Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Князь Тьмы

Князь Тьмы


Глава 1. Захар


— Может, теперь ты мне скажешь, зачем мы на лодке шли вниз по реке аж до самой столицы? Если тебе нужен был город, мы могли бы остаться и в Междуреченске.
— Междуреченск город маленький. А в столице нас точно искать не будут.
— Нас? Вообще-то, жрецы ищут тебя, а не меня. Ты же у нас демон из Мира Тьмы!
— А ты мой носитель. Одержимый. Думаешь, жрецы станут разбираться? К тому же, ты уже слишком много знаешь, и потому представляешь угрозу для этого мира. Никто не станет тебя отпускать. Свяжут, обвешают своими амулетами и оберегами, живьём засунут в железный гроб и подвесят на цепях над пропастью. Вместе со мной. Как тебе такая перспектива?
Мы шли по припортовой улице. Я и демон, сидящий где-то внутри меня. Никто из прохожих не мог случайно подслушать наш разговор, беседа происходила только у меня в голове. Я лишь проговаривал про себя то, что хотел сказать, а Дэвид мне так же отвечал.
— Скажи спасибо, что я продумал наш отход заранее. Официально ты умер, твоё тело растерзала нежить. По крайней мере, так думают все, кто тебя знал.
— И мои родители в том числе. Они сейчас, наверное, убиты горем.
— Мне жаль, но тут уж ничего не поделаешь. Когда всё закончится, ты без труда сможешь их найти и всё им объяснить. А пока тебе лучше числиться среди мёртвых, чем среди живых. Уж на что эти жрецы узколобы, но останься мы в Озёрном, инквизиторы тебя бы быстро вычислили. И тогда бы ты точно пропал.
— Не инквизиторы, а демоноборцы.
— Да какая разница? Суть всё равно та же.
— А откуда мне знать, может ты всё врёшь? Говорят, демоны всегда лгут.
— Кто говорит? Твой сельский священнослужитель, отец Серафим? Что ещё он сказал? Что жрецы никогда не лгут и говорят всегда только правду?
Я промолчал. Демон был прав. В том, что покойный отец Серафим лгал нам, я смог убедиться лично.
— Забудь ты уже эти детские сказки! Нет никаких миров Тьмы и Света, где обитают ангелы и демоны, и куда отправляются души умерших людей. Ты ж сам, своими глазами всё видел тогда, на погосте. Или уже забыл?
Нет, я ничего не забыл. Наоборот, я очень хорошо помнил тот день, когда впервые увидел духов. Оказалось, души умерших вовсе не отправляются в мир иной, как нас учили. Они остаются здесь, вне зависимости от деяний, совершённых при жизни. И жрецы прекрасно знали об этом, потому что могли их видеть и слышать. Но хуже всего не ложь и лицемерие жрецов, а то, что они сознательно подпитывали нашими душами своего божка, Святого Ярилу.
Я понял, что все мои представления о мире оказались ложью. Осознание этого факта что-то изменило во мне навсегда. Именно тогда я окончательно решился на сделку с демоном.
— И твоё Новоземье, Захар, уж извини, никакой не центр мироздания, а всего лишь заурядный мирок, всего каких-то триста лет назад заселённый людьми из соседнего мира.
— А как же Великий Маяк? Разве ему не тысяча лет?
Я посмотрел в сторону Южной гряды, что виднелась за Голубой рекой. Отсюда Великий Маяк не был виден, но я точно знал, что он должен быть где-то там.
— Возможно, что и так. Я пока не видел его вблизи. Но сильно подозреваю, что Великий Маяк был построен задолго до появления твоего народа на этой земле.
— Ты сказал, что мой народ прибыл сюда из соседнего мира. Получается, что из твоего?
— Нет-нет, из другого. Мой мир тоже соседний, но там преобладают совершенно иные язык и культура. К счастью, ваш язык очень похож на один из языков моего мира, который мне известен. Поэтому мы друг друга понимаем.
В том, что наш язык для него не был родным, я поверил сразу. Дэвид говорил весьма своеобразно. Он «проглатывал» букву «р» в словах, да и сами слова порой выговаривал как-то чудн?. Хотя, надо признать, с каждым днём его речь становилась всё чище.
— Ты так и не рассказал мне о своём мире. Какой он?
— Другой. Давай, я как-нибудь потом тебе о нём расскажу, хорошо? Сейчас у нас нет времени на воспоминания. Для начала тебе нужно найти свободную комнату и купить приличную одежду. Благо, с деньгами у нас проблем нет. Ах да, и не мешало бы помыться с дороги. А то вон, от тебя уже прохожие шарахаются.
— А что потом?
— А потом будем делать из тебя князя. У нас же с тобой Договор, не забыл? Ты предоставляешь мне своё тело, а я делаю из тебя князя.
— Мне всё время было любопытно, как же ты собираешься сделать меня Князем Света? Вряд ли князь Владимир добровольно вручит мне свою корону и уступит место на престоле.
Демон расхохотался.
— А кто сказал, что ты будешь Князем Света? Нет, Захар, мы с тобой пойдём другим путём! Будем делать из тебя Князя Тьмы!



Карта Мироградского Княжества



Глава 2. Дмитрий


Начиная с сегодняшнего дня и всю последующую седмицу в Мирограде будет проходить ежегодная торговая ярмарка. Ремесленники, добытчики и крестьяне со всех концов Великого Княжества привезли свой товар на продажу.
В период проведения ярмарки цены на товары и так ниже обычных, но если поторговаться, можно ещё немного сбить цену. Всё-таки провинциальным торговцам хочется поскорее распродать весь товар, завершить свои дела и вернуться домой с прибылью, а не торчать здесь целую седмицу. Потому именно сейчас спекулянты, торгуясь за каждую копейку, скупают у провинциалов товар по дешёвке и прячут на склады, ремесленники стараются оптово закупиться сырьём, а остальные горожане запасаются продуктами длительного хранения.
Множество незнакомых людей собралось на относительно небольшом пространстве рыночной площади, в суете и толкотне.
Как раз то, что мне нужно. Идеальное место для работы.
Примечаю богато одетого мужчину средних лет с окладистой бородой, стоящего у прилавка. По виду – торговец или преуспевающий ремесленник. Подхожу сзади, слева от него, делая вид, что рассматриваю товар. Мужчина просит продавца показать ему ткань, берёт рулон обеими руками и начинает разворачивать. Из-под его плаща показался кошель с деньгами.
Острый кинжал уже у меня в руке. Поворачиваясь через правое плечо, делаю вид, что случайно задеваю мужчину левым, в то время как левая рука придерживает его кошель снизу. Быстрое движение правой… готово, кошель у меня в руках! Прячу его под плащ и как можно скорее ретируюсь с этого места. Где-то через минуту позади доносятся крики – мужчина обнаружил пропажу. Но меня уже и след простыл.
Это третий за сегодня. Охота обещает быть удачной. Ну, по крайней мере для меня.
Потолкался какое-то время в толпе и увидел ещё одну потенциальную жертву. Парень примерно моего возраста. Гладкое, чисто выбритое лицо, светлые волосы до плеч, одет очень броско, в красном плаще. Ходит между торговыми рядами и глазеет по сторонам. По виду – праздно шатающийся сынок какого-то торговца или придворного вельможи. Следую за ним. Внезапно парень остановился. Покрутил головой, а затем подошёл к ближайшему прилавку, где была выставлена хозяйственная утварь: горшки, ухваты, мётлы, ложки... С чего бы такого оболтуса вдруг заинтересовал подобный товар? Впрочем, какая мне разница! Подхожу к нему сзади. Ну надо же, объёмистый кошель висит с правой стороны, даже не прикрытый плащом! А этот оболтус крутит и разглядывает какой-то невзрачный горшок! Святой Ярила, да неужели на свете ещё бывают такие недотёпы?!
Встал рядом, едва прислонившись к этому растяпе, придерживаю кошель и аккуратно срезаю его. Парень, конечно же, ничего не заметил.
И правда растяпа.
Решаю, что на сегодня пора заканчивать, а то примелькаюсь ещё. Ухожу с рыночной площади и сворачиваю в тихий переулок между домами. Оглянувшись по сторонам, достаю свой улов.
Неплохо-неплохо. Пожалуй, этого хватит, чтобы заплатить хозяину за комнату на два месяца вперёд, и ещё хватит на то, чтобы целый месяц кутить по кабакам, ни в чём себе не отказывая. Погоди-ка, а это ещё что?
В кошеле, который я срезал последним, обнаружился кристалл. Грубо отшлифованный, без оправы. Такие обычно скупают у добытчиков священнослужители, молятся на них, а потом продают прихожанам в качестве средства от болезней. Прихожане прикладывают их к больным местам, и им становится лучше. Говорят, такие кристаллы даже раны могут залечивать, но я в это не очень-то верю, а экспериментировать не хочется. Интересно, зачем кому-то таскать один такой с собой в кошельке?
Внезапно кристалл в руке вспыхивает зловещим красным светом. Моё тело слабеет, я падаю и проваливаюсь в темноту.

