Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Странная мысль

Странная мысль

Часть первая.
Сожгите трупы!

Пасмурное небо было солидарно с подавляющей частью обитателей колониальной базы «Новая Примавера». На сегодняшний день был объявлен траур в честь погибшей в шахтах группы шахтёров. Флаги были приспущены, персонал дружно нацепил на себя маску скорби. Первая смена была в самом разгаре, и потому коридоры были пусты. Люди разошлись по своим рабочим местам, и только изредка чьи-то шаги нарушали общую тишину.
Одним из таких нарушителей спокойствия был Крис Харт. Он отлучился со службы, чтобы сделать срочный доклад коменданту базы. Его, однако, ждало разочарование — в кабинете коменданта уже был посетитель, а именно жена одного из погибших шахтёров. Комендант Эдриан Васп, недавно (и неожиданно для себя) назначенный на эту должность, поднял на Криса красные от недосыпа глаза и тихо сказал:
— Подожди в коридоре, Харт.
Крис тихо закрыл дверь. Преисполненный досады, он бухнулся на стоящий поблизости диванчик. Его дело не терпело отлагательств, но метод работы Васпа заключался в том, что он просто игнорировал проблемы, пока для них в его графике не освобождалось место. К тому же, вопрос касался тел погибших шахтёров, и разговаривать об этом при одной из вдов Крис не решился бы. При этом разговоре вообще не должны были присутствовать третьи лица.
Из женского туалета, находящегося чуть дальше по коридору, донеслось жужжание сушилки для рук. Вскоре раздался скрип открываемой двери, и из закутка, где располагались санузлы, появилась долговязая тень.
Крис с трудом сохранил ровное выражение на лице. Объектом, отбрасывающим тень, оказалось лишённое всякого рельефа и приятных выпуклостей тело Джилл Эйрин, командира отряда егерей. Она была единственной девушкой во всех трёх командах внешних работ. Популярностью, однако, Джилл не пользовалась — характер у неё был, мягко говоря, не самый приятный. Она выросла в юго-восточной области республики Примавера, опустошённой инопланетными захватчиками, и с самого детства имела дело с бандитами, остатками войск пришельцев и их отродьями. Такое окружение так или иначе прививает недоверие и жёсткость. Крис сам недельку поскитался в тех местах и едва не стал таким же. И всё же сварливость коллеги прощал.
— Ты к Васпу? – спросила Джилл. – Я первая, я сюда раньше пришла.
Голос у неё, как всегда, был хрипловатым из-за долгого молчания. Она, как правило, разговаривала редко.
Крис ощутил раздражение, какое испытывает любой человек, вынужденный дольше обычного стоять в очереди к бюрократам. Ему хотелось спать и есть, к тому же предстоял неприятный разговор.
— Какое у тебя дело к Васпу? — спросил он. – Это не подождёт? У меня действительно срочный вопрос. Касаемо всей базы.
— Нет, это не подождёт, — отрезала Джилл и плюхнулась на диванчик как можно ближе к двери. Крис пожалел, что сел так далеко от края — тощему заду Джилл хватило и десятисантиметрового пятачка, чтобы отрезать его от цели.
Примерно минуту он сверлил злобным взглядом стену и, когда молчание и неспокойная совесть стали совсем уж невыносимыми, сказал, не поворачивая голову:
— Послушай, извини меня за всё, что я там наговорил.
Джилл продолжала сидеть к нему спиной, внешне никак не реагируя на его слова. Насколько Крис знал женщин, это молчание означало: «Продолжай». Но такого удовольствия он ей не доставил; он и так сказал всё, что нужно. Джилл была ему недостаточно симпатична, чтобы продолжать и дальше рассыпаться в извинениях.
— Понятно, — глухо отозвалась Джилл после некоторой паузы. – Но я всё равно пойду первой.
Крис проглотил ругательство.
После невыносимо долгого ожидания Васп наконец-то закончил беседу с вдовой. Женщина, апатично шаркая ногами, покинула кабинет. Джилл впорхнула туда следующей, а Крис снова начал ждать. В этот раз, однако, беседа длилась недолго, всего лишь пять минут. Из-за двери донеслись реплики на повышенных тонах, и Джилл, хлопнув дверью, внезапно покинула кабинет. Судя по её походке, она была очень зла.
Крис сполз с дивана и заглянул в кабинет. Васп уже не сидел за столом; он стоял у окна и цедил своё лекарство из бутылки. Глядя на его понурые плечи, Крис ощутил жалость. На бедного Васпа должность коменданта свалилась внезапно, когда предыдущий руководитель погиб от нелепого несчастного случая. А ведь у Васпа недавно обнаружилась болезнь сердца, и такая работа была ему явно противопоказана.
Васп повернул к Крису измождённое лицо:
— Да, Харт? Что стряслось?
— Я со своей бригадой осматривал шахту, где погибли ребята, — сказал Крис, переходя сразу к делу. – И нашёл там... кое-что очень плохое.
Васп подавил вздох и устало опустился в своё кресло.
— И что ты там отыскал? – спросил он.
— Трупы солдат Аэрдос, — сказал Крис. – Думаю, они там валяются уже лет пять.
— Опять эти инопланетяне? – Васп скорчил мину. – Как они вообще здесь очутились?
— Не знаю, — Крис покачал головой. – Но на их трупах есть метки Чумного Легиона.
— Чего? – Васп посмотрел на него, как на сумасшедшего.
— Ну, это мы их так называли, — сказал Крис. – Точнее, я никогда таких не видел, но те, кто с ними воевали, так их прозвали. И ещё... Это были не просто солдаты. Это... Ну, это трупы.
— Я это уже понял, — раздражённо отозвался Васп. – Раз они уже пять лет как трупы, то пусть их. Не живые же.
— Нет, это трупы в другом смысле, — ответил Крис. – Когда-то их убили в бою, а их врачи... вернули их к жизни.
Васп скорчил мину похлеще предыдущей. Видя, что его терпение тает, Крис поспешил объяснить:
— Но это временно. Вскоре они всё равно умирали, но их трупы... их трупы после этого особенно опасны.
— И чем?
Крис вздохнул, заранее предвидя волну гнева, которая обрушится на него.
— Трупы содержат инфекцию, — сказал он. – Паразитирующий вирус. Считается, что его специально создали для борьбы против людей... ну и прочих белковых форм жизни.
Молчание. Васп ждал.
— Живой организм ещё может справиться с вирусом, но трупы... – Крис облизал пересохшие губы. – Когда остановливаются все иммунные процессы, вирус действует особенно активно.
— То есть ты хочешь сказать, что тела шахтёров заразны? – уточнил Васп.
— Не совсем, — сказал Крис, чувствуя, как внутри него всё напрягается. Наступил момент истины. – Этот вирус – на самом деле наномашины, которые начинают строить собственную нервную систему, жизненные процессы и, в общем...
Красные глаза Васпа чуть не вылезли из орбит.
— Ты мне заливаешь, будто трупы оживают? – спросил он угрожающе тихо.
— Хуже, — ответил Крис. – Они превращаются в такое...
Васп втянул воздух через зубы. Раздражение, накопившееся в нём за несколько дней непрерывной работы, было готово выплеснуться наружу.
— Уж не предлагаешь ли ты, как эта Джилл Эйрин, сжечь тела? – спросил он.
— Именно, — ответил Крис, слегка удивлённый упоминанием Джилл. – Дезинфекция здесь не поможет. Только кремация. И немедленная.
— Вы с Эйрин сговорились, что ли? – взорвался Васп. – Где подтверждения, что трупы инфицированы? У вас есть доказательства?
— Времени собирать доказательства нету, — ответил Крис. – Экспертиза продлится целый день. А трупы должны быть сожжены в ближайшие несколько часов.
Васп прикрыл глаза, сделал глубокий вдох и шумно отпил лекарства из бутылки.
— Вот ты у нас вроде ветеран, да? – тихо спросил он. – Ты встречался с этим, как его... Чумным Легионом?
— Нет, — честно ответил Крис и тут же пожалел об этом. Стоило соврать и сказать «да». Глядишь, обошлось бы.
— Значит так, — сказал Васп, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать. – Пошёл вон. И больше не смейте парить мне мозги этой чушью про ожившие трупы. Сжечь тела, ну надо же! А что вы скажете семьям погибших? У нас же нет крематория, а мощные печи есть только в литейном цеху! И как это воспримут люди? Сожжение чёрт его знает где вместо нормальных похорон? Всё, вопрос закрыт!
Крис удивлённо поглядел на него, ошарашенный такой неадекватностью. А ведь Васп совсем не глупый человек... А теперь вдруг ставит церемонии выше элементарной безопасности. Плохо дело. Но Крис не стал спорить. Убеждать в чём-то Васпа, когда он, чуть что, хватается за сердце, бесполезно. К тому же в чём-то Васп был прав: семьи погибших тоже поднимут вой и задавят идею кремации на корню.
— Хорошо, я понял, — сказал Крис как можно более вежливо. – Я пойду. Меня ждут подчинённые.
— Давай, — отмахнулся Васп. – До конца смены ещё далеко, так что не отлынивай.
Крис кивнул и вышел из кабинета. Свернув в правую ветвь коридора, он ускорил шаг. Что бы там ни говорил Васп про доказательства, лучше сделать кое-какие мелочи прямо сейчас. В голове мелькнула мысль договориться с Джилл, раз уж она пришла к Васпу с такой же инициативой. Но Крис отказался от этой идеи, едва представив, как будет разговаривать с этой селёдкой. На его памяти нормальных разговоров с Джилл ещё ни разу не было.
«Прорвёмся» — подумал Крис, заходя в лифт.
Он доехал до нужного этажа и, выходя, едва не столкнулся с Орсоном, командиром четвёртого охранного отряда.
— Что сказал Васп? – спросил Орсон без прелюдий.
— «Пошёл вон», — ответил Крис.
— М-да, — невозмутимо протянул Орсон.
Он не был ветераном и о Чумном Легионе узнал лишь от Криса пару часов назад. Но своему командиру он верил.
Крис пошёл дальше по коридору; Орсон последовал за ним.
— У вашего отряда сегодня свободный день, — сказал Крис. — Поэтому извини, но для вас есть дело.
— Ребята поймут, — заверил его Орсон.
— Возьми двух самых здоровых, — продолжил Крис. Сам того не замечая, он по-командирски расправил плечи и заложил руки за спину. — Макса и Энрике, например. Вооружи их и поставь у морга. Пусть следят. Едва только что-то пойдёт не так — пусть сразу блокируют дверь, включают тревогу и начинают эвакуацию.
— А с этими... которые оживут, что делать? — осторожно поинтересовался Орсон.
— Стрелять, — кратко ответил Крис. — Но издалека. Близко не подходить.
Орсон промолчал. Это дело нравилось ему всё меньше. Крис немного поразмыслил над приказами и добавил:
— Весь остальной твой отряд пусть находится в состоянии готовности. Понятно?
— Так точно.
— Хорошо, — Крис вытащил из кармана магнитную и карточку провёл ею по замку. – Орсон, ещё кое-что: не запихивайте людей в убежища. Это плохой вариант. Нужно покинуть базу и уйти в лес, причём как можно дальше.
Орсон озадаченно посмотрел на него, но потом ответил:
— Так и сделаю.

