипанной орбитальной консервной банке. Какие, к чертям собачьим, шутки? За что хоть эти пятнадцать лет?
– Ох-хо-хох, – майор помассировала уши, но ей это не слишком помогло. – Фео, сооруди мне смесь номер три.
Лейтенант осуждающе покачал головой, но всё же отыскал не слишком грязную чашку, нацедил туда полстакана воды и нашарил в одном из шкафов две яркие баночки. Громкое шипение растворяющихся таблеток сопровождалось сильным ароматом лимонной кислоты, довольно быстро, впрочем, ликвидированным вентиляцией.
– А новую печень вы уже себе присмотрели?
– Полковник обещал, что все медицинские проблемы будут решены за госсчёт. А как ты, надеюсь, уже усвоил, его слову можно верить.
– Да уж, – секретарь кисло улыбнулся и протянул чашку. Чтобы выпить, хозяйке кабинета пришлось выкопаться из одеял и сесть более-менее прямо, и всё равно рука тряслась так, что жидкость едва не перехлёстывала через край. Эдвард тем временем пялился на её пижаму – чёрную с крупными розовыми котятками. Он даже пару раз ущипнул себя, чтобы убедиться, что не спит, больно уж фантасмагорически это всё выглядело.
– Между прочим, инъекция была бы эффективнее, – пробормотал себе под нос лейтенант.
– Ненавижу уколы, – майор поёжилась. – И не так уж и плохи мои дела, – она вернула чашку и повернулась к Кларку. – Ну, рассказывайте.
– Что именно? Я уже пять раз объяснял ситуацию, вам и вашим подчинённым. Вчера вечером даже под какой-то наркотой. – А реакция допрашивающих жутко злила: они просто отмахивались и продолжали упорно чего-то добиваться.
– Можете не заводить свою шарманку, – она поморщилась. – Я и так её практически наизусть знаю. Лучше поговорим о ваших мотивах. Зачем вам потребовалось называться Эдвардом Кларком?
– Как это «зачем»? Такое имя мне дали родители.
– И вдохновлённые этим, вы решили влиться в ряды последователей легендарного американского героя, возглавившего первую, хотя и неудачную экспедицию за пределы Солнечной системы?
– Почему же «неудачную»? Я же здесь. Корабль долетел вполне успешно, и экипаж в порядке, и все десять тысяч колонистов спят в по-прежнему исправных анабиозных камерах. И как я могу влиться в ряды собственных последователей?
– О, то есть вы решили твёрдо отстаивать своё заявление, что вы и есть тот самый Эдвард Кларк? – она устало потёрла переносицу. – Похоже, наша беседа затянется надолго. Фео, тут какая-нибудь жратва ещё осталась?
Лейтенант снова принялся копаться в шкафчике, только теперь в другом.
– Есть бутерброды, – он выудил несколько знакомых Кларку контейнеров: именно в таких выдавался паёк в тюремном блоке.
– Ну хоть что-то. Давай сюда.
Один контейнер она протянула капитану:
– Угощайтесь. И постарайтесь убедить меня в своей правоте. Только учтите, что в этом кабинете вы уже семнадцатый Кларк, капитан «Авроры», – она с жадностью принялась жевать бутерброд.
– То есть как – семнадцатый?
– А вот так, – из-за набитого рта речь хозяйки кабинета стала заметно невнятнее. – Флеш-моб у вас, что ли? Попозже могу организовать вам экскурсию на парковочную орбиту, полюбуетесь на фантастическую коллекцию космического хлама. Даже интересно, как быстро вы сможете опознать свою посудину среди этих аврор в ассортименте.
– Гм. Ну, у меня есть, то есть была, пилотская карточка на моё имя, с фотографией, подписью и печатью. Должна быть где-то у ваших людей.
Лейтенант молча порылся в куче хлама на столе и протянул начальнице запечатанный прозрачный пакет с искомым документом.
