Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Последнее желание

Последнее желание



Руссо попрыгал. Ничего не звенело, не брякало, значит, оружие и гермокостюм подогнаны как надо.
— Капитан, корабль на орбите, будем ждать тебя, на челноке два маяка, наводчики отслеживать будут. Если что — наша десантная команда в режиме боевой готовности, за двадцать минут, полчаса максимум, по любому твоему сигналу в любую точку планеты.
— Спасибо, Хэм, но... Это моё личное дело, я не вправе командой рисковать. Любое появление любого боевого корабля Федерации — прыгайте с орбиты в свободные миры к ближайшей верфи.
— Кэп, мы тебя не бросим. — Старпом Рудольф Хаммер был старше капитана раза в два и, будучи помощником канонира, в своё время видел нынешнего капитана ещё юнгой, поэтому был с некоторого времени единственным человеком на корабле, который мог позволить в личном разговоре сократить его должность подобным образом.
— Хэм, это приказ, — ласково, но твёрдо произнёс Руссо.
— Ладно, Кэп, давай не задерживайся там, возвращайся быстрее.
— Как только — так сразу, Хэм. Если от меня двадцать четыре часа сообщений не будет — тоже прыгайте.
— Да всё нормально будет, чего там. Ну не найдёшь эту штуковину, мир не рухнет. Главное там осторожнее, на плоскости-то. Планета необитаема, но хрен знает, что за дрянь на ней водится.
— Да ладно тебе, не маленький уже.
— Ну, с Богом!
— Где наша не пропадала! — Руссо хлопнул старпома по плечу, подмигнул и уселся в кресло пилота разведывательного скаута.

Хаммер тяжело вздохнул и ушёл с посадочной палубы. На диспетчерской оператор задал вектора скауту, загерметизировал посадочную палубу и дал разрешение на взлёт.

"Удачи тебе, Кэп, надеюсь, ты найдёшь то, что ищешь... И плевать на всё!" — пробормотал себе под нос старпом и отхлебнул из фляжки.

Тем временем Руссо уже отшлюзовался с посадочной палубы и задал борткомпьютеру параметры траектории полёта ко второй планете системы. Достал из внутреннего кармана гермокостюма фотографию. На фотке был он и Екатерина, команда на заднем плане весело поливала их шампанским. Это была импровизированная свадьба на борту «Фартового» — его корвета. Весёлое было времечко... «Фартовый» при своей впечатляющей скорости обладал вооружением, которому мог позавидовать любой лёгкий крейсер Федерации. Этот корвет любая верфь в свободных мирах почла бы за честь принять у себя. Рядом с посадочной палубой каждый раз выстраивали своих лучших проституток местные мадам. Любой из офицеров команды по прилёту имел практически неограниченный кредит в местных казино, питейных заведениях и развлекательных центрах. Да что там, сам губернатор Новой Тортуги нередко приглашал Руссо на званые обеды в качестве почётного гостя. Одной из причин был тот факт, что команда «Фартового» обеспечивала примерно десять процентов дохода в казну губернатора, второй и главной — то, что губернатор спал и видел, как бы выдать свою младшую дочь за удачливого капитана.

Мало кто знал, что Руссо по происхождению был аристократом. Единственный сын Пресветлого Лорда Альтаира, он в возрасте семи лет был похищен пиратами с целью получения выкупа. Нападение на прогулочную яхту было дерзким и продуманным до мелочей. Пиратский фрегат совершил прыжок в гипер буквально за секунду до того, как абордажные команды подоспевших на помощь альтаирских крейсеров пристыковались к броне агрессора. Капитан фрегата, Роберту Диаш, не без оснований рассчитывал получить за сынка богатого папаши весьма круглую сумму алмазами, но вот незадача — спустя два дня началась война с аккразийцами, и в первый же день флагман Альтаирского флота «Чёрный ворон» подорвался на минном поле. На его борту находился сам Пресветлый Лорд и его жена. Разгневанный этим обстоятельством Роберту уже хотел выбросить резко обесценившегося пацана за борт, но за него вступился второй помощник канонира Рудольф Хаммер. В итоге Руссо оставили на борту, а Рудольф начал учить его премудростям канонирского дела. Вскоре новоиспечённого юнгу, готового выполнить любое поручение, экипаж признал за своего. Он оказался очень удобен при выполнении мелких поручений офицеров команды, да и уроки Рудольфа пошли ему впрок, он впитывал информацию как губка и вскоре в знании теории и практики корабельных орудий мог поспорить и с главным канониром.

А после того как, пробегая мимо главного поста силовой установки по одному из поручений капитана, застал там спящего помощника инженера и кучу световых индикаторов, вопиющих о забросе давления во вторичном контуре этой самой установки, и вовсе был признан талисманом команды. Помощник инженера был отшлюзован за борт без гермокостюма, а капитан распорядился о выделении юнге впредь, начиная с этого самого момента, одной семьсот семьдесят седьмой доли от всей добычи команды по возвращении в порт. Кроме того, главный инженер начал натаскивать его по силовым установкам космических кораблей и управлению ими.

Полноценным членом команды он стал много позже, успев к тому времени отведать и прелести портовых проституток, и прелести последствий близкого общения с ними.
В тот раз всё пошло наперекосяк, возможно ВКФ Альтаира просто устроил им засаду. Простой и вкусный транспортник с рубидием никем не охранялся, Роберту вёл его долго, убеждаясь в отсутствии сопровождения. Но стоило их абордажной команде высадиться на транспортник — откуда ни возьмись появилась оперативная эскадра ВКФ. Стрелять по пиратам они не могли — уничтожили бы и транспортник заодно, но десантников на борту крейсеров ВКФ было раз в двадцать больше чем на фрегате. Можно было, спасаясь от крейсеров, уйти в гипер, но тогда вся абордажная команда осталась бы на борту транспорта. И Роберту отдал приказ абордажникам хватать всё ценное, что попадётся под руку и возвращаться на борт. К тому времени как первый из абордажников вернулся на фрегат, десантники ВКФ уже вскрыли корпус пирата рядом с силовой установкой, как бы разрезая корабль пополам. Теперь они распределятся на две группы — одна пойдёт к носу, другая к корме — и будут захватывать все жизненно важные посты. Руссо лежал на полу с заряженным пулемётом в районе переборки, отделяющей отсек силовой установки от носовых жилотсеков, когда на него выбежало полтора-два десятка ВКФ-овцев. Закончил стрелять только тогда, когда второй помощник инженера оторвал его от пулемёта. На полу лежали убитые десантники ВКФ, пульт управления силовой установкой дымил — Руссо зацепил его длинной очередью.

Героем битвы стал Натаниель Огл, главный канонир, вышедший в переходный отсек, через который шлюзовались десантные боты ВКФ и закрывший его снаружи. Один бот не мог нести более сорока человек, поэтому снаружи у отсека уже собралась очередь ботов с абордажными командами. Главный канонир, закрыв отсек снаружи, взорвал гранатой абордажный шлюз, теперь ВКФ-овцам пришлось тратить драгоценное время на стыковку нового. Они не успели. Как только последний десантник абордажной команды пиратов вернулся на борт, фрегат ушёл в гипер.

Уже в гипере команда искала на корме оставшихся десантников ВКФ. В этой процедуре принимал участие и сам разъярённый до чёртиков капитан. Участь ВКФ-овцев была незавидна. А после того, как один из десантников, отстреливаясь, смертельно ранил Роберту, их участь стала ещё незавиднее. Теперь их уже не просто убивали...

После смерти Роберту на совете следующим капитаном выбрали бывшего старпома, Дейвида Кляйна. На место героически погибшего главного канонира новоиспечённый капитан назначил Рудольфа Хаммера, а уж тот позаботился о том, чтобы первым помощником канонира сделали Руссо. Всего в ходе того боя погибла почти треть команды фрегата, поэтому оставшиеся в живых члены команды сильно подросли в должностях. Фрегат отправился на Новую Тортугу — чиниться и доукомплектовать команду.


* * *


Капитан Екатерина Морозова по прозвищу Десант жила скромно в двухкомнатной квартире Звенигорода, доставшейся по наследству.
За год до вынужденной отставки из управления безопасности она получила эту квартиру и осталась на всем белом свете совершенно одна. Судьба распорядилась так, что одиночество стало ее основным уделом, роком и расплатой за упрямый выбор.
Каждое утро, словно застывший в вечности День сурка, начиналось с воркования голубей на подоконнике и абсолютно бессмысленной процедуры вставания. Умывание, травяной чай, легкий завтрак, после чего следовали двухчасовые занятия специальной гимнастикой. Отчаянная надежда заставить работать разорванные и кое-как сшитые врачами сухожилия на левой руке все еще была сильна в ней.
Природное упрямство вкупе с невероятным упорством, а также привычка оставаться в форме, в постоянной готовности к вызову на новое задание помогали ей день за днем побеждать депрессию, засевшую тупым ржавым гвоздем в груди. Впрочем, теперь с каждым днем бороться с одиночеством было все тяжелее. Вот уже как пол года о ней никто не вспоминал — она разогнала их всех, всех тех, кто проявлял заботу после ранения и последовавшей отставки. Кому нужна женщина-калека с искореженным от взрыва телом?
С огромной неохотой она наконец встала с постели. Состроив зеркалу жуткую гримасу, занялась не до конца зажившими ранами на груди.
Глядя на красивое молодое лицо, вполне достойное, чтобы если и не быть фотомоделью, то с легкостью способное свести мужчину с ума, трудно было догадаться, какое смертоносное и жестокое в экстремальных ситуациях существо обитало внутри этой женщины. Невидимая для непрофессионального взгляда боевая машина, оснащенная всеми современными навыками рукопашного боя, скрывалась в ней и лишь терпеливо ждала своего часа. И если бы не это обстоятельство, она вряд ли бы в свое время попала в десантуру, а затем в управление. Не выжить бы ей и после того случая на самолете, когда ей пришлось противостоять террористам, имевшим неосторожность захватить рейс, на котором их группа возвращалась домой с очередного задания.
Расправившись с неприятными процедурами растирания мазей по израненному телу, Катя, снова скривившись отражению в зеркале, поплелась на кухню.
Ей было двадцать восемь, хотя сейчас она самой себе казалась куда старше. А ведь еще какой-то год назад ей по виду не давали двадцати!
Лучше бы ей тогда изуродовало и лицо, в очередной раз с мстительностью самой себе подумала она. Не пришлось бы мучиться и витать в облаках утопических фантазий о безвозвратно утерянном. Особенно обидно было осознавать именно этот факт. Былого не вернешь. Человеческая жизнь, как хрупкая фарфоровая чашка, однажды разбитая, а потом склеенная, не имела уже прежней прочности и ценности. Годами реализуемые планы, шаг за шагом достигаемые вершины жизненных целей вмиг летели в тартарары, как падает с откоса в пропасть разогнавшийся и не в состоянии свернуть с рельс неудач поезд.
На вторую неделю после того, как она загремела в госпиталь, от нее ушел парень, и она прекрасно понимала, что послужило причиной его внезапного исчезновения. Сотрудникам управления не позволялось иметь партнеров вне конторы. Романтическая любовь там так же не поощрялась. Все личные отношения строились с сугубо профессиональной подоплекой и регулировались начальством.
"Рабочий муж" Морозовой, эдакий Джеймс Бонд, сразу же после официального извещения об освобождении ее от работы получил новую напарницу и теперь усердно отыгрывал с той истертую роль влюбленных молодоженов. В конце концов, обижаться не на что, они сами когда-то выбрали себе такую судьбу. И хоть последний парень Катю вполне устраивал и даже был более чем симпатичен ей, она обязана была подавлять глубоко в себе горечь разлуки. На его месте она не колеблясь поступила бы также. Что, впрочем, не отменяло ясного осознания прописной истины, что все мужики — козлы.
По крайней мере расставание с молодым человеком окончательно помогло ей загнать бесполезные чувства в глубины сознания и руководствоваться одним лишь холодным расчетом. Когда-нибудь она залечит эти чертовы раны, восстановит руку, соберет денег для безумно дорогой пластической операции — и вот тогда придет время передать эстафету душевных мучений ее милому-суженому. А заодно и всей конторе в целом, которую никогда не считала родным домом, в отличие от десантных войск, где бравые красавцы в голубых беретах души не чаяли в своей беспощадной инструкторше по рукопашному бою.
В отличие от готовки, которая ей никогда не давалась, умение драться было у нее в крови. Вот и сейчас, пережевывая недожаренный тост с маслом и запивая его горьким чаем, Катя понимала, что ничего не в состоянии с этим поделать.


