Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Нарушитель

Нарушитель


Генератор гиперпространственного поля был изобретен на Земле не так давно. Если не вдаваться в технические тонкости, основной его примечательной особенностью было то, что создавать гиперполе он соглашался только тогда, когда в его жилах тек чистый спирт. А если учесть, что ведущим разработчиком проекта был шотландский ученый Джозеф МакНейл, неудивительно, что к генератору тут же прилипла кличка «Пьяный Джо». Так уж случилось, что именно спирт открыл людям дорогу к звездам.

Корабль дальней разведки «Академик Кегельбан» вышел в обычное пространство. Не просто вышел, его вышвырнула сработавшая автоматическая защита генератора гиперпространственного поля.
На центральном пульте мигала здоровенная красная лампа, динамик рубки управления вещал мрачным железным голосом:
— Генератор поля поврежден! Герметичность спиртового контура нарушена. Корабль аварийно переведен в режим свободного полета. Автоматический ремонт невозможен.
— Михалыч, я тебе говорил, что Пьяному Джо нужна профилактика! Теперь пешком домой пойдем, подумаешь, два-три десятка световых лет! – возмущался второй пилот, пытаясь отключить мерзко голосящую сигнализацию.
— Не ори, Леха. Щас Сеня все починит, – лениво развалившись в кресле сказал капитан, — зря мы, что ли, эти золотые руки с собой везде таскаем. Компьютер, связь с каютой инженера-механика!
— Связь установлена.
На экране появилось небритое, невыспавшееся лицо, всем своим видом выражавшее крайнюю степень недовольства.
Поскольку генератор поля был штукой весьма сложной, а успех экспедиции зависел именно от него, к каждому Пьяному Джо прилагался специально обученный инженер-механик. В его обязанности входило поддержание генератора в более-менее работоспособном состоянии и выполнение всех его капризов. Еще он должен был наблюдать за тем, чтобы Джо доставалась большая часть спирта, имеющегося на корабле. Недовольное лицо на экране принадлежало именно такому человеку, Арсению Коваленко.
— Михалыч, имей совесть, — пробормотало лицо, — как тебе не стыдно будить живого человека!
— Арсений, прекращай подушку плющить, — весело сказал капитан, — У нас нештатная ситуация. Пьяный Джо истекает спиртом, а второй пилот бьется в истерике, домой хочет. Ты разберись с железякой, Леху я беру на себя. У нас как раз партия в нарды не закончена.
— Чтоб у тебя на кубиках всегда два-один выпадало, — мрачно изрекло лицо и отключилось.
— Отлично, одну проблему решили. Что у нас осталось? – повернувшись вместе с креслом, капитан угрожающе вытянул указательный палец в сторону мечущегося по рубке второго пилота, — Остался рехнувшийся второй пилот, — замогильным голосом сказал он.
При знакомстве с капитаном «Академика Кегельбана» Дмитрием Михайловичем Енотовым у людей с первого взгляда создавалось впечатление, что он был отъявленным разгильдяем. Впрочем, со второго взгляда это впечатление только усиливалось. Именно за это неистребимое разгильдяйство его несколько раз пытались выгнать из Космофлота, но несколько весьма успешных боевых операций в послужном списке и вовремя налитый кому надо коньяк мешали это сделать. Однако из боевых частей ему уйти все же пришлось. Как только на корабль дальней разведки потребовался опытный капитан, уставшее от Енотова начальство долго не размышляло – лучшего способа избавиться от этой занозы могло и не представиться.
— Давай-ка, Алексей, заканчивай панику, доигрываем партию. Или сдаешься?
— Михалыч, ты в своем уме? Мы на краю гибели! Какая партия?
— Партия в нарды. Я выигрываю, и подозреваю, что весь этот бардак ты устроил специально, чтобы уйти от позорного поражения. Не позволю, тем более мой ход.
Он бросил кубики и повернулся к навигатору.
— Кстати, Крис, неплохо бы определиться с нашим местонахождением.
Выпускник Военно-Космической Академии США Кристофер Трэш был астронавигатором «Академика Кегельбана». С детства он мечтал о полетах к звездам, и когда узнал, что на корабль дальней разведки требуется навигатор, одним из первых написал рапорт с просьбой о переводе. Его личное дело, в числе прочих, попало на стол капитана Енотова. «Трэш! Это именно то, чего мне всегда не хватает в космосе. А этот еще и навигатор!» — восхищенно сказал капитан, и Кристофер Трэш был немедленно зачислен в экипаж.
— Рыба! — воскликнул американец.
— Крис, рыба — термин из русской народной игры домино. А мы играем в нарды. Ты вообще, кроме бейсбола, в каких-нибудь играх разбираешься?
— Да нет, — замотал головой навигатор, — я насчет нашего положения. Мы в рыбе!
— По самые уши, — задумчиво кивнул Енотов, — Только не в рыбе, а в ж... В заднице. Когда ты уже правильно ругаться научишься?
— Я имею в виду звезду, — поморщился Крис, — Фомальгаут, Альфа созвездия Рыбов.
— Не Рыбов, а Рыб, — механически поправил навигатора капитан, — Компьютер, информацию о населенных планетах в системе звезды Фомальгаут.
— Результат поиска положительный, найдена одна планета земного типа, населенная высокоразвитой жизненной формой, — мгновенно отозвался компьютер, — местное название Летящая В Лучах Солнца. Цивилизация вышла в космос, образованы колонии-поселения на соседних планетах системы. Была обнаружена пять лет назад земным исследовательским кораблем, торговые и политические отношения с Земным Содружеством находятся в стадии переговоров. Основной язык населения Летящей В Лучах Солнца в мобильном переводчике членов экипажа присутствует.
— Достаточно. Даже более чем. Видишь, Леха, и не стоило так разоряться. Даже если Сеня не справится, у нас тут полно друзей.
Капитан посмотрел на кубики. Выпало два-один.
— Крис, рассчитай-ка курс на эту Летящую, на всякий случай.