– Любопытно, – она посмотрела карточку на просвет. – Качественно сделано. Но это ничего не доказывает: я за полдня смастерю вам такое же удостоверение на имя Бисмарка, с подписью кайзера Вильгельма и печатью канцелярии Второго рейха.
– Хм. Ну, моё лицо можно сравнить с наверняка имеющимися у вас архивными снимками. Я, наверно, не так уж и постарел за активных пару лет полёта.
– А вот не надо выпячивать свой круглый банковский счёт. Я, может, не так и богата, чтобы оплатить хорошую пластическую операцию, – она машинально потёрла красное пятно, – но подкупить меня вам не удастся. Даже и не думайте.
– Я не имел ввиду ничего такого.
– Конечно же не имели, – она саркастически улыбнулась. – Все вы вечно ничего такого не имеете. Оно и понятно, кому захочется лишних десять лет тюрьмы...
– Гм. А как насчёт генетического кода? Отпечатков пальцев? Снимка сетчатки?
– Увы, биометрические данные реального Кларка считаются утерянными. Архивы НАСА печально известны своим хаосом...
– М-дя. Ну даже и не знаю. Свидетельские показания моей команды вы, конечно, не примите...
– Именно. Ясно же, что они – ваши сообщники.
– А как насчёт десяти тысяч колонистов?
– Каких ещё колонистов?
– Тех, что я привёз.
– А-а, вы об этом. Кстати, а какой техпроцесс использовался при их обработке?
– Э-э... Оборудование поставляла фирма «Синтзё крио», японцы... Техпроцесс, хм...
– Двоечник. Вот вечно так, спросишь что-нибудь не из базового набора, сразу вы, Кларки, начинаете теряться. И к тому же у «Синтзё» только главный офис у япошек, а так вьетнамцы вьетнамцами.
– Да на кой хрен мне знать версию техпроцесса! Криокамеры работают, и ладно.
– Гм. В любом случае, вам, наверно, будет интересно, что весь вчерашний день и большую часть ночи мне пришлось потратить на выковыривание долбанного узкоглазого спецназа с вашей посудины. Два чёртова батальона этих, как их там, «Сунь Вынь».
– Вообще-то, «Син Пинь», товарищ майор, – лейтенант сверился с собственными записями.
– К чёрту подробности. Так вот, я чуть ли не на брюхе исползала всю эту посудину, но так и не заметила ни одного колониста в криокамере. Колонистов без криокамеры, впрочем, тоже обнаружено не было.
– То есть как? Может, я не правильно вас понял? – Капитан прикинул так и эдак, перевод вроде однозначный, но совершенно невероятный.
– Ох уж этот чёртов язык, – майор вздохнула и, брезгливо скривившись, повторила по-английски фразу про колонистов. Впрочем, для его уха этот новоанглийский с заметным акцентом звучал не намного понятнее русского.
– А вы меня не разыгрывает? Я же ясно помню, как лично проверял каждую камеру во время разгона по Солнечной системе. И по прибытию сюда, к Новой Земле, телеметрия выдавала зелёный сигнал по каждой, – правда, шлюз в пассажирский трюм заклинило, а дел было и без того куча – за время полёта корабль порядком поизносился. Но «тайное похищение пассажиров межзвёздного рейса» даже звучало просто редкостным бредом.
– Это вы меня тут разыгрываете. Несёте чушь с серьёзным видом. Капитан Кларк, Первая экспедиция номер семнадцать, имей вас тысяча чертей во все дыры... Мы ведь и следы от буксировочных захватов нашли, так что не пытайтесь рассказывать сказки про свои движки, не способные передвигаться быстрее скорости света.
Что за абсурд. Если это всё враньё, то с какой целью?
– Я излагаю факты, как я их помню. Ничего не знаю ни про какой спецназ. Вылетел с Земли, пять человек основной команды, двадцать дополнительной, и десять тысяч колонистов в гибернации. Полёт проходил штатно, своим ходом, на околосветовой. Никаких буксировок, гиперпространственных скачков и прочей фигни.