Первое, что я почувствовал, когда пришёл в себя – так это вонь. А также затхлость и сырость. Открываю глаза и вижу грязный потолок, подсвеченный неровным светом коптящих факелов. Похоже, я лежу на холодном каменном полу где-то в подземелье под городом, и судя по мерзкому запаху, недалеко проходит сток канализации.
— Наконец-то! Добро пожаловать в мою тайную обитель!
В полумраке замечаю человека, сидящего у стола. Лица не видно, факелы едва освещают помещение. На столе разложены какие-то предметы, но что именно, понять не могу, так как лежу на холодном каменном полу. Пытаюсь встать, и понимаю, что руки и ноги прикованы цепями к железным кольцам, вмурованным в пол. Очень холодно. Я полностью раздет, а моя одежда и вещи сложены на табурете справа.
Похоже, я попался. Но помещение совсем не похоже на темницу городской стражи, да и действуют они по-другому. Что-то тут не так.
— Кто ты такой? Зачем ты меня похитил?
Сидящий человек засмеялся. Встал, и медленным шагом направился ко мне. Под сводами подземелья его шаги отдавались гулким эхом. Вышел на свет, и только теперь я узнал его: тот самый богатенький недотёпа-оболтус, которого я обокрал последним. Он даже одет был в тот же красный плащ, только теперь на голове у него появилась диадема, которые обычно носят высшие придворные Князя и священнослужители. В руке у него появился нож.
Парень улыбался, и эта улыбка не предвещала ничего хорошего.
Внутри меня всё похолодело. Ходили слухи, что кристаллы можно было заговаривать не только на лечение. Что некоторые священнослужители тайно заговаривают кристаллы на причинение вреда и продают их торговцам или тем, кто желает кому-то отомстить. Например, таким вот толстосумам, желающим поквитаться с ворами вроде меня.
Паника и безысходность овладели мной.
— Отпусти меня! Я ведь не хотел ничего плохого! Можешь забрать всё, что у меня есть, только отпусти!
Снова смех.
— Бесполезно. Я уже пытался.
Поворачиваю голову налево и замечаю ещё одного человека в таком же, как и я, положении. Мой собрат по несчастью, судя по всему, давно в сознании. Даже в тусклом свете факелов было видно его бледное лицо. Этого я тоже узнал: Игорь, такой же вор, как и я. Одно время мы пробовали работать в паре, но потом наши пути надолго разошлись. Должно быть, он попался на ту же удочку с заговорённым кристаллом в кошельке.
— Джентльмены! – обратился к нам похититель, — То, что я вам сейчас скажу, очень и очень важно. Я бы даже сказал, дело жизни и смерти! Поэтому попрошу слушать меня предельно внимательно и не перебивать.
Похититель начал медленно прохаживаться взад-вперёд, при этом сопровождая свою речь жестикуляцией и поигрывая ножом.
— Для начала, позвольте представиться: меня зовут Захар. И я хочу сделать вам одно предложение, от которого вы просто не сможете отказаться.
Человек, назвавшийся Захаром, имел странный говор, иногда неправильно ставил ударения, иногда использовал речевые обороты и слова, смысл которых был неясен. К примеру, кто такие «джентльмены», и почему он нас так назвал?
— Мне прекрасно известно, джентльмены, что вы воры. Но я вас не осуждаю: каждый зарабатывает на хлеб так, как может. Напротив, именно сейчас мне понадобились люди ваших способностей. Зачем – объясню позже. Всё, что вам сейчас нужно знать — я хочу сделать вас своими помощниками по особым поручениям. За это вы получите от меня по особенному подарку...
Захар взял со стола один из предметов, и вернулся обратно, держа его в руке. Предмет напоминал короткую палку с железным навершием, раздвоенным на конце.
— Это – магический жезл. Я называю его «Жезл Оглушения». Вырабатывает электрический ток, подаваемый на разрядник. При кратковременном соприкосновении с телом человека или животного вызывает электрошок. При более длительном соприкосновении – потерю сознания, а при очень длительном воздействии вызывает остановку сердца и летальный исход. Источником питания служат заряженные кристаллы, вставляемые вот сюда, а диэлектрически непроницаемая ручка и кнопка, выполненные из дерева, надёжно защищают владельца.
Я не понял и половины из того, что он сказал. Увидев наши озадаченные лица, Захар снова улыбнулся.
— Ладно, объясню проще. Если вы ткнёте этой штукой в кого-либо и при этом нажмёте вот на этот выступ – его начнёт трясти и он потеряет сознание. А если будете держать слишком долго – он умрёт. Но чтобы жезл работал, в него надо вставлять заряженные кристаллы. Вот в это отверстие в ручке. Всё понятно?
— Да, — ответили мы одновременно.
«Да он же дурн?й! Только жрецы Святого Ярилы и колдуны могут пользоваться магией! Даже дети это знают!»
— Прошу меня простить, господин, но всё же я не думаю, что эта штука лучше обычной дубины, — вдруг подал голос Игорь. Я ненавидяще посмотрел на него.
«Вот ведь придурок! Надо соглашаться со всем, что он скажет, какой бы ересью и чушью это ни было, и тогда, быть может, он нас отпустит!»
Захар удивлённо поднял брови и медленно повернулся к лежащему Игорю.
— Да неужели?
Он медленно подошёл к Игорю, наклонился и слегка коснулся жезлом его ноги. С кончика жезла змейкой соскочила маленькая молния. Игоря всего затрясло, его спина выгнулась дугой, в воздухе почудился запах, который бывает во время грозы.
Сомнений не оставалось: этот парень – самый настоящий колдун!
Вот ведь влипли!
Когда Игорь отошёл от боли и шока, Захар снова заговорил:
— Вижу, джентльмены, что демонстрация возможностей Жезла Оглушения произвела на вас правильное впечатление. Теперь мне нужно лишь ваше согласие...
— Я согласен!
-... на сотрудничество в качестве моих помощников. Очень хорошо! Как твоё имя, вор?
— Дмитрий!
— Очень хорошо, Дмитрий! Пожалуй, теперь я могу тебя освободить.
Он подошёл к столу и взял ключи от кандалов.
— И я! И я тоже согласен! – выкрикнул Игорь.
— Терпение, мой друг! Сейчас я освобожу Дмитрия, и займусь тобой. Так, готово, ты теперь можешь одеваться, а я пока займусь твоим другом и напарником.
Я поднялся и первым делом потёр затёкшие от кандалов места на руках и ногах. Когда Захар склонился над Игорем, я схватил с табурета свой кинжал, быстро и бесшумно подкрался к колдуну сзади, занёс руку для удара...
Жгучая боль пронзила мою правую руку, пальцы разжались и кинжал выпал. На тыльной стороне ладони красным ожогом проступил символ в виде пятиконечной звезды в круге и цифрой «2» в середине. Я попятился назад.
— Как нехорошо, — отозвался Захар, даже не обернувшись, — я дал тебе свободу, а ты первым делом попытался меня убить.
Захар медленно поднялся. Затем вдруг резко обернулся, выставив раскрытую левую ладонь вперёд. При этом кристалл на его головном обруче загорелся зловещим красным светом. Только теперь я вспомнил, что ощутил странное покалывание в ладони, едва он коснулся моей руки, пока возился с замком.
Его ладонь начала медленно сжиматься, и я почувствовал, что мою шею словно обхватили раскалённым железным ошейником. И он становился всё туже, мои глаза расширились, я хватал ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег, но вздохнуть не мог – мешал невидимый ошейник. Позади колдуна стоял Игорь и ошарашенно смотрел на происходящее.
«Да помоги же мне, придурок! С нами двумя ему не справиться!»
Но Игорь стоял столбом, раскрыв рот, и не двигался. А Захар медленно приближался, выставив руку в направлении моей шеи. Мои ноги подкосились, я упал на колени. Я уже с трудом соображал, что происходит. Перед глазами проносились картины из прошлого, которые пронзал горящий красный глаз. Мне уже казалось, что это всё какой-то жуткий кошмар, что сейчас я проснусь в своей постели как ни в чём ни бывало, и посмеюсь над этим дурацким сном.
Уже на грани угасающего сознания, я услышал голос колдуна:
— Игорь! Подбери ключи и подойди-ка сюда! Надо его снова заковать. И не вздумай сделать какую-нибудь глупость, ты видишь, на что я способен. Жаль, неплохой был экземпляр, ловкий и сообразительный. Но уж слишком хитрый и мстительный.

Глава 3. Игорь


По указанию Захара я заковал находящегося без сознания Дмитрия в кандалы. Колдун взял посох с отшлифованным хрустальным шаром, который я прежде видел только у жрецов Ярилы, и провёл им над тем местом, где лежал Дмитрий. Под ним на полу красным светом загорелась огромная пятиконечная звезда в круге, по которому шли какие-то надписи. Те же самые движения он проделал над тем местом, где буквально только что лежал я, и там тоже появилась такая же звезда. При этом шар на его посохе светился тем же ровным красным светом. И наконец, он провёл своим посохом над местом между двумя звёздами, и там появилась ещё одна, третья звезда, но поменьше. Все три звезды были соединены между собой замысловатым узором из множества прямых линий с вкраплениями каких-то прямоугольников, треугольников, кружочков и ещё Бог знает каких фигур и значков. Колдун встал в центр третьей звезды.
После этого он велел мне взять деревянный короб с кристаллами, стоящий в углу, и разложить их в середине второй звезды. Я подчинился приказу, хоть и не понимал, для чего это нужно. Зато понимал, что если откажусь подчиняться, на этом самом месте могу оказаться сам.
Кристаллы были гладко отшлифованными, холодными и приятными на ощупь, а по форме часть походила на широкие и плоские кирпичики, другие же были в форме цилиндриков. Пока я их раскладывал, заметил, что звезда как будто нарисована прозрачным лаком, в котором песчинками горят измельчённые кристаллы. И их так много, что они почти сливаются воедино.
Когда я закончил, колдун приказал мне взять со стола инструменты. Один только вид этих инструментов поверг меня в шок и не оставил сомнений в их предназначении. Я взял их и разложил рядом с первой звездой, как велел колдун.
А потом он приказал мне «начать процедуру». Его команды звучали коротко и уверенно, а его тон не допускал никаких возражений.
Первым делом я вернул Дмитрия в сознание, поднеся к его носу склянку с какой-то вонючей жидкостью, и несколько раз ударив его по щекам. Очнувшись, Дмитрий сперва попросил освободить его, но заметив колдуна и поняв, что происходит, сразу сник.
Сначала я начал выдёргивать щипцами ногти на его руках и ногах. Дмитрий кричал от боли, молил о пощаде, просил прощения у колдуна, тут же сыпал проклятиями и снова кричал. Я заметил, что звезда как будто начала светиться ярче.
Когда с ногтями было покончено, я взял специальный зажим и принялся за его пальцы на ногах, дробя фаланги одну за другой. Это было несложно, но как же он орал! Потом Дмитрий молил о том, чтобы я не трогал его пальцы на руках. Для людей нашей профессии они были всем. Но колдун был неумолим, а я не мог его ослушаться. Дмитрий сопротивлялся, сжимая пальцы в кулак, но я успел приноровиться ещё когда выдёргивал ему ногти.
Звезда побелела, от неё исходило приятное тепло. Я посмотрел в сторону колдуна и увидел, что его звезда и все линии, ведущие к ней, тоже побелели.
Когда и с пальцами было покончено, колдун велел мне взять острый нож с загнутым концом. Внутри меня всё похолодело, но я взял нож в руки и сделал первый надрез. А потом поддел край и начал сдирать с Дмитрия кожу. Тот орал пуще прежнего.
Я исполнял команды и двигался, словно во сне. В глазах стояли слёзы, мои окровавленные руки дрожали, я чувствовал, что мой рассудок помутился. Я ненавидел себя, проклинал, но страх перед колдуном заставлял меня продолжать.
От созерцания дела рук своих мой желудок уже пару раз вывернуло наизнанку. Мне казалось, что это происходит не со мной, мой разум отказывался верить в происходящее, в то, что делают мои руки, повинуясь приказам колдуна. А может, колдун и в самом деле управлял мной? Ну конечно, он наложил на меня какое-то заклятие! Ухватившись за эту спасительную мысль, я рассмеялся. Смех получился сдавленным и похожим на карканье. Дмитрий, увидев моё перекошенное безумным смехом лицо, истолковал всё по-своему и в ужасе закричал ещё сильнее.
«Святой Ярила, смилуйся и помилуй, ибо я не властен над телом своим...»
— Эй! Я всё вижу!
Окрик колдуна заставил меня вздрогнуть и сжаться в ужасе.
— Мне и так приходится тратить часть энергии, чтобы блокировать исходящий сигнал от твоего дружка, а тут ещё ты! Ещё раз попытаешься обратиться к своему богу – накажу!
«Колдун читает мои мысли! Да это же... Хотя, после всего увиденного, чему я удивляюсь? Демоны Мира Тьмы, да откуда же он такой взялся?»
Последняя ниточка надежды оборвалась.
Когда Дмитрий первый раз потерял сознание, Захар велел всполоснуть его водой из бочки. Должно быть, со снятой кожей это очень больно. И так было ещё несколько раз, но теперь я всполаскивал его без напоминаний.
— Убейте... Убейте меня... – взмолился Дмитрий, пока я неумело кромсал его тело.
— Объект начал терять волю к жизни, — равнодушно констатировал Захар, — Поторапливайся, надо ещё успеть кристаллы зарядить. И смотри, поаккуратней, не задень артерию! Если он подохнет раньше, чем зарядятся кристаллы, будешь своей жизненной энергией их заполнять!
Я старался изо всех сил, сдирая кожу с торса, рук и ног. Колдун специально приказал мне не трогать шею, запястья и щиколотки, чтобы я случайно не задел жизненно важные артерии и вены. Почему-то ему очень важно, чтобы «объект» как можно дольше оставался жив, испытывал боль и находился в сознании.
Когда Дмитрий в очередной раз потерял сознание, я снова облил его водой. Но он не реагировал.
— Оставь его... Ауры нет, он умер. Давай-ка посмотрим...
Колдун вышел из своего круга, склонился над лежащими кристаллами, и взял один в руку. Задумчиво посмотрел на меня...
Я всё ещё сидел на коленях перед истерзанным трупом Дмитрия, совершенно голый и весь измазанный кровью, вытаращившись ошалевшим взглядом на колдуна и почему-то раскачиваясь взад-вперёд.
«Неужели теперь он проделает то же самое со мной?»
Колдун вдруг улыбнулся, хитро прищурясь и указывая в мою сторону кристаллом.
— А знаешь, для первого раза неплохо, — сказал он, — Пожалуй, я в тебе не ошибся. У тебя, несомненно, есть талант, но тебе не хватает практики!
Смысл его слов доходил с трудом, но вроде бы, я сделал всё, как надо.
— Ладно, пойди умойся и приберись тут. Тело разруби на куски и сбрось в коллектор – он ведёт в море, рыбы им займутся. Ведро и швабра вон там, в углу. Кристаллы я сам соберу.
Захар провёл посохом, звёзды и линии на полу начали медленно тускнеть и вскоре погасли. Я послушно направился к бочке с водой и начал умываться. Мои руки всё ещё дрожали.
— Да, не забудь потом забрать свой жезл, ты его честно заслужил! И все деньги можешь оставить себе, включая те, что были у Дмитрия. А впрочем, и его вещи тоже, если приглянутся.
Как только я закончил и оделся, Захар показал мне путь на поверхность.
Напоследок, он предупредил, чтобы я никому не рассказывал о событиях этого дня. Когда я ему понадоблюсь, он сам со мной свяжется – метка на руке даст о себе знать. Я взглянул на свои руки, но никакой метки не увидел. Колдун объяснил, что она становится видна только когда активируется. А затем продемонстрировал, как это происходит. Тут же на моей руке вздулись багровые рубцы в форме пятиконечной звезды в круге и цифрой «1» в центре. А потом также бесследно метка исчезла.
Выбравшись наверх, я первым делом полной грудью вдохнул чистый воздух. Конечно, городской воздух – не лесной, но по сравнению с вонью подземелья...
Усталый и разбитый, с трудом добрался до своей комнаты, еле доплёлся до кровати, рухнул на неё, не раздеваясь, да так и уснул мертвецким сном.
Снилось, как колдун живьём сдирает с меня кожу. Я кричал, а Захар, хитро прищурясь, улыбался и приговаривал, что объект теряет волю к жизни. Потом из коллектора вылез мёртвый Дмитрий, забрал все деньги с вещами и исчез, а Захар приказал мне прибрать за собой, после чего разрубить своё тело на куски и спустить в коллектор. Что я и сделал. Когда куски моего тела вывалились из коллектора в море, я попытался снова собрать их воедино, но тут одна из рыб подплыла поближе и голосом колдуна гаркнула мне прямо в ухо: «Эй! Я всё вижу!»
От испуга я проснулся. Была уже середина следующего дня. Сначала было подумал, что события дня прошедшего были всего лишь кошмаром, но увидев жезл и туго набитый кошель с деньгами на столе и мешок с вещами Дмитрия у входа, понял, что это не так.