В генераторной извергался маленький спиртовой гейзер. Облачившись в защитный костюм, Арсений Коваленко уверенно шагнул навстречу стихии. В ноздри ударил пьянящий аромат неразбавленного спирта. «Противогаз! Какого?..» Думать было некогда, прошлепав по спиртовому озеру к поврежденной трубе, инженер-механик начал героически устранять пробоину. «Держись, Джо, держись Сеня... Что мы, спирта не нюхали? Дышать через раз...»

— Сеня, зачем же ты без противогаза туда полез?! – ахнул второй пилот, когда в рубку ввалился совершенно невменяемый механик.
— Мммннеэээ... Че? Я ж ннууууу... Ввво! – Сеня протянул второму пилоту противогаз.
— Так в нем фильтров нет! — второй пилот пристально посмотрел на Енотова.
— Михалыч, ты ведь три прыжка назад проверял противогазы, я еще удивился, зачем тебе это надо, — с подозрением сказал Алексей. Все молча уставились на капитана. Пауза затягивалась.
— Да? – не выдержал Енотов, — А кто потерял две белые фишки и кричал: «ты капитан, ты и придумывай чем теперь играть!»? Вместо фишек теперь фильтры. Из Сениного противогаза. Кто ж мог подумать, что Пьяный Джо нам такую свинью подложит? О, я придумал! Давайте его накажем! Поставим вместо Джо нашего механика, все равно у них теперь примерно одинаковое содержание спирта в организме.
Экипаж укоризненно молчал. Капитан, ходивший по рубке кругами во время своей оправдательной речи, остановился и тяжело вздохнул.
— Ну виноват, признаю, — устало сказал он, — давайте вернем Сене фильтры и сдохнем от скуки. Кстати, Сеня, ты дырку успел заткнуть?
Механик наполовину кивнул. Наполовину, потому что вниз его голова опустилась, а вот вернуться в прежнее положение уже не смогла. Пары спирта сделали свое черное дело, и будить Сеню в ближайшие несколько часов было бесполезно.
— Крис, что с курсом? Сколько нам до Летящей на маршевых двигателях?
— Пятнадцать часов, примерно.
— Тогда относим бесчувственное тело механика спать, и берем курс на Летящую. Утечку-то Сеня ликвидировал, а вот сказать нам, можно ли теперь прыгать, он сможет нескоро. Нанесем пока визит вежливости братьям по разуму.