Часть вторая.
Покинуть корабль!

— Нельзя! – завопил Крис и расставил руки в стороны, словно это могло остановить толпу. – В убежище нельзя! Стойте!
Но куда там... Колонисты, прошедшие перед полётом тесты на стрессоустойчивость и психологическую совместимость, сейчас потеряли всякий разум. Даже охранники поддались общей панике; только с десяток человек по-прежнему подчинялись Крису. Остальные же, выпучив от страха глаза, вместе с другими колонистами бежали к убежищам.
Криса едва не сбили с ног. Чтобы его не затоптали, он был вынужден податься в сторону. Поняв, что на людей ему никак не повлиять, он решил дождаться, пока все не зайдут в убежища. Тогда, может быть, ему удастся поговорить с ними. Но шансы на успех здесь были ещё меньше, чем при разговоре с Васпом, вечная ему память. Васп пока что был единственной жертвой тварей, выломавших дверь морга. Правда, это было громко сказано: никто его не убивал, просто загнанное сердце не выдержало такой новости. Скоропостижная смерть коменданта означала, что на базе началась анархия, и каждый был сам за себя.
Крис, отпихивая локтём всех, кто налетал на него, побежал по коридору, держась правой стены. В данный момент стоило заняться моргом, а остальное пока потерпит. К тому же, он просто не представлял себе, как заставить четырёхсот насмерть испуганных человек покинуть убежища и уйти в лес.
Он не стал дожидаться лифта, а кубарем скатился вниз по лестнице и чуть не зашиб дверью Орсона. Тот вместе с кучкой охранников дожидался его в коридоре. Увидев Криса, он облегчённо вздохнул:
— А я думал, вы тоже ушли.
Голос его слегка дрожал.
— Никуда я не уходил, — отрезал Крис. Он расстегнул кобуру на поясе и пошёл к левой ветви коридора. Орсон и другие нерешительно последовали за ним.
Чёрная мерзость грязными потёками тянулась по голубоватому полу. Она то и дело разветвлялась, как бы пробуя на вкус предметы обстановки, попадавшиеся ей на пути. Раскуроченная дверь морга валялась неподалёку безобразным пятнистым комком; из дверного проёма тянулась сплошная полоса чёрной слизи.
— Как там трупы? – спросил Крис.
— Не видел, — охранник по имени Макс покачал головой. На его лбу блестели бисеринки пота.
Его напарник, Энрике, подал голос:
— Я слышал, как целлофан шуршит.
— Шуршит, значит? – пробормотал Крис.
Он только сейчас заметил, что его рука лежит на пистолете и слегка дрожит. Крис сглотнул, взял себя в руки и сказал:
— Значит так, ребята. Здесь уже делать нечего. Если хотите жить, то вы сейчас наберёте сухих пайков на складе, возьмёте питьевую воду, одежду и уйдёте с базы.
— А в убежище вообще нельзя? – с робкой надеждой спросил один из охранников.
Крис указал на искорёженную дверь морга:
— Видишь? Двери убежища отнимут у них чуть больше времени. Скажем... Пару дней.
Охранник виновато умолк.
— Откройте закрытое отделение в арсенале и возьмите с собой боевое оружие. Тогда дикое зверьё будет вам не страшно, — сказал Крис. – Если нужны машины, то берите, но вряд вы далеко уедете на них в лесу. Самое главное – вы не должны останавливаться надолго. Вы должны идти и идти, как можно дальше отсюда. Когда за нами прилетят («Если прилетят» — добавил он мысленно про себя), то начнут поиски. Думаю, корабельные сканнеры вас быстро отыщут.
Он вздохнул и замахал руками, словно отгонял цыплят:
— Всё, я закончил. А теперь дуйте отсюда, если жизнь дорога. Вон. Вон, я сказал!
Охранники, помявшись, один за другим выбежали на лестницу. Последним ушёл Орсон. Напоследок он бросил на Криса взгляд, которым как бы спрашивал: «А ты точно не ошибаешься?».
Крис остался один. Он бросил взгляд на чёрную жижу, которая, будто учуяв свежее мясо, поползла чуть быстрее. Как остановить эту дрянь? Чего она боится? Крис уже забыл сложные названия химикатов, но быстро вспомнил простое и волшебное слово «вода». Да, здесь нужна была простая пресная вода.
Должно быть, Чумной Легион был экспериментальным подразделением. Иначе почему твари, которым полагается пожирать белковые формы жизни, так боятся воды, коей в этих белковых формах жизни полно? Должно быть, из-за этого организмы, что вырастали на основе заражённых трупов, долго не жили. Зато, когда они подыхали, становилось ещё хуже. Происходила новая трансформация, и на сей раз на свет рождалось нечто сильное, быстрое и злобное. Правда, это нечто по-прежнему боялось воды, и на том спасибо.
Мужской и женский туалеты весьма удачно располагались недалеко от лестницы, как раз на пути чёрных потёков. Крис вошёл в одну из уборных. Он порылся в шкафчике уборщика и нашёл упаковку с каким-то порошком. Разорвав её, заткнул целлофаном раковины, затем включил воду на полный напор. Напоследок он задвинул сливное отверстие в полу мусорным ведром и встал в дверях, наблюдая. Раковины быстро переполнились. Вода полилась на пол и, не найдя пути к сливу, стала расползаться блестящей лужей по всему помещению.
Криса отвлёк странный стук, доносящийся со стороны морга. Он медленно развернулся, взялся за пистолет. Прошло несколько секунд напряжённой тишины, а затем снова раздался стук. Точнее даже не стук, а топот. Как будто кто-то, впервые встав на ноги, медленно и неуверенно шагал.
На косяк дверного проёма легло то, что когда-то можно было назвать человеческой рукой. Крис оцепенело смотрел на почерневшую кожу и удлинившиеся пальцы. Вслед за рукой последовало тело. В нём сохранилось куда меньше человеческого. Одежда висела лохмотьями, на пол капала чёрная жидкость. Голова была явно тяжелее, чем нужно. Вслед за уродом волочился шлейф неприятно пульсирующих отростков.
Не успев что-либо понять, Крис рванул пистолет из кобуры и выстрелил навскидку. Это был настоящий боевой пистолет, а не электрошоковая дребедень. Раздался хлопок, промелькнула вспышка, оружие отозвалось отдачей. Урод плюхнулся на косяк, получив пулю куда-то вглубь чёрного тела. Крис выстрелил вновь. Он смог взять себя в руки лишь тогда, когда обойма опустела.
Он отрешённо осознал, что стоит в луже воды, натёкшей из туалета. Всё новые и новые ручейки бежали вниз по коридору и смешивались с чёрной жижей. Может быть, Крису просто показалось, но чёрные полосы как будто изменили направление своего течения, стараясь уйти прочь от воды. Хорошо, если так.
Более не колеблясь, Крис вложил пистолет обратно в кобуру и вернулся к лестнице. Оставалось ещё одно важное дело.