* * *


— Стал быть, так и будешь лежать, ведьмак?
— Угу...
От соломы, устилавшей топчан, до одури пахло соломой. Но это был скорее приятный запах, расслабляющий, погружающий в бездонную тонь между полусном и явью. Мягкий золотистый свет пробивался через щели в дощатых стенах. Сквозь полуприкрытые веки я наблюдал, как солнечный зайчик от моего медальона в такт дыханию перескакивает висящие в воздухе и подсвеченные солнечными лучами пылинки.
— Так это ж... Все средства, что от прошлой кикиморы были, уж израсходованы давно. Ты не серчай, но у нас тут, милсдарь ведьмак, понимаешь, фондов нету. Чтобы в долг, стал быть...
Я слегка повернул голову, посмотрел на стоящего в дверях низкого, плешивого человечка. Как его там?.. Калемей.
— Скверно...
— Вот и я говорю, не дело это сутками без толку пролеживать, да в притолоку пялиться. Того и глядишь, подкова от вашего взгляда сама собой с гвоздя-то упадет.
— А ты, войт, как раз под ней стоишь.
Калемей недобро покосился на висящую над дверью амбара ржавую подкову, от греха подальше шагнул в сторону. Надрывно скрипнули половицы. В углу пропищала мышь.
— Работа у меня есть для вас, милсдарь Геральт, — наконец решился войт, почесывая затылок.
Я невольно поморщился. И на кой только представился Геральтом? В общем, сперва шутка мне показалась удачной, но теперь это уже начинало откровенно бесить. С другой стороны, нелегкая занесла меня в мир средневековья, где о существовании иных пространств и слыхом не слыхивали. Так какая разница, Геральт я или Ахиллес? Враги все равно вряд ли доберутся до меня здесь. А друзья не отыщут тем более.
— Я тебе уже говорил, нет меня. В отпуске. — Я сунул в рот соломинку, заложил руки за голову и закрыл глаза. — Точка.
— То есть как?..
Калемей перетоптался с ноги на ногу, отчего настил снова ужасно заскрипел, а испуганная мышь, не найдя куда забиться, серой молнией метнулась через середку амбара. Мой слух отчетливо улавливал перестук ее маленьких лапок. Не открывая глаз, я резко выбросил руку в сторону, тут же почувствовал трепыхающееся в кулаке теплое упругое тельце.
Мышь протяжно запищала, когда я сильным броском запустил ее в открытый дверной проем.
— Отдыхаю я.
Войт проводил взглядом проносящегося мимо грызуна и перекрестился.
— Так это... вы ж сами, милсдарь Геральт, давеча просили подсобить с травами! Вон, и сундучок подле вас. Тот самый, что растениями всякими набивали, когда округу-то нашу вдоль и поперек, стал быть, на коленях облазили.
Состояние нервоза последних дней достигло критической черты. Я не выдержал. Рывком сел, выплюнул соломинку и схватил обитую жестью деревянную коробку, лежавшую рядом с топчаном у прислоненного к стене серебряного меча. Размахнулся и швырнул ее через открытую дверь следом за мышью. Войт снова перекрестился.
— Самых главных трав нет, — произнес я уже спокойно, улегшись в прежнюю позу. — Чемерица, боярышник, молочай, дурман-трава — просто сорняки без них. Ничего не выйдет. Похоже, застрял я тут у вас основательно.
На пороге появилась девочка с завязанными в две косички русыми волосами и не по-детски смышлеными глазами. Её длинные ресницы хлопали как крылья бабочки. В руках девочка держала выброшенную мной коробку.
— Папа, дядя Геральт снова бурчит, да? — спросила она у Калемея.
Получив в ответ тяжелый вздох войта, девочка прошагала к топчану, положила коробку на старое место и, уперев руки в бока, осуждающе уставилась на меня.
— Между прочим, Геральт, ты обещал мне волшебный цветик-семицветик.
— Я тебя обманул.
— Ах так! Тогда отдавай деньги за еду, что я тебе носила!
— И ты туда же, Лили. — Я перевернулся на бок, лицом к стене. — Нет у меня денег.
— Ну так заработай! Или впредь останешься голодным. Ни капельки больше не получишь. Так и знай.
Она сердито топнула ножкой, и я ведьмачьим чутьем ощутил — не врет. Как пить дать не видать мне на ужин местной окрошки, рыбки жареной, яишенки с зеленью, да пирожков душистых, что ее бабка печет! В животе досадно заурчало.
Пришлось вставать.
— Ладно, Калемей, так и быть, говори, что там у тебя за работа?
Войт расцвел. Прижал дочурку, погладил по головке.
— Я и говорю, милсдарь ведьмак, работа в самый раз по вашему занятию. Наши олухи городские под предводительством Йоргена из Бладвина собрались в Лунный лес за артье... атре... тьфу ты, фактами этими треклятыми. Булыжниками магическими, почитай, по-нашему. Короче, охрана им требуется. Сами-то они мужики простые, боевым искусствам не обученные. А все туда же — к чудесам рвутся. Лунный лес им подавай, где черт-те что творится, потому как в самом сердце того леса дырка есть, всю нашу землю насквозь протыкает. А за дыркой в самый раз кристалл магический находится, Исполнителем желаний люди кличут. Так вот из-за камня ентого весь Лунный лес волшебством наполнен. И хорошим и, стал быть, злым — и травы тебе волшебные, и атрефракты, и нечисть всякая. Простой люд обходит тамошние места стороной, через Заречье. И правильно делает...
Я схватил войта за грудки.
— Так что ж ты мне, твою налево, сразу про Лунный лес ничего не рассказывал, господин хороший? За нос водил, заставляя не в тех местах шастать? Мне ж, Калемей, тот Лунный лес с самого начала и нужен был!
— Ну так, вы ведь не спрашивали меня, милсдарь Геральт. — Войт надул щеки. — А нонче, стал быть, согласитесь парней Йоргена сопроводить?
Я посмотрел на Лили, подмигнул, растянув рот в широкой улыбке, после чего перевел взгляд на войта.
— Веди.
Привычным движением закинул перевязь с мечом за спину, а сундучок с травами, пузырьками и алкоголем для варки зелий сунул под мышку.


* * *


В наушниках гермокостюма пропищал зуммер автопилота. Значит, уже вошли в плотные слои атмосферы планеты, пора выключать автопилот и управлять скаутом вручную. Зная штатного разведчика, Эрла Стоуна, с большой вероятностью можно предположить, что где-то в кабине у него лежит «заначка». Руссо отправлялся в неизвестность. Неизвестно куда, за эфемерной целью. Основываясь лишь на пьяных портовых байках и древних легендах. Плевать! Эта цель стоит любых средств. Хаммеру должно хватить здравого смысла прыгнуть с орбиты, если что-то пойдёт не так. Должно. Рисковать всей командой ради этой призрачной цели — это верх эгоизма. Лишь бы получилось... Лишь бы тот пьяный штурман в баре не врал... И тогда... плевать на всё!

Так, есть ещё пара минут. Где же она? Должна быть хорошо спрятана, но в то же время всегда под рукой... Под рукой... И чтобы никто туда лезть не додумался... Интересно. Руссо ощупал основание «ручника» — так пилоты между собой называли рычаг отстрела спасательной капсулы. Так и есть, контактная группа отключена и заизолирована. Оно и понятно — пираты не сдаются в плен. В этом случае их ждёт участь, пожалуй, пострашнее смерти. Спасательные капсулы на их палубной авиации присутствовали лишь потому, что изначально были встроены в конструкцию. И какую же функцию выполняет «ручник» на этом скауте? Руссо дёрнул рычаг на себя. В открывшейся под ним нише оказалась металлическая фляга. Он?.. Капитан сделал большой глоток. Точно, он. Перед фонарём кабины появилось слабое оранжевое свечение. Этот оранжевый свет чем-то напоминал тусклый свет настенных ламп в его любимом баре на Новой Тортуге. Вспомнился тот разговор, предшествовавший этому вылету.

Тогда Руссо уже изрядно набрался, но не собирался останавливаться на достигнутом. У него был личный стол, скорее столик, в укромном уголке бара — как дань уважения успешному капитану. Хотя в последнее время ходили разные слухи по поводу успешности «Фартового», и большинство из них имело под собой основу — корвет уже месяц стоял в доке станции, и не похоже было, что собирается выйти на охоту в ближайшем будущем.
— Привет, моряк! Можно у тебя тут швартануться? — Довольно толстый сирианец, более всего напоминающий двухметровый колобок, плюхнулся на стул напротив Руссо, залпом осушил кружку пива и потребовал у бармена следующую. Капитан от такого поворота событий несколько опешил и немного протрезвел.
— Ты какого нахер...
— Эй-эй, не горячись! Бармен, повтори моему новому другу! За мой счёт, двойную!

Люк Кесседи, хозяин заведения, его бессменный бармен, а по совместительству сборщик сплетен со всей вселенной внимательно посмотрел на Руссо, мол, «Сразу выкинуть или подождать?» Руссо примирительно махнул рукой. Спустя минуту на стол опустилась кружка местного эля и две бутылки «серого кардинала».
— Э-ээ, бармен, это что за?..
— Вы же сами заказали двойную для своего нового друга. Я ошибся?
— Хм, нет, было дело, заказал, чёрт побери! — Колобок рассмеялся и, обращаясь уже к Руссо, прогундосил: — А ты не дурак выпить! Чёрт побери, может, мне помочь тебе с «кардиналом» справиться?
— Думаешь, у меня не получится?
— Думаю, что это прекрасный повод познакомиться и поделиться свежайшими сплетнями!
— Сплетни — это скучно.
— Ха, ну ты в чём-то прав, но сплетни бывают разными. — «Колобок» хитро прищурился.
— Они всегда бывают разными, но не становятся от этого интереснее.
— Ставлю сотню, что ТАКОГО, — «колобок» выпучил глаза и понизил голос, — такого ты ещё не слышал.
— Мне не интересен пьяный трёп.
— Что??? Трёп??? А ты знаешь вообще, кто я?
— Кто ты? — Руссо изучающе посмотрел на собеседника. — Ты недавно вернулся с удачной охоты... Судя по всему, ты принадлежишь к офицерам... Судя по фигуре... хм... Ты — штурман. За прошедшие трое суток к станции швартовался лишь один корабль, который мог похвастать добычей, — «Исида». Значит ты — штурман «Исиды».
— Ну ты даёшь! В яблочко!
— Ну что ж, Энрике, спасибо за выпивку, не думаю, что из меня получится хороший собеседник, способный разделить с тобой радость удачной охоты.
— А как ты моё имя узнал?
— Если мне склероз не изменяет, штурманом на «Исиде» уже года два является некто Энрике Иглесиас.
— Так и есть. Два с половиной года уже.
— Энрике, не трать время на пустые разговоры, сходи лучше в бордель.
— Я-то схожу! Будь уверен, и не раз, но только после этого вылета! Вот только ты ни за что не угадаешь, куда и зачем наш кэп собирается лететь в этот раз!
— В монастырь за молодыми послушницами?
— Смешно. Но я тебе не скажу, это большой секрет, если кэп узнает, три шкуры с меня сдерёт.
— А ты не говори.
— И не буду. Но, блин, это — сумасшествие!
— Что?
— Искать древний артефакт — вот что.
— Ваш капитан ищет древний артефакт?
— Ага, вот я тебе сейчас сразу и сказал, держи карман шире!
— Не говори.
— Тебе — скажу. К Бете Орла летим, там на одной из планет Исполнитель желаний есть.
— Это что ещё за хрень? — Руссо в очередной раз наполнил «кардиналом» рюмку штурмана.
— Легенды что ли не читал? Есть такой древний камень, приходишь к нему, желание загадываешь, и оно исполняется.
— Да не звизди, если бы он был на самом деле, то уже половина капитанов бы его на карту нанесла и загадала бы по дюжине желаний.
— Ха, не выйдет, он исполняет лишь одно желание в тысячу лет!
— Прям так и в тысячу?
— Ну я не знаю ладом, но капитан говорит, что да, и что тысяча лет с прошлого исполнения желаний прошла год назад.
— Да хорош заливать-то.
— Да вот те крест!!! Истинная правда!!! У меня карта есть с собой, сам посмотри!
— Ну и что тут, эти сектора мне известны.
— Известны-то известны, ты сюда глянь! Видишь эту звезду? Так вот там, на второй планете от звезды, этот самый артефакт и стоит.
— Ага, там площадь поверхности планеты такая маленькая. Всего-то года три искать придётся.
— Да ты что, нашего капитана за дурака держишь? Вот смотри, у него и карта планеты есть. Видишь? Тут координаты «Исполнителя» есть! Видишь???
— Да вижу, вижу, успокойся. Так значит, не врёшь?
— Обижаешь!
— Тогда выпьем!
— Давай!
— И ещё выпьем!
— Легко!
— Энрике, а как там у вас на корабле, кэп не достаёт?
— Да бывает, когда с похмела, достаёт, но чел правильный, без вины не накажет, а если что за душой неправильного заимел — то спуска не даст. Слуш, а ты так и не представился, ик..., пардон за мой хранцузский.
— Мак.
— Мак? Интересное имя. Как у того цветка. Ну да неважно, слушай, Мак, мы тут с тобой вроде как два космических волка, а тут какие-то штатские в нашем баре сидят, надо бы выгнать, а то оскверняют.
— Слыш, ты, волк, если друзей лучшего бармена на этой станции хоть пальцем тронешь, я тебя в узел завяжу.
— Прям так и завяжешь? — «Колобок» угрожающе поднялся со стула.
— Прям так и завяжу. — Руссо сделал резкое движение ногой под столом, ударив штурмана по опорной ноге, тот потерял равновесие и плюхнулся обратно на стул.
— Ладно-ладно, — примирительно замахал руками Энрике, — уж и пошутить нельзя. Давай ещё выпьем за наше пиратское братство.
— Не вопрос.


