Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Про Гошу-молодца или Однажды в космосе…

Про Гошу-молодца или Однажды в космосе…


29 февраля 2113 года,
юпитерианский метеоритный пояс,
горнодобывающая станция «Прометей»


Пробуждение давалось Гоше очень нелегко. Вчера по случаю собственного Дня Рождения он основательно надрался с друзьями и уснул прямо мордой на праздничном столе. Теперь морда здорово отекла, глазелки пришлось разлеплять чуть ли не пальцами (а те тоже не особенно хорошо слушались хозяина), шея разгибалась медленно и болезненно, а во рту «будто мышки посидели». Но хуже всего, конечно, была ноющая головная боль, толчками отдающаяся в черепушке при каждой Гошиной попытке пошевелиться и придать телу более приличное положение.
Утвердившись, наконец, на стуле более-менее ровно, Гоша неожиданно понял, что за столом он не один. Хотя вчера, обнаружив, что виновник торжества их покинул, гости кое-как, плотными группами по два-три человека, уползли восвояси. Как теперь выясняется, кроме одного. Где-то с третьей попытки Гоша, наконец, сумел сфокусировать зрение. На противоположном концом того, что вчера было праздничным столом, а сейчас – просто свинарником, сидела молодая женщина. И было это совершенно невероятно, потому что «на рудники» «Евразиакосмоиндастриз» в дальнем космосе женщин не нанимали: «во избежание возможных…». Гоша протёр глаза, проморгался и снова вперил взгляд в неожиданную гостью. Даже головная боль отошла на второй план, потому что видение не только не исчезло, но напротив, приобрело вполне конкретные черты. Гоша узнал Риту Ляллитоп – новомодную звезду интервидения в её самом известном образе белокурой эльфийки.
— Приветствую тебя, человек! – хрустальным голосом произнесла Ляллитоп. – Я путешествовала по Галактике и потерпела аварию в вашей системе. Мне требуется помощь, и я попыталась установить ментальный контакт с местными носителями разума. Твоё состояние сознания в этот момент наиболее подходило для контакта.
От неожиданности Гоша икнул и заявил видению, что ранее уже знавал не только её саму, но и некоторых родственников по материнской линии. Ляллитоп инопланетного розлива сморщила безупречный носик и совершенно по-земному надула и без того пухлые губки. Гоша меж тем бочком-бочком (в индивидуальной каюте горнодобывающей станции особо не развернёшься) протиснулся мимо эльфийки в санитарный отсек, пустил холодную воду на весь напор и, глубоко вздохнув, сунул под этот гейзер свою несчастную голову.
Минуту спустя он интенсивно сушил волосы банным полотенцем, про себя думая, что если провести шесть месяцев в нескольких астрономических единицах от ближайшей живой женщины, то даже перепойные зелёные человечки начнут приобретать вид модных артисток. Мысленно Гоша пообещал себе две вещи: больше так не напиваться и не испытывать молодой организм длительными контрактами в дальнем космосе. Наконец, облегчённо выдохнув, Гоша повернулся… и похолодел: Ляллитоп сидела на бортике угловой ванны, нервно накручивая белокурую прядь на палец.
— Послушайте, Георгий, — голос её подрагивал, словно она вот-вот расплачется, — мне действительно требуется помощь! Если вы не можете мне помочь, скажите сейчас: чтобы найти другое подходящее для контакта сознание, нужно много времени!
— Сгинь, нечистая! – заорал Гоша, уже сам готовый расплакаться и лихорадочно соображающий, что в первую очередь нужно делать при белой горячке.
— Вот так вы, мужики, всегда! — Ляллитоп сокрушённо вздохнула, отчего идеальная грудь в нескромном вырезе её платья соблазнительно приподнялась и опустилась. А Гоша с тоской подумал, что до конца контракта у него ещё без малого полгода такого же постного существования и… сдался: даже если загадочным образом материализовавшаяся в его каюте Рита Ляллитоп не более чем алкогольный психоз, то уж очень реалистичный.
— Это, подожди! Какая ещё помощь? Ты как вообще здесь оказалась?