— Если ты не заткнёшься, — тихо сказал Лестер, специалист по гидропонике. – То мы тебя отсюда выкинем.
Крис открыл было рот, чтобы возразить, но передумал. Выражение на лицах колонистов было более чем красноречивым. Идею уходить из убежищ, где есть вода, еда и свет, принципиально не принимали. Стальные двери в метр толщиной действовали обманчиво успокаивающе. Слова Криса никто не принял всерьёз, а Лестер, новоявленный вожак стаи, и вовсе готов был прибить паникёра на месте.
Крис обвёл взглядом людей, собравшихся в стенах убежища. Ему стало ясно, что ловить здесь нечего.
— Ну... Ну и пошли вы! – нашёлся он наконец. – Открой дверь, я выхожу!
— Давай, — не без радости согласился Лестер. – Проваливай.
Он с усилием отворил дверь на полметра и любезно указал на выход. Крис, злобно зыркнув на него, покинул убежище. Едва только он протиснулся в коридор, как дверь за ним закрылась — едва ли не быстрее, чем открывалась. Да, от него определённо рады были избавиться.
— У вас есть несколько дней, — пробормотал Крис, глядя на непроницаемую стену металла. – А потом молитесь.
Последние слова не имели того веса, который им полагался. Но Крис об этом даже не думал. Охваченный странным эмоциональным параличом, он размышлял лишь о том, как убежать и куда идти. Все прочие чувства внутри него как будто атрофировались. Такое часто происходило с ним, если случалась беда. Удобное свойство характера, ничего не скажешь. Говорят, что отец Криса был таким же.
Крис вернулся в свою комнату. Там, у подножия кровати, лежала заранее собранная сумка с припасами и кое-каким снаряжением. Пропажи инвентаря со склада никто так и не хватился. Рядом валялась скатанная в валик дождевая накидка. Крис вытащил из шкафа куртку, нацепил её на себя, а затем подхватил скарб и выбежал вон. По пути ему никто не встретился. Основные ворота были распахнуты настежь.
Снаружи он увидел в грязи следы от колёс – они тянулись от гаража в сторону океана. Те, кто всё-таки решился сбежать из базы, наплевали на все советы. Должно быть, они решили, что на пустынном пляже будет безопаснее, чем в лесу с дикими животными. Крис покачал головой. Он слишком устал, чтобы злиться, но человеческая глупость по-прежнему поражала его. В тех местах, куда решили податься беглецы, совсем не было источников пресной воды – потому-то и зверей там не было. И пайков тоже навечно не хватит, придётся охотиться – и на кого они будут охотиться на пустых равнинах? И последнее – ребята явно забыли, что именно плавает в океане... И о том, что это «что-то» неплохо умеет выбираться на сушу.
Крис махнул на всё рукой. В конечном итоге, все колонисты, отправляясь на незнакомую планету, отдавали себе отчёт в том, что может их здесь ждать. Непонятно, правда, зачем на них обучение потратили такую огромную сумму – можно было отправить стадо баранов с тем же результатом.
Прежде чем уйти, Крис окинул взглядом базу, а потом посмотрел на лес. Ему тоже захотелось взять машину, но всё же пришлось отказаться. Он собирался жить в лесу, а какие в лесу автомобили... Поэтому он просто пошёл в нужном ему направлении, ориентируясь по компасу в наручных часах.

Часть третья.
Третья река.