* * *


Звонок в дверь вывел Морозову из состояния накатывающей озлобленности на весь мир, в которую она ежедневно погружалась по нескольку раз в день.
— Какого черта? — С проклятиями на губах Морозова ринулась в коридор, на ходу накидывая подвернувшийся под руку халат.
Кто тот смертник, что отважился придти в гости, несмотря на все ее предупреждения не охаживать порог с жалостливыми минами на лице, и мешает спокойно зализывать раны?
На лестничном пролете стояла эффектная высокая блондинка. Катя сразу отметила, что та была молода и красива и выглядела модной столичной штучкой. Морозова и сама была не менее видной блондинкой. «Если скрыть под халатом следы жизненной неудачи, еще не факт, кто из нас смотрится эффектней», — прикинула она, разглядывая незнакомку в дверной глазок.
Открывая дверь, Катя четко отдавала себе отчет в том, что утренняя гостья вряд ли окажется случайно залетевшей птичкой. «В такой глуши да с такой позой, а-ля сама мисс властность!..»
На своей прежней работе ей слишком часто доводилось встречать подобный тип женщин. И кроме всего заявилась одна — ни охранника, ни водителя не взяла с собой. Надо же!
За одиночеством незнакомки скрывалось что-то серьезное, возможно даже высокий класс в иерархии конторы, не ниже «бетты».
— Вам привет от Максим Максимыча, — довольно милым голосом невозмутимо произнесла дама.
— Думаю, вы ошиблись.
— В таком случае, может быть, «самоорганизация народных масс» что-нибудь прояснит?..
— Входите.
Она заметила в глазах визитерши искорку гнева, и это ей несколько приподняло ее паршивое настроение. Позлить манекен из конторы доставляло определенное удовольствие. Тем более что от визита агента ничего хорошего ждать все равно не приходилось.
— А вы неплохо выглядите, Екатерина Сергеевна, — с легкой иронией в голосе произнесла гостья, когда они расположились на диване в гостиной. — По вам незаметно, что вы пострадали.
— Спасибо. Обращайтесь, если что, — так же мило улыбнулась в ответ Морозова. — К сожалению, не знаю вашего имени.
— Трис Меригольд. Вряд ли вам оно знакомо. Возможно, больше скажет мой позывной Лань.
Катя почувствовала, как волна удивления захлестывает ее. Растущее до этого момента раздражение по отношению к гостье моментально сменилось растерянностью. Трис явно рассчитывала на подобный эффект и играла с ней, как кошка с мышкой. Это было видно по ее блеснувшим темным глазам и мимолетной улыбке в уголках хищных губ.
— Позвольте поинтересоваться, что привело «зондера» в нашу глушь? Да еще и с личным визитом?
— Очередное задание, Десант. Не более, не менее. Вы удивлены? Зря. С вашим стажем давно пора бы знать, что в нашей работе бывших не бывает. И официальное увольнение — лишь бумажная фикция. Для вас в управлении нашлось дело, и вот я здесь.
Все это походило на некий фарс. Нет, Морозова ни на секунду не сомневалась в серьезности визита агента высшего класса. Скорее уж сама судьба решила подкинуть ей коварный розыгрыш.
— И что же это за дело, которое приносят бывшему сотруднику непростые смертные? — Она сделала ударение на слове «бывшему». Морозова не собиралась более вытягиваться стрункой перед кем бы то ни было. Пусть катятся колбаской ко всем чертям со своей иерархией! Катя «зондером» не была, но не сомневалась, что в случае необходимости скрутит эту козу со всеми ее шпионскими прибамбасами. А если потребуется, уложит и всю группу поддержки, которая несомненно держит дом в незримом оцеплении.
— Не нервничайте. И слушайте внимательно. Определенная генетическая структура хромосом делает вас, Десант, следующей в списке, среди подходящих на это задание. К сожалению, ни один из наших прошлых агентов так и не вернулся. И очередь дошла до вас.
Представьте себе, что некое частное НИИ создало объект, некий сверхмощный суперкомпьютер, способный преобразовывать структуру материи по мысленному приказу. Это очень приближенное описание, но в целом суть та же. Существует лишь небольшой процент людей с наследственной генетической мутацией, невосприимчивый к вирусу защитного поля зоны, которой окружен объект. Наличие такой мутации в вашей крови подтверждено со стопроцентной вероятностью.
Оставляю вам электронный планшет с инструкцией и договором. Ознакомьтесь, подпишите и уничтожьте информацию. Как обычно.
Трис Меригольд поднялась со стула, извлекла из миниатюрной дамской сумочки крошечный серебряный девайс.
— Вопросы?
Катя решила не церемониться и — раз уж начала — гнуть свою линию до конца. Растянув рот и имитируя улыбку тупой столичной блондинки, она с вызовом поинтересовалась:
— А если я откажусь? — И моргнула невинно ресницами.
— Не думаю. — Несколько секунд, прежде чем направиться к выходу, Меригольд внимательно изучала ее прищуренными глазами. — От возможности вернуть былую красоту и здоровье еще никто и никогда не отказывался. До свидания.
Когда гостья ушла, Катя сразу же схватилась за планшет. Она еще не осознала до конца странных слов, вырвавшихся у Меригольд перед уходом, но уже понимала, что отныне встреча с этой женщиной послужит сменой опостылевшей за последний год жизни и новым глотком так необходимого ей воздуха.
Инструкция на электронном блокноте была как всегда сухой и предельно непонятной:
"Завтра, десятого февраля нынешнего года вы должны прибыть в Москву. Адрес: ул. Люсиновская, д.46. Это старое заброшенное четырехэтажное здание. Ровно в три ноль-ноль вам будет обеспечен коридор через внешний периметр охраны.
Спуститесь в подвал. Единственную запертую дверь в конце колонной залы откроете с помощью ключа, который вместе с оружием будет вам передан на месте.
Вы должны войти и захлопнуть дверь за собой. Далее активируйте аппарат в центре комнаты. У вас будет мало времени, чтобы разобраться в его устройстве. Поторопитесь. При правильной активации устройства комнату должен залить яркий белый свет, а вас перекинет в «М-зону».
Ваша задача добраться до объекта «Исполнитель желаний». Внешний вид объекта неизвестен, но кроме него там не должно быть ничего. В любом случае ориентируйтесь по ситуации. Цель — провести эксперимент, передав объекту мысленный приказ: «Снять защитный барьер!» Лишь данный приказ, и никакой другой. В случае нарушения — это будет расцениваться как измена.
Передав приказ, сразу же возвращайтесь. За успешно проведенную операцию вам будет обеспечена сумма в двадцать миллионов евро и полное восстановление в нашей клинике на Сейшелах".
И все. Никаких разъяснений, ничего. Одним словом — фарс. Странный розыгрыш в духе фантастики с ее «М-зонами» и «Исполнителями желаний». Неужели они там, в управлении, переутомились от своих шпионских историй и увлеклись фантастической средой?
Обещанная сумма вознаграждения также была чудовищно нереальной, просто фантастической! Где-то на донышке сознания шевельнулась мысль, что на этот раз контора решила ее надуть. Но она тут же ее отбросила. Подобные шутки были не в духе управления.
Екатерина Морозова по прозвищу Десант вдруг осознала, что ее отчаянная утопия неожиданно обрела почву. Одно дурацкое задание — и она станет здоровой и красивой как прежде!
С учащенно бьющимся сердцем Катя принялась собираться в дорогу.


* * *


Часа через полтора Руссо поднялся на свой корабль с копиями карт, оставив штурмана «Исиды» мирно спать на стуле в баре. Там его хотя бы не ограбят. Вышвырнут часа через три-четыре, когда тот проспится, а в бар пойдут утренние клиенты.
— Здарова, Кэп! — Хаммер уныло ковырялся в зубах. — Давно не заглядывал. На корабле без происшествий, системы исправны, команда в увале, на борту только дежурная вахта.
— Так, всех на борт срочно, бортач пусть силовую разогревает, вылет через два часа.

Рудольф выронил зубочистку и на мгновение замешкался, но спустя пару секунд схватил трубку корабельного коммуникатора.
— Мистер Янг, весь личный состав корабельного караула на вахте срочно на станцию, собрать всю команду! Если нужно — с бабы снять, если кто идти не сможет — на себе притащить! Команда должна быть на борту в полном составе через час максимум!
— Сделаем!
— Главный пост, кто на пульте? — Последовала пауза.
— Третий помощник бортинженера, Нил Армстронг, — ответил заспанный голос.
— Мистер Армстронг, вы не забыли, как с силовой обращаться?
— Нет, мистер Хаммер...
— Ну так разжигайте котлы, через два часа мы должны отшвартоваться!
— Понял! Через сто-сто десять минут будем готовы!

Хаммер положил трубку в гнездо и радостно хлопнул Руссо по плечу.

— Ну что, где на сей раз поохотимся?
— Бэта Орла.
— Чёрт. А не слишком рискованно? Там же куча патрульных федереции рыскать будут, да и торговцы не слишком толстые, руда в основном.
— Во-первых, это будет не охота. Во-вторых, патрульных отвлекут. Дело в том, Хем, что я только что достал вот эти карты. И на них точные координаты...