Жезл Оглушения я впервые опробовал тем же вечером на каком-то пьяном мужичке, ремесленнике, судя по виду, поздно вечером ковылявшем на заплетающихся ногах из кабака. Я подкрался к нему сзади, он наверное меня даже не заметил. Жезл сработал как надо, мужичок упал, а я забрал его кошель. Денег, правда, в нём оказалось совсем немного – видать, он всё успел спустить в кабаке. Потом я ещё несколько раз проделал то же самое. Так из вора я превратился в грабителя.
Но в последний раз, когда я ткнул жезлом в свою очередную жертву, он не сработал. Мужичок обернулся, а я так и стоял с раскрытым ртом и жезлом в руке. Он тут же кинулся на меня с кулаками, и мне ничего не оставалось, как пырнуть его своим кинжалом, благо, с ним я не расставался. Быстро обобрав повалившегося мужичка, я кинулся бежать. Моё сердце бешено колотилось, мне повсюду мерещились стражники, готовые вот-вот меня схватить. Лишь добравшись домой, я перевёл дух и успокоился.
Вор, грабитель, мучитель и убийца на службе у злого колдуна. Казалось бы, ниже падать некуда, я достиг самого дна.
Утром следующего дня у меня сильно зачесалась рука. Я взглянул на неё и увидел выступившие багровые рубцы моей метки. Мой хозяин призывал меня.
С момента нашей последней встречи прошла седмица.
Спустился в подземелье, но пропустил нужный поворот и чуть не заблудился, с трудом найдя то самое место. Хозяин уже сидел за столом и давно ждал меня.
— Ну наконец-то! Что-то ты долго.
— Я заблудился...
— А-а, вот в чём дело! Ну, не удивительно, в этих подземельях и демон может заблудиться... Как тебе Жезл Оглушения, ты проверял, работает?
— Да, господин, работает... Точнее, работал, потому что в последний раз почему-то ничего не произошло. Это было вчера.
— Жезл у тебя с собой? Ну-ка, дай-ка взглянуть... Ну конечно, он же у тебя разрядился! Заряда как раз на седмицу и должно хватать, надо просто заменить кристалл на заряженный, и снова можно пользоваться. Сейчас-сейчас...
Захар вынул из ручки жезла кристалл, положил на стол, потом пошарил в коробе, взял один из цилиндрических кристаллов оттуда, и вставил его в жезл вместо прежнего. Нажал на выступ, и между кончиками жезла проскочила молния. Протянул жезл мне.
— Держи! Должно хватить на несколько дней. Но, как ты, наверное, догадываешься, кристаллы сами собой не подзаряжаются. И именно поэтому я тебя вызвал.
У меня всё похолодело внутри. Я понял, к чему он клонит.
Захар ударил ладонью по столу.
— Объект! Мне нужен объект для получения энергии! Причём сегодня же, к вечеру! Мне почти всё равно, где ты его достанешь и кто это будет. Можешь применить Жезл Оглушения, но смотри, чтобы никто не видел, как ты его используешь. Кстати, подумай, возможно, тебе удастся заманить сюда кого-нибудь из тех, от кого бы ты хотел избавиться. И попробуй подыскать себе напарника, вдвоём вам будет легче.
— Да, хозяин, — покорно ответил я, склонив голову и опустив глаза.

Глава 4. Филарет


«Как же холодно и... смрадно! Я что, опять вчера напился в кабаке и уснул в какой-нибудь грязной луже?»
Открываю глаза и вижу грязную стену, каменный пол и... чей-то кожаный сапог. Я лежу на полу, моя голова повёрнута набок, во рту отвратительный привкус.
Ощущение, что что-то сильно не так, что-то неправильно, но это всё потом, потом... Сейчас меня волнует куда более насущная проблема, которую надо срочно решить.
— Воды.., — прохрипел я, даже не разглядев как следует обладателя сапога.
Сапог тут же скрылся с глаз, где-то булькнула зачёрпнутая ковшом вода, потом мою голову приподняли и поднесли живительную влагу к губам. Почувствовав, как холодная вода растекается по моим жилам, я испытал настоящее блаженство.
Странно только, что я не смог пошевелить рукой, чтобы придержать чашу, мой спаситель вливал в меня воду слишком щедро, из-за чего я закашлялся.
Попробовал повернуть голову, чтобы взглянуть на доброго человека... Как же затекла шея! Та-ак, осторожно, по чуть-чуть... О-ох, моя голова!
Поворот головы спровоцировал жуткую похмельную боль. Голова гудела, словно колокол, в который бьют набат. Задёргавшаяся у виска жилка только усиливала сходство. Хотел было помассировать виски...
И только сейчас понял, что лежу прикованный к полу, в каком-то затхлом сыром подвальном помещении, абсолютно голый. Даже дощечки с ликом Святого Ярила на мне нет!
А надо мной стояли трое юношей.
Двое по краям были одеты в простые серые рубахи, тёмно-серые куртки без рукавов и тёмные широкие штаны, заправленные в коричневые кожаные сапоги.
У одного из них были всклокоченные волосы, и в целом он имел не очень опрятный вид. Взгляд его чересчур расширенных глаз и тёмные круги под ними наводили на мысль, что человек страдает припадками безумия.
Другой был чересчур бледен и вид имел напуганный. Он топтался на месте, мял свою шапку в руках и всё время смотрел в пол. По всему видно, что он чувствовал себя неловко.
Третий, стоявший в центре, был самым представительным из всех. Молодой парень, красивый и светловолосый, на вид – не больше двадцати лет. Плотная чёрная кожаная куртка, больше похожая на доспех, с нашитыми железными пластинами на груди и плечах и рукавами по локоть, из-под которой виднелась чёрная рубаха; чёрный кожаный ремень с железной пряжкой, чёрные штаны из плотной ткани, заправленные в добротные чёрные кожаные сапоги с железными носами.
Но самое удивительное, что на его голове был серебряная жреческая диадема с кристаллом. Держался он очень самоуверенно, на его лице была заметна лёгкая усмешка.
— Добро пожаловать, святой отец, в моё скромное убежище! – поприветствовал он меня, — Как Вы себя чувствуете? Голова сильно болит?
— Где я? Почему я в кандалах? И кто вы такие?
Слова давались мне с трудом, головная боль мешала сосредоточиться.
— Игорь, Влад! – обратился он к своим подручным, — Джентльмены, вы пока свободны! Оставьте нас со святым отцом наедине. Если понадобитесь – я дам вам знать.
«Джентльмены» поклонились и торопливо вышли. Когда мы остались наедине, хозяин этого зловонного места направился к столу и начал что-то смешивать. Я же лихорадочно пытался сообразить, как я сюда попал.