Корабли дальней разведки были предназначены для предварительного знакомства со звездными системами. Задача простая – выпрыгнул, провел дистанционное исследование планет системы, занес данные в каталог. Прыгнул к следующей звезде. Никаких высадок на планеты и контактов с инопланетянами. По возвращению разведчиков добытые данные анализировались, и если какая-либо планета представляла интерес для Земного содружества, то на нее отправлялась специальная исследовательская экспедиция с кучей всяческих специалистов, оборудования и тяжелой техники. Или дипломатов, если планета была обитаема.
«Академик Кегельбан», как и любой другой корабль своего класса, имел в своем распоряжении одного Пьяного Джо, одну плазменную пушку, три планетарных шаттла для непредвиденных высадок на планеты, и пять человек экипажа. Капитан, второй пилот, астронавигатор, инженер-механик, доктор. Немного, но даже им большую часть времени заняться было абсолютно нечем. Кораблем успешно управляла автоматика.

Шел восьмой час долгого и скучного путешествия к Летящей В Лучах Солнца.
— ПИСК, — сказал радар.
— О, гости пожаловали, — обрадовался капитан, — чуют, что у нас спирта полная генераторная. Леха, просканируй-ка товарища, кого это к нам несет.
Второй пилот включил сканеры, телескоп, систему радиоперехвата, детектор органики, короче – все, что можно было включить. На экране появился маленький корабль, слегка вращающийся вокруг своей оси.
— Прогулочная яхта. Изрядно помятая, двигатели отключены, вооружение отсутствует, на борту есть одно живое существо, — он пощелкал еще какими-то тумблерами, — Атмосфера внутри корабля почти идентична земной. Никакой активности систем корабля не наблюдается, яхта неуправляема.
Второй пилот повернулся к капитану, вид у него был встревоженный.
— Капитан, кто бы это ни был, он явно терпит бедствие.
— Человек за бортом! Леха, бери шаттл, вылетай на перехват. Местное МЧС видимо в отпуске, спасать придется нам.
Второй пилот, лейтенант Алексей Громов, бросился в ангар, к шаттлам.
— Кто ж тебя так, несчастный, — негромко сказал Енотов, — Держись, помощь идет.
Он взял с доски кубики, потряс в кулаке и бросил обратно. На кубиках опять выпало два-один.

Взяв один из двух шаттлов, лейтенант Громов отстыковался от «Академика Кегельбана». Захват яхты был делом техники, Алексей беспокоился только о том, чтобы успеть дотащить инопланетного страдальца живым. «Как удачно мы потеряли третий шаттл, — подумал лейтенант, — куда бы я сейчас эту яхту запихивал?..». Спешка все же дала о себе знать, и при стыковке лейтенант хорошенько приложил яхтой дальнюю переборку посадочной площадки.

Отзвук удара яхты об стену ангара дошел по железным переборкам корабля до каюты мирно спящего инженера-механика. Сеня во сне почувствовал, что серая в яблоках лошадь изо всех сил двинула ему копытом по голове. «Чтоб вас всех подняло и опустило!» — застонал механик. Сон было уже не вернуть, жуткое спиртовое похмелье встало перед Арсением в полный рост.

— Леха, что там у тебя?
— Пилот жив, издает нечленораздельные звуки, вся приборная панель залита вязкой жидкостью. Похоже, ранение тяжелое, нужен врач. Немного похож на нас, но это не человек. Мне одному его не вытащить, он совсем плох.
— Я слышу, он что-то говорит. Леха, у тебя переводчик, переводи давай!
— Говорит, оставьте меня в покое, дайте спокойно умереть.
— Не дождется. У нас еще никто спокойно не умирал. Наш доктор не позволит. Ему деньги за это платят. Сейчас я тебе его пришлю.
Капитан переключил коммуникатор на медицинский отсек.
— Док, мы тут тебе пациента подобрали. Ангар шаттлов, чужая яхта, самовывоз. С ним Леха, но он один не справится. Клиенту совсем плохо, предполагаем большую потерю крови. Или что там у них, алиенов, тебе видней.
— Вечно ты, Михалыч, подсовываешь мне всякую гадость, — хмыкнул доктор, — хорошо хоть редко.
— Не возмущайся, спасай иди брата по разуму. Привезем домой живого-здорового, может нам премию какую выпишут.