Рита всплеснула руками:
— Да я же объясняю: мой корабль потерпел аварию в окрестностях планеты, которую вы называете Юпитер. Здесь неподалёку. Я не могу самостоятельно починить его, поэтому и пришлось нарушить Кодекс Исследователей, и обратиться за помощью к местным разумным существам. Как я уже сказала, твоё сознание в этот момент оказалось ближайшим, которое было достаточно расширенно, чтобы стал возможен ментальный контакт.
«Вот блин, как же вчера надо было нарезаться, чтобы эта инопланетная ментатка зацепилась именно за меня!»
— Подожди, подожди, что-то я плохо соображаю после «расширения сознания», — перебил Гоша. — То есть, тебя на самом деле здесь нет?
— Да, физически я нахожусь на своём корабле, — кивнула пришелица, — просто я создала свою психопроекцию в твоём мозге.
— А почему в таком виде? – Гоша указал на образ хрупкой эльфийки в просвечивающем белом платье и гривой белокурых волос до пояса.
— Я подумала, что мой естественный вид может показаться тебе слишком экзотическим, и это негативно скажется на налаживании отношений. Поэтому выбрала знакомый тебе облик.
«Куда уж экзотичнее!»
— Логично, но почему именно Рита Ляллитоп?
— В твоём сознании этот образ имеет самую яркую эмоциональную окраску. Мм… кажется, на вашем языке это называется «сексуальный фетиш», да?
Пока Гоша заливался густым румянцем, эльфийка невинно хлопала огромными миндалевидными глазищами.

* * *


Немного оправившись от шока, Гоша выяснил, что космический корабль пришелицы совершил вынужденную посадку на небольшом астероиде. Чтобы помочь инопланетянке, нужно было добраться до корабля и отбуксировать его на более высокую орбиту, где та смогла бы задействовать устройство гиперпространственного перемещения.
Пораскинув мозгами, Гоша решил, что ничего невыполнимого не требуется. Здесь, в окрестностях Юпитера он трудился на благо «Евразиакосмоиндастриз» машинистом космохарвестера, вытряхивая ценные минералы из юпитерианских астероидов, и само собой, имел допуск к орбитальному пилотированию. Кроме того, по примеру многих своих коллег Гоша оборудовал личный космокатер (единственное, что у него осталось личного после развода с женой) масс-спектрометром и ещё кое-какими приблудами для дистанционного геологозондирования. «Тихая охота» на богатые минералами астероиды приносила небольшой дополнительный доход, поскольку горнодобывающие компании платили за эту информацию пропорционально перспективности месторождения, и была хоть каким-то развлечением.
Гоша согласовал время вылета и маршрут с астронавигационной службой. До стартового «окна» оставалось ещё пару часов, и, вняв слёзным просьбам оказавшейся жутко любопытной инопланетянки, Гоша провёл их у интервизора. Научно-познавательные и политические каналы показывать побоялся («Мало ли что у этих «Исследователей» на уме!») и вначале включил телешоу. Но минут через пять Гошу вытошнило, и, несмотря на протесты гостьи, он переключился на какую-то мелодраму а-ля «сопли в сахаре». Там, по крайней мере, актёры не тупили, не матюгались каждую минуту и не таскали чуть что друг друга за волосы.
По ходу сюжета пришелица буквально закидывала Гошу вопросами об особенностях человеческих отношений, в особенности между земными мужчинами и женщинами. Хуже всего было то, что для сравнения она пользовалась собственным Гошиным опытом, почерпнутым из его сознания. Причём вытаскивала оттуда уже хорошо забытые или очень желаемые быть забытыми Гошей моменты, так что парень краснел, потел и не знал, куда деться. Порой ему хотелось просто послать эту соблазнительную на вид проекцию инопланетного разума к ядрёной бабушке. Гоша вообще никогда не считал себя знатоком в подобных вопросах. Если не считать мимолётных романов, то по-настоящему он любил два раза в своей жизни, и оба раза всё закончилось полным разочарованием. А в последний раз – ещё и материальными потерями. Со своей супругой Гоша успел прожить всего ничего, когда на её пути неожиданно возник космокорабельный врач – Аполлон и Склифосовский в одном флаконе. Набить ему рожу Гоша не успел: с месяц поморочив его жене голову, учёный красавчик свалил в очередной дальний рейс. Супруга истово покаялась перед Гошей, и сначала вроде всё вернулось в прежнее русло. Но спустя некоторое время девушка загрустила, стала плакать по ночам, а в один чёрный для Гоши день, пока тот был на работе, собрала чемоданы и улетела вслед за подлецом-доктором. Документы на развод она прислала уже с форпост-станции где-то в облаке Оорта. Гоша скрежетнул зубами, но решил, что в такую «жо» Солнечной системы он выяснять отношения не полетит. Тем более что после раздела имущества он мог позволить себе билет только в один конец. Собственно, после этого Гоше и пришлось завербоваться на юпитерианскую станцию.