Так, вчера я был в кабаке. В «Белом Всаднике», точно! Пил отличное светлое пиво, которое варят там же... Ближе к полуночи направился домой, зашёл в переулок справить малую нужду и... Меня как будто схватила сзади какая-то сила и начала трясти. Кажется, я упал. Больше ничего не помню. Похоже, что меня похитили, но зачем? Что им от меня нужно?
— Выпейте, святой отец, Вам сразу станет лучше!
Незнакомец держал перед моим лицом кружку из обожжённой глины с каким-то травяным отваром. Я попытался отстраниться.
— Святой отец! – произнёс он с лёгкой укоризной, — Если бы я хотел Вас убить, то сделал бы это гораздо раньше. Так что пейте смело, не отравлено. Это средство от похмельного синдрома. Сейчас мне нужен Ваш трезвый ум.
Я всё ещё со страхом смотрел на его пойло, от которого, надо признать, шёл приятный запах. Тогда незнакомец усмехнулся и немного отпил из кружки сам. Только теперь я безбоязненно начал пить. Мой похититель не торопил меня, давая возможность отпивать горячий отвар по чуть-чуть, небольшими глотками.
— Зачем Вы меня похитили? Да ещё и раздели? – спросил я, пока он отходил к столу, чтобы поставить пустую кружку.
— О, мне искренне жаль, но у меня не было иного способа поговорить с Вами без свидетелей и начистоту!
Он взял табурет и уселся рядом передо мной, закинув ногу на ногу и обхватив колено сцепленными пальцами.
— Позвольте представиться: Захар. А Вы – отец Филарет, не так ли? Дело в том, что мне понадобился специалист вроде Вас. И думаю, что именно Вы – идеальный кандидат.
— А? Что за ересь? Я служитель Церкви Святого Ярилы! Служу одному только Богу...
— ...и подчиняетесь Первосвященнику, Его наместнику на земле, а также всему вышестоящему церковному руководству. Да-да, я в курсе. Скажите, а Вам нравится такая жизнь? Не хотели бы Вы... ну не знаю... что-нибудь изменить?
От этих слов что-то дрогнуло внутри меня, но внешне я оставался непреклонен.
— Хвала Яриле, я всем доволен и не желаю иной судьбы!
— Да неужели? А как насчёт Вашей жены, Ольги? Жрецам и жрицам разрешается связывать себя узами брака, но только между собой и с разрешения Первосвященника, который сам же и подбирает пару. Вы любите свою назначенную жену?
— Да, конечно, — ответил я, хотя, должно быть, прозвучало это не слишком уверенно.
— У Вас четверо детей, старшей дочери скоро исполнится восемнадцать, сыновьям четырнадцать и десять, самому младшему шесть. У скольких из них обнаружены способности к магии?
— Пока ни у кого. Но они ещё могут проявиться!
— Да, могут, но не мне Вам рассказывать, что обычно они начинают проявляться в шести-восьмилетнем возрасте, а затем вероятность резко снижается. Если способности не проявятся в восемнадцать – значит, не проявятся уже никогда.
Я промолчал.
— Насколько мне известно, Вы уже двенадцать лет являетесь настоятелем малой церкви в бедняцком квартале. За небольшое жалование и процент со скудных пожертвований, Вам целыми днями приходится терпеливо выслушивать всякий вонючий сброд, утешать калек и убогих, лечить пьяниц и бездельников без копейки в кармане, и следить, чтобы никто из прихожан не стащил церковную утварь. И Вы прекрасно знаете, что повышение или перевод в Главный Храм Ярилы, куда ходят только обеспеченные и уважаемые горожане, Вам не светит. Потому что Вы – жрец в первом, и увы, скорей всего в последнем поколении, а у высших иерархов есть свои детки, причём со способностями, которых тоже нужно куда-то пристраивать.
Я удручённо молчал. Откуда, спрашивается, он столько знает?
— В свете этого, какое будущее ждёт Ваших детей? Ну хорошо, дочь можно попытаться удачно выдать замуж, а сыновья? В жрецы их не возьмут без способностей. К наукам они не предрасположены, ремёслам слабо обучены. Что их ждёт? Сытая служба в княжеской дружине или городской страже? Вряд ли, туда берут далеко не каждого. В лучшем случае пошлют в какой-нибудь провинциальный гарнизон, а то и в дозор, открывать новые горизонты и расширять пределы княжества. Но скорей всего их ждёт работный дом, скудный паёк в рабочей столовой и мизерное жалованье за труд в мастерской или мануфактуре от звонка до звонка. А то и шахты Северной Гряды, кто знает...
Мне нечего было возразить. Он был прав во всём, и понимал положение моей семьи куда лучше меня самого.
— Тебе уже сорок, Филарет. Служба не доставляет никакого удовольствия, но ничего другого тебе и не светит. Ты живёшь с нелюбимой женщиной, и эта нелюбовь взаимна, а твоих детей ждёт тёмное, беспросветное существование. Именно поэтому ты почти каждый вечер ходишь в кабак и напиваешься до скотского состояния. Ты понимаешь, что находишься в замкнутом круге, и никуда тебе из него уже не деться. Туманя свой разум, ты хоть ненадолго забываешь об этом.
Внезапный переход на «ты» резанул слух, но в моём положении было бы глупо сейчас пытаться требовать уважения к себе. Своей безжалостной логикой Захар не оставил камня на камне от стен моих иллюзорных надежд, за которыми я пытался спрятаться последние годы.
— И... Что ты предлагаешь?
— Я предлагаю альтернативное будущее тебе и твоим детям.
— Как это? Не понимаю.
Захар склонился надо мной, его холодные голубые глаза как будто бы заглядывали мне в самую душу.
— Переходи на мою сторону, Филарет. Прими меня как своего хозяина, верно служи мне и будешь вознаграждён.
— Твою сторону? Да кто же ты?
Захар усмехнулся, и вдруг кристалл на его обруче загорелся кроваво-красным светом, а глаза как будто засветились изнутри.
— Так значит, ты... колдун?
Я слышал, что способности некоторых детей по тем или иным причинам оставались нераспознанными путешествующими жрецами. Некоторые семьи селились отдельно ото всех, где-то в глухом лесу или в горах, и жрецы просто не знали об их существовании. Такие дети, вырастая, становились колдунами и ведьмами, но без должного образования, получаемого в монастыре у основания Великого Маяка на Светлой горе, они неспособны были тягаться со жрецами Церкви.
Молодой человек рассмеялся.
— Мои слуги тоже так считают. Пускай, не хочу их разочаровывать. Но тебе я откроюсь. Я вообще не принадлежу этому миру! Так что бери выше! Мои возможности и знания намного превосходят те, что могут дать даже лучшие из ваших святых наставников.
— Хочешь сказать... ты – демон? Но это же невозможно! В нашем мире нет демонов, и купол Священного Барьера надёжно защищает нас от них...
Захар важно кивнул.
— Защищает. Но месяц назад ваш хвалёный Барьер был пробит неким космическим объектом. Может, слыхал о событиях в Озёрном посёлке?
— Не может быть! Погоди, так это был ты? Действительно, ходили слухи... Что-то странное там произошло. Местный священник был убит, а потом кто-то напал на обоз из Хрустального, перебил охрану и похитил груз кристаллов. Поговаривали, что туда была направлена группа жрецов и богатырей из монастыря, и на них напала восставшая нежить...
Демон, улыбаясь, продолжал заглядывать мне прямо в глаза, отчего у меня пошли мурашки по коже. Я не выдержал и отвёл взгляд.
Теперь я нисколько не сомневался в его могуществе.
— Я сделаю тебя Первосвященником, а все твои дети обретут способность к магии. Твоя семья сможет купаться в роскоши, я обещаю. Мне это по силам. Нужно лишь твоё согласие.
— А что взамен? Ты ведь предлагаешь мне всё это не из чистой доброты, демон? Чего ты хочешь? Моё тело? Душу?
— Ну что Вы, святой отец! Меня вполне устраивает и моё нынешнее тело. Ваша душа мне тоже без надобности. Всё, что мне от Вас нужно – так это прикрытие! Видите ли, мне нужно как-то легализоваться в этом городе. Поэтому предлагаю свои услуги в качестве служителя в Вашей церкви.
— Служителя?! Это невозможно! Чтобы стать служителем, надо пройти обучение в монастыре! Знать наизусть Священную Книгу, как проводятся все ритуалы, уметь ладить с людьми, да к тому же у меня уже есть...
Я осёкся. Страшная догадка поразила меня.
— Священную Книгу я изучил от корки до корки. Основные ритуалы, такие как принятие в лоно Веры новорождённых и погребение умерших – выучил. С людьми проблем не возникнет. А вот что касается того служителя, который уже есть при Вас... Как там его, Гавриил? Да, это проблема. Но решаемая. Не волнуйтесь, я легко займу его место, тем более что у него нет ни родственников, ни друзей среди прихожан. Проверяющие к Вам не сунутся в ближайшее время, да и вряд ли среди них найдётся хоть один, кто будет помнить его в лицо. В конце концов, кого может заинтересовать какой-то служитель церкви в бедняцком квартале?
Мне это показалось рискованным, но резон в его словах был. В конце концов, ради будущего своих детей я могу пожертвовать хоть дюжиной гавриилов.
— Хорошо. Я согласен. Что дальше?
— Отлично! Я знал, что мы договоримся. Совсем скоро я Вас отпущу, вот только сперва скрепим наш договор...
Демон отошёл к столу, и вернулся уже с печатью и коробочкой с марлей, пропитанной красными чернилами. Впрочем, были ли это чернила, я не уверен.
— Вашу правую руку, святой отец! Должен предупредить, состав немного жжёт кожу...
— Уй... А-а, горячо! – приложенная печать и в самом деле обожгла мне руку.
— Терпение! Во-от так... порядок! Покраснение скоро пройдёт, метка будет проявляться только когда я Вас призову. А теперь я открою замки, и можете одеваться. Ваши вещи сложены вон там.
Освободившись, я взглянул на свою руку. На ней красными линиями отчётливо проступала пятиконечная звезда в круге, в центре которой виднелась цифра «4».