«Пить. Воды мне. Или яду. Сейчас встану и напьюсь». Он медленно сел на кровати. Опустил ноги на пол. Попытался встать. Каюта угрожающе качнулась, чуть не зацепив Сеню столом. Голова закружилась, кровать притянула механика обратно. «И черт с ним, не очень то и хотелось. Полежу я лучше, мне лежать нравится».

Енотов вошел в медотсек.
— Как тут наш больной? Уже идет на поправку? – преувеличенно бодро спросил он.
Доктор ходил по отсеку и гремел пробирками, пузырьками и какими-то инструментами, больше всего похожими на орудия пыток.
— У меня очень мало данных о физиологии местных жителей, Михалыч. Я сделаю, что смогу, но при одном условии.
— Док, для тебя все, что угодно! – торжественно изрек капитан.
— Отлично. Мне нужно, чтобы вы с Лехой убрались отсюда, и не мешали мне работать. Если будут новости, я вам сообщу.

— ПИСК, — сказал радар, — ПИСК, ПИСК, ПИСК.
— Ты глянь, мы сегодня на редкость популярны в этой части космоса, — удивленно поднял брови капитан, — на этот раз целая делегация.
— Четыре корабля, оружие приведено в боевую готовность, идут курсом атаки! – выдохнул второй пилот, — Михалыч, они собираются в нас стрелять!
— Чужие корабли выходят на связь, фиксирую вызов на стандартной частоте, — перебил лейтенанта Трэш, — капитан, отвечаем?
— Ну разумеется, и даже включим переводчик и видеоэкран, мы же должны знать, кто и за что нас собирается развеять по вакууму. Подожди, сейчас только сяду в кресло и сделаю умное лицо.
— Земной корабль, вас вызывает патрульная группа планеты Летящая В Лучах Солнца.
— На связи корабль дальней разведки Земного Содружества «Академик Кегельбан». Чем обязаны такому вниманию?
— У вас на борту находится гражданин нашей планеты. Мы требуем его выдачи.
— Он тяжело ранен, наши медики оказывают ему помощь. Учитывая состояние его корабля, а так же его самого я не могу быть уверен в ваших добрых намерениях. Согласно межзвездному кодексу этот гражданин считается терпящим бедствие и находится под моей защитой. Предлагаю дождаться, когда он придет в себя, и спросить, согласен ли он идти с вами. До этого момента я вынужден вам отказать.
Инопланетянин на экране задумался. Второй пилот схватился за голову, стараясь не попадать в объектив видеосвязи.
— Я даю вам три минуты, «Академик Кегельбан». Мы ничего не имеем против вас, и не станем стрелять. Но процедура выдачи гражданина Аокса не обсуждается, если понадобится, мы возьмем его у вас силой.
Экран погас.
— Михалыч, ты... ты... смерти нашей хочешь?! – с ужасом спросил второй пилот.
— Я всего лишь соблюдаю кодекс чести, — совершенно серьезно сказал Енотов, — шансов у нас, конечно, нет, и ханурика своего они отобьют. Но никто не посмеет сказать, что земляне спасовали перед превосходящими силами противника и подняли лапки по первому требованию. По закону космоса этот гражданин Аокс находится на территории Земного Содружества. И мы будем его защищать, несмотря на дурацкое имя. Надо же, Аокс. Интересно, что он им плохого сделал?
Капитан встал с кресла и уверенным шагом пошел к двери.
— Ну что встали столбами? Через три минуты они пойдут на абордаж. Давайте же достойно встретим представителей дружественной цивилизации. Оружия не брать, раз они сказали, что стрелять не будут, то и мы не станем устраивать перестрелку. Приказываю бить больно, но не до смерти.

«Нет, ну что за люди! Я за них в залитую спиртом генераторную без противогаза, а они даже тихо посидеть часок не могут». Из коридора доносились крики, грохот ударов чем-то тяжелым по железным переборкам корабля. Каждый удар напоминал Сене, что серая в яблоках лошадка все еще где-то здесь.

