Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Двух зайцев

Двух зайцев


— Пора решать, капитан.
— Решать? — капитан совершенно ненужным в невесомости жестом облокотился на стол. — И что мне сказать им, чтобы они поняли?
— Мне кажется, наше дело — именно сказать, а там пусть уж сами решают, — Грант покрутил между пальцами стило. — Мы здесь для консультации, не более.
— Потребуется их помощь, которую они не предоставят.
— Предоставят, когда поймут, что без этого никак — дипломат убрал руку, оставив письменную принадлежность крутиться в невесомости над подлокотником.
— Зная тебя, могу заподозрить браконьерство — капитан откинулся на спинку кресла и сплел пальцы. — Уж не двух ли зайцев сразу ты пытаешься убить?
— Предпочитаю мыслить позитивно. Из двух проблем как минимум одна — совсем не заяц. Бывают и другие звери с ценным мехом.
— А заяц менее опасен? — усмехнулся Марк, сидевший к собеседникам спиной.
— Нужно просто очень постараться, чтобы заяц стал причиной трагедии, — ответил Грант. — Хотя, не спорю, были прецеденты, были. Наша же проблема в том, что для убийства песца в него нужно выстрелить именно зайцем, а многие защитники животных этого не оценят...
— Я тут смотрю на нашего пушного зверя, — продолжил пилот. — И понимаю, что решать нужно сейчас, пока он не пришел окончательно.
За пределами комнаты без стен светился туманностями и булавочными головками звезд космос, и планеты ползли по своим орбитам вокруг косматого солнца. Марк изменил масштаб, и мутновато-голубое светило переместилось в центр, заняв треть поля зрения.
— Как же мы тебя просмотрели? — тихо сказал капитан. — И что теперь с тобой делать?

* * *


Зал заседаний был полон. Присутствовала вся политическая элита Севера и Юга — двух основных сил на этой планете. Океанийцы, разумеется, тоже, хотя в обсуждении участия не принимали — закон о банковской тайне хорош для безопасности, но всё же недостаточно серьезен на чаше весов большой геополитики.
И трое гостей из такого страшного далёка, что трудно даже представить — седой старик, аристократичного вида дипломат и пилот, которого непонятно зачем притащили — водителя лимузина никто из присутствующих взять с собой не догадался.
Когда все расселись, и спикер объявил формальное начало заседания, старый капитан отвыкшей от гравитации походкой вышел к трибуне.
— Я знаю, что вы все ожидаете услышать, — начал он. — И знаю, что вы хотели бы услышать, будь у вас выбор. Увы, мне порадовать вас нечем.
За его спиной зажегся огромный экран, большую часть которого занимало солнце.
— Мы проанализировали как наблюдения ваших ученых, так и собственные данные. Вывод неизменен — солнечная активность снижается, температура и радиус светила уменьшаются. За то время пока мы добирались сюда, то есть шестнадцать лет до получения сигнала и еще 29 лет полета, температура на поверхности планеты упала на полтора градуса, что в сочетании с имевшим место до обращения о помощи падением на три градуса уже вызвало катастрофические последствия для климата и увеличение полярных шапок. В совокупности с расположением континентов в полярных областях, это привело к значительному снижению количества регионов, пригодных для комфортного проживания человека. Если такая динамика сохранится, катастрофа окончательно примет глобальные масштабы.
Изображение на экране сменилось, показав всем сжавшуюся в размерах холодную звезду, и планету, покрытую снегом на две трети. Капитан обвел взглядом зал. Было бы лучше, если бы кто-нибудь сказал хоть что-то, взяв на себя часть ноши «глашатая апокалипсиса» — с легкой руки газетчиков это мрачно-пафосное прозвище теперь прилипло к нему намертво. Но зал молчал.
— По нашим вычислениям, — наконец продолжил капитан — местное солнце, вопреки заявлениям некоторых ученых, которых я что-то здесь не вижу, не имеет ничего общего с миридами, цефеидами и прочими периодическими звездами, включая «тип R северной короны», который вообще непонятно как попал в список рабочих гипотез. То есть возврата к прежнему уровню активности не будет. Звезда в настоящий момент меняет характер термоядерных реакций, переходя с кончающегося водорода на более тяжелые элементы. В результате она еще немного ужмется в размерах. Сброса оболочки при этом, я подчеркиваю, не произойдет. Так бывает.
— Хотя вряд ли местные пророки этому поверят, — пробормотал пилот мимо микрофона. — Паника — прибыльное дело.
— Что касается решения данной проблемы, — начал между тем капитан. — То есть один вариант...
Грант скрестил пальцы под столом.