Глава 5. Захар


Люди стояли, склонив головы и прижав руки к груди крест-накрест. Мужчины и женщины, старые и молодые, здоровые и больные. Некоторые выглядели сосредоточенными, другие, наоборот, расслабленными. Кто-то едва шевелил губами, на лицах других за время молитвы не дрогнул ни один мускул. Золотистое свечение, образующееся вокруг их голов, в полумраке церкви придавало им сходство со свечами, что горели в лампадах по углам зала. Тысячи маленьких золотистых искорок, отделявшихся от их нимбов, тут же подхватывались эфирным потоком. Кружась, словно снежинки на ветру, они, устремлялись к тотемному столбу, изображавшему Святого Ярилу в молитвенной позе. Ярила поглощал их все без остатка, преобразуя в луч золотого света, передаваемый наверх, к похожему столбу на крыше церкви. Затем луч шёл к Башне Света, также известной как Великий Маяк, как и другие точно такие же лучи со всех концов Великого Мироградского Княжества.
Очень красивое зрелище, особенно во время вечерней молитвы, когда на фоне тёмно-синего неба сотни золотых нитей связывают Маяк со всеми храмами и церквями континента. Но увы, недоступное взору простых смертных. Только видящие способны узреть магию во всех её проявлениях, остальные даже не догадываются о том, что дважды в день своими молитвами вносят небольшую лепту в одно большое общее чудо.
Раньше и я точно так же был слеп, но с момента знакомства с Дэвидом мне открылось множество удивительных вещей. Только тогда мне стало понятно, почему всех святых на витражах изображают с жёлтыми кругами вокруг головы и для чего на самом деле нужны символы веры в залах молитв и на крышах церквей.
А ещё я узнал, почему всех видящих стараются выявить с малых лет и отправить на обучение в монастырь на Светлой горе, чтобы сделать из них жрецов. Да просто иначе они стали бы колдунами и ведьмами.
Демон объяснил мне, что весь культ поклонения Яриле на самом деле выполняет лишь две основные задачи.
Прежде всего, он нужен для того, чтобы извлекать священную энергию из людей, которую те производят во время молитвы, преобразовывать её, запасать и в последующем использовать. В основном она идёт на поддержание Барьера. Однако часть энергии остаётся в церквях и используется жрецами для собственных нужд и магической помощи прихожанам.
Но у культа есть и другая задача. Дело в том, что с помощью диадем жрецы могут читать мысли, хоть и не все, а только оформленные в слова, а также улавливают эмоции и зрительные образы. Во время обязательных молитв, жрецы тайно следят за прихожанами, выискивая среди них тёмные души, замыслившие что-либо недоброе, чтобы своевременно принять меры. Кроме того, с помощью этих обручей жрецы могут поддерживать связь между собой на больших расстояниях.
Когда мы стали Гавриилом, помощником церковного настоятеля, меня это сильно удивило. Только потом я понял замысел демона. Воистину, он был великолепен в своей дерзости.
Во время молитвенного обращения к Богу, прихожане рассказывали о своих проблемах и горестях. У одних болел кто-то из родных и близких, другие просили удачи в делах, многие хотели просто улучшить благосостояние. Мало кто обращал внимание на скромного помощника настоятеля церкви.
Демон же внимательно вслушивался в этот гул голосов. Каждый день, по каким-то одному ему ведомым критериям, он выделял кого-то из прихожан, подходил, заводил беседу, расспрашивал, узнавал все подробности его жизни, и, в зависимости от принятого решения, либо подбадривал и говорил слова утешения, либо предлагал свою активную помощь.
Плата за помощь демона всегда была одной и той же: служба и личная преданность до конца жизни в залог этой самой жизни. Удивительно, но почти все, кого он избрал, соглашались. Как он определял таких людей в толпе, для меня так и осталось загадкой.
У алхимика, торгующего зельями, настолько плохо шли дела, что он оказался на грани разорения. Демон передал ему рецепт приворотного зелья и средства, укрепляющего «мужскую силу». Дела у торговца тут же пошли в гору. А мы получили в распоряжение его лабораторию.
Некий помощник архивариуса княжеской библиотеки был недоволен низким жалованьем, и очень хотел стать смотрителем библиотеки. Правда, не знал, как. Демон передал ему флакон с ядом и тщательно проинструктировал. Через пару дней смотритель умер во время обеда, корчась в страшных муках, а в комнате архивариуса нашли флакон с остатками яда. Архивариуса бросили в темницу, а его помощник стал смотрителем библиотеки. Мы же получили доступ ко всем книгам библиотеки, в том числе из тайного хранилища.
У одного рыбака тяжело заболел сын. Ни знахарь, ни жрец не смогли справиться с болезнью. Демон же приготовил для ребёнка лекарство из какой-то плесени и излечил его. В последующем рыбак не раз доказывал свою преданность делом.
Юная девушка из бедной семьи очень не хотела выходить замуж хоть и за обеспеченного, но уже немолодого мужчину. Но выбора у неё не было, родители настаивали, грозились выставить её из дома, если откажется. Через две недели после свадьбы её муж внезапно исчез, а она стала владелицей ткацкой мастерской и большого дома. В этом доме мы часто потом проводили собрания членов нашего тайного сообщества.
Постепенно, круг посвящённых ширился, мы получали всё новые преимущества и обрастали связями. Нас уже было около сотни.
Между тем, я всё чаще стал задумываться о своём месте и роли в происходящем. Ведь получалось, что я всего лишь пассивный наблюдатель или, как он иногда говорил, «аватар», что бы ни значило это слово. А «основной игрок» – он сам, действующий в моём теле и от моего имени почти всё время, беря управление на себя с раннего утра и возвращая обратно мне только вечером. Так что мне оставались лишь утренние и вечерние трапезы, отдых, водные процедуры и сон.
Впрочем, я отдавал себе отчёт, что только демон может справиться с тем кругом вопросов и задач, которые ему ежедневно приходилось решать. Но от этого легче не становилось, скорее наоборот. Ведь, одержимое демоном, моё тело не становилось сильней или проворней, мы не парили в небе, как птица, и не могли, как рыбы, дышать под водой. Всё, что я приобрёл – это способности к магии. Демон просто знал и умел очень многое, что и применял на практике, достигая невероятных результатов. Без знаний, умений и опыта демона, даже с новыми способностями я бы не достиг и сотой доли его успеха.
Жрецы постоянно твердили, что все демоны лжецы. Но, как выяснилось, лгали они, а единственный демон, которого я знаю, не солгал ни разу. Он в точности выполнял все свои обещания, давал людям то, что они хотели, и честно предупреждал их о плате за свою помощь. Правда, меня смущали его методы. Слишком много убийств. Возможно, именно потому демон и поручает всю грязную работу «джентльменам удачи», как он называл своих воров-прислужников.
Ещё меня не покидало ощущение, что всё, что он делает, является частью какого-то грандиозного плана, но Дэвид не торопился делиться со мной подробностями. Он лишь говорил, что это часть плана по исполнению его части нашего Договора. Что в своё время я сам всё пойму. Оставалось лишь ждать этого времени и гадать, для чего ему понадобилось столько энергии, запасённой в кристаллах, которыми забита вся кладовая.

Глава 6. Владимир


Я сидел за столом в своих покоях и изучал отчёты главного казначея, делая заметки на полях. Фёдор, мой нынешний казначей, – человек грамотный и не вороватый, в отличие от своего предшественника.
Отец, светлая ему память, был хорошим человеком, однако больше времени уделял охоте, чем государственным делам, перепоручая те Княжескому Совету. Когда отца трагически не стало и я взошёл на престол, то по окончании каждой седмицы я начал требовать от советников отчёты о проделанной работе, и не подписывал ни единого указа от своего имени, сперва внимательно не изучив его.
Это вызвало огромное недовольство, советники отца не хотели менять привычный им порядок вещей. Они пытались меня отговорить, доказывали, что я всё равно ничего не пойму, что не княжеское это дело и вообще, отец бы так не поступил... Но я был настойчив и непреклонен.
В конце концов им пришлось подчиниться. Не знаю, на что они надеялись, возможно на моё полное незнание основ математики, но в первых отчётах цифры не сходились вообще никак. Нормальных отчётов я смог добиться от них только под угрозой темницы и то раза с четвёртого. И вот тут-то и обнаружились странности и нестыковки. Оказалось, что помимо обычной десятины, налогов с собственности и на прибыль, с жителей княжества взимался непонятный налог «на содержание столицы», хотя откуда он взялся – совершенно неясно. Более того, сборы с него не поступали ни в столичную казну, ни в княжескую. Стоило мне начать разбираться, выяснились и другие интересные вещи. Например, местные поборы в других городах, взимание платы со всех повозок за проезд по дорогам, закупки продовольствия у крестьян по заниженным ценам и его перепродажа столичным лавочникам, недоплата жалованья стражникам, покровительство некоторым столичным лавочникам с предоставлением беспроцентных займов и их освобождением от всех налогов. При этом государственная казна оказалась практически пустой, а долги росли с каждым днём.
«Да, отец... Ты был хорошим человеком, но напрасно ты пренебрегал своими обязанностями».
В итоге, советники отца почти в полном составе переехали на остров Спасения, навсегда сменив светлые каменные палаты на сырые темницы. После чего меня попытались отравить. Спасло меня то обстоятельство, что в отличие от отца, я не пью вина. Отравители не знали об этом, и потому от яда погиб совсем другой человек. Их быстро нашли, поймали и казнили. Этот случай послужил началом широкомасштабной чистки, в результате которой немало взяточников, мошенников и казнокрадов отправились на рудники посёлка Северный.
Их конфискованное имущество пополнило казну и позволило расплатиться с долгами, а народ, освобождённый от бремени несправедливых налогов, вздохнул куда свободней.
Я набрал совершенно новый совет из честных и образованных молодых людей. Да, поначалу им сильно не хватало знаний и опыта, но со временем они всему научились. Впрочем, контроль я не ослабляю, чтобы ни у кого не возникало никаких соблазнов.
Неожиданно я услышал звук, как будто кто-то поблизости перебирал струны гуслей. Посмотрел на свою корону, лежащую на столе, и заметил, что кристалл на ней загорелся пульсирующим красным светом. Сомнений быть не может, меня вызывают по красному каналу. Обычный канал ментальной связи – синий, а красный – экстренный. Последний раз меня вызывали по красному каналу в тот день, когда на землю с небес упал тот проклятый камень...
Видимо, опять какая-то напасть...
Быстро надеваю корону на голову, усилием мысли вызываю в голове образ красного света. Подаю мысленный сигнал:
— Слушаю!
— Ваша Пресветлость! Это Первосвященник. Простите, что беспокою Вас в столь поздний час, но у нас чрезвычайное происшествие!
— Что случилось?!
— В поселениях Зелёной Долины объявилась нежить.
— Что?! Вы уверены?
— Абсолютно. Полчаса назад практически одновременно мне пришли тревожные сообщения из Приморского, Зеленодольского и Южного. В Полевом пока спокойно.
— Это происки всё того же демона из Озёрного посёлка?
— Вероятно, да, Ваша Пресветлость.
— И Вы по-прежнему считаете, что демон всего один?
— Да, Ваша Пресветлость.
— Но между Южным и Приморским примерно сто пятьдесят вёрст, через Полевой и Зеленодольск – больше двухсот. Такой путь верхом занимает четыре дня, не меньше, и то если менять лошадей и не останавливаться на ночлег. Как один демон смог оказаться в трёх местах одновременно?
— Мне неприятно это говорить, Ваша Пресветлость, но похоже, есть люди, которые сознательно ему помогают. В Зеленодольске, незадолго до восстания нежити, у погоста видели подозрительных чужаков.
— Как такое возможно?! Да кто в здравом уме станет помогать демону?!
— Мотивы этих людей нам неизвестны. Но мы их непременно выясним, Ваша Пресветлость. Я уже сообщил в Башню Света и дал все необходимые указания. Они собирают сводную группу лучших богатырей, витязей и жрецов. Задействованы почти все.
— Так... Хорошо, понял Вас. Конец связи.
Подошёл к карте на стене и вызвал образ городского головы Южноморска.
— Слушаю Вас, Ваша Пресветлость!
— Первосвященник мне уже доложил о ситуации. Жертв среди населения много?
— Хвала Яриле, немного. Почти все жители успели убежать. Большинство беженцев направилось к нам в Южноморск, под защиту городских стен. Сейчас прибывают беженцы с Зеленодольского и мы их размещаем, с Южного и Приморского пока ещё в пути. Мы готовы принять всех, но боюсь, нам может не хватить продовольствия.
— А что нежить?
— Сообщается, что отдельные мертвяки разбрелись по окрестностям, но значительная часть по-прежнему остаётся в посёлках. Как будто ждут чего-то.
— Ясно. Группа демоноборцев из монастыря уже направляется к Вам. Я прикажу снарядить корабль с людьми и продовольствием. Он должен прибыть в Южноморск послезавтра. Продовольствие распределите среди беженцев из пострадавших посёлков, а людей задействуйте в борьбе с нежитью.
— Благодарю Вас за помощь, Ваша Пресветлость.
— Сообщите в Полевой, пусть местный священник возьмёт с собой десяток самых крепких мужиков и устроит засаду на погосте. У них пока тихо, но подозреваю, что ненадолго.
— Да, Ваша Пресветлость, я передам им Ваше распоряжение.
Держите меня в курсе. Если что, разрешаю прямой выход на меня по красному каналу. Конец связи.

Предположения подтвердились. На погостах Зеленодольска, Приморского и Южного обнаружились магические знаки. В Полевом удалось буквально за руку схватить нескольких злоумышленников. При них обнаружились энергетические кристаллы, кристаллический порошок, а также подробная схема-чертёж с инструкцией по созданию магического знака.
Преступники были отправлены в тюрьму на острове Спасения, а находки были переданы жрецам из монастыря. Они установили, что знаки притягивали к себе души умерших и напитывали их энергией, благодаря чему те на некоторое время становились подобны демонам, и могли вселяться в мёртвые тела, минуя защиту могильных столбиков и нательных дощечек с изображениями Ярилы. Ещё священнослужители сказали, что тот, кто составлял эту схему, явно не колдун и не жрец. Колдуну бы просто не хватило знаний, жрец-ренегат составил бы схему по-другому, как учат в монастыре. Да и символы в знаке на другом языке. Это явно кто-то нездешний.
Однако всё это оказалось лишь началом.
В Южноморске разразилась эпидемия неизвестной болезни, в основном среди беженцев. Люди становились словно одержимые и в приступах безумия нападали друг на друга. Причина выяснилась довольно быстро: поставленное из Мирограда продовольствие оказалось заражённым.
Началось расследование, которое выявило целый подпольный культ прислужников демона с довольно разветвлённой сетью. Это было просто неслыханно! В городе начались обыски и аресты, многие приспешники Зла были схвачены, но многие же успели бежать. Была даже объявлена награда за любую информацию о прислужниках демона, в результате чего в Городскую Стражу начали поступать доносы, хотя по большей части они оказались ложными. К сожалению, слишком многие восприняли «охоту на демона» как возможность подзаработать лёгких денег или же как возможность свести личные счёты. Очень многие «слуги демона» на поверку оказались чьими-то злейшими врагами, конкурентами, неверными жёнами или любовницами.
И в довершение всего – бунт заключённых на острове Спасения и в шахтах посёлка Северный. Уверен, это не может быть простым совпадением.
Что-то тут не так, я это чувствовал. В раздумьях я подошёл к карте.
«Чего же ты добиваешься, проклятый демон?»
Сначала Приморск, Зеленодольск, Южный и Полевой. Туда направилась группа из монастыря. Потом Южноморск. Туда отправились дознаватели. А также в Мироград. И на острове Спасения тоже они были.
Меня озарила внезапная догадка.
«Не может быть… Это же безумие… Хотя… Боже ж ты мой, только не это!»
Я ринулся к столу, схватил корону, водрузил её на голову и начал передавать вызов в Башню Света.
«Только бы не поздно! Только бы не слишком поздно!»