Доблестная команда капитана Енотова располагалась на полу медотсека. Чужие стояли в дверях. Один из них сделал шаг к виновнику торжества.
— Его нельзя транспортировать! – храбро возмутился доктор, — Его жизнь в опасности! Весь пульт его корабля залит кровью, пациенту необходима срочная медицинская помощь!
Он сделал несколько шагов навстречу инопланетянам. Страшно, конечно, но долг превыше всего. Клятвы Гиппократа просто так не дают.
— Вы не понимаете, земляне, — бесстрастно заявил инопланетянин, — тот, кого вы защищаете – опасный нарушитель, по его вине чуть не погибли наши товарищи. При старте с орбитального комплекса он протаранил два транспортника и скрылся. Его жизни ничего не угрожает, кроме похмельного синдрома. На пульте не кровь, это рвотные массы.
Он обвел взглядом изрядно потрепанный экипаж «Академика Кегельбана».
— У меня нет к вам претензий, земляне. Я приветствую ваше стремление помочь ближнему, но вы исходили из неверных предпосылок, и я понимаю это.
Никого из землян это, несомненно, обнадеживающее заявление не вдохновило. Они мрачно смотрели на пришельцев.
— Моим людям давно нужна была разминка, — продолжил чужой, — наши нарушители уже давно сдаются без сопротивления. В благодарность за предоставленную возможность боевой тренировки в реальных условиях я не стану арестовывать ваш корабль, несмотря на то, что он насквозь провонял спиртом. Надеюсь, вы устраните этот недостаток, если соберетесь посетить Летящую В Лучах Солнца.
Чужой прошел к койке, на которой съежился беглец.
— Гражданин Аокс, вы обвиняетесь в нарушении следующих правил безопасности полетов планеты Летящая В Лучах Солнца: управление межпланетным транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, создание аварийной ситуации в околопланетном пространстве, побег с места космо-транспортного происшествия. Властью, данной мне Советом Планеты, я приговариваю вас к штрафу в 10000 кредитов, лишению права управления внеатмосферными транспортными средствами на срок полтора стандартных года, и 15-ти стандартным суткам общественно полезных работ. Приговор зачитал старший инспектор Орбитальной Инспекции Безопасности Космического Движения. Пройдемте, гражданин, составим протокол.
Старший инспектор взял нарушителя за плечо и повел к выходу. Остальные семеро инопланетян потянулись за ними, двое основательно прихрамывали, один придерживал сломанную руку. Счастливым не выглядел никто.
— Инспектор, может, договоримся?.. – залепетал гражданин Аокс.
— Попытка дачи взятки Старшему Инспектору при исполнении служебных...
Дверь за инопланетянами закрылась, оставляя экипаж «Академика Кегельбана» в гордом одиночестве. Говорить никому не хотелось. Первым молчание нарушил капитан.
— Вы как хотите, а мне со здешним ГАИ общаться категорически не понравилось, — сказал он, потрогав языком качающийся передний зуб.
— Спецназовцы хреновы, — потер опухающую скулу лейтенант, — но мы им тоже неплохо врезали. Если бы у них не было численного преимущества...

«Слишком тихо. В нарды режутся. Моими фильтрами». К Сене медленно возвращалась способность самостоятельно передвигаться. «Пойду к доку, он мне даст вкусную пилюлю и воды. А потом скажу этим негодяям все, что о них думаю. И фильтры заберу». Сеня встал с койки и поплелся к доктору.
— О, — сказал Сеня открыв дверь медотсека, — да вы все тут, мерзавцы. А чего все в синяках и на полу? Таблетку не поделили?
Он прошел внутрь и осторожно присел на койку.
— Михалыч, нет все-таки в тебе чуткости. Устроил незнамо чего. Грохот, крик... Знаешь ведь, человеку плохо, похмелье.
— Похмелье, говоришь, — капитан кряхтя поднялся с пола, потер поясницу и сел на койку рядом с механиком, — Только что от нас гость ушел, вот у него похмелье, какое тебе и не снилось. Пропустил ты, Сеня, все самое интересное. Леха, свяжись с этой Орбитальной Инспекцией, пусть пришлют нам свои правила безопасности полетов. Учить будем. Да и помещение надо проветрить, вдруг еще кто в гости зайдет.
Pirx
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Нарушитель
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010