* * *


— Поджечь планету? — удивился спикер.
— Именно так. Её орбита не так далеко от вас, она следующая в системе, — напомнил капитан. У него были смутные сомнения насчет компетентности политиков в вопросах астрономии. — И это так называемый «горячий Юпитер» — сверхмассивная планета, по сути, огромный шар из водорода.

Изображение на экране сместилось, показывая публике огромную сферу оранжевого оттенка, расчерченную полосами атмосферных вихрей.
— Он уже сейчас выделяет больше энергии, чем получает от солнца, до критической массы, при которой начнутся самоподдерживающиеся термоядерные реакции, не хватает пары процентов. Идея в том, что для поддержания процесса энергии нужно меньше, чем для его начала. Если всё сделать правильно, то у вас будет второе солнце.
— И где же нам взять недостающую энергию? — спросил кто-то умный из зала.
— Элементарно — ответил капитан. — Ядерная бомба подойдет.
— Какая мощность вам нужна? — поднялся с места министр обороны Юга.
— Большая. Шанс на успех и так далеко не сто процентов, лучше перестраховаться.
— Это не проблема. Можно сделать составной заряд.
— Лучшим решением будет распределить мощность по поверхности планеты равномерно. Так что зарядов нужно много — капитан выдержал паузу. — Думаю, мы возьмем всё, что у вас есть.

* * *


— Пока у нас еще есть основания надеяться, что всё закончится благополучно — думал вслух Грант, стоя у окна гостиничного номера.
— А мне кажется, долбанут они по нам ASAT-ом, и потом устроят ядреного песца друг другу, — предположил Марк. — Разъехались сейчас на совещания, и решают, как лучше нас устранить, чтобы виновной выглядела другая сторона.
— Вы, однако, пессимист, друг мой — отмахнулся дипломат, рассматривая митингующую за окном толпу.
— И, тем не менее, такую возможность предусмотреть стоит — заметил капитан. — Юра, ты тут?
— А куда ж я денусь? — отозвалось радио. — Ремонт обшивки идет по графику, отделались легче, чем я думал, но в следующий раз через плотные туманности так нестись не стоит...
— Плешь мне проедать по этому поводу потом будешь, ладно? — отмахнулся капитан. — Местные не чудят?
— Еще одно чудо как раз пожаловало, пару часов назад. Пластмассовый чемодан с камерой и примитивными газовыми рулями, будто дети собирали.
— Обошлось без спецэффектов, надеюсь?
— Микроволновкой сжег. Учитывая примитивизм конструкции, хозяева решат, что он сам спекся — космические лучи, радиационные пояса и прочее.
— ASAT точно не проглядишь? А то есть тут опасения...
— Только если хороший лазер космического базирования, но их тут вроде водиться не должно.
— Запрещены конвенцией полвека назад, — уточнил Грант.
— Ну тогда будем считать, что мы в безопасности, — подытожил капитан. — Без ликвидации нас и корабля гипотеза Марка не сработает. Еще версии?
— Вариант с отсылкой советчиков по широко известному адресу считается? — Марк поднялся с кресла и направился к бару.
— А смысл? — спросил дипломат.
— Отбить себе теплое местечко военным путем — это как-то проще, предсказуемее...
— Более соответствует умственным способностям политиков, ты хотел сказать? — усмехнулся Грант, отворачиваясь от окна.
— После того, как один из них предложил использовать реакторы вместо бомб, думаю, что да, — рассмеялся пилот.
— Матчасть не знает, но хотя бы мыслит не шаблонно, — заметил капитан. — В то время как большинство не может даже этим похвастать.
— Но стоит ли отождествлять шаблонное мышление и военный сценарий в данном контексте? — спросил Грант, устраиваясь в кресле и принимая от Марка стакан.
— Еще варианты есть?
— Думаю, вряд ли. Они нам верят, либо не верят, одно из двух. Причем наше присутствие на второй сценарий никак не влияет — что мы им сделаем?
— Ничего. Как с юридической, так и с военной точки зрения, увы, — вздохнул капитан.
— Что делать будем? — спросил Марк.
— Продолжим давить через сеть и СМИ. Строй-то везде республиканский, может и сработать.
— Когда накал страстей совсем зашкалит, не раньше. Только, сдается мне, поздно будет.