Глава 7. Светлана


— Эй, красавица! Хочешь посидеть у меня на коленях?
Снизу раздался смех. Конечно же я не ответила. Лишь презрительно посмотрела на этого мужлана, стоящего на палубе.
Мужик лет за сорок, лысоватый. Каждый раз, когда я проходила мимо, он похотливо поглядывал на меня, иногда делая руками недвусмысленные жесты, отчего его дружки тут же начинали гоготать. После чего, продолжая пялиться на меня, самодовольно щерился, демонстрируя свой далеко уже не полный набор гниловатых зубов.
Впрочем, чего ещё ожидать от заключённых? Да, мы вытащили их из тюрьмы, дали оружие, пообещали им свободу и столько золота, сколько они смогут унести, как только они помогут нам завершить одно дело. Но кто сказал, что они будут нам благодарны?
Мы захватили пришвартованное к причалу транспортное судно, обычно перевозившее заключённых и продовольствие на остров, и заставили экипаж отвезти нас к Великому Маяку. Благо, это совсем недалеко, всего в десятке вёрст к северу от острова Спасения.
— Ну давай, не строй из себя недотрогу! Спускайся к нам!
Внизу уже собралась небольшая толпа. Они смотрели на меня, как волки на кусок мяса. Захар сейчас в каюте с капитаном, на мостике только я и рулевой, который точно не станет вмешиваться. Так что разбираться придётся самой.
Захар предупреждал меня о подобном и отказывался брать в этот рейд. Но я настаивала, ведь после всего, что между нами произошло, я не могла думать ни о чём другом.
Только о нём.
Мне хотелось гладить его мягкие светлые волосы, ощущать тепло его прикосновений, вдыхать приятный запах его тела. И мне плевать, что о нём говорят и кем считают. Когда он сказал, что собирается уехать на несколько дней, я чуть с ума не сошла. Мне была невыносима сама мысль о том, что нам придётся расстаться не то что на несколько дней, а даже на час!
Поэтому я продолжала настаивать на своём, и в конце концов он сдался.
— Эй, ты что, оглохла, смазливая сучка?! Я начинаю терять терпение! А ну живо спускайся сюда, последний раз прошу по-хорошему! А не то хуже будет!
К моему ремню был прикреплён укороченный меч стражника в ножнах. Но обращаться с ним как следует я всё равно не умела, так что не стоило даже пытаться.
К тому же, у меня есть куда более грозное оружие.
Я подошла к трапу и начала неторопливо спускаться, покачивая бёдрами. Поскольку я была в облегающих брюках, эффект усилился многократно. При этом я улыбалась им своей очаровательной белозубой улыбкой. Каторжники смотрели на меня, как заворожённые.
— Вот так-то лучше.., – проговорил предводитель этой банды, разглядывая меня с ног до головы. Похоже, он и сам не ожидал, что я так легко поддамся на его угрозы.
— Умница, девочка! Чувствую, мы с тобой поладим... У меня уже восемь лет не было женщины! Давай, спустимся в кубрик, и я покажу тебе, на что способен!
Я обняла его вокруг шеи, заглянула в глаза и проворковала, мило улыбаясь:
— Ну зачем же ждать? Уж лучше я тебе покажу, на что способна, прямо здесь!
И тут же прижалась к его губам в поцелуе, закрыв глаза и крепко обхватив двумя руками. Он сначала растерялся, а потом ухватил меня пониже спины.
Толпа негодяев одобрительно загудела, подбадривая своего предводителя.
Но тут бандита мелко затрясло. Он попытался вырваться, оттолкнуть меня, но я вцепилась в него мёртвой хваткой, несвойственной обычным семнадцатилетним девушкам. Остальные никак не могли сообразить, что происходит. Краем глаза я наблюдала, как они удивлённо переглядываются и топчутся на месте, не решаясь что-либо предпринять.
Наконец, я решила, что с него хватит, и резко оттолкнула его от себя. Пожалуй, я ещё не до конца привыкла к своей новой силе, потому что от моего толчка бандит отлетел на несколько шагов и упал на палубу. После чего схватился за грудь и с воем медленно перевернулся на бок. Должно быть, я случайно сломала ему пару рёбер.
Я сплюнула и провела тыльной стороной ладони, избавляясь от вонючей слюны этой мрази. В это время каторжники ошарашенно смотрели то на меня, то на своего главаря. Их предводитель сейчас представлял из себя жалкое зрелище. Бросившиеся было к нему дружки, испуганно отшатнулись. Они увидели, что он поседел и постарел лицом лет на двадцать! На их глазах он превратился в старика! И похоже, повредился рассудком, потому что мог только кататься по палубе и, постанывая, бормотать что-то бессвязное.
«Ведьма!» — выкрикнул какой-то плюгавый бородатый мужичок из задних рядов.
Другой бандит, стоящий справа, начал было вынимать меч из ножен, но его медлительность его же и погубила. Я настолько резко ударила его под рёбра, что мой кулак прорвал его плоть и оказался внутри тела.
«Ой, мамочки! Я что, и такое умею?»
Бандит покачнулся и удивлённо уставился вытаращенными глазами на изящную девичью ручку, торчащую в его теле. А ведь я только хотела, чтобы он скорчился от боли, и не хотела его убивать. Но сила переполняла меня и я с трудом её контролировала.
«Что ж, придётся импровизировать».
Сморщив носик, я засунула ручку поглубже и нащупала что-то шевелящееся. Дёрнула и вытащила наружу. Это было его сердце, и оно всё ещё сокращалось.
Бандит упал. Толпа в страхе резко отхлынула от меня, прижавшись к бортам.
— Ну, что? – спросила я, держа на вытянутой руке сердце и оглядывая окружающих, при этом едва сдерживая рвотные позывы, — Кто-нибудь ещё хочет, чтобы я посидела у него на коленках? Или остаться со мной в кубрике наедине? А? Что, больше нет желающих? Ну вот и славно! А теперь, мрази, все вниз! Живо!
Бандиты бросились выполнять указание, метнувшись к люку.
— И чтоб до прибытия на Маяк, вы больше не попадались мне на глаза!
Я резко развернулась и начала подниматься по трапу обратно на мостик. Рулевой в страхе весь сжался и стараясь не смотреть на меня, когда я прошла мимо него к корме.
Стоя на юте, заметила, что капли крови попали на брюки и блузку. Это меня окончательно доконало, и я расплакалась. Руки и ноги дрожали, меня знобило. Только сейчас до меня дошло, что я всё ещё сжимаю в руке человеческое сердце. Я со злостью выкинула его за борт. И тут меня всё-таки вырвало.
— Зря, — произнёс знакомый голос сзади, когда мой желудок прочистился.
Я резко обернулась и увидела Захара. Он улыбался и протягивал мне свой белоснежный платок.
«О, нет, только не это! Захар здесь, а я в такой ужасном виде! С покрасневшими глазами, вся в крови, слезах и... Он не должен видеть меня такой!»
Молниеносным движением я выхватила у него из рук платок и отвернулась, вытирая лицо и руки.
— Держи, это тебе тоже понадобится, — Захар протянул мне небольшое зеркальце.
Я взяла зеркальце из его рук. Действительно, оно было как нельзя кстати.
— Так что ты там говорил? Что зря? Зря поехала с тобой? Или зря погубила тех двоих мерзавцев?
— Нет. Зря сердце того парня выбросила. В нём же полно жизненной энергии. Могла бы съесть и пополнить энергию. А так – только напрасный перевод ресурсов.
Я резко развернулась и вручила ему обратно платок с зеркальцем.
— Ну, знаешь! Я только что такое пережила, а ты! Ты... Погоди, так ты что, всё видел?
— Почти. Моё внимание привлекли крики на верхней палубе, но я не стал вмешиваться.
— Значит, ты специально всё это подстроил!
— Нет, ну что ты! Я тут ни при чём. Но рано или поздно это должно было случиться и случилось. Я лишь предоставил тебе возможность действовать самостоятельно. Считай это испытанием, с которым ты успешно справилась.
— Ах ты ублюдок! Ты... ты...
Я набросилась на него с кулачками.
— Эй-эй, полегче! Ты же мне так и рёбра можешь сломать, не забыла? Ну ладно-ладно, иди ко мне, голубка моя...
Он крепко обнял меня, поцеловал, и держал так с минуту, не давая вырваться и поглаживая по спине. Мне ничего не оставалось, как всем телом прижаться к нему.
— Света, не злись, ладно? Так надо было. Я же не смогу всё время оберегать тебя.
Я тяжело вздохнула.
— Папенька так хотел, чтобы я получила способности к магии. Но знал бы он, в кого превратилась его любимая доченька. Ты сделал из меня чудовище!
— Свет, ну какое же ты чудовище! Ты моя красавица! И на долгие годы, а может быть и на века, останешься ею!
— Но ведь... для этого я должна высасывать из других людей жизнь! Это же убийство!
— Все люди употребляют в пищу животных, чтобы жить: коров, свиней, кур...
— Это совсем другое!
— ... к тому же, тебе необязательно убивать своих жертв. Тебе даже необязательно поглощать их плоть и кровь. Ты можешь подпитываться их энергией по чуть-чуть, а они даже не заметят этого!
— Но это же всё равно так... гадко... К тому же, я всё жизнь буду вынуждена спать с другими. С теми, кого не люблю.
— Не самая высокая плата за силу, магию и вечную молодость. Уж поверь мне. К тому же, мы по-прежнему можем быть вместе. Ты ведь не собираешься высасывать энергию из меня?
— Что ты, конечно же нет! Я люблю тебя... А ты? Ты доверяешь мне?
— Ну конечно! К тому же, если ты вдруг... м-м... случайно увлечёшься, я это почувствую. И успею защититься.
Мы оба рассмеялись. Да уж, свела судьба вместе двух пожирателей человеческих душ.
— Но кто же я теперь, Захар? Демон? Ведьма? Уж точно не человек! Так кто?
Захар поцеловал меня в лоб и начал нежно поглаживать по голове. Мне было настолько приятно, что я заурчала, словно кошка, прикрыла глаза и ещё сильнее прижалась к нему.
— Света... Ты суккуб. И этим всё сказано.