Рассвет застал Джилл Эйрин сидящей на ветке с биноклем у глаз. Объектом, приковавшим её внимание, послужил джип, едущий по пляжу. Джилл, воодушевлённая призрачной надеждой на то, спасатели всё же прибыли, тут же приложилась к биноклю. Но её постигло разочарование – это были беглецы-колонисты, решившие искупаться.
Судя по всему, эта компашка последнюю неделю отиралась где-то на равнинах и ничего не знала о море. Трое мужчин и две женщины совершенно безбоязненно полезли в воду.
— Придурки, — резюмировала Джилл и засекла время.
Через минуту вода неподалёку от «пловцов» всколыхнулась. До Джилл долетел пронзительный женский визг. Купальщики с удивительной скоростью преодолели расстояние до берега, схватили с песка одежду и голышом запрыгнули в джип. Вслед рванувшей с места машине уже потянулись склизкие щупальца, а за ними воды показалось извивающееся тело.
Джилл цокнула языком и убрала бинокль. Этим ребятам повезло. А вот вчера, парой километров правее, один из колонистов попался-таки на обед морским хищникам. Остальные беглецы не решались подъезжать к воде и удрали куда-то в равнины. Насколько знала Джилл, там не было ни пресной воды, ни животных. Уж лучше было остаться в лесу. Не так уж и много здесь хищников. К тому же, местность пересекают три речки с кристально чистой водой.
Кстати о воде. Во фляжке оставалось совсем немного, надо бы наполнить. Но это не проблема — до ближайшей реки всего лишь пятнадцать минут ходьбы. Джилл было даже жалко покидать это место — слишком уж здесь было комфортно. Но от уродов Чумного Легиона нужно было уходить постоянно, без остановок. У них был короткий жизненный цикл, но Джилл опасалась, что мутанты заразят животных, и лес пополнится новой партией тварей. Оставалось надеяться, что местное зверьё побоится чёрных уродов и будет держаться от них подальше. Иначе... даже представить страшно.
Она надела рюкзак и ловко соскочила с дерева. Ноги мягко коснулись настила из прошлогодних листьев. Джилл немного помедлила, сверяясь с ощущениями, а потом зашагала в нужном ей направлении. Компас ей не требовался.
Затрещали ветки. Джилл замерла. Звук доносился откуда-то сзади. Джилл оглянулась. На мгновение она испытала облегчение – это было всего лишь одно из безымянных травоядных, коих здесь водилось в избытке. Зверь, быстро перебирая длинными ногами, испуганно нёсся сквозь заросли.
Ещё в детстве Джилл твёрдо усвоила, что одним из признаков приближения чёрных тварей являются перепуганные животные. Если они бегут, то бежать надо всем. И Джилл побежала.
Она неслась по направлению к реке, как можно быстрее перебирая ногами. За такую скорость её неминуемо постигла расплата – Джилл зацепилась ногой за какой-то корень и упала. Кряхтя от боли, она поднялась и попыталась продолжить бег. Но прежней скорости развить не удалось – она припадала на ушибленную ногу, и, к тому же, сбилась с дыхания.
Сзади уже слышался топот. Преследующий издал хорошо знакомый с детства рёв, то ли механический, то ли животный. Ошибки быть не могло. За ней по пятам шло очередное отродье Чумного Легиона.
Впереди на поляне среди травы розовым треугольником выделялась голая человеческая спина. Её обладатель, копавшийся в рюкзаке, обернулся на шум и удивлённо разинул рот.
— Беги! — завизжала, не жалея дыхания, Джилл. Её не столько волновала жизнь внезапно встретившегося человека, сколько то, что этот дурак не успеет убраться с дороги.
Незнакомец, однако, оказался не лыком шит — он ловко подхватил рюкзак и бросился наутёк. Он нёсся так резво, что Джилл не могла за ним угнаться. А сзади в это время усиливался топот хищной твари. Парень, бежавший впереди, загнул куда-то на восток, и Джилл, разгадав его манёвр, последовала за ним.
Они вышли на берег реки, причём в участке с самым бурным течением. Парень без раздумий с разбегу сиганул в воду. Джилл, которой не оставалось ничего другого, сделала то же самое. Барахтаясь, как сумасшедшая, поднимая тучи брызг, она доплыла на берега и вылезла из воды. Дрожащей рукой Джилл откинула с лица налипшие волосы и оглянулась, чтобы посмотреть, как там их преследователь.
На противоположный берег выползло Нечто. Судя по совершенно невероятной форме тела, эта тварь уже один раз издохла, переродилась и сейчас находилась в самом разгаре второго жизненного цикла. Существо, переливаясь глянцевым блеском в лучах солнца, медленно подошло к кромке воды. Там оно остановилось, не решаясь зайти в реку.
Джилл медленно встала. Справа раздался громкий хлопок; Джилл едва не взвизгнула от испуга. Существо дёрнулось и снова издало свой невероятный вопль. Последовал второй хлопок, и тварь попятилась от воды, оставляя за собой чёрные кляксы на песке. Джилл посмотрела вправо.
Парень припал на колено и, подперев одной рукой другую, целился в преследователя из пистолета. Он снова выстрелил, и существо опять взвизгнуло. На этот раз оно не стало думать, а отступило обратно в лес.
— Сука! – выругался в сердцах парень, вставая с песка.
Джилл сразу узнала его по характерным интонациям. Крис знал толк в ругательствах и произносил их с особым смаком. Было даже удивительно, что он выбрал для такой ситуации столь мягкое выражение.
— Во второй раз точно пристрелю! — Крис воинственно потряс пистолетом. Он убрал оружие в кобуру и только затем обратил внимание на Джилл. – Оп-па.
Тон был такой, как будто Джилл была его женой и только что застукала его в постели с любовницей. Джилл уже ждала реплики вроде «Дорогая, я всё объясню!», но реальность оказалась злее. Крис посмотрел на неё с нехорошим прищуром и спросил:
— А он тебя нигде не цапнул?
Джилл почувствовала раздражение. Понятное дело, на его месте она бы спросила то же самое. Но Крис был автором эпитета «доска», имеющего отношение непосредственно к ней. Так что любые его слова Джилл воспринимала как оскорбление. Она раскинула руки и повернулась перед ним, как на смотринах. Крис продолжал недоверчиво глядеть на неё. Джилл не выдержала:
— Ну? Может, ещё и одежду снять?
— Э-э, как бы тебе сказать... – протянул Крис, слегка расслабившись. – Тебе под ней прятать нечего, так что вряд ли я что-то там увижу. Можешь не раздеваться.
Впрочем, он тут же извинился:
— Чего-то я не то несу. Прости, — и, как будто стараясь загладить вину, добавил: — Рад тебя видеть.
Джилл выдержала паузу, чтобы он понял, что уж она-то никак не рада встрече, а потом спросила:
— Ты встречал ещё кого-нибудь?
— Нет, — он покачал головой, глядя в сторону противоположного берега. – Остальные, похоже, не решились пойти в лес.
— Нам же легче, — резюмировала Джилл. – Ну, приятно было поболтать.
Гордо подняв голову, она начала восхождение по берегу. Спустя несколько секунд из-за её спины донёсся нерешительный голос Криса:
— Слушай, ты же егерь. Ты ведь хорошо знаешь местность?
Так. Он напрашивается в спутники. Сам того, может, и не хочет, но явно боится ходить один по незнакомым местам. Джилл собралась было отшить его, но затем вспомнила первое правило выживания: объединяйся с надёжным человеком. Она вздохнула и обернулась:
— Да, я знаю местность. И что с того?
— Это последняя, третья река, — сказал Крис, указывая через плечо. – Впереди ещё есть источники пресной воды?
— На севере и дальше на запад есть несколько штук... – начала было Джилл, но затем сдалась: — Хорошо, можешь пойти со мной.
К её возмущению, Крис подобной щедрости не оценил. Он с сомнением смотрел на Джилл, как бы прикидывая, стоит ли вообще брать её в спутницы. После долгих размышлений он с явной неохотой (ещё больше разозлившей Джилл) согласился:
— Н-ну... В компании, конечно, веселее. Пойдём вместе.
— Вот и пошли, — отрезала Джилл и быстро, чтобы он был вынужден её догонять, пошла вверх по склону.
Крис, впрочем, следовал за ней без особых усилий. Даже не запыхался ни разу. Но дистанцию он всё же держал и ни разу с ней не поравнялся. Это только раздражало Джилл ещё больше. Ей тоже не хотелось с ним разговаривать, но он нахально перехватил инициативу в молчаливой демонстрации неприязни, и молчание Джилл потеряло всякий эффект. К тому же, как бы Крис ни извинялся, его слова про «доску» и «селёдку» были по-прежнему очень обидными. Джилл в её двадцать лет, как и любой девушке, хотелось популярности у мужчин; она считала себя как минимум симпатичной, если не красивой. Но услышать вдруг от совершенно постороннего человека издевательские эпитеты по поводу своей фигуры... Это всё равно что нож в спину. А ещё говорят, что мужчины не сплетничают... Ещё как сплетничают, хуже наложниц из гарема бандитского главаря. И даже не пытаются делать это скрытно.
Крис подал голос лишь тогда, когда они дошли до крошечного, похожего на лужу, родника. Он шумно напился воды, а затем безапелляционным тоном заявил:
— Я два дня не спал. Посиди на стрёме часок.
И завалился на бок, повернувшись к ней спиной. У Джилл появился сильный соблазн оставить его дрыхнуть здесь, а самой встать да уйти. С раздражённым вздохом, она села на землю, прислонившись спиной к дереву, и положила на колени пистолет. Потянулось ожидание.