* * *


Свободный от дипломатических обязанностей, Марк сидел один в номере и монтировал картинки для отчета. Срез умонастроений общества мог внушить что угодно, но уж никак не оптимизм.
За окном мок под дождем митинг с плакатами вида «Заберите нас отсюда!», вещающие с трибун проповедники всех мастей и оппозиционные лидеры, ну и полицейские, со всеми за компанию. В сети отключилось почти всё, кроме новостных каналов, лояльных действующему правительству. Которое, впрочем, такими темпами недолго будет действующим — Грант, как человек к политике привычный, утверждал, что подковерная возня обострилась невероятно.
СМИ передавали в основном что-то тупое и бессмысленное, вперемешку с лошадиной дозой оптимизма, патриотизма и разоблачительной документалистики про сектантов. Марк, правда, считал, что промывать мозги надо самим сектантам — авось переключатся с разного рода непотребств на групповые ритуальные самосожжения, и проблема исчезнет сама собой — но вслух это мнение не выражал, ибо защитники прав и свобод человека разумного полезли из всех щелей в таких количествах, что диву даешься. Плюс «зеленые», доходившие иногда до такой степени любви к природе, что готовы были ради спасения флоры и фауны пожертвовать жизнью и здоровьем, и ладно бы только своим.
Живность, между тем, действительно начала мигрировать ближе к экватору. Танковые армии, очевидно, решившие, что природа не дура, последовали примеру зверушек. Войска всех трех (хотя какие у океанийцев войска?) государств находились в повышенной готовности, в воздухе запахло мобилизацией, причем СМИ это дело не афишировали. Про вероятного противника — тоже ни слова, а вот интервью «глашатая апокалипсиса» не сходили с первых полос. Народ ждал чуда.
Средняя температура на планете, между тем, упала еще на полградуса.

* * *


— Катастрофа, кэп! — выпалило радио голосом Гранта.
— Подробности?
— Вводят военное положение. Везде. Океанийцы пока не объявили официально, но вряд ли изволят тормозить больше суток. СМИ под колпаком, оставили только официальный новостной канал. Идет мобилизация.
— Подтверждаю по СМИ, сеть начала падать минут двадцать назад, — добавил Марк. — А официальный канал правительственных новостей еще пашет... ну-ка... Ох, в рот мне ноги... Грант, уходи оттуда, живо!
— Что там?
— В общем, каждая сторона пустила на свою территорию сводку, где обвиняет нас в сговоре с потенциальным противником, «с целью ослабить обороноспособность страны, обманом изъяв боеголовки». Я оба варианта вижу, напрямую со спутников...
— А как насчет «продать ракеты противнику»? — хмыкнул капитан.
— Только южане додумались, на севере, похоже, с подвозом травы проблемы.
— Боевая готовность есть, — доложил Юра. — А то что-то у них наземные РЛС разбушевались. РЭБ включать?
— Подождем пока. Марк, дальше?
— Думаю, нас сейчас арестуют, не важно кто именно, а по кораблю долбанут ASAT-ом. Трофей, конечно, был бы шикарный, но вряд ли найдут время им заниматься, а вариант нашего сговора с противником параноидальные вояки исключать не будут, что бы там пропаганда не писала. Все решится в ближайшие часы. Попробую прорваться к флаеру и забрать вас. Оптимальное место подбора — сквер с задней части правого крыла здания, минут через восемь.
— Ясно, — отозвался Грант. — Капитан, где вы?
— Вестибюль, перед главным входом.
— Там делегации сторон еще не выходили?
— Не видел. Они могли и остаться, Океания считается нейтральной территорией.
— Значит южане в правом крыле, северяне — в левом, третий этаж...
— Выходи давай. Ты где сам? — встрял Марк.
— Первый этаж левого крыла. Тихо, не мешай мозгам работать! — зарычал Грант. — Капитан, идите в правое крыло, третий этаж, резиденция посла. Быстрее!
— Экспромт?
— Рояль в кустах! Времени нет. Найдите посла и покажите ему файлы, сейчас передам...
— Вижу... это ты где наснимал?
— Памятка из прошлой жизни, — ответил дипломат. — Фактор внезапности уже упущен, значит, если оба посольства еще на своих местах, сейчас последует официальное объявление войны, господа политики всегда желают выглядеть культурно, как ассенизатор во фраке с бабочкой. Если успеем их перехватить — может получиться.
— Я в кабине, взлетаю, — доложил Марк.
— Обошлось без жертв, надеюсь? — уточнил капитан. — Нас же собирались арестовать. Или нет?
— Видимо, охране площадки это объяснить забыли. Подлетное время — четыре тридцать.
— Принято. Болтайся пока в воздухе и не отсвечивай. Грант, я на месте.
— Я тоже.
— Тогда начинаем.