Глава 8. Владислав


— Эй там, на пирсе! Принимай гостей!
Послушники, только что безмятежно игравшие в карты, от неожиданности повскакивали, схватившись за посохи. Обоим ещё не было и восемнадцати лет, и в обычных обстоятельствах их бы не поставили в караул. Но больше ставить было некого, почти все были на выезде.
Мы подходили к пирсу внутри грота на лодке.
— Кто там? – спросил один из охранников причала, видимо старший, пытаясь подсветить сумрак своим посохом.
— А так что, не видите? Ну так глаза разуйте! – раздражённо рявкнул наш командир.
Мы вчетвером сидели на вёслах, между нами – ещё шестеро связанных. В носовой части, поставив ногу на бак и облокотившись на неё локтем, стоял командир. Видимо, разглядев нашу форму тюремной стражи, те двое на причальной стенке немного успокоились.
— Мне приказано доставить этих заключённых в Башню Света для допроса!
Часовые недоумённо переглянулись.
— Но позвольте, господин... лейтенант! Нам никто ничего не говорил о доставке заключённых!
— Как не говорили? Ничего не знаю, у меня приказ! Я должен передать их с рук на руки вашему начальству!
— Сначала мы обязаны доложить начальнику караула, — твёрдо ответил старший послушник.
— Докладывайте, только быстро! Мне ещё до темноты надо вернуться на остров! А мы пока пришвартуемся!
Командир взял с бака швартовый конец и бросил второму часовому. Тот закрепил его. В это время старший послушник пытался связаться со своим начальством через обруч.
— Ничего не понимаю... Сплошные помехи. Связи нет!
Мы уже взобрались на пирс и споро вытаскивали из лодки связанных.
— Я тут до ночи торчать не собираюсь! – заявил командир, — Если нет связи – иди и доложи начальнику караула лично!
В словах лейтенанта был смысл, и послушник начал подниматься по вырубленным в скале ступенькам к воротам. Я последовал за ним. Он приложил руку к вмонтированному в стену кристаллу и произнёс личный пароль. Ворота открылись.
Прежде чем часовой успел обернуться, я дотронулся до него своим жезлом оглушения. Его тело затрясло и он потерял сознание. Мы с Игорем быстро оттащили тело к пирсу, и связали теми же верёвками, которыми ещё минуту назад были связаны заключённые. Обоих послушников положили за большим валуном.
Захар дождался, пока вторая рейдовая группа выгрузится на пирс. Надо признать, форма офицера стражи ему шла. Головной обруч под шлемом был не виден, послушники так и не поняли, что это он усилием мысли ставил им помехи.
— Итак, джентльмены, путь в Башню открыт! Теперь быстро и без шума продвигаемся наверх! Наша задача – подняться на самый верх Башни, не поднимая тревоги. Пошли!
Сначала мы ворвались в караулку и обезвредили всех, кто там находился. Поскольку Башня была очень высокой, в ней было оборудовано два лифта, приводимые в движение сложными механизмами. Оставив двоих человек стеречь выход к пирсу, мы погрузились в кабину и начали подъём. Минуты тянулись томительно долго, мне начинало казаться, что вся Башня знает о нашем проникновении, и как только мы поднимемся и выйдем из лифта, нас тут же окружат со всех сторон стражники и жрецы.
Наконец, кабина остановилась и мы вышли. По-прежнему никого.
— Диспетчерская прямо над нами, джентльмены! Сюда!
Мы поднялись ещё на один этаж по винтовой лестнице и вошли в большое круглое помещение с огромными окнами от пола до потолка, за которыми открывался по-настоящему головокружительный вид на всё Новоземье. В центре помещения на постаменте находился огромный, в четыре человеческих роста, кристалл. И он сиял золотым светом. От неожиданности мы даже прикрыли глаза.
От гигантского кристалла во все стороны по полу расходились светящиеся золотистые полосы с какими-то значками и символами. Что-то похожее я видел в тайном убежище Захара. Большинство линий сходилось к большим кругам, в центре которых находилось по мягкому откидному креслу. В каждом из них полулежали жрецы. Их глаза были закрыты, а лица сосредоточенны. Они нас даже не заметили.
— Что это? – спросил кто-то.
— Главный кристалл, — ответил Захар, — Так же известный как Сердце Мира. Это его свет вы видите, когда ночью смотрите на Великий Маяк.
Мы с Игорем оглушили двоих жрецов с помощью жезлов. Остальные почувствовали неладное и повскакивали с мест, попытавшись поднять тревогу. Одного из них мы оглушили, до другого головорезы добрались раньше.
По приказу Захара мы заблокировали двери изнутри. Тем временем он подошёл к кристаллу, закрыл глаза и сосредоточился.
Минуту ничего не происходило, а потом со всех сторон раздался оглушительный рёв, а кристаллы под потолком засветились пульсирующим красным светом.
— Тревога! – раздался громовой голос сверху – Несанкционированное проникновение! Дежурному подразделению срочно прибыть в диспетчерскую!
За дверями послышался топот бегущих ног, дверь попытались открыть, а когда не получилось – с силой забарабанили в неё.
— Именем Бога и Святого Ярилы, откройте! – послышалось снаружи.
Не дождавшись ответа, дверь начали ломать молотами и топорами. Мы метнулись к дверям, придерживая створки. Захар стоял, не двигаясь.
Через несколько минут дверь поддалась и створки упали. Мы отскочили назад и приготовились к бою.
В проём ломанулись стражники и жрецы. Они быстро рассредоточились вокруг и взяли нас в кольцо. После этого через проём вошёл мужчина в белом одеянии, на вид около тридцати лет.
— Я – Хранитель Башни Света! – обратился он к нам, — Бросайте оружие и сдавайтесь!
— Кого я вижу! Приветствую тебя, Джейкоб! Давно не виделись. Лет триста, если не ошибаюсь? – воскликнул только что очнувшийся Захар.
— Приветствую тебя... Дэвид, – отозвался Хранитель, — Я должен был догадаться, что это ты. Уж слишком знакомый почерк твоих диверсий,
Мы удивлённо переглянулись.
— Вижу, твои спутники не в курсе твоего настоящего имени. Возможно, при них мне следовало называть тебя Григорием или Захаром? Эти люди, которых ты загнал в смертельную ловушку, хотя бы в курсе, что ты демон?
— Некоторые в курсе. А как насчёт тебя? Твои люди в курсе, что общаются с самим Святым Ярилой, пророком, ангелом и наместником Бога в этом мире?
По залу прокатился изумлённый вздох.
— Догадался всё-таки... А я-то думал, что надёжно спрятал все концы.
— Ты всегда был единоличником и стремился сконцентрировать всю власть в собственных руках. Я слишком хорошо тебя знаю, Джейкоб. Ещё со времён службы в отряде Чёрных Воронов.
— Чёрные Вороны... Их давно уже нет. Всё это в прошлом!
— Таки один Чёрный Ворон остался. Тебя не считаю, Джейкоб, ты стал Белым Вороном, когда предал нас. Ты ведь не забыл о своём предательстве, бывший брат?
— Я ничего не забыл! Я отрёкся от ложного Пути Тьмы и избрал единственно верный Путь Света!
— Из-за тебя погиб весь отряд! Ты предал нас, спасая собственную шкуру! И получил этот мирок в качестве награды!
— Я сделал единственно верный выбор! Война между Светом и Тьмой уже была проиграна!
— На тот момент ещё нет! Мы проиграли сражение, но не войну! Зачем ты нас предал? Ты мог просто уйти!
— Нельзя было просто так взять и уйти, и ты это знаешь! Никто бы мне этого не позволил, ни Тьма, ни Свет! И я выбрал Свет!
— О да, я заметил, все эти «свет-свят» на каждом шагу, куда ни плюнь! Зло всегда любит рядиться в белые одежды!
— Зло?! Я представляю силы Добра! А вот ты... Ты и есть воплощение Зла, Дэвид! С тех пор, как ты появился, ты только и делаешь, что сбиваешь людей с Пути Света, убиваешь, обманываешь, развращаешь! Пытаешься испортить всё то, что я создавал столетиями!
— И что же ты создал, Джейкоб? Ещё одну толпоэлитарную систему общественного устройства? Ты насадил свой культ и превратил людей в покорных рабов! Построил кастовое общество с элитой господ по праву рождения и их прислужников из числа наиболее одарённых силой или способностями! А остальных лишил доступа к знаниям, закрыл практически все возможности для их самореализации, заставил влачить жалкое существование при жизни, и самое ужасное – лишил посмертия! Эта дрянь – Захар-Дэвид указал на огромный кристалл, — поглощает души умерших людей, которые верили в тебя и поклонялись тебе, «святой» Ярила!
— Люди Новоземья счастливы! Их всё устраивает! Мой мир процветает, потому что каждый житель знает своё место и предназначение! Люди моего мира не знают войн и голода! Я ограничил доступ к лишним знаниям ради их же блага! А их души, как и любой другой инфоэнергетический объект, находящийся длительное время без материальной оболочки, так и так растворились бы в окружающем пространстве! Так почему бы не обратить их энергию на пользу, пока естественная энтропия не сделала своё дело? Их энергия укрепляет Барьер, защищающий мир от демонов-смутьянов вроде тебя! Я – созидатель, а вот ты – разрушитель! Ты ничего не создал, а лишь пытаешься разрушить созданное другими!
— Своим людям я дал свободу и раскрыл им глаза! Все, кто пошёл за мной, сами сделали свой выбор! Я не требовал от них невозможного! И каждый из них получил то, что заслуживал! Свободу, силу, здоровье, богатство, знания, власть... От каждого – по способностям, каждому – по заслугам! И сейчас я собираюсь предоставить Свободу всем жителям Новоземья! Свободу от тебя и твоего лживого культа!
Ярила-Джейкоб расхохотался.
— Свободу? От меня? Видно, прошедшие века в бестелесном существовании повредили твой рассудок! Оглянись вокруг, ты в западне! Ты пошёл ва-банк и проиграл! Как говорится, шах и мат!
Захар улыбнулся.
— Признаю шах. А вот насчёт мата... Это мы ещё посмотрим!
— Ах вот как... Стража! Убить его людей! – выкрикнул Ярила, — А демона взять живым!
Стражники набросились на наш отряд. Зазвенела сталь. Пролилась первая кровь.
Краем глаза заметил, что гигантский кристалл, до этого светившийся золотым, стал сначала янтарным, а затем и ярко красным. От него пошли искры, в воздухе запахло грозой. Жрецы в ужасе уставились на происходящие с их главной реликвией метаморфозы. Но мне сейчас было не до них – стражники продолжали атаковать со всех сторон.
Сверху снова раздался громовой голос:
— Тревога! Перегрузка Главного Кристалла Башни! Требуется немедленная эвакуация персонала!
Все застыли как вкопанные. Ненадолго сражение само собой прекратилось.
— Что ты наделал?! Отвечай, демон! – вскричал в панике Ярила.
Захар злорадно рассмеялся.
— Ты не забыл, что сейчас время вечерней молитвы, святоша? Наш разговор транслировался во всех храмах и церквях твоего мира! Твои подданные крайне недовольны и возмущены!
— Ты заставил людей излучать энергию в деструктивном резонансе! Так значит, ты не собирался захватывать Сердце Мира! Ты хочешь уничтожить его!
— Я же говорил, что собираюсь дать людям Свободу! А ты думал, это пустые слова?
— Ох, как же я тебя недооценил! Но тебе же хуже! Стражники, в атаку!
Сражение продолжилось. Мы дрались отчаянно, и хотя стражников было больше, заметно было их пренебрежение тренировками. Ведь никто же всерьёз не думал, что кому-то хватит наглости напасть на Башню Света.
Пол был залит кровью, стражники теряли людей убитыми и покалеченными, однако и у нас были потери. Среди павших был и Игорь. Захар и Ярила бились между собой. Кто-то из стражников поскользнулся на луже крови и выпал через окно. В разбитое окно диспетчерской влетел ветер, разметав листы бумаги и мелкий мусор. От кристалла уже пошли молнии во все стороны. Пора было убираться отсюда.
— Отходим! – крикнул Ярила, — Все к выходу! Пускай остаются здесь, это верная смерть! Даже для демона!
Стражники начали отходить к лестнице, ведущей к лифту. Мы смогли достать ещё нескольких из них, прежде чем они заперли весь этаж с диспетчерской и забаррикадировали дверь. Пришлось вернуться обратно ничем.
— Они нас заперли тут. Намертво. Нам не пробиться. Что дальше, господин? – спросил я, с опаской поглядывая на взбесившийся кристалл.
— Кристалл скоро взорвётся, — ответил Захар задумчиво, — Высвободившейся энергии будет достаточно, чтобы уничтожить всю верхушку Башни. Даже если нам удастся вышибить дверь внизу, мы не успеем добежать вниз, а лифты наверняка уже отключены.
— Так значит... Это конец?
— Не факт...
Захар посмотрел на тела, лежащие вокруг.
— Жрецы-операторы! Быстрее, тащите их сюда!
Мы затащили троих операторов, всё ещё находящихся без сознания, в кресла. Захар занял место четвёртого.
— Владислав! Ты знаешь, что нужно делать, объясни остальным, только быстро! Мне срочно нужна энергия, ты понял?!
Я всё понял и объяснил остальным. Мы разделились на группы, привели операторов в чувство и начали их истязать. Зал наполнился безудержными криками. Захар в это время полулежал с закрытыми глазами, сосредоточившись.
Какое-то время ничего не происходило, а потом воздух в диспетчерской как будто покраснел. Приглядевшись, я обнаружил, что мы оказались в каком-то красном полупрозрачном коконе. Захар облегчённо вздохнул и открыл глаза.
— Готово! Я сжал Барьер до масштабов этой диспетчерской и перенастроил его! Владислав! Уводи всех вниз по лестнице, к двери! Там взрыв вас не заденет.
— А как же Вы, господин?
— Я останусь и буду поддерживать Барьер! Он ещё нестабилен!
— Но это же верная смерть! Даже для демона! Сам Святой Ярила так сказал!
Захар улыбнулся мне.
— Не волнуйся за меня, Влад! Как только закончу, я спущусь к вам! А теперь быстрее вниз!
Мы спустились вниз и начали выламывать дверь. Бесполезно, она не поддавалась.
Пока мы возились с дверью, грянул взрыв, сотрясший всю башню до основания.
Я выбежал наверх. Крыша исчезла, пол был усеян битым кирпичом, осколками, известью и прочим мусором. Там, где на постаменте был кристалл, в полу образовалась дыра. Пожалуй, через неё можно выбраться на нижний этаж. Должно быть, Барьер сработал, хоть и частично. Вот только Захара нигде не было видно.
Я подходил поочерёдно к каждому лежащему телу, пока не нашёл его. Захар лежал у лестничной ограды, весь израненный, в крови и без сознания. Проверил пульс на шее – ещё жив! Должно быть, доспехи приняли на себя часть удара. Но пульс слабый, он умирал. Я начал живо доставать кристаллы из сумки и прикладывать к его ранам.
— Быстрее, все сюда! Надо вытащить его отсюда!