Часть четвёртая.
Кто ты? Кто я?

Дождь шёл с самого утра. Крис и его спутница закутались в дождевики. Несмотря на то, что у них были куртки, к вечеру они оба замёрзли. Дождь же, делая короткие перерывы, продолжал назойливо стучать по капюшонам.
Небо было пасмурным, стемнело рано. Когда начались сумерки, Крис отыскал удобное место и при помощи Джилл сделал навес из веток. С молчаливого согласия был разведён костерок.
— А у нас такого не было, — сказала Джилл, наблюдая за его махинациями с таблеткой сухого спирта. Она впервые подала голос с того момента, как они снялись с предыдущей стоянки.
— «У нас» — это где? — спросил Крис.
Джилл приблизила мокрые ладони к огню. После недолгой паузы она ответила:
— Я жила в опустошённой местности. Знаешь, на планете Этерна есть область, где...
— Я знаю про это место, — сказал Крис. — Я сам с Этерны.
Джилл слегка оживилась:
— Да? А из какой ты страны?
— Из Примаверы, — ответил он.
— Ну да, — задумчиво произнесла Джилл. — Если бы ты был из Анлитании, я бы сразу поняла.
Она немного помолчала.
— Тогда мне и рассказать тебе нечего... – она вздохнула и накрылась курткой. – Просто если бы тогда у меня были такие штуки, то я бы считалась богатым человеком.
— По-моему, в тех местах «богатый человек» означало «покойник», — ухмыльнулся Крис. – По крайней мере, мне так показалось в тот раз.
— Так ты и там был? – удивилась Джилл. – Ты что, бывший бандит? Ты скрывался там от властей?
Крис засмеялся. На миг это напомнило ему мачеху — та тоже умела развивать целые детективные истории из самых безобидных фраз.
— Нет, — сказал он. – Я не бандит. Я просто возвращался с неудачной военной операции, и мне пришлось идти через ваш райончик. За неделю с меня раз пятнадцать пытались снять ботинки. Тогда я впервые убил человека. До этого я стрелял только в пришельцев...
Он умолк, поняв, что углубился не в ту тему. Не надо никому рассказывать, как ты кого-то убивал, пусть и на войне.
— А-а, я помню, — сказала Джилл, разглядывая огонёк костра. – У нас тогда поднялась шумиха из-за того, что по округе шляются солдаты. Только... Это было шесть лет назад, если не ошибаюсь.
Она поглядела на него поверх ворота куртки:
— Так сколько тебе лет?
— Двадцать пять, — ответил Крис.
— Надо же, — Джилл опять опустила взгляд на огонь. – По тебе и не скажешь.
— Я закрашиваю седину, — уверил он её.
Они оба фыркнули. Впервые за всё их знакомство появился хоть какой-то намёк на веселье. Крис вытащил из рюкзака раскрошившуюся плитку сухого пайка, с неохотой надкусил его. Хоть он и понимал, что походные пайки специально делают невкусными, чтобы горе-путешественник не сожрал их в первый же день, легче от этого не становилось. Чтобы отвлечься от картонного привкуса, он поддержал разговор:
— А нравы у вас там суровые... Как ты вообще могла очутиться в таком месте?
— Я там родилась, — ответила Джилл. – Не знаю, что в тех местах делали родители, я их вообще не помню. Я и брат росли с другими беспризорниками.
— У тебя есть брат?
— Может, есть, а может, уже нет... – Джилл повозилась под курткой, устраиваясь поудобнее. – Когда ему было четырнадцать, он ушёл в банду. Больше мы не виделись. Может, он ещё жив. А может, его убили во время разборок. Или до него добрался Чумной Легион. Тогда уйму народу поубивали.
— И долго вы убегали от Чумного Легиона? – спросил Крис.
— Года два, наверное, — задумчиво сказала Джилл. – Пришлось учиться с нуля. Нам-то про этих тварей никто не рассказывал.
Она вздохнула.
— Но ты знаешь... Из тех, кто погиб, мне никого не жалко, — призналась она. – А потом, когда пришли солдаты и перестреляли ещё больше народу, я и вовсе обрадовалась.
Крис промолчал; он не знал, как следует отвечать на такие откровения. Джилл, увидев замешательство на его лице, пояснила:
— Там не было нормальных людей. Нормальных людей убивали и грабили. А уж когда появился Чумной Легион, выжить смогли только самые жестокие банды. И знаешь, как они выжили? А просто – убивали и грабили всех, кто попадался им на пути. Придурки никак не хотели понять: чем больше трупов, тем больше тварей. Просто грызли друг друга, и всё. А я не состояла ни в одной из банд. Так что меня бы, в конце концов, тоже убили. Или ещё хуже...
— И как ты смогла выбраться? — поинтересовался Крис. — Разве вообще возможно уйти из той зоны?
— Нет, — Джилл покачала головой. — Но солдаты, которые вели зачистку, заблудились, и им нужен был проводник. К тому же, они не умели удирать от Чумного Легиона так, как ты.
Она хмыкнула:
— А я как раз была поблизости. Представилась им, как парень, а они поверили. Сам понимаешь, почему.
Наблюдать за тем, как Джилл занимается самоуничижением, было более чем удивительно. Изумлённый Крис несколько раз моргнул и спросил:
— А зачем было прикидываться парнем?
— Я поставила им условие: я выведу их, если они заберут меня с собой. Если бы они знали, что я девушка, то могли бы потребовать плату натурой.
— С четырнадцатилетней девочки? — скептически поинтересовался Крис. Возраста Джилл он не знал — просто прикинул «на глаз» и отнял шесть лет.
— В наших местах девочки считались «годными» с двенадцати лет, — Джилл невесело усмехнулась. — Так что мне приходилось очень быстро бегать.
— И всё-таки, — сказал Крис, чтобы уйти от скользкой темы. — Как ты стала колонистом?
— Просто пришла и попросилась, — Джилл вдруг хихикнула. – Я разузнала, какие имеются вакансии и сказала, что хочу в команду егерей.
— Как же они могли тебя взять? – удивился Крис. – Ты же из неблагополучного района!
— А у меня были самые высокие баллы на испытаниях, — теперь Джилл улыбнулась во весь рот, словно довольная кошка, стащившая рыбу. – А теоретические познания вообще всех сразили наповал.
Крис молча слушал её. Поскольку никаких развлечений не имелось, оставалось только болтать. В конечном итоге, Джилл ничем не отличалась от любой другой двадцатилетней девушки: завышенная самооценка, комплексы, любовь прихвастнуть. И, конечно, тяга жаловаться на жизненные невзгоды любому, кто готов выслушать. Крис вздохнул и потянулся. Джилл, однако, не хотела прекращать разговор.
— Ну, со мной всё ясно – я записалась в экспедицию из-за больших премиальных и... – она замялась. — ... Надеялась, что встречу надёжного мужчину. А ты почему здесь?
— Тоже из-за денег, — ответил он. – Да и просто было интересно. Война – это не то, что мне хотелось, а вот программа колонизации была гораздо привлекательнее.
— И тебе до сих пор это нравится? – Джилл подняла бровь.
— Нет, — признался Крис.
Джилл прыснула, но её веселье быстро испарилось. Она вытянулась на земле тонким силуэтом, а затем вдруг перевернулась на бок и поджала колени к груди. Крис читал где-то, что в такой позе спят люди, которые в душе беззащитны и очень ранимы. Что ж, вполне характерно для двадцатилетней девушки.
— Как думаешь, спасатели прилетят? – спросила Джилл из-под куртки.
— Честно?
— Да, честно.
— Не думаю, что кто-то прилетит.