* * *

— Юра, обстановка?
— Нормально пока. Дал им помеху по дальности, запарили светить. У тебя как?
— Барражирую над речкой, приказали не отсвечивать.
— Не в курсе, что наши там задумали?
— Я думал ты знаешь.
— Я что, Пушкин?
— Возможно, — задумался Марк. — А кто это хоть?
— Я думал, ты знаешь.
— Я что, этот... Пушкин? Да ну тебя. Ладно, будем надеяться, что наши всё разрулят, однако я бы на твоем месте приготовился когти рвать.
— Дело пахнет тетроксидом?
— С гептилом на пару. Горючки до тебя допрыгнуть мне хватит, но подлетное время будет часов шесть, орбита высокая.
— Постараюсь продержаться.

* * *


Когда на территорию посольства ворвался один из космических гостей, охрана попыталась вежливо, но настойчиво преградить ему дорогу. В результате двое испытали на себе странное ощущение, как будто пол и потолок несколько раз подряд меняются местами, а потом больно бьют по разным частям тела. Следующий просто отлетел к стене, по дороге лишившись пистолета, который, в свою очередь, лишился обоймы и патрона в стволе, после чего довел до обморочного состояния четвертого охранника путем прямого попадания с лету рукояткой в лоб.
Однако когда дверь в кабинет посла открылась, гость уже был сама вежливость.
— Господин посол?
— Да? Простите, мне некогда — заседание сейчас начнется.
— Я осведомлен. Но считаю, что вы должны сперва ознакомиться вот с этим.
На стол легла плоская черная коробочка. Компьютер тут же бодро отрапортовал, что обнаружен сетевой диск.

Десятью минутами позже, уже входя в зал во главе делегации, посол все еще был подавлен и растерян, интенсивная мыслительная деятельность явственно отображалась на его бледном лице. Шедший рядом инопланетник молчал, очевидно, не считая нужным комментировать показанное. В голове, лихорадочно сталкиваясь, вертелись мысли о последствиях, ответственности, выборе, долге, но в первую очередь — о семье и детях. Посол боялся.
С противоположного входа показалась делегация вероятного (а теперь уже, похоже, состоявшегося) противника. И рядом с их послом шел второй гость из космоса, держа в руке плоскую черную коробочку. Точно такую же.
Когда делегации рассаживались по своим местам, Грант и капитан остались стоять в проходе. К ним полуподошел-полуподбежал обеспокоенный спикер.
— Вынужден сообщить, что...
— ...это ваше внутреннее дело и мы тут персоны non grata, — закончил за него капитан, затем поднес палец к уху, как охранник, слушающий гарнитуру, и довольно громко