* * *


Космокатер у Гоши был без удобств и излишеств, как например герметичный кокпит. Приходилось потеть в скафандре. Тем удивительнее было видеть эльфоподобную Риту, занявшую место второго пилота, проигнорировав даже привязные ремни. Хотя, в самом деле, зачем они ей.
Гоша вывел катер на орбитальную траекторию. Дальше можно было воспользоваться автопилотом, но Гоша усиленно симулировал занятость процессом пилотирования, лишь бы избежать продолжения потока «каверзных» вопросов инопланетянки. Она и так постоянно пыталась переключить его внимание на себя. От этих «переключений» Гоша так утомился, что всё же активировал автопилот, рыкнул на не в меру любопытную «проекцию», и ненадолго задремал. Проснулся он уже на подходе к точке манёвра. Сверился с астронавигатором: помех не было, только где-то слева, со стороны открытого космоса тащился харвестер «Ипон-космос-дзайбацу». Цель путешествия уже была видна в визоре телескопа – астероид, похожий на вытянутую картофелину около восьмисот метров длиной в наибольшем измерении. Всего-то и оставалось: подойти параллельным курсом, сравнять орбитальные скорости, найти аварийный корабль по сканеру, подработать к нему ближе, чем на сотню метров, и заарканить на внешнюю подвеску.
Всё казалось так просто, что задав манёвр сближения, Гоша расслабился, периодически поглядывая на соблазнительную «проекцию» в соседнем кресле. Из томной задумчивости его вывел сигнал системы предупреждения об опасном сближении: японский харвестер снижал орбиту с набором скорости, причём его траектория пересекалась с Гошиной как раз в районе искомого астероида. С нехорошими догадками Гоша активировал комплекс геологозондирования. Так и есть! Несмотря на большое расстояние и слабую мощность сканера, экран вспыхнул ярким светом, показывая на астероиде агломерацию редкоземельных металлов в высокой концентрации. Даже если японский геологический комбайн изначально имел другое задание, пройти мимо такого сокровища он не мог. Вот только японец представления не имел, что эта агломерация – инопланетный корабль с разумным существом на борту! Прочитавшая Гошины мысли пришелица с надеждой спросила:
— Гошенька, ты же ведь не дашь им отправить меня в переплавку?
Гоша, матюгнувшись про себя, начал менять траекторию. Пальцы в неуклюжих перчатках не попадали по клавишам, бортовой компьютер охреневал от вводных, которые противоречили друг другу и физике орбитального движения. В общем, когда Гоша отошёл от перегрузки, сопровождавшей его чудо-манёвр, то понял, что с тем же результатом можно было вообще ничего не предпринимать. А вот заранее всё просчитавший японский машинист филигранно подвёл харвестер к астероиду, подработал парой тормозных импульсов и с несвойственной двух тысячетонной махине грациозностью заставил её зависнуть почти вплотную к поверхности. С такого расстояния «Ипону» даже не было необходимости заякориваться.
Пока Гоша бессильно матерился, Рита спокойным и каким-то бесцветным голосом произнесла:
— Какой же ты всё-таки мудак, — и отвернулась, стараясь не смотреть, как из нутра комбайна выползают горнопроходческие лазеры и мощные электрогенные захваты.
Смесь чувств накатила на Гошу: обида, злость, разочарование и растерянность одновременно. Ещё сегодня утром в его жизни было только две проблемы: похмелье и развод с женой. А теперь он болтается в космосе вместе с полуголой плачущей эльфийкой, в реальности которой (и собственном психическом здоровье) он сильно сомневается.
Позже Гоша признавался, что никакого хоть сколь-нибудь связного плана у него не было в тот момент, когда взгляд упал на большую оранжевую кнопку активации аварийного радиомаяка. Гоша кулаком расколол защитный колпачок, почти по-карлсоновски бросил Рите:
— Не реви! – и вдавил кнопку, на всех частотах оглашая округу своим «мэйдеем».