– Очень печально, что вы ничего не знаете, – сарказм пёр из всех щелей. – А как вы объясните своё опоздание? По графику ваша посудина должна была прибыть сюда больше сорока лет назад.
– Ну... Небольшие колебания в скорости? Корабль всё же экспериментальный.
– Ага, так написано в ваших логах. По мнению моих экспертов, грубо подделанных логах. – Майор устало помассировала лицо. – Ладно, одними пререканиями мы ничего не достигнем. Фео, ну где там эта чернож...
Лейтенант предостерегающе постучал по ведущему запись планшету.
– То есть, этот достойный во всех отношениях консул Североамериканского Альянса? Кстати, он по-прежнему «достойный»? Ничего нарыть не удалось?
– Не удалось. Объект уже на подходе.
– Прекрасно. Пора заканчивать цирк.
Как есть, в мокрой пижаме, она перебралась в своё официальное кресло и возложила босые ноги на наскоро расчищенный участок столешницы. Секретарь тем временем откатил кровать обратно в спальню, захлопнул створки двери и встал рядом со столом по стойке «смирно».

Консул оказался наитипичнейшим афроамериканцем, облачённым почему-то в длинную, до пола, чёрно-коричневую мантию с белым шарфом явно церемониального назначения. Хозяйка кабинета приветливо помахала ему рукой.
– О, доктор Эллсворт, как мило, что вы нашли время заглянуть к нам!
– Майор Рурман, лейтенант Юрченко, моё почтение, – консул вежливо кивнул. – А вы – капитан Кларк, верно?
– Да. Рад вас видеть, консул, – они обменялись рукопожатием.
– Майор, это который из них?
– Новенький. Эдвард Семнадцатый Упорный. Или даже Упёртый-Как-Баран.
– А-а. Не дрейфте, капитан, я вытащу вас из лап местной СБ.
– О, вот так просто возьмёте – и вытащите? – майор состроила удивлённую гримаску. – Документы-то на экстрадицию вы хоть подготовили?
– Конечно. Мой персонал уже навострился их штамповать, – консул с улыбкой передал секретарю карту памяти. – Надеюсь, с вашей стороны не будет всяких глупых бюрократических препон?
Майор задумчиво сложила пальцы «домиком».
– Я, признаться, так и не въехала во всю эту кларкочехарду. Может, господин консул, вы будете так любезны и просветите меня?
– К сожалению, моя любезность сильно ограничена служебной инструкцией. Но я имею право сообщить, что этот Кларк – последний, и... – он заговорщицки подмигнул, – настоящий!
– То есть как? – О, это упоительное выражение полного охреневания на лице майора! Правда, продержалось оно не долго.
– А вот так. Мы отыскали пропавшую экспедицию. К сожалению, они напоролись на блуждающую комету, и от корабля со всем содержимым мало что осталось... Но криокамеры капитана и команды уцелели.
– Ну а китайский спецназ?
– Официально я ничего не знаю ни о каком спецназе, – консул двусмысленно ухмыльнулся.
Майор поняла намёк и отключила запись.
– А неофициально – это подарок вам лично. Вы же любите такие вещи. Перестрелки там, погони... К тому же, это неплохое обоснование для госмедпомощи. А к общей смете операции прибавка вышла совсем незначительная, благо в Нью-Йорке нищих китайцев много...
– Какая жалость, что я не могу посадить вас. Лет на десять.
– Такова жизнь, госпожа майор, – консул издевательски поклонился. – Так что вы намерены делать с доблестным капитаном?
– Помурыжу ещё немножко и вам отдам, наверно. Толку с него ноль. Всё, на сегодня – всё... – она скрестила руки за головой и закрыла глаза. – Фео, проводи наших... гостей. Капитана пока в камеру, если ты не понял...

Криптон
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Финал Первой межзвёздной
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010