* * *


— Как хорошо, Геральт, что вы не отказали нам в помощи. Без вас мы тут вмиг запаршивеем.
Я промолчал, рассматривая переплетение ветвей древнего леса, под которым насколько хватало глаз расстилалось угрюмое болото. Скрюченные, словно кресты урочища, редкие березки подлеска навевали и без того гнетущую атмосферу. Тишина стояла настолько плотная, что казалось, вот-вот должно случиться нечто ужасное. Невидимая опасность затаилась в темноте и, выгнув спину перед прыжком, лишь ждала момента, наблюдая желтыми вертикальными зрачками за сбившейся в кучку группой людей.
— Рыцари-то сюда ни за какие деньги не сунутся, — продолжил Йорген. — Им ведомо, что супротив нечистой силы их мечи никуда не годятся. Не в пример вашему, ведьмачьему.
Я снова не ответил. Похлопал лошадь по шее, успокаивая. Еще раз окинул взглядом окрестности. Дальше телеге было не пройти. Впрочем, этого и не требовалось. На разбросанных над трясиной островках суши тут и там виднелись слегка подрагивающие, мерцающие огни.
— Разведите костер, — сказал я втянувшим головы в плечи и испуганно озирающимся по сторонам мужикам. — И можете приступать к работе. Пока все тихо. В случае чего я дам знать.
Парни Йоргена немного приободрились. Переговариваясь шепотом, они принялись таскать в кучу хворост. Через пару минут приятное потрескивание взявшихся огнем веток и рыжие языки пламени вернули им утраченную со входом в Лунный лес храбрость. Получив от меня «добро», мужики похватали из телеги палки с заплечными котомками и рассредоточились в пределах видимости по болоту.
Йорген, молодой парень с взлохмаченной шевелюрой и вечно грустным выражением лица, остался вместе со мной у костра. Присев на корточки, он разглядывал, как я водружаю на огонь котелок, выливаю внутрь алкоголь и замешиваю травы. Так недостающие мне все эти дни компоненты для варки универсального эликсира с лихвой нашлись уже на первом часу продвижения вглубь магического леса. Теперь, помешивая прутиком варево, я мысленно благодарил судьбу за подаренный шанс вернуться домой.
— Йорген, скажи честно, — спокойно произнес я, — ты ведь не за артефактами сюда пришел, верно?
Парень неуверенно кивнул, явно не решаясь говорить на данную тему, но одновременно желая поделиться чем-то важным. В такт ему лошадь встряхнула гривой, фыркнула.
— Не хочешь говорить, дело твое. Вот только отсутствие интереса к наживе у тебя на лице написано. Трудно не заметить. Значит, здесь что-то другое. Верно, Исполнитель желаний влечет, угадал?
Йорген грустно улыбнулся.
— Исполнитель желаний не при чем, — помолчав, наконец, заговорил он. — Всё из-за девушки, которую я люблю.
Не переставая помешивать варево, я посмотрел на парня. В его словах не чувствовалось лжи. Мне сделалось немного спокойнее. Если бы сорвиголова нацелился на Исполнитель желаний, его, как пить дать, пришлось бы привязывать накрепко к возу. Иначе на этом свете одним дураком станет меньше.
— Её зовут Катя, — продолжил тихо Йорген. — Дочка городского травника. Я давно без ума от этой девушки. Но она никогда не разделяла моих чувств. Её всегда интересовало лишь одно — травы. Вслед отцу она мечтала лечить людей, лечить лучше всех. И у нее, мне ведомо, настоящий дар. Сутки напролет она усердно училась своему искусству, ухаживала за больными. Я же взялся помогать ей в сборе разных целительных растений. Я работал также усердно, как и она, и был счастлив возможности находиться рядом, быть полезным. Я готов был лезть из кожи вон, лишь бы видеть, как она улыбается. День и ночь таскал ей нужные травы. Катя варила отвары от всех болезней и вскоре обрела известность искусной целительницы. О ней узнали не только в нашем городке, но и в окрестных селениях, и даже в отдаленных городах Лимерии и Телиге. Люди пускались в дорогу за сотни верст, чтобы получить от нее целебный отвар или порошок. А Катя, чувствуя ответственность, работала не щадя сил.
— В Лунный лес сунуться была ее идея? Или твоя? — поинтересовался я, добавляя три щепотки дурман-травы в закипающую жидкость. Над котелком взвился сизый дымок. Запахло кисло, едко, до зуда в носу.
Йорген неожиданно встрепенулся.
— Этот запах! — воскликнул он. — Я узнаю его. Именно такое зелье готовила Катя после того, как мы собрали здесь травы в прошлый раз!
Я резко развернулся к парню, одновременно поднимаясь в полный рост.
— Что ты сказал?
Йорген съежился.
— Вы уже были здесь? И готовили такой же эликсир?
Йорген кивнул, хлюпнул носом, впился пальцами в и без того растрепанную шевелюру. Стало понятно, что кульминация его истории впереди. Я вздохнул, плюнул на землю и, прищурившись, спросил:
— Ты не ошибся? У этого зелья специфический запах, но ты мог спутать! Возможно, ты ошибся, Йорген...
— Нет, господин, это именно тот отвар. Вы правильно сказали, слишком особенный запах. Ради этого зелья Катя и водила меня за травами в Лунный лес.
Угрюмым взглядом я обвел окружающие заросли.
— Час от часу не легче. Продолжай. Что было потом?
— Потом... Катя пропала, — собравшись с силами, выдавил Йорген. Застонал, уткнувшись в колени, продолжил: — В тот первый визит мы, хвала богам, успешно собрали необходимые травы. Нечисть обходила нас стороной благодаря чесночной мази с корнежомом. И мы невредимые вернулись домой. А дале она сказала, что ей надо изучать новые книги, просила не беспокоить, пока, мол, сама не даст знать. Но на третий день я не стерпел, зашел к ней. Тогда и узнал, что она пропала. Её не было нигде, никто не видел ее, и только вечно пьяный пастух сказал, что приметил, как на рассвете второго дня вроде какая-то девчушка в одиночку направлялась в сторону Лунного леса. Он тогда принял видение за горячечный бред. Ибо никому в здравом уме не помыслится идти в Лунный лес одному. Никому, кроме Кати. Я знаю.
— И ты собрал мужиков, чтобы спасти ее. Веришь, что твоя Катя до сих пор жива...
— Я не могу иначе. Я люблю её, Геральт! Как бы ты поступил на моем месте? Да, пусть это безумие, но мне свет не мил без Катеринки. Я лучше сгину в здешних болотах, но буду искать ее до конца. Пока есть хоть какая-то надежда... Пока точно не узнаю, что она умерла.
— Сдается мне, ты даже не представляешь, как будешь искать, — спокойно произнес я.
Йорген повалился на колени, вытянул руки в мольбе.
— Господин ведьмак, — пробормотал он. — Вся моя надежда только на вас. Помогите. Умоляю. Век обязан буду. Жизни не пожалею, все сделаю... Только помогите сыскать мою Катю... Кроме вас никто не в силах помочь мне... Найдите ее, прошу!
Я резко схватил его за руку, рывком подтянул к себе.
— Слушай меня внимательно.
Йорген застыл, раскрыв рот.
— Твоей Кати больше нет... Но она не умерла, к сожалению... И это очень плохо.
Я видел, как лицо паренька белеет от моих слов словно мел. Йорген попытался что-то возразить, но лишь, как рыба, смог только беззвучно шевелить губами.
— Она совершила ужасную глупость, — стальным тоном добавил я. — Эликсир Перехода смертелен для большинства людей. А те, кто выживают... превращаются в демонов. Без возврата... Сильнейший мутаген, с помощью которого люди мечтают найти Исполнитель желаний, делает их вечными рабами промежуточного мира. И только такие как мы, ведьмаки, способны без вреда выпить подобное варево.
Йоргена перекосило, он готов был разреветься.
— Как же так? — взвыл парень от отчаяния. — Не может быть! Зачем ей Исполнитель желаний? Она не могла превратиться в демона, не могла-а-а!
— Ты сам сказал, что Катя мечтала лечить лучше всех. Возможно, таким было ее самое сокровенное желание, и именно его она хотела попросить у магического кристалла?
— Да. Это похоже на неё, — согласился Йорген и застонал. — Но что же теперь делать? Как нам узнать, правда то или нет?
Я не спешил с ответом. Снял котелок с огня, в заготовленный пузырек набрал варева, поставил рядом, чтобы остыл. Прислушался к шуму ветра в листве. В груди было пусто и тоскливо.
— Зови мужиков. Все, что надо, мы уже сделали. Запах эликсира Перехода привлечет бестий сюда. Если Катя среди них, мы узнаем. — Я посмотрел на вибрирующий на груди медальон. — Поторопись же. Создания промежуточного мира должны появиться довольно скоро. Я не смогу защитить вас, если будете находиться порознь.
Йоргену не потребовалось повторять дважды. Выпучив глаза, он судорожно вскочил и бросился собирать своих людей. Этого времени мне хватило, чтобы побыть одному.


* * *


Замигала сигнализация перегрева теплового щита. Так, господин капитан, а тормозить за вас кто будет? Дядя Вася? Руссо отхлебнул ещё раз, положил флягу на место и отключил автопилот. Пока что всё складывалось удачно. Отшвартовались вовремя. Принесённый согласно распоряжению капитана на себе одним из абордажников штурман пару минут подержал голову под холодной водой, выпил три чашки кофе и с точностью до секунды рассчитал задержку, время, которое необходимо было выждать, прежде чем прыгнуть вслед за «Исидой», чтобы появиться в бете Орла одновременно.

Как и предположил Руссо, «Исида» прыгнула прямо на орбиту второй планеты. Её капитан был безбашенным авантюристом и особо не утруждал себя тактическими и стратегическими выкладками, и довольно часто его это выручало. Одновременно с ней «Фартовый» вышел из гипера на орбите первой планеты — куска безжизненного расплавленного камня, причём над дневной его стороной. Два возмущения гиперпространства были зафиксированы практически одновременно, и станции слежения патруля, скорее всего, приняли его за одно. Первая планета системы надёжно прикрывала «Фартового» от зорких взглядов радаров патрульных. Судя по данным, передаваемым с выпущенного зонда-шпиона, на орбите второй планеты бой кипел во всю.
Спустя каких-то две-три минуты всё было кончено. Патрульные не стали утруждать себя попытками взять незваных гостей в плен, они просто их уничтожили. Жаль, хороший был корабль. Эх, Энрике, Энрике... Спасибо за карты, даст бог, вернусь целым — подниму тост за упокой твоей души, космос тебе пухом. И да согреет тебя ТАМ свет далёких звёзд. Ну а мне пора готовиться к вылету...

Навигатор борткомпьютера вывел скаут прямо к цели. Карта, скачанная с КПК Энрике, была весьма точной, но даже по её координатам район цели представлял собой квадрат со стороной в двенадцать километров. Хотя в истинной цели полёта сомневаться не приходилось — прямо в центре квадрата находилась скала. Она так же выделялась из окружающего ландшафта, как выделялся бы тюлень-альбинос в львином прайде. Высотой метров в сто пятьдесят-двести и всего лишь метров сто в диаметре у основания, без малейших признаков растительности она стояла посреди плоского зелёного моря сельвы. Вот уж повод поверить в цивилизацию предтеч, исчезнувшую давным-давно, но повсюду оставившую следы своего пребывания. Ну что, господин капитан, вот вы и подошли вплотную к заветной цели. Что, ручки вспотели, сердечко забилось? Решительнее надо, господин капитан! Капитан... Как много в жизни решает случай. Случай, способный из бывшего юнги, из сына Пресветлого Лорда, сделать капитана пиратского корабля.

Тогда была самая обычная охота. Обычный транспортник с пшеницей. Кляйн, как обычно не появлялся на мостике, предпочитая компанию бутылки в своей каюте. Хаммер, как обычно, исполнял его обязанности. И всё, как и обычно, шло к тому, что команда фрегата через пару дней получит на Новой Тортуге хоть и небольшие, но всё-таки приятные деньги. Если бы не появившийся из гипера корвет Федерации.
Хаммер скомандовал абордажной команде прекратить загрузку и возвращаться на борт и послал за капитаном. Пока что они находились вне досягаемости орудий крейсера, но тот шёл им навстречу полным ходом, расстояние сокращалось.
— Чёрт, где капитан? — Хаммер ударил кулаком по переборке. — Мы только четверть груза успели принять. Даже топливо не окупим.

Тем временем вернулся матрос, посланный за капитаном.

— Капитана не будет, он в полной отключке.
— М-ммать! Мистер Джекобсон, рассчитайте координаты прыжка на дельту Скорпиона, будьте готовы увести корабль в гипер, как только на борт вернутся все абордажники.
— Есть.
— Хэм, не торопись, есть идея! — Руссо находился там же, в рубке. Боя с транспортом как такового не было, процесс разграбления шёл во всю, и находиться лично за пультом наведения орудий не было необходимости — на то у него ещё три помощника есть.
— Мистер Руссо, отмены команды «по местам стоять» не было! Какого чёрта вы здесь делаете? Вакуума нюхнуть захотелось??? И какой я вам, нахрен, «Хэм»?!! Соблюдайте субординацию!!!
— Мистер Хаммер, вы можете меня за борт отправить, но вот там, — Руссо ткнул пальцем на отметку корвета на радаре, — наш шанс выбраться в люди! Или вы собираетесь вечно на этом фрегате ходить? Скоро дойдёт до того, что мы мусорщиков начнём грабить. Мои наводчики просканировали этот корабль. На нём треть вооружения от силы стоит. Вместо четырёх носовых орудий — только одно, турелей заградительного огня нет, орудия главного калибра не запитаны.
— Сынок, ты предлагаешь взять на абордаж этот корвет?
— Да!
— А ты в курсе, что численность их абордажной команды выше нашей в четыре раза?
— Мистер Хаммер, абордажная команда на борту в полном составе, — прозвучало по внутрикорабельной связи.
— Поэтому мы должны пристыковать абордажный шлюз прямо к их мостику, перехватить управление и задраить все переборки.
— Мистер Хаммер, мы готовы к прыжку. — Это уже Джекобсон, штурман.
— Если он не разнесёт своим «одним из четырёх» носовых орудий нашу лоханку в пыль.
— Наши канониры смогут его выбить!!! Я ручаюсь, нужен только бортовой залп.
— У них дальность орудий выше на сорок процентов.
— У нас лучший навигатор на всей Новой Тортуге, он сможет увернуться от выстрела.
— А от второго?
— Второго не будет. Мы выйдем на дальность стрельбы и грохнем ему носовое орудие. Решайся, Хэм!
— М-мать... А, чёрт с тобой! Полный вперёд! Курс двести девять, склонение минус двадцать! Главный пост, всю энергию на маршевые!
— Есть.
— Входим в зону поражения противника.
— Мистер Адама, дело за вами! Нам нужно уйти от его первого выстрела.
— Вас понял. Необходимо знать момент начала выстрела.
— Мои наводчики следят.
— Мистер Руссо, через пятнадцать секунд противник в пределах досягаемости наших орудий.
— Батареям правого борта — наведение на носовое орудие, рассеяние плюс пять, треугольник — четыре метра.
— Есть... Противник стреляет носовым!
— Держитесь, господа, — Адама заложил крутой вираж, создалось впечатление, что фрегат сделал полную бочку. Слепящий луч из носового орудия корвета прошёл настолько близко к фрегату, что, казалось, нагрел воздух на мостике. — Я вышел правым бортом к ним, мистер Руссо.
— Главный пост, всю энергию на орудия правого борта!
— Есть.
— Мак?
— Наведение произведено, мистер Руссо, — это уже голос первого помощника канонира из динамика корабельной связи.
— Правым бортом залпом огонь!!!
— Есть... Наблюдаю накрытие цели! Носовое орудие противника выведено из строя.
— Главный пост, всю энергию на маршевые!
— Есть.
— Полный вперёд! Курс триста два, склонение минус пять.
— Мистер Васп, абордажной команде готовность сорок секунд! Третий шлюз!
— Принято.