— Ты чего это?! – всхлипнула Рита, не сумевшая прочитать замысел Гоши (по причине отсутствия оного), но мужчина не удостоил её даже взглядом.
На «Ипоне» недоумённо прекратили подготовку оборудования, учуяв в непосредственной близости чьи-то «хэлпы». На радиозапрос что у него стряслось, Гоша сокрушённо посетовал – мол, из-за микрометеорита катер потерял ход и теряет кислород в космос. С борта харвестера открытым текстом согласились с Ритой, что Гоша реально мудак, и как только его такого выпустили в космос на космическом мусоре, который он называет катером.
Гоша слушал со злорадной усмешкой, глядя, как харвестер сворачивает оборудование и нехотя начинает маневрирование. К Гошиному удовольствию, если к вожделенному сгустку редкоземелов «Ипон» зашёл с изяществом пантеры, то сейчас харвестер скорее напоминал гиппопотама, который вместо любимого болота вдруг оказался в быстрой горной речке. Ему приходилось снижать орбиту и с трудом гасить возраставшую при этом орбитальную скорость. Гоша в это время так быстро, как только мог, стучал по клавишам, высчитывая курс японца и прокладывая свой. Наконец, харвестер на построенной Гошей траектории прошёл точку невозврата, и Гоша дал команду на двигатели.
Когда «потерявший ход» космокатер вдруг кузнечиком рванул прямо на харвестер, с его мостика Гошу помянули по матушке не только на интерлингве, но и, похоже, на родном японском. Там лихорадочно переложили двигатели из реверса на прямую тягу, многотонная махина моментально набрала импульс, и её рывком снесло в сторону. Но всё равно катер с харвестером разминулись на опасно близкой дистанции.
Ляллитоп больше не ревела и, притихнув, наблюдала за Гошиными действиями. У самого Гоши в голове сейчас была пустота, сквозь которую проносились лишь формулировки статей: «за аварийно-опасное пилотирование», «за хулиганство» и наконец, фактически «за захват имущества» японской дзайбацу в виде астероида, который харвестер успел-таки застолбить сбрасываемым вымпелом с радиомаяком. Гоша силился вспомнить: по международному уголовному кодексу ему вынесут наказание по принципу «поглощения большего меньшим» или всё же «по совокупности».
Стараясь при сохранении скорости максимально близко подойти к астероиду, Гоша, почти не дыша, подрабатывал двигателями малой тяги. Промах составлял около сотни метров. Немного не достигнув точки максимального сближения, Гоша отстрелил в сторону астероида привязной зонд – небольшой бур на длинном тросе. Высокооборотная буровая головка быстро зарылась в породу на пару метров, надёжно заякорившись, и тогда Гоша застопорил лебёдку. Трос натянулся, перегрузка скакнула чуть ли не до десяти единиц. Ощущая себя так, будто на него наехал самосвал, Гоша тем не менее, с удовлетворением отметил: катер, крутанувшись на привязи, погасил скорость и приближается к поверхности астероида. Посадка мягкостью не отличалась: Гошу шматануло так, что лопнул один из привязных ремней (при этом что-то подозрительно хрустнуло внутри организма, и Гоша очень надеялся, что это не ребро), однако в целом катер выдержал, не развалился. Ляллитоп, на удивление, в ходе их стремительной посадки ни разу не взвизгнула. Однако фразочка, вылетевшая из её очаровательного ротика после, заставила покраснеть даже Гошу.
Придя в себя, Гоша с удовольствием выдернул кабель питания радиостанции, избавившись, наконец, от орущего радиомаяка и орущих японцев, которых уносило к Юпитеру, и включил сканер. Корабль пришелицы лежал метрах в двадцати впереди-справа от катера. Радиации и других вредных полей, и излучений не было.
— Пойдём, времени мало! – махнул он Рите, выбираясь из катера. Только полные профаны думают, что передвигаться в невесомости легко и приятно. В отсутствии тяготения пропадает вес скафандра, но не его масса и неуклюжесть. Да ещё при каждом шаге нужно «притирать» к поверхности «липучки»-адгерины на подошвах ботинок, чтобы не сорваться и не улететь в открытый космос. Так что двадцать метров туда-обратно – это не меньше двадцати минут. На секунду забыв об эфемерной сущности «проекции», Гоша повернулся, чтобы помочь ей вылезти из катера. Несмотря на нервозность обстановки, пришелица жест оценила, и образ Риты Ляллитоп одарил Гошу очаровательной улыбкой.