Календарик, на котором Джилл помечала дни, показывал, что прошло уже три недели. Крис и Джилл зашли далеко за пределы территории, которую успели разведать егеря. Теперь им много времени приходилось проводить в поисках воды. То, что лес не кончался, свидетельствовало о том, что влаги здесь хватало. Однако наземные источники попадались редко. Из-за того, что их приходилось подолгу искать, они стали больше петлять, и стычки с отродьями Чумного Легиона участились. Бывало, Крис и Джилл не спали сутками, убегая. С их пистолетами можно было только ранить тварей, а убить не удалось ни разу. В конечном итоге Крис плюнул на стрельбу и не стал тратить патроны.
Сегодня он и Джилл решили поохотиться. Дело было не в голоде — в рюкзаках было ещё полно сухих пайков. Но после неполного месяца на походной пище хотелось застрелиться. Даже Джилл, противник любых идей, не совпадающих с принципом «убегай», сразу согласилась.
Ожидавший долгих сидений в засаде, Крис был удивлён, насколько легко попалась им дичь. Это была стайка мелких зверьков, чьё мясо Джилл назвала съедобным. Крис смог подстрелить только одного. Но в душе он был этому рад: от добычи чем-то жутко воняло, и он сомневался, что у него останется аппетит для добавки.
Разделывать тушку, конечно же, пришлось ему. Однако Джилл, вопреки его ожиданиям, не стала капризничать дальше, а развела костёр и взяла готовку на себя, пока Крис сторожил их стоянку. Когда ужин был готов, Крис с неудовольствием обнаружил, что Джилл зажарила мясо едва ли не до хруста, лишив его всякой сочности и мягкости. В ответ на его претензии Джилл с каменным лицом заявила, что это – профилактика паразитов. На этом дискуссия прекратилась, и наступило время приёма пищи.
Желудок с благодарностью принял мясо и громко заурчал, требуя ещё. Как ни удивительно, еда получилась очень вкусной (или просто так казалось после сухой диеты), а неприятный запах исчез во время жарки. Жаль лишь, мяса было мало.
Крис утолял оставшийся голод плиткой сухого рациона. Он сидел спиной к костру и наблюдал за чащей. Сзади Джилл лежала на земле, раскинув руки, и смотрела в небо. Она позёвывала, готовая провалиться в сон.
— Эй, — раздался вдруг её голос. – Я вот сейчас подумала: когда мы говорим о чём-то личном, то разговор идёт только обо мне.
«Конечно, только о тебе, — подумал Крис. – Так и норовишь о чём-нибудь поныть».
— Расскажи о себе, — сзади раздались возня и бульканье фляжки с водой.
— О себе можно много рассказывать, — ответил Крис. Он был не против поболтать о личном, но просьба слегка его обескуражила. Как правило, окружающие его жизнью не интересовались. – Что тебя интересует?
— Э-э-э... – протянула Джилл. Судя по её замешательству, она не имела определённого плана разговора и затеяла беседу исключительно из скуки. – Ты как-то раз сказал, что родился «из пробирки». То есть, ты был зачат по программе «Спасение генофонда»?
— Да, — кратко ответил Крис.
— Значит, у тебя тоже не было родителей? Я слышала, что те, кто подают заявку, оставляют в хранилище генетический материал, и, если они погибают, то в инкубаторе начинают растить их ребёнка.
— Ну да, в моём случае именно так и было, — Крис попытался размять затёкшие плечи. – Отец и мать были солдатами, а в то время как раз шла очередная война с Анлитанией. Тогда программа «Спасение генофонда» ещё только развивалась, и они решили подать заявку.
— И что, твой отец погиб?
— Сначала погибла мать, а на следующий день во время крупной операции убили отца, — сказал Крис. – Как только были оформлены справки о смерти, я был зачат в инкубаторе из генетического материала родителей.
Джилл немного помолчала. Крису показалось, что для неё это не более чем красивая мелодрама – как правило, на фоне собственных несчастий люди считают чужие беды пустяками. Однако Джилл сменила тон на более сочувственный:
— Оба... погибли? Даже твоя мать? Но как? Женщин не допускают к боевым действиям.
— А вот её допустили, — сказал Крис. – Долго рассказывать. В любом случае, она погибла в бою.
— Страшно... – пробормотала Джилл. – И где же ты рос?
— Для нас был построен специальный интернат. А потом, когда Этерна перешла под контроль Земного Доминиона, нашим воспитанием стали заведовать власти.
— И каково было в интернате? Трудно, наверное?
Крис рассмеялся:
— Нет, совсем нет. Там было хорошо. Распорядок дня был, конечно, очень строгий, да и работать приходилось много... Но к нам хорошо относились, и дети дружили между собой. Мне там нравилось.
Он улыбнулся воспоминаниям:
— Меня часто навещали сослуживцы отца. Они приносили гостинцы или просто водили куда-нибудь. В общем, обо мне заботились явно больше, чем я заслуживал.
— На избалованного ты не похож, — сказала Джилл.
— Ну да, в интернате за этим следили особенно тщательно. Баловство началось, когда меня усыновили.
Однажды напарник отца, пришедший его навестить, вдруг сказал ему: «Скоро мы тебя отсюда заберём». Крис тогда рассмеялся и не поверил. Из его сверстников никого так и не усыновили, так почему же он должен был стать исключением? Но вдруг через месяц, как гром среди ясного неба, в интернат пришла женатая пара – тот самый сослуживец отца и его красавица-жена. Крису только и сказали: «Собирай вещи, тебя усыновляют». И вот, спустя двадцать минут он оказывается в новом просторном доме, и у него есть родители и сводная сестра, в которую он тут же влюбился. Тогда он подумал лишь, что счастье сродни несчастью – оно тоже наваливается внезапно и бьёт по башке не хуже кувалды.
— А кто тебя усыновил? – спросила Джилл.
— Военный врач и его жена, — ответил он, всё ещё витая в облаках и напрочь забыв о том, что должен следить за лесом. – Они оба знали моих отца и мать. Когда они переехали в новый дом, то усыновили меня. Я до сих пор им за это благодарен.
— Святые люди, — согласилась Джилл.
Она вздохнула и свернулась калачиком. Какое-то время она молчала, и Крис думал, что она заснула. Но Джилл вдруг тихо произнесла:
— Всё-таки ты везучий человек. Я тебе завидую.

Часть пятая.
И всё же это странная мысль.