* * *


Спустя пятнадцать часов Морозова шла по малолюдной в ночной час Люсиновской улице в центре Москвы. Оставалось еще три часа до времени начала операции. Но Катя предпочитала всегда прибывать раньше, дабы непредвиденные обстоятельства не смогли помешать ее путешествию.
Нужный ей дом стоял в глубине заросшего деревьями двора. Полное запустение и безлюдье царили вокруг. Нетронутые сугробы лишь подчеркивали заброшенность этого места. Ни следов людей, ни следов машин. Если этот дом и посещался, то посещался нечасто.
Ночь над Москвой как всегда была сизо-серого цвета, подсвеченная отблесками многочисленных реклам и фонарей, но здесь, в глубине старого дворика, где все фонари были разбиты еще в девяностых, темнота стояла плотная, лишь слегка разбавленная укрывавшим все снегом. Катя, заранее подготовив соответствующую одежду, рассчитывала незамеченной подобраться к зданию.
Морозова осторожно проскользнула вдоль забора. Дверь подъезда ближайшего жилого дома была оборудована современным цифровым замком. Прислонив к блоку замка считывающий сканер, оставшийся с работы в управлении, Морозова через секунду уже знала цифры кода. Поднявшись по лестнице на верхний этаж, она вскрыла отмычкой дверь, ведущую на чердак. Действовать одной рукой было крайне неудобно, особенно орудовать отмычкой и взбираться по лестнице, но она, ругаясь сквозь зубы на приобретенную за год изнеженность, справилась со всеми препятствиями немногим хуже, чем если бы работала обеими руками.
Катя растянулась пластом у зева чердачного окна, достала небольшой бинокль ночного видения и стала наблюдать за интересующим домом.
В течение трех часов ее добровольного дежурства не произошло ровным счетом ничего. Заброшенный дом оставался мертвым. Таинственная охрана внешнего периметра, если и существовала, не выдавала себя ничем. Впрочем, бойцы ее управления также не подавали признаков жизни.
Наручные часы едва слышно пикнули. Три ноль-ноль. Около дома что-то неуловимо изменилось. Мигнули и тут же погасли красные линии лазерных целеуказателей. Катя успела отметить, что снайперы били по всему периметру, как и она, расположившись на крышах окружающих зданий. Звуков выстрелов слышно не было, и в свой прибор она так и не смогла разглядеть пораженные цели.
Выждав минуту, Морозова поняла, что необходимо действовать. Быстро покинув наблюдательный пост, она выскользнула тенью из подъезда и осторожно стала пробираться сквозь серые сплетения запорошенных снегом кустов.
Ее прибор ночного видения показал ближайшее пятно пораженной цели сразу за входом в здание. Лежавший на полу за голым дверным проемом человек был мертв. Склонившись над телом, Морозова вдруг с подступившим к горлу комком едва сдерживаемого волнения поняла, что ошиблась. Это был не человек.
Собственно, нечеловеческим было не само тело, а только лицо. Желтая пергаментная кожа обтягивала раздвоенный лысый череп с глубоко впалыми без зрачков глазами и впадинами вместо носа и рта. Существо было закутано в черный плащ, и у Морозовой совершенно не возникло никакого желания распахивать его, хотя психику после стольких лет работы в конторе это ей все равно бы не испортило. Мгновением позже она заметила торчащую из-под плаща когтистую чешуйчатую лапу, сжимавшую оружие странного вида — черный пистолет с тремя спаренными рифлеными кольцами раструбами.
Позади нее что-то негромко шлепнулось в снег. Катя резко обернулась и увидела маленький металлический контейнер — ей передали ключ и оружие. Отсалютовав невидимому сопровождающему, она извлекла из коробки пистолет-пулемет «ПП-2000» и непонятного для непосвященных вида металлический стержень со сложным узором насечек по всей длине.
Не теряя ни секунды, Морозова вошла в дом. Лестница в подвал находилась справа. Там же на верхних ступеньках лежал еще один труп с простреленной головой. Из аккуратно проделанной дырки на затылке мутанта все еще сочилась зеленая в свете прибора ночного видения кровь. Какого цвета она была на самом деле, Катю, впрочем, сейчас не волновало.
Морозова думала о том, сколько еще этих тварей может оказаться внизу. Бойцы ее команды были не в состоянии зачистить внутренние помещения из-за какого-то там вируса. Те же, кто был отправлен, как и она, в подвал, не вернулись. Вывод напрашивался сам собой.
"Что ж, ночка предстоит веселая..."


* * *


Через сорок пять секунд фрегат прицепил абордажный шлюз к мостику корвета. В качестве абордажного десанта выступила вся команда за исключением Хаммера на мостике и главного инженера за пультом силовой установки. Это было как блеф в покере, идти нужно было до конца — или пан или пропал, только на кону стояли жизни всего экипажа. В шлюзовой камере рядом с Руссо оказался молодой паренёк, один из помощников кока. Лицо его было бледным, рука, сжимавшая пистолет, заметно подрагивала.
— Боишься?
— Нет. То есть да.
— Это нормально, я сам боюсь до жути.
— Да?
— Только идиоты ничего не боятся. Но у нас всё получится, поверь мне. Да ничего, не переживай, двум смертям не бывать... И все мы когда-нибудь умрём.

Паренёк улыбнулся. В этот момент Васп закончил вырезать дыру в обшивке корвета, и абордажники, паля во все стороны из штурмовых винтовок, хлынули на мостик вражеского корабля. Паренёк вскочил с места и с криком «смерть моллюскам!» прыгнул в открывшуюся дыру. Интересно, какие странные мысли иногда появляются в голове под воздействием стресса.
Пираты захватили мостик довольно быстро и безболезненно, но тут из трёх коридоров, выходивших на него, повалили десантники ВКФ. Завязалась перестрелка. ВКФ-овцы давили, пользуясь численным превосходством. Техник же всё возился с вычислительным центром корвета, пытаясь перехватить управление всеми системами корабля. Уже почти весь пол мостика был усеян телами погибших и раненых с обеих сторон.
— Перехватил контроль над системами корабля! — прокричал техник, оторвавшись от ноутбука.
— Задраить все переборки!
— Есть!

Спустя секунду закрылись двери во всех трёх коридорах, соединяющих мостик с остальным кораблём.
— Мистер Руссо, у нас проблемы! — Опять техник.
— Что ещё?
— На главном пульте кто-то играет с давлением в контурах, пытается создать резонанс и пустить силовую вразнос.
— Ну так контроль же у тебя, отрежь его от управления.
— У меня лишь удалённый доступ, он же там вручную работает, я не смогу.
— Понятно. Сколько времени у нас есть?
— Секунд двадцать-тридцать.
— Значит так... Открыть по кораблю переборки во всех отсеках кроме мостика.
— Есть.
— Теперь... Произвести противопожарную вентиляцию по всему кораблю кроме мостика!
— Есть... — Руссо услышал откуда-то из-за спины шепоток «Жёстко...». Противопожарная вентиляция означала открытие пожарных кингстонов, отсек переставал быть герметичным, весь воздух из отсека стравливался за борт.
— Мистер Руссо, силовая под нашим контролем.
— Спасибо, ребята.

На орбите Новой Тортуги в кают-компании захваченного корвета состоялся совет команды. Кляйн на нём отсутствовал.
— Итак, господа, я созвал совет вот по какой причине... — Хаммер помедлил. — В этот раз нам повезло.
— Если позволите, мистер Хаммер... — перебил старпома навигатор, Макс Адама. Перехватив укоризненный взгляд старпома, он извиняющимся тоном продолжил: — Но информация действительно важная. Я прочёл судовой журнал корвета. Нам не просто повезло. Нам несказанно повезло. Дело в том, что, как все уже успели заметить, это не обычный серийный корвет, это прототип новой серии «Охотник», создавался как раз для охоты за пиратами. Очень сильное вооружение, скорость и манёвренность выше на сорок-пятьдесят процентов, чем у ближайших аналогов, новая электроника, системы слежения. Я пока не до конца разобрался со всеми системами. Но могу сказать одно — если бы этот корабль был в боевой конфигурации — от нас бы и мокрого места не осталось. Нам очень, очень сильно повезло. Как я уже сказал, это — прототип, и он шёл практически без оружия со стапелей верфи на испытательный полигон ВКФ Федерации. Но, похоже, капитану захотелось по дороге приобрести за наш счёт немного славы. У меня всё, мистер Хаммер.
— Спасибо, мистер Адама... Мне неприятно говорить, но мистер Кляйн ни в коей мере нашей удаче не поспособствовал. По моему мнению, в свете недавних событий он показал себя не лучшим образом и не может далее занимать должность капитана нашей команды.
— Мистер Хаммер, я бы сказал, что вы слишком тщательно подбираете выражения, это не тот случай. Гнать надо этого алкоголика из команды, и как можно быстрее! — Дитер Васп, командир абордажной группы, ещё не вполне оправился от тяжёлого ранения, полученного во время захвата корвета, и было заметно, что фразы даются ему с трудом. Раздался одобрительный гул.
— Тогда, господа, — Хаммер смущённо закашлялся, — я ставлю вопрос о снятии капитана Кляйна с должности и отчислении из состава команды. Возражения будут?

Офицеры ответили молчанием.
— Г-хм, в этом случае мы должны выбрать нового капитана. Какие будут предложения?
— Да какие могут быть предложения? Веди нас, Хэм! Тебе карты в руки! — Джекобсон огляделся, ища поддержку. Офицеры одобрительно закивали.
— Господа, я бы хотел взять самоотвод. Да-да, не надо возмущаться! Я трезво оцениваю свои силы. Я неплохой канонир. Быть может, я и старпом неплохой, но капитана из меня хорошего не выйдет... Вот так. В свою очередь, я хочу предложить кандидатуру мистера Руссо. Мы все его знаем как хорошего специалиста и надёжного человека. Но, самое главное, он на деле доказал, что может принимать нелёгкие решения и нести за них ответственность, а на мой взгляд это — главные качества для капитана. Итак, господа, прошу проголосовать. Кто за?

Некоторое время все сидели неподвижно, в полном молчании, обдумывая неожиданное предложение. Первым поднял руку Васп. Поднял левую — правая покоилась на перевязи. Вторым — Джекобсон, третьим — Адама. Последним поднял руку сам Хаммер, обвёл взглядом собравшихся и заключил:
— Единогласно! — Потом поднялся со стула и повернулся к Руссо. — Ваши распоряжения, капитан?


* * *


К возвращению искателей артефактов все необходимые приготовления были уже закончены. Эликсир подействовал, обострив чувства до предела. Плащ, чтобы не мешал, я скинул. На руки натянул черные с серебряными шипами перчатки. Выйдя на середину тропы и держа в руке сверкающий холодным светом меч, я терпеливо ждал.
Это произошло словно взрыв. Из тумана болотных испарений полыхнуло, одновременно сотрясая землю страшным гудом. Повеяло ледяным холодом.
Пронзительный ветер рванул деревья, порвал клубящееся марево на лоскуты. Сразу стало видно, как впереди по земле стремительно расползается иссиня-черная воронка. Портал, который жители средневекового мира принимали за дыру в земле, неумолимо разрастался, пожирая все новые и новые островки суши и топь. Выглядело это так, как будто провал засасывает в себя окружающее пространство. И лишь я точно знал, что энергетическое окно не касается материи, а только укрывает ее.
Воронка прекратила свой рост внезапно.
Раздался глухой вой.
Из пространственной дыры полезли темные длинные фигуры. Издали они походили на пауков с человеческими головами — двухметровые уродливые создания, перепачканные слизью. Они передвигались стремительно, как тени, мельтеша многочисленными суставчатыми лапами. Маленькие глазки светились желтым, за губами-присосками блестели белые в слизи острые зубы. С бешеной дробью шлепанья по трясине и шипением, переходящим в страшный вой, монстры приближались.
Я вытянул левую руку ладонью к тварям. Сложил пальцы в Знак. Кинетическая волна Аарда ударила по паукам. Отвратительные порождения тьмы взвыли громче и кинулись врассыпную, отброшенные назад. Перегруппировавшись, бестии теперь приближались сразу с трех сторон.
Хотя существа иного мира двигались очень быстро, для меня они были просто неуклюжими черепахами. Не дожидаясь больше их приближения, я сам ринулся в атаку. Налетел, словно вихрь, разя мечом направо и налево, позволяя жаждущему крови клинку обрести свободу. Теперь не я, а он управлял мной, моими мыслями и движениями. Я всецело отдался танцу смерти. Взмах, блеск стали, рывок — и с гнилым хрустом тело паука распадается надвое. Стремительное движение вперед — и куча когтистых лап разлетается в воздух, забрызгивая стволы зеленой липкой слизью. Прыжок, удар, удар, удар — и тугой клубок, облепивших меня тварей, рассыпается фрагментами нашинкованных тел. А я уже настигаю новую группу. Полосующий, как бритва, клинок выписывает сверкающие восьмерки, закручивает меня в неотвратимом, смертоносном движении.
Очередная тварь, изловчившись, прыгнула на шею сбоку. Получив короткий удар по уродливой морде, тут же улетела назад. Еще один паук вцепился в сапог. Его я проткнул насквозь. Бьющуюся в конвульсиях тушу сильным пинком отбросил в сторону. Мимоходом порубал еще троих. Переместился к следующей группе, в считанные секунды разметал их ошметки по болоту...
Через пять минут с бестиями было покончено. В лес вернулась естественная немая тишина.
Охотники за артефактами, прижавшись к телеге, скрючились и все еще боялись шелохнуться. Я стоял посреди побоища, у края воронки, опершись о вонзенный в землю меч. Острый запах эликсира Перехода, смешанный с приторной вонью паучьих останков, витал в воздухе.
Ведьмачий медальон на моей груди снова завибрировал.
И тогда появилась она.
Из гущи деревьев вышла девушка. Белое полупрозрачное платье обтягивало стройную фигуру, по плечам рассыпались темные густые волосы. Девушка медленно переводила взгляд больших серых глаз с картины недавней битвы на меня и мой меч. Бледное лицо оставалось бесстрастным.
Она остановилась на краю болота, неуверенно улыбнулась. Или мне так только показалось...
Ее рука вдруг резко вскинулась. С изящной ладони сорвалась и полетела в мою сторону полоса какой-то черной пыли. Я выбросил навстречу пальцы, сложенные в Знак Квен. Вовремя. Магический барьер вспыхнул ослепляющим синим светом. От взрыва заложило уши, а в глазах заплясали звездочки.
Улыбка девушки превратилась в оскал. Из-за приоткрытых алых губ на секунду показался раздвоенный змеиный язык с шипастыми клешнями на концах.
— Катя! — пронзительный крик Йоргена пронесся эхом над болотом.
Парень, откинув в сторону дубину и раскрыв объятья, кинулся навстречу возлюбленной. Захлопали ветки. Йорген, забыв обо всем на свете, промчался сквозь кусты крушины, выскочил на край болота.
— Катя! — Он остановился прямо перед ней, улыбающийся, счастливый. — Ты жива!
Он обнял ее, и она не отстранилась. Прижалась к нему всем телом, прильнула губами к его губам.
Яростный рык вырвался из моей гортани при виде этой картины. Я знал, чем должен закончиться для Йоргена подобный страстный поцелуй. Язык демона проникнет сквозь горло в желудок, разворотит внутренности и вопьется в сердце, перекачивая его живительные соки чудовищу.
— Стой!!!
Окружающий пейзаж смазался. Вокруг все стало черно-белым. Сопровождая переход в сверхрежим, в ушах загудели загробные голоса, и я увидел себя со стороны. Затянутый в черное, с блестящим мечом в низко опущенной руке, собранный, как сжатая тугая пружина.
Я прыгнул.
Три быстрых шага. Бросок корпуса с левой ноги, позволяющий ударить без размаха с ужасающей силой и разгоняющий меч до сверхзвуковой скорости. Неотвратимый, молниеносно-быстрый и смертельно точный удар. «Разрушающая ярость» — так называется он у ведьмаков.
Клинок просвистел в воздухе. Серебром сверкнуло острие. Я сделал четвертый шаг, вытянул меч в поднятых руках. Не сбавляя ритма, по инерции переместился в сторону, уходя в оборону. Но этого уже не потребовалось. С хрустом перерубаемых позвонков голова демонихи отлетела на метр вверх, волоча за собой шлейф черной крови. Йорген хрипел.
Мне пришлось его поддержать, чтобы он не упал. Парня сотрясали спазмы. Обхватив голову руками, он стоял, шатаясь, как пьяный.
— Не смотри.
Я заставил его отвернуться, не смотреть на точеную женскую фигурку в красивом белом платье, нелепо раскинувшую хрупкие руки по траве, залитой черной кровью, струящейся из косого обрубка шеи. Хрип Йоргена перешел в стон.
— Катя...
— Йорген, ты цел? Она не успела... причинить тебе вреда?
Руки парня плетьми упали вдоль туловища. Он затих, медленно поднял голову, посмотрел на меня остекленевшим взглядом. В его глазах разгоралось безумие. Он прищурился, кивнул, потом вдруг растянул рот в улыбке.
— Так не должно быть... Это неправильно... Так не будет. Я все исправлю!
Парень неожиданно сильно рванулся, отпрыгнул от меня, разрывая хватку, и, крутанувшись на месте, стремглав кинулся к телеге. Прежде чем я успел понять, что он задумал, Йорген подбежал к костру, схватил оставленный мной котелок с эликсиром и принялся жадно пить.
— Йорген, не-ет!..
Поздно.
Стук сердца обрывается на половине. Волна боли захлестывает меня. Грудь словно сжимает сильнейшим давлением, а потом разрывает на куски...
И наступает пустота.
Немая пустота внутри.
В душе...


* * *


Руссо облетал скалу, пытаясь найти площадку для посадки. Сельва наступала на каменный пик со всех сторон, между скалой и зелёным морем была «пограничная полоса» из песка и камней, шириной метров десять максимум, и уместить там скаут не было никакой возможности. Наконец Руссо нашёл участок пошире, ещё немного расширил его подвесным лазером и сел.
Атмосфера на планете была пригодна для дыхания, поэтому Руссо без опаски снял гермошлем и оставил его в кабине скаута. Море запахов девственных джунглей заставило зажмуриться и стоять неподвижно, привыкая к ним после пустого, десяток раз фильтрованного воздуха корабля. Отовсюду доносились голоса каких-то зверей или птиц. Планета жила своей жизнью, и ей был абсолютно безразличен и сам Руссо, и то, зачем он здесь находится. «Ничего, Кать, всё будет хорошо, мы снова будем вместе и обязательно слетаем сюда. Как же красива эта планета с высоты птичьего полёта!.. И ты тоже увидишь эту красоту. Но для этого я должен закончить начатое».
Руссо опять достал фотографию. «Всё будет хорошо, скоро всё будет хорошо». История любит повторяться, чёрт побери...

Тогда у всей команды была довольно сложная пора. Постоянные вылеты на охоту, почти все деньги с реализации добычи уходили на дооснащение корвета. Как бы он ни был хорош, но в том состоянии, в котором его захватили, он представлял собой почти голую раму, практически без оружия и бортсистем. Команда по просьбе нового капитана попыталась «затянуть потуже пояса». Тогда-то и состоялся памятный разговор с Хаммером.
— Господин капитан, могу я с вами поговорить?
— Да ты чё, Хэм, какой я тебе господин, ты больше капитан, чем я. Говори, какие вопросы.
— Надо что-то делать. Команда, конечно, готова за тобой хоть в огонь, хоть в воду, но ребятам тоже нужно расслабляться.
— Хэм, всё будет, нам бы ещё турели заградительные все поставить, системы...
— МАК! 
— Что?
— Нельзя столько времени кормить полторы сотни зверей завтраками, это я тебе как старпом говорю. Мы взяли корвет, и что? Кораблик конечно — мечта, но у нас толком ни оружия, ни защиты, мы всё так же грабим дешёвые грузовики, потому что не можем потянуть толстый конвой, такими темпами мы оснастим наш корабль полным фаршем лет через двести, да и то в том случае, если на станцию выходить не будем. И чем это отличается от той ситуации, что была раньше? На фрегате? «Скоро мусорщиков грабить будем», — так ты тогда сказал.
— Да, так... Хм... А что мы можем, Хэм? Без оружия, без систем?
— Да... Кэп, может его проще продать? Купим себе кораблик подешевле, но полностью укомплектованный?
— Хэм, этот корабль — мой! Вы сами меня выбрали капитаном. Если вы хотите продать этот корабль, вам придётся убить меня сначала.
— Понятно. Патовая ситуация. Кэп, я всего лишь старпом, но я и Рудольф Хаммер, чёрт меня побери. Я буду с тобой до конца, что бы ни произошло.
— Спасибо, Хэм. Но проблема от этого не исчезнет. Может, ты знаешь, как её преодолеть?
— Вот именно поэтому, Мак, я и отказался от должности капитана. Я не знаю. Я пойду, пожалуй.
— Погоди, Хэм, не торопись. Проблема есть, и её надо как-то решать. Что мы имеем в сухом остатке? Нам срочно нужны деньги.
— Много, много денег, Мак.
— Хм, да, много денег. А где их взять?
— Как обычно, выйти на охоту.
— Хэм, ты сам себе противоречишь. Охотой мы много не возьмём... Хэм, а ты помнишь Роберту Диаша?
— Отличный капитан был. А почему ты вспомнил?
— Однажды он провернул отличный трюк и чуть было не сорвал большой куш...
— Ты о чём это?
— Обо мне, Хэм.
— Не понял.
— Я знаю, где мы возьмём деньги, много денег!
— Ох, Мак, чую я, недоброе ты что-то замышляешь.
— Так! Хэм, всех срочно на борт! Вылет через три часа! Джекобсон пусть рассчитает прыжок к альфе Стрельца.
— Понял! Сделаем! — Хаммер остановился на пороге каюты. — Хотя бы в двух словах, я должен знать, я же старпом!
— Графиня Екатерина Морозова некоторое время назад вылетела на свадьбу. Пресветлый граф Фомальгаута хочет выдать свою дочь за сына Лорда Хэккоби и тем самым упрочить своё положение в совете Федерации. Свадьба состоится...
— Понял. На одной из планет альфы Стрельца...
— На третьей, если быть точным.