Инопланетный корабль имел вид очень вытянутой пирамиды с треугольным основанием из серого матового металла длиной примерно в человеческий рост. Он казался чешуйчатым из-за покрывающих обшивку разноразмерных полупрозрачных призм и призмочек.
— Так значит ты здесь, внутри? – спросил Гоша, прикидывая, что в реальности его неожиданная подруга должна быть довольно миниатюрна.
Пришелица кивнула, не отрывая взгляд от своего корабля. Гоша фомкой (инструментом, незаменимым даже в космосе) как можно аккуратнее отковырнул его примерзший борт от поверхности астероида. Чудо внеземной инженерной мысли повисло в невесомости, и Гоша потащил его к катеру. Ляллитоп с чисто женской суетливостью семенила рядом, забегая то слева, то справа в полном бессилии хоть чем-то Гоше помочь.
Чтобы выйти за пределы «гравитационного колодца» планеты, Гоше пришлось подчистую сжечь топливо в баках катера. И потому он очень надеялся, что после восстановления связи и аварийного маяка его достаточно быстро найдут. В противном случае космические силы охраны порядка рискуют предъявлять свои претензии уже его бездыханному и заледеневшему трупу. Корабль инопланетянки всё это время спокойно висел под брюхом катера, удерживаемый «тяговым лучом», обычно используемым для сбора мелких астероидов и кусков породы.
Гоша взглянул на Риту и переключил полярность «тяглуча». Силовое поле оттолкнуло её корабль от катера, отправляя в свободный полёт.
— Ну, вот и всё, — грустно констатировала пришелица.
— Ты вроде как и не рада! Или боишься дома «ата-та» получить? – попытался пошутить Гоша, хотя и у него на душе было не очень радостно.
Она пожала плечами:
— Ты мне очень помог! А я даже ничем не могу тебя отблагодарить!
Промелькнувшую было в голове мысль: «Покажи грудь!» — Гоша отмёл как банальную и не соответствующую моменту: раньше надо было просить. Потому только смущённо отмахнулся:
— Ладно, чего там!
— Нет, правда! Знаешь, в вашей галактике мало кто из разумных существ стал бы так самоотверженно помогать чужачке! – горячо воскликнула Рита. – Разве что тапчапы, ну и может быть хантеры, но те напрочь отмороженные!
Рита вздохнула и сокрушённо покачала головой, неожиданно рассмешив Гошу.
— Ты чего? Тоже себе что-то отморозил?
— Просто нервы, извини. Не знаю, что ты там нашла в моей голове о нас, землянах, но за время нашего знакомства ты стала очень похожа на земную женщину.
Рита посмотрела на него подозрительно:
— Это комплимент или обвинение?
— Поправка: ты похожа на очень классную земную женщину!
— Да? Спасибо. На самом деле, я не успела до конца понять вас. Хотя вы и сами, мне кажется, не всегда себя понимаете, – Рита улыбнулась. — Но внутри у вас столько настоящих чувств! Вы такие, такие… Просто нет слов! Я обязательно дам землянам положительную характеристику в своём докладе Корпусу Исследователей! И ещё…
Рита посмотрела на Гошу долгим пронзительным взглядом своих огромных светло-серых глаз:
— Спасибо за всё! Я никогда тебя не забуду! – она судорожно вздохнула. – А теперь прощай!
Образ медленно растаял. Спустя минуту Гоша разглядел, как корабль инопланетянки, успевший удалиться на приличное расстояние, исчез в серебристом вихрящемся облаке.
Гоша включил радиостанцию, откинулся в кресле и под заполошные сигналы аварийного маяка подумал: даже если по прибытии на станцию «добрые люди в белом» убедительно докажут ему, что с пьяну и не такое привидится, он всё равно ничего не забудет. Потому что сегодня – может быть единственный день в его жизни, когда рядом с ним была потрясающе красивая девушка, которая умела читать его мысли, и ради которой хотелось совершать самые безумные поступки…

ИСКандер ИНдрик
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Про Гошу-молодца или Однажды в космосе…
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010