Вскоре стало ясно, что редкие ливни являются предвестниками долгого сезона дождей. И этот сезон наступил, когда Джилл сделала шестидесятую пометку в календарике. Спасатели так и не прилетели. Да и глупо было на это надеяться: это ведь совсем другая планета. На Этерне больше не было единого государства, Анлитания с Примаверой наверняка снова начали грызться между собой. Какое им сейчас дело до каких-то трёхсот человек на другой планете? Когда отправлялась экспедиция, Этерной всё ещё владел Земной Доминион. Но, когда на колонизируемую планету приземлились первые корабли, пришло известие, что отныне Земного Доминиона не существует. Все подвластные ему планеты снова стали автономными. Уже тогда Крис понял, что его родная страна будет слишком занята разборками с соседями, чтобы думать о чём-то ещё. Экспедицию наверняка забыли в первый же день после краха Доминиона.
Пайки закончились, пришлось промышлять охотой. Патроны без нужды не тратили, всё больше пользовались подручными средствами. Было просто удивительно, как быстро Крис и Джилл навострились убивать зверьё при помощи палок с ножами. А чтобы не помереть от цинги, жевали какую-то горькую траву, которую срывала Джилл. И, несмотря на поганый вкус, травка действительно обладала чудодейственными свойствами: исчезла усталость, мышцы вновь налились силой. Это было особенно актуально в виду начала сезона дождей.
Днём было холодно, ночью ещё холоднее. Дождь буквально вымывал силы; он таинственным образом умудрялся просачиваться под дождевики и куртки. Вода была повсюду. Но, как бы тяжело им ни было, Крис и Джилл сочли постоянные ливни добрым знаком. Дождь не мешал им охотиться и уходить всё дальше, а мутанты из Чумного Легиона должны были просто погибнуть в такой сырости. Крис даже подумал, что, когда они переждут сезон дождей, можно будет возвращаться на базу. Вся зараза к этому времени должна уже передохнуть. Правда, чистить слизь и убирать трупы совсем не хотелось.
В этот день у Джилл начался лёгкий насморк, и Крис уговорил её сделать привал пораньше. Лучше было отогреться, пока болезнь не наступила в полную силу. Они соорудили из веток просторный шалаш и накрыли его сверху дождевиком Криса.
Они оба промокли насквозь. Джилл пришлось раздеться, и Крис уступил ей свою куртку и кое-что из запасной одежды. Костёр они не стали разводить, а зажгли только таблетку сухого спирта, чтобы разогреть холодное мясо. Джилл, съёжившись на подстеленном дождевике, тщетно пыталась обогреться у крошечного огонька. Крис сидел у входа в шалаш и наблюдал за дождём. В последние дни его бдительность заметно ослабла – он просто не верил, что под таким дождём их может преследовать какая-нибудь тварь из Чумного Легиона. В сухие дни, конечно, всё обстояло иначе: им приходилось драпать от малейшего шороха, и почти всегда они оказывались правы. Но, чем дольше шли дожди, тем больше становились интервалы между внезапными погонями. Теперь, когда дождь шёл почти без перерывов целую неделю, Крис сомневался, что за ними кто-нибудь гонится.
Сзади чихнула Джилл. Крис оглянулся. Девушка несколько раз шмыгнула носом и теснее прижала колени к груди. Похоже, она пыталась заснуть. Крис оглядел шалаш в поисках чего-нибудь ещё, чем можно было бы её укрыть. Сам он остался лишь в мокрой футболке и таких же мокрых штанах. Больше ничего не было. Он вздохнул и снова повернулся к выходу.
В последнее время его мучила паранойя: ему вдруг начало казаться, что его приказ не выполнили, и никто не включил аварийный маяк. На самом деле он лично убедился в том, что сигнал бедствия поступает, но липкий страх не отпускал. Крис попытался подумать о чём-то другом, но неизбежно вернулся к насущным вопросам выживания. Теперь он уже не сомневался, что никто не прилетит спасать их, и потому время от времени размышлял о том, как быть дальше. Если они смогут прожить достаточно долго, чтобы весь Чумной Легион передох, то надо будет заново обустраивать жизнь. А жизнь эта, скорее всего, будет короткой. Когда он заболеет чем-нибудь, кто вылечит его? Кто сделает операцию, если понадобится? Даже самый искусный врач ничего не сделает без антибиотиков и инструментов.
Когда-то Крис осознал свою смертность в полной мере, и сейчас это чувство вновь вернулось к нему. Он мог умереть в любой момент, в пасти зверя или от какой-нибудь болезни. Природа беспощадна, а цивилизации уже давно как нет рядом. Надеяться прожить больше тридцати лет глупо. А как обмануть смерть?
Тогда он впервые ощутил неведомый доселе порыв. Семья. Дети. Когда он умрёт, то дети продолжат его путь. И они тоже родят своих детей, и так до бесконечности. И, когда от него не останется даже костей, его гены будут нести в себе его потомки, для которых эта планета станет родной.
Крис вздохнул и оглянулся. Джилл спала, свернувшись калачиком. Она подложила под голову кулак и изредка шевелила губами, разговаривая с кем-то во сне. Крис отвёл было взгляд, но затем снова посмотрел на неё. Он почувствовал, как внутри него стремительно назревает решение сказать нечто важное. Эта идея появилась неожиданно, из ниоткуда, и в обычных обстоятельствах была бы безнадёжно глупой. Но сейчас многие вещи приходилось пересматривать заново.
Крис не стал размышлять, потому что боялся, что утратит решимость. Он тихо позвал:
— Джилл.
Она резко подняла голову:
— Что такое? Опасность?
— Нет, нет, — успокоил он её. – Просто мне нужно кое-что у тебя спросить.
— Да? – Джилл приподнялась на локте.
Крис на секунду прикрыл глаза и спросил ровным голосом:
— Ты выйдешь за меня замуж?
Джилл моргнула, а затем села, не сводя с него глаз.
— Что? – спросила она с недоумённым видом.
— Ты выйдешь за меня замуж? – повторил Крис, стараясь скрыть волнение.
Удивление на лице Джилл сменилось ошарашенным выражением. Она широко распахнула глаза и замерла, молча глядя на него. Крис, в свою очередь, смотрел на неё. Чтобы не выдать дрожь во всём теле, он плотно сжал губы и упёрся левой рукой в землю. Ожидание было страшнее всего.
Джилл поднялась с подстилки, подошла к нему, села рядом. Секунду она сидела неподвижно, а затем привалилась к плечу Криса.
— И где ты найдёшь священника? – спросила она.
Крис истерично хихикнул.
— Не знаю, — честно сознался он.
— Но почему? – спросила вдруг Джилл. – Это так внезапно, не было никаких признаков того, что мы... Ну...
Она запнулась. Крис мысленно согласился с ней. Он и сам пять минут назад не знал, что скажет такое. Ответ родился сам собой:
— Ты всегда рядом. Всегда помогаешь и защищаешь, если приходится.
Он подумал и продолжил:
— И я не хочу, чтобы теперь со мной был кто-то другой. Мне нужна именно ты, чтобы ты всегда была со мной. Всегда.
Джилл по-прежнему молчала, ошарашено глядя на него. После нескольких мучительно долгих секунд она облизнула пересохшие губы и сказала:
— Согласна.
Крис обнял Джилл за плечи и теснее прижал её к себе, ощущая тепло её тела. Она нерешительно взяла его за руку, неуклюже погладила по плечу, и тихо спросила:
— Теперь мы должны поцеловаться, да?
Они медленно, смакуя момент, потянулись друг к другу. Крис отвёл с лица Джилл прядь волос, чтобы взглянуть в глаза, и прижался к её губам. Они были тёплыми, нежными. Губы Джилл непрерывно двигались, будто она что-то говорила. Её рука плотно обвилась вокруг его шеи.
Они не могли отстраниться друг от друга. Криса охватила странная истома, ему совершенно не хотелось двигаться. Джилл же расходилась всё больше. Она крепко обхватила его руками и яростно целовала, не давая передохнуть. Должно быть, она никогда до этого не прикасалась к мужчине; возможно даже, что никогда не влюблялась.
Они прервали поцелуй, чтобы отдышаться. Джилл коснулась лица Криса, провела ладонью по его щеке.
— Мы ведь... – сказала она. – Мы ведь должны сделать это, да?
Это было всё равно что спустить с цепи дикого зверя. Крис и сам не знал, что в нём кипит такая страсть. Схватив Джилл в охапку, он повалил её на расстеленный дождевик. Джилл часто дышала и продолжала целовать его.
Снаружи раздался треск ломаемой ветки. Крис, быстрее, чем сам успел это понять, схватил оружие и бросился к выходу. Позади него Джилл щёлкнула предохранителем своего пистолета.
— Не думаю, что это кто-то из Чумного Легиона, — прошептала она, но в её голосе не было уверенности.
Крис молча наблюдал за местностью, пытаясь разглядеть движение в темноте. В конце концов, источник шума выдал себя – и это оказался всего лишь одинокий зверь, решивший подкрепиться листьями. Крис иногда видел их – они выходили по ночам, и их толстая шкура была невосприимчива к холоду или дождю.
Зверь, почуяв неладное, прервал ночную трапезу. Он недоверчиво взглянул на шалаш и, с ещё большим подозрением, на его обитателей. Поразмыслив, он развернулся и с треском скрылся в чаще.
Крис с облегчением вздохнул. Джилл встала рядом и поплотнее закуталась в куртку. Её лицо было всё ещё красным после недавней вспышки страсти.
— Вот сволочь, — сказала она на удивление спокойным тоном. – Ни секунды отдыха.
— Знаешь, — сказал Крис с сожалением. – Похоже, всё самое приятное придётся отложить до более спокойных времён. Иначе нас сожрут на самом интересном месте.
Джилл задумалась.
— Ну-у-у... Ладно, подождём, — с явной неохотой согласилась она. — Но только недолго.