Глава 9. Захар


Когда я очнулся и увидел деревянный потолок, то не сразу сообразил, где я. Потом почувствовал качку и понял, что нахожусь на корабле. Чуть приподнял голову и оглянулся – точно, лежу в каюте.
В каюту вошла Светлана.
— Захар... Хвала Яриле, ты очнулся!
Она подошла, опустилась на колени у кровати и легонько обняла меня, положив голову на грудь. Снова посмотрела мне в лицо и лишь тогда заметила укоризненный взгляд.
— Почему ты так на меня смотришь?
— Ты кому хвалу сейчас вознесла?
— Ой... Прости, как-то само вырвалось. Влад же мне всё рассказал. Это ведь из-за этого подонка ты в таком состоянии! А я, дурёха, возношу ему хвалу!
— Ничего, забудь... Долго я так провалялся?
— Сутки. Уже вечер следующего дня. Тебя Владислав и остальные привезли обратно на корабль. Удивляюсь, как они только тебя дотащили через всю башню.
— Где все?
— Твои слуги здесь, на корабле. А заключённые проникли в сокровищницу Башни, вытащили оттуда всё золото и ушли, даже не возвращаясь на корабль.
— Ну и правильно. Мы... То есть я всё равно обещал им это золото. Так что мы в расчёте. И что, жрецы их не остановили?
— Сразу после взрыва жрецы разбежались как тараканы. Влад сказал, что они кричали о Конце Света. Тебе повезло, что твоим людям не пришлось пробиваться вниз с боем.
— Да уж, повезло... Так значит, Конец Света, говоришь? Сейчас посмотрим... Подай-ка мне мою диадему.
Я настроился на синий канал. Эфир просто разрывался от сообщений. Они были буквально пропитаны паническим страхом. Сообщалось, что толпы людей громили церкви, в городах начались разбои и грабежи, на шахтах в посёлке Северный произошёл бунт каторжников, а Первосвященник объявил о начале Конца Света. Тогда я настроился на красный канал.
— ...и принимая во внимание сложившуюся ситуацию, я, Князь Света Владимир, с сегодняшнего дня объявляю Чрезвычайное Положение на всей территории Великого Мироградского Княжества с введением комендантского часа во всех гарнизонах. Приказываю всем главам городов и посёлков сконцентрировать усилия городской стражи по защите комендатур, храмов, церквей, торговых лавок и складов от посягательств со стороны отступников и мародёров. Возможны перебои со связью и снабжением. Просьба сохранять спокойствие и действовать автономно, пока связь не будет восстановлена. В дальнейшем...
— Ваша Пресветлость! Это Глава Южноморска! Простите, что прерываю, но дело чрезвычайное! Мне только что сообщили, что к городу подошла неизвестная армия и окружила его!
— Что?! Армия?! Откуда?!
— Не могу знать, Ваша Пресветлость! У них чёрно-красные знамёна! Их несколько тысяч. Они... Они готовятся к штурму! Город поражён неизвестной болезнью, многие жители эвакуировались, стражники не смогут отстоять город! Что мне делать?!
— Успокойтесь! Постарайтесь узнать, кто они и откуда! Вышлите переговорщиков!
— Вас плохо слышно... Повторите!
— Я... (помехи) откуда... (помехи) ...ков!
— Что... (помехи) ...дит, по... (помехи) ...связь?!
Связь прервалась. Я снял диадему, задумчиво покрутил её в руках.
— Наша работа? — мысленно спросил я у демона.
— А то чья же ещё! Сердце Мира было уничтожено, и это не только нарушило отлаженную систему передачи энергии, но и вызвало возмущения эфира! Не говоря уже о возмущении граждан, узнавших правду, и активизации любителей лёгкой наживы, которым только дай повод!
— А что это там за армия объявилась у Южноморска?
— Армия Князя Тьмы! Слыхал про чёрно-красные знамёна? Всё-таки не зря мы задержались в диспетчерской! Я таки успел передать сообщение своим, что Барьера больше нет! И они прислали нам армию! Прямо к припрятанному знаку в Зелёной долине.
— Что, вот так просто, по доброте душевной и прислали?
— Да не, за ними должок есть один, Чёрные Вороны когда-то их здорово выручили. Да они и сами не прочь поквитаться с Джейкобом. Жаль, что ему удалось сбежать.
— И что, эта армия будет меня слушаться?
— До тех пор, пока ты им платишь. Это же наёмники.
Я снова посмотрел на Светлану.
— Ну как, удалось что-нибудь узнать? – спросила она.
— Да... Кажется, наступает Конец Света. А я стал Князем Тьмы и вот-вот покорю этот мир.
Она рассмеялась, отчего на её щеках появились ямочки. До чего же она красива, когда улыбается!
— Как тебе удалось уговорить капитана не выбросить нас за борт? Заключённых больше нет, наших мало.
— А вот взяла и уговорила. Не спрашивай, как.
— Не буду. Надеюсь, он не превратился в дряхлого старика? А то... Ай, моё плечо! Ты чего кусаешься? Больно же!
— Сам виноват! Дурак... Я ведь для тебя старалась!
— Прости... С такими наклонностями я рад, что ты суккуб, а не вампир.
— А что, могла бы стать?
— Ага. Была бы холодной, бледной, скрывалась от обжигающего солнца и постоянно шипела бы на меня из темноты, как змея.
— Ш-ш-ш-ш-ш...
— Ну хватит... М-м... Плечо всё ещё болит. Ого! Ты же мне кожу прокусила, вон, кровь выступила! Хоть бы пожалела раненого!
— Дай-ка посмотрю... И правда, прокусила. Бедняжка... Лежи, раненый, сейчас я тебя подлечу.
Она начала целовать мою рану. След от укуса постепенно исчез на глазах, боль прошла.
— Давай посмотрим на другие твои раны...
Света откинула одеяло и начала целовать шрамы на моей груди, потом перешла на живот, потом ещё ниже... Пока она ласкала меня, я чувствовал прилив сил, при этом испытывая неземное блаженство.
— Вот меня всегда удивляло, где девушки из приличных семей успевают этому научиться? – хмыкнул демон в самом разгаре процесса.
— Заткнись! – мысленно прикрикнул я на него, — И вообще, сделай вид, что тебя тут нет!
— Понял. Затыкаюсь.

Проснулся я от осторожного стука в дверь каюты. Светлана спала рядом, положив голову на плечо. Я осторожно, чтобы не разбудить её, поднялся, надел штаны и выглянул в коридор.
У двери стоял матрос.
— В чём дело?
— Через полчаса подадут завтрак. И ещё господин капитан сказал передать Вам, что мы уже на рейде Южноморска. Корабль не может войти в порт из-за объявленного карантина. Но мы можем спустить шлюпку и высадить Ваших людей на побережье.
— Передайте господину капитану, что меня это вполне устраивает. Скажите, что мы будем готовы через час... – я оглянулся на спящую Светлану... – Нет, через два часа. И передайте ему, что я готов щедро заплатить ему за доставленные неудобства.
— Да, господин.
Матрос кивнул и ушёл, а я тихонько прикрыл дверь.
— Кто это был? – сонно спросила Светлана, не открывая глаз.
— Собирайся, через два часа нас посадят в шлюпку и высадят на берегу.
— Так скоро? Ох, у меня нет сил... Так спать хочется...
Я присел на койку, наклонился и поцеловал её в лоб, потом в губы. Света улыбнулась.
— М-м-м... Да ты никак хочешь поделиться со мной энергией?
— Можно и поделиться. До завтрака ещё полчаса, постараемся уложиться.

После завтрака мы собрали свои вещи и вышли на верхнюю палубу. Влад и ещё четверо наших уже были там. Вся моя свита. Я поговорил с капитаном Вроде бы седых волос у него прибавилось, и вид был довольно усталым. Отдал ему все червонцы, которые у меня ещё оставались. Всё равно эти деньги уже не имели прежней цены. Обняв Свету за талию, я стоял у борта и смотрел на город вдали. В порту не было ни одной лодки, сам город словно вымер. Кое-где над крышами поднимался густой чёрный дым – должно быть, там начался пожар. С двух сторон от города видны были какие-то шатры и люди вокруг них. Должно быть, это и есть моя армия.
Армия Князя Тьмы.

Комиссар
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Князь Тьмы
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010