* * *


Морозова спустилась по лестнице. За приоткрытой дверью зал слабо освещали десятки свечей. Нет, не свечей, поправила тут же себя Катя, а светодиодов. Голые бетонные стены и колонны укрывали толстые прозрачные кабеля, внутри которых мерцали желтые огни. В их призрачном свете Катя сразу же увидела смутные тени застывшей охраны.
Положившись на то, что хозяева местного склепа не ожидают визита гостей, она решительно распахнула дверь ногой. Заученным до автоматизма приемом, Морозова прыгнула вперед, одновременно ловя на мушку ближайшего противника. Глухие хлопки короткой очереди достигли цели. Уродливая башка ящерицы, как про себя окрестила этих существ Катя, превратилась в дуршлаг. Мгновением позже она сняла еще двоих. Только теперь она услышала ответный свист выстрелов. Щеки коснулся горячий ветер пролетевшей мимо синей искры. Она дала ответную длинную очередь, одновременно уходя в перекат и укрываясь за колонной. Пустая обойма шлепнулась на пол, на ее место со стальным щелчком встала новая.
Когда по колонне, за которой она пряталась, ударил шквальный залп выстрелов, Морозова поняла, что оружие ящериц стреляет не пулями. Железобетонная конструкция за ее спиной за каких-то несколько секунд, словно сосулька над костром, принялась неестественно быстро оплавляться и таять. У нее не оставалось другого выбора, как только послать свое тело в новый бросок, убирая покалеченную руку из-под удара.
Яростная очередь, выпущенная Морозовой, заставила ее противников на секунду прекратить огонь, спрятаться за защиту колонн. Этого времени ей хватило, чтобы понять, что ящериц осталось трое. Отдавшись в распоряжение наработанных годами навыков, она стала действовать как машина, отрешившись от страхов и сомнений.
Ее безумного молниеносного наступления противники явно не ждали, и уже через минуту в живых остался только один. Последний даже не успел сообразить, что произошло. Выбив ударом ноги оружие из лап ящерицы, Катя нанесла короткий резкий удар пистолетом-пулеметом в безобразную морду твари и, услышав вскрик боли, сразу же добавила еще один тычок обоймой в горло.
Ноги у существа подломились, и оно, хрипя, рухнуло на колени. Морозова не стала мучить уродца, парой выстрелов продырявив ему обе половинки раздвоенного черепа и отпустив покоиться с миром.
Подождав какое-то время и убедившись, что в колонной зале подвала чисто, Катя направилась к дальней стене. Там, на небольшом возвышении, к которому вели грубые бетонные ступени, находилась необычная круглая дверь. Все кабеля были протянуты к этой самой двери и скрывались в отверстиях в пластиковом наличнике по периметру.
Морозова вставила ключ в отверстие слева от двери, и три треугольные створы с легким шуршанием утопли в стене, обнажив проход в крохотную комнату.
Дверь за спиной Кати закрывать, следуя инструкции, не пришлось — она захлопнулась сама, в управлении на этот счет беспокоились зря. Щелкнул замок, и красная лампа под потолком осветила стоящую посреди комнаты установку, очень напоминающую тренажер «беговая дорожка».
Катя повесила оружие на плечо и подошла к устройству. Она осторожно встала на металлический рифленый короб с резиновым покрытием, здоровой рукой взялась за изогнутую рукоять, торчащую из пульта управления. На пульте имелась одна большая кнопка, и Морозова, не раздумывая, нажала ее.
Автомат загудел, легкая вибрация передалась через корпус в ноги щекотливым зудом. Как и обещала инструкция, красная лампа погасла, и комната наполнилась слепящим белым светом.
"Вот уж поистине невероятно трудно было разобраться с устройством этой штуковины!" — со злорадным ехидством подумала Катя, представляя себе серьезные рожи ученых мужей управления.
Безликий голос из недр машины произнес:
— Возьмитесь за поручни. Задержите дыхание.
— Это еще зачем? — удивилась вслух Катя, но так и не получила ответа.
Впрочем, она не стала нарушать рекомендации. Кое-как приспособив непослушную культю на левом поручне, Морозова сделала глубокий вдох и замерла.
И тут же белый свет, окружавший ее со всех сторон, превратился в звездное небо. Миллионы крошечных белых искорок на фоне черно-синей тьмы сорвались с места и нахлынули на Морозову ледяным ветром.
А потом наступила тьма.


* * *


План захвата был очень прост и весьма дерзок. Времени на полный захват яхты не было. Корвет выходил из гипера рядом с яхтой графини, брал её на абордаж, абордажная команда захватывала мостик и сразу же совершала прыжок к месту встречи. Сразу же за ней уходил в гипер и сам корвет. И уже там корвет швартовался к яхте, захватывая её полностью.
Всё прошло без сучка, без задоринки. В поясе астероидов Екатерину Морозову перетащили, именно перетащили, связанную по рукам и ногам на борт корвета, к тому времени она успела разбить носы двум абордажникам и укусить третьего за руку.
Руссо и Хаммер сидели в баре на станции, праздновали победу, когда рядом с ними на стул плюхнулся Джекобсон.
— Налейте, что ли.
— Ты вроде и не рад, штурман, а ведь такое дело провернули!
— Такое, такое. Не слышали ещё?
— Нет, а что?
— Этот её папаша снарядил крейсер в погоню за нами и решил на нас поохотиться.
— Следовало ожидать, дочь родная, как-никак.
— Угу. Этот крейсер попал в засаду к аккразийцам. Его грохнули. Полностью. Никто не выжил. Теперь догадайтесь, кто был на борту?
— Сам граф???
— Да. Ещё?
— Его жена?..
— Ага, и будущий муж нашей пленницы тоже. Так что гешефта не будет. Ни от тех, ни от других. А некто граф Даревтер уже провозгласил себя Лордом Фомальгаута, так что эта малышка в нашей «гостевой» каюте ему совсем поперёк горла. Надо избавляться от неё.
— Спасибо, мистер Джекобсон, я решу, что с ней делать дальше. — Руссо осушил залпом кружку эля. — История, мать её, любит повторяться, да, Хэм?
— Да уж... Мы пойдём, Мак.
— Да... Хорошо...

Пару часов спустя Руссо зашёл в каюту Екатерины, отключил цифровой замок на её руке.
— Ух-ты, меня здесь больше не боятся! К чему бы это?
— Катя...
— Какая я тебе «Катя», сволочь??? Тебе удовольствие доставляет держать девушку в плену, извращенец???
— Нет. Если хочешь, можешь уйти... Мы на орбите Новой Тортуги. Я...
— Что?
— Катя, твои родители погибли, жених тоже.
— Что?
— Я... 
— Ты, сволочь, о чём ты говоришь???
— Твой жених...
— Да плевать я хотела на этого придурка! Что ты сказал про моих родителей???
— Они тоже...
— Кто? Кто это сделал???
— Аккразийцы...
— Это всё из-за тебя!!! Тварь!!! Если бы ты не... — Она вскочила и начала бить кулаками Руссо в грудь, лицо, плечи.
— Тише... — Мак сгрёб её в охапку и крепко прижал к себе. — Поплачь, поможет, я знаю.
— Да откуда ты можешь знать, убийца?
— Я знаю, Катя, я знаю... — Руссо посмотрел ей в глаза. — Я сам такой же... Был...

Катя обмякла и мелко затряслась, время от времени всхлипывая. Но это длилось недолго. Она вскочила на ноги.
— Я отомщу! Я должна отомстить! И ты, пират, мне в этом поможешь!!!
— Помогу.

Команда привыкла к ней не сразу, часто за спиной Руссо слышал неодобрительный шёпот по поводу «женщин на борту». Но однажды абордаж грузовика закончился кровавой баней. В одном из отсеков перевозили заключённых, приговорённых к смертной казни. По незнанию абордажники вскрыли и этот отсек. Драка была короткой, но очень жаркой и очень грязной. Зэки рвались на свободу, используя при этом самодельное оружие самых разных форм и самого разного происхождения. В конце концов их всех перебили. Но количество раненых со вспоротыми животами, проникающими ранениями и изуродованными конечностями было много выше, чем при обычном абордаже. Екатерина получила на Фомальгауте медицинское образование, она зашивала и перебинтовывала десантников, пальцами пережимая артерии и удаляя из ран, от которых бравые абордажники, не раз участвовавшие в бою, бледнели и впадали в ступор, осколки оружия и костей.
После этого её авторитет в команде возрос до небывалых высот и стал непререкаемым.
Через шесть месяцев на борту «Фартового» состоялась импровизированная свадьба. В качестве капеллана выступал Хаммер, в качестве жениха — Руссо, а в качестве невесты — Екатерина. Джекобсон тогда даже пошутил: «Сын Лорда Альтаира женится на дочери графа Фомальгаута на борту пиратского корвета. Однако, исторический прецедент».
В честь этого события Руссо дал команде три недели увольнительной, а сам полетел с Екатериной в свадебное путешествие на Юнону. Сколько он уже слышал о красотах предгорий Стикса — самой высокой горной гряды планеты. Вот и решил посмотреть на них воочию. К тому же им с Катей повезло, они успели увидеть первый снег в радужном ущелье. Это было похоже на волшебство. Лёд в ущелье странным образом преломлял свет, и когда пошёл первый снег, то казалось, что миллион радуг создали единый купол, накрывавший ущелье.
А ещё через месяц Екатерину убили. Прямо на Новой Тортуге. Убийца выстрелил ей в затылок с близкого расстояния. Сам губернатор организовал расследование. Хаммер задействовал все свои связи, но убийцу так и не нашли. Возможно, Дарефтер узнал, что законная наследница престола Фомальгаута всё ещё жива, и решил убрать её, чтобы она не смогла, вдруг появившись, покуситься на его власть.

Руссо обошёл почти весь периметр скалы, когда увидел вход внутрь. Практически правильной формы овал открывал крутой спуск вниз, в темноту. «Осталось немного, Катя, потерпи, я тебя верну, и мы опять будем вместе, как тогда, на Юноне, помнишь?» Руссо шагнул вглубь скалы.


* * *


Йорген умер сразу. Мы похоронили их с Катей рядом, на холме у окраины леса. Небольшая могила с надгробием из серых камней посреди моря колышущихся душистых трав.
— Дальше вы поедете одни, — сказал я мужикам. — Передайте войту, что Геральт вернулся домой. Скажите также, что я благодарен за гостеприимство. Пусть не обижается, если что не так. И вот еще! — Я достал из коробки прозрачный пузырек с маленьким цветком внутри. Семь его лепестков были разного цвета, яркие и живые, словно лучи радуги. — Непременно передайте это Лили. Я ей обещал. А теперь ступайте.
Проводив взглядом удаляющуюся телегу, я еще некоторое время постоял у могилы, затем развернулся и решительным шагом направился обратно в Лунный лес.
По пути я думал о том, что даже в таком сказочном месте, как это, настоящая жизнь берет свое. И красивая сказка со счастливым концом возможна лишь в наших мечтах.
А потом я ступил в портал.


* * *


Спуск вглубь скалы оказался не таким опасным, как представлял Руссо в начале путешествия. Обычно пещеры изобилуют попадающимися на каждом шагу обрывами, ямами, тупиками и прочими ловушками. Но этот тоннель как будто был вырезан лучом лазера в породе, и, судя по ощущениям, представлял собой правильную спираль, ведущую куда-то вглубь планеты. Руссо шёл сначала осторожно, контролируя каждый шаг, а потом вконец расслабился и чуть не перешёл на бег, совсем не глядя под ноги. Минут через пятнадцать впереди забрезжил свет. Заметив это, Руссо сначала предусмотрительно перешёл на осторожный шаг, а последние метров десять до места, в котором заканчивался тоннель и начинался довольно просторный освещённый зал, явно не естественного происхождения, вообще преодолел ползком. Его взгляду открылась занимательная картина. Огромный пустой зал освещался, казалось, самой скальной породой, ни одного локализованного источника света видно не было, светились сами стены и потолок. Из зала на периферию уходили десятки, а может и сотни тёмных тоннелей. Посредине зала возвышался здоровенный кристалл изумрудного цвета. Боковым зрением Руссо заметил движение в одном из боковых тоннелей. Из него вышел высокий человек. За спиной у него крест — накрест в ножнах покоились два меча.
"Конкурент, чтоб его..." — Руссо осторожно сместился влево, развернул абордажную винтовку, прильнул к оптике. — «Прощай».

Ведьмак нутром почуял опасность. Амулет не вибрировал, но нечисть — не самое страшное, что можно встретить на своём пути, опаснее всего самый коварный хищник — человек. Он бросил взгляд вправо. И сделал кувырок.

Руссо, перед тем как нажать на спусковой крючок, в оптику поймал взгляд незнакомца. Как он из светлого помещения увидел Руссо в темноте, остаётся только догадываться. Руссо поразили его глаза: жёлтые, с вертикальными, как у змеи, зрачками. «Вот это зверюга... Его бы к нам, в абордажную команду...» Руссо чуть резче чем обычно нажал на спусковой крючок. Пуля оставила отметину на противоположной стене. Каким-то чудом незнакомец поднырнул под пулю, и она прошла мимо. Противник материализовался в паре шагов от него.
Руссо успел поднять винтовку, но выстрелить из неё уже не успел. Неведомая сила подняла его в воздух и швырнула на стену пещеры. У Руссо было полное ощущение того, что его переехал карьерный самосвал. Абордажная винтовка валялась шагах в пяти слева. Единственное, что видел в этот миг Руссо — несущийся на него со скоростью урагана незнакомец с выставленным вперёд мечом. Уже попрощавшись мысленно с жизнью, Руссо достал из потайного кармана небольшой, похожий на игрушечный пистолет и, не целясь, начал стрелять. Остановился тогда, когда понял, что уже в который раз щёлкает вхолостую — патроны давно закончились. В полуметре от него лежал на животе, не подавая никаких признаков жизни, незнакомец и продолжал сжимать в руке меч, острие которого находилось в считанных сантиметрах от шеи Руссо.
"Чёрт, кто же это был..." — Руссо, пошатываясь, вошёл в освещённую залу.

Изумрудный кристалл манил, и, казалось, был живым, старался обратить на себя внимание. Сомнений не оставалось, именно он и был «Исполнителем желаний». Руссо медленно подошёл к нему и осторожно коснулся его рукой.
— Здравствуй, путник, — прозвучало за спиной.

Руссо резко обернулся. На него внимательно смотрела призрачная фигура. Сквозь неё можно было увидеть стену, находящуюся за ней, а сама она, казалось, состояла из мягкого изумрудного света. Угадывались черты довольно молодого худощавого человека приятной наружности.

— Здравствуй, — фигура улыбнулась. — Ты пришёл загадать желание?
— Да... Оно исполнится?
— Конечно. Конечно исполнится. Но выбери правильное желание. Тысяча лет — слишком большой срок, чтобы разменивать его на пустяки. — Призрачный человек посмотрел на лежащее на полу тело незнакомца. — Но и за тысячу лет ничего не изменилось... Жаль...
— Я хочу...
— Не торопись, путник, — перебил его призрачный человек, — помни, что твоё желание должно стоить тысячи лет забвения... Сделай мне одолжение. Давай поговорим сначала, я ведь тысячу лет ни с кем не разговаривал. А у тебя будет время всё взвесить и обдумать.
— Я уже всё решил!.. Но... хорошо, давай поговорим.
— Кто ты, путник?
— Я... Я пират.
— То есть ты убиваешь людей ради денег?
— Нет. Я убиваю людей чтобы выжить.
— Чтобы выжить обязательно убивать людей?
— Иногда да.
— Что ж, ты откровенен, это хорошо. И ты хотел пожелать себе богатства, чтобы тебе больше не пришлось убивать?
— Нет.
— Власти?
— Нет.
— Я рад. Рад, что на этот раз желание не будет пустым. Это редкость. — Призрачная фигура улыбнулась. — Мне уже интересно, что за желание ты хотел мне загадать.
— Я любил девушку. Она погибла...
— Жаль... Это тяжело, я знаю...
— Да как ты можешь знать??!
— Поверь, знаю. Ты хочешь её воскресить?
— Да!
— Это очень опасное желание. Оно нарушает законы самой жизни. Каждому отмерян свой срок — кому-то больше, кому-то меньше.
— Но её убили! Она умерла не своей смертью.
— Каждому отмерян свой срок, путник...
— И ты мне поможешь её срок продлить!
— Да, если скажешь, но учти, что она будет помнить всё.
— В смысле?
— Она будет помнить, как она погибла.
— Я смогу её убедить, что она не погибла, а лишь провалялась в больнице без сознания всё это время.
— Нет, не сможешь. Смерть — это то, чего забыть нельзя...
— Плевать! — Руссо сорвался на крик. — Плевать! Я сделаю всё, чтобы она об этом забыла.
— Нет, — мягко прошептал призрак, — не сможешь. Она всегда будет помнить тот день. Это будет мучить её. Поверь, прошлое лучше оставить прошлому, отпустить его, иначе будущее никогда не наступит. Не стоит вмешиваться в течение времени.
— Но ты выполнишь это моё желание?
— Конечно выполню. Если прикажешь... — Призрак сделал паузу. — А ты её действительно любил...
— Да...
— Ради неё рискнул всем — кораблём, командой, всем...
— Откуда ты...
— Знаю, знаю. Не зря же мне тысяча лет и зовут меня «Исполнителем желаний», — призрак усмехнулся, — ради неё ты готов убивать, это понятно. Только зачем убивать невиновных?
— В этом мире нет невиновных.
— Это штамп, пират, оправдание. Взять хотя бы его. — Фигура указала рукой на лежащего на полу у входа в тоннель незнакомца. — Зачем ты его убил?
— Он на меня напал.
— Разве? Вспомни-ка хорошенько.
— Да, я стрелял в него первым, но я должен был загадать желание, а он был ближе, он мог бы загадать его первым.
— Нет, не загадал бы. Я часто видел его. Оглядись. Видишь, отсюда выходит множество тоннелей? Я стою на перекрёстке миров. Отсюда можно попасть в любой из них. Твой мир, тоннель из которого ты пришёл, лишь один из сотен других. Он был лишь путешественником, исследователем. Я часто видел его. Он выходил из одного тоннеля, входил в другой. Десяток лет. И никогда не приближался ко мне, чтобы загадать желание.
— Я не знал...
— Ты много чего не знаешь. Людям свойственно принимать решения, не имея всей информации, поэтому их решения так часто бывают ошибочными. Знаешь, я сделаю тебе подарок. Я подарю тебе самое дорогое, что можно подарить человеку. Я подарю тебе время. Прими правильное решение. А уже потом загадывай желание.
— Ты щедр.
— Ты мне симпатичен, когда-то и я был таким же, как ты.

Руссо посмотрел вверх, на высокий потолок зала, излучавший всё тот же мягкий изумрудный свет. По его щеке скатилась слеза.

— Знаешь, я уже решил. Я готов загадать желание.
— Тогда говори. Я исполню.
— Я хочу вернуть к жизни...
— Зря ты отказался от моего подарка...
— Не перебивай. Это мое желание, и я хочу вернуть...

Из одного из сотен идентичных тоннелей зала показалась еще одна фигура. Новый визитёр оказался женщиной.
Мак находился к ней спиной и не видел, как она вошла с вытянутым в руке пистолетом-пулеметом. Раздался выстрел, и Руссо вдруг почувствовал обжигающий укол в груди. Перед глазами полыхнул салют из изумрудно-зеленых красок, все смазалось. Так и не договорив своего желания, пират рухнул на каменный пол.
Теряя сознание, Руссо все же ухитрился развернуться в падении, из последних сил целясь в незаметно подкравшегося сзади врага, и нажать на спусковой крючок. Вот только патронов в его пистолете больше не было — их все он израсходовал на того странного парня с мечом.
Женщина подошла, целясь Маку в голову, чтобы сделать контрольный выстрел.
И тогда, в зеленом свете кристалла, он смог рассмотреть ее.
— Катя?.. — Из краешка его губ сочилась струйка крови. — Ты жива! Тысяча че... как я...
Голос Руссо перешел в хрип. Тело пирата в последний раз дернулось и затихло.

Екатерина Морозова, агент спецслужб России с позывным Десант, не стала делать второго выстрела. Человек у ее ног и так был мертв — пуля прошила сердце насквозь.
"Интересно, откуда он знал мое имя?.." — Катя внимательно всмотрелась в незнакомое лицо, но так и не смогла припомнить ничего с ним связанного.
Тогда она перешагнула труп и коснулась рукой светящегося кристалла.

— Здравствуй, красавица. — Рядом с Морозовой возникла призрачная фигура молодого человека. — Ты пришла загадать желание?
Пока призрак произносил свою фразу, его голову полоснула длинная пулеметная очередь. Пули прошли сквозь прозрачный силуэт и ударили рикошетом в дальнюю стену.
— Не трать патронов понапрасну, — посоветовал призрак. — Это бессмысленно.
— Кто ты?
— Я — Исполнитель желаний. Ты ведь пришла загадать желание.
— Да, я хочу, чтобы ты снял защитный...
— Не спеши, — резко перебил призрачный человек. — Выслушай меня. То, что ты хочешь попросить — не твое личное желание. Ты выполняешь чужой приказ и даже не подозреваешь, что тебя жестоко обманывают.
— Но откуда ты...
— Знаю, знаю. — Призрак усмехнулся. — Каждый раз одна и та же история. Мне тысячу лет, и мир с тех пор не изменился. Молодой человек, которого ты убила, за несколько минут до этого убил другого человека, что лежит чуть поодаль. Он искренне верил, что его поступок оправдан высокой целью. Так же как веришь сейчас ты. Хотя тот человек не хотел никому зла, я был знаком с ним, он просто странник.
— Откуда знал мое имя этот... симпатичный? — Катя повела стволом оружия в сторону мертвого пирата.
— Он пришел воскресить погибшую девушку, которую очень любил. Ты, скажем так, ее родственница в далеком прошлом.
— Родственница?.. В прошлом?..
— Примерно так.
— Да что ты такое несешь, голограмма компьютерная!
— Мне незачем врать. Исполнитель желаний — не суперкомпьютер, как тебе наплели. Этот кристалл находится вне пространства и времени, с его помощью любой раз в тысячу лет может загадать одно желание. Но в жертву приносит собственную свободу на следующую тысячу лет.
— Любое желание?.. И оно исполнится?
— Любое, но лишь одно. — Призрак покачал головой. — Как видишь, твои руководители просчитались, надеясь проникнуть сюда и безгранично использовать кристалл в своих интересах. У них все равно ничего бы не вышло. Так что советую хорошенько подумать и загадать свое, правильное желание. Я дарю тебе то, что перед этим собирался подарить человеку у твоих ног — время на раздумье. Разве есть что-то более ценное для человека, чем время?!
— Кхм... А если я попрошу полного восстановления здоровья?
— Желание тут же исполнится. Ты станешь абсолютно здоровой.
— Но за тысячу лет, что я проведу здесь в качестве призрака, подобного тебе, я и сама смогу полностью восстановить здоровье, являясь частью кристалла, не так ли?
— Ты очень мудра, женщина.
— А если я попрошу бесконечной власти, то вряд ли что-то вообще произойдет. Потому что возможность исполнить желание — само по себе безграничная власть.
Призрак пораженно уставился на Катю.
— В эту ловушку тысячелетие назад попался я сам! У меня нет слов. Я восхищен тобой, о мудрейшая!
— А что хотел загадать странник, которого убил этот... красавчик?
— Мой друг ведьмак бывал здесь сотни раз, и никогда у него не возникало соблазна что-нибудь загадать. Туннели, что ты видишь, ведут в разные миры. Он путешествовал по ним, а когда возвращался, коротал со мной время, рассказывая множество интересных историй. Мне будет не хватать его.

Екатерина Морозова, как и пират до нее, подняла взгляд к высокому пещерному своду, освещенному мягкими изумрудными переливами. Несколько минут она прибывала в глубокой задумчивости. Призрачный человек молча стоял рядом, не мешая принимать, возможно, важнейшее в ее жизни решение.

— Я решила, чего хочу.
— Загадывай, и я исполню.
— Верни-ка, будь добр, к жизни этих двоих.
— Что?.. Ты уверена?..
— Абсолютно. Я хочу, чтобы ты вернул к жизни двух людей, лежащих в этом зале.
— Но...
— Исполняй!

Кристалл завибрировал, засветился ярким зелёным цветом, но спустя пару секунд всё прекратилось. Призрак молодого человека сразу же исчез.
Незнакомцы на полу зашевелились, оба резко вскочили на ноги, оглядываясь. Один вложил меч в ножны, другой сунул пистолет в скрытый в одежде карман.
— Кто же ты? — первым нарушил тишину Руссо, глядя на Катю.
— Я?.. Меня зовут Катя, — ответила, улыбаясь, она. — Хоть все совсем не так, как ты себе представляешь.
— Меч судьбы обоюдоостр, да, незнакомец?! — Ведьмак подошел к ним.
— О чём ты? — не понял пират.
— О предназначении. Спасибо вам, красавица.
— За что?
— За выбор. Хоть и не понимаю, чем продиктован сей благородный поступок.
— Просто иногда полезно исправлять свои и чужие ошибки. И совершать пусть небольшое, но реально полезное дело, а не распыляться на что-то глобальное и эфемерное. Куда ты сейчас? В какой из миров?
— Домой.
— Мы ещё встретимся?
— Обязательно встретимся.
— А ты расскажешь мне о тех мирах, в которых побывал?
— Это будет очень длинная история.
— Тысячи лет, надеюсь, хватит? — Призрачная фигура Екатерины Морозовой подмигнула ведьмаку. — За тысячелетие мне здесь может стать скучно. Так что заглядывай почаще в гости, странник. Не зря же я тебя вернула к жизни!

Незнакомец со змеиными зрачками улыбнулся, кивнул и, помахав на прощание Кате и Руссо рукой, направился к одному из тоннелей.

— Дружище, извини меня, — остановил на пол пути ведьмака пират. — Я искренне сожалею, что стрелял. Я был не прав, и теперь твой должник. Что я могу сделать для тебя? Проси, что хочешь.
— Я прощаю тебя, друг. Но раз речь снова зашла о желаниях, то на этот раз я, пожалуй, загадаю.
— Я слушаю тебя.
— Позаботься об этой милой девушке, пусть не скучает здесь в одиночестве. Она для тебя — нечто большее, чем случайная незнакомка, уж поверь моему чутью. Твоя прошлая жизнь позади, уверен — новая будет стоить того, чтобы жить.
— Да я и сам собирался это сделать, — признался Руссо, повернувшись к Кате и улыбаясь ей. — Так что твое желание будет выполнено, можешь не сомневаться.
— А когда я вернусь, вы отдадите мне то, чего не ожидаете получить через год. — Ведьмак рассмеялся. — Шучу.

Команда "Вах Хоббиты": McRousseaux, AHILLES, DECAHT
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Последнее желание
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010