Часть шестая.
Другой мир.

Лампа ярко освещала комнату. Крис посмотрел на свои руки и подумал, что у него аномально белая кожа, без малейшего оттенка розового. А Джилл, сидящая справа, вообще казалась прозрачной. Что и неудивительно – в сезон дождей загореть трудно.
Сейчас Крис ощущал себя неприлично сухим. Свежая, немного жёсткая одежда приятно грела кожу. Лосьон после бритья слегка холодил лицо. И волосы, заметно отросшие, после шампуня стали непослушными и постоянно норовили залезть в глаза.
В комнате появился флотский с подносом в руках. Судя по его взгляду, он был не в восторге от роли официанта. Он со стуком поставил перед Крисом и Джилл две кружки – одну с какао, а другую с чем-то, подозрительно отдающим спиртом.
— Я что вам, ребёнок? – фыркнула Джилл, но какао взяла.
Космонавт наградил её взглядом «заткнись и пей» и вышел. Джилл шумно отпила из кружки. Крис взял свою порцию и понюхал. В отличие от Джилл, ему налили совсем чуть-чуть, на самое донышко. Должно быть, это что-то очень крепкое. Но Крис не разбирался в спиртном и поэтому просто сделал глоток. Горло тут же обожгло, как кипятком. Но затем по всему телу разлилось приятное тепло, мышцы расслабились. Крис вытянулся на стуле и предложил остатки своей порции Джилл.
— А вот мне спиртного не дали, — пожаловалась она и без малейших колебаний проглотила угощение.
Они сидели неподвижно, разве что Джилл время от времени прикладывалась к своему какао. Говорить им не хотелось, они просто наслаждались покоем.
Идиллию разрушил ещё один человек в униформе. Это был лейтенант Эдуардо Бареа, ответственный за обустройство спасённых. Он был старше и гораздо любезнее предыдущего космонавта, что приносил им напитки. Новый гость явился к ним с компьютером в руках и, радушно улыбаясь, уселся за противоположную сторону стола.
— Отдохнули? – любезно осведомился он, ставя компьютер перед собой.
— Более-менее, — с усмешкой ответил Крис. Джилл просто кивнула. – Но говорить можем.
— Мне и нужно всего-то, что ваши имена и идентификационные номера, — ответил Бареа.
Он посмотрел на них с видом отца, нашедшего пропавших детей, и улыбнулся:
— Как вас зовут, юноша?
— Кристиан Харт, — ответил Крис. – Командир охранной бригады. Мой номер: 268.
Бареа проворно записал информацию и сверил её с базой данных. Он посмотрел на Джилл:
— А это?..
В этот момент Джилл опять погрузила нос в кружку и не смогла ответить. Крис пришёл ней на помощь:
— Это Моя жена, Джилл Эйрин, — он повернулся к Джилл. — Какой у тебя номер?
— 201, — ответила Джилл. – Я командир отряда егерей.
Береа снова сверился с базой данных. На его лице отразилось замешательство:
— Вы женаты? Но в документах не значится, что вы состоите в браке!
— Теперь состоим, — твёрдо ответил Крис. Лицо Джилл приняло чопорное выражение.
— Ага, — сказал Бареа, пытаясь изобразить понимание. – Ну что ж, если желаете, то у нас на корабле есть капеллан; он может вас обвенчать. Но юридически зарегистрироваться можно только дома.
— Мы потерпим, — сказала Джилл.
— Ну и... – Бареа задумался над правильной формулировкой. – Раз вы теперь... «женаты», то не будете возражать, если мы поселим вас в одну каюту?
— Не будем, — хором ответили Крис и Джилл.

Они вошли в лифт; Крис надавил нужную кнопку.
— Странно всё-таки, — сказала Джилл, прислушиваясь к тихому гудению лифта. – Теперь всё кажется другим.
— Я тоже отвык за два месяца, — ответил Крис.
Джилл покачала головой:
— Я не об этом, — она вздохнула и взяла его под локоть. – Просто я стала смотреть на вещи по-другому.
Крис терпеливо ждал развития мысли.
— Вот живу я такая, злая на весь мир, — задумчиво произнесла Джилл. – А затем вдруг человек, которого я ненавижу, говорит мне: «Джилл, выходи за меня замуж».
— И ты по-прежнему меня ненавидишь? – поинтересовался Крис.
Джилл не ответила, а только улыбнулась. Лифт остановился, открылись двери. Крис и Джилл вышли в коридор.
— И вот когда ты мне это сказал, — продолжила Джилл, пока Крис возился с замком их каюты. – Я вдруг осознала, что в мире всё по-другому. Не так, как я себе раньше представляла.
— И как теперь? – спросил Крис. Замок, наконец, распознал его карточку. Дверь открылась.
Крис пропустил Джилл вперёд себя, затем вошёл сам. Среагировав на движение, датчик включил свет в каюте. Дверь тихо закрылась за их спинами.
— Я не знаю, если честно, — призналась Джилл. Она подошла к Крису, он обнял её. – Я как будто попала в новую жизнь. В другой мир.

21 июля 2013 г., 12:07 – 2 августа 2013 г., 0:20, как раз на день ВДВ. Символично.

Fanat
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Странная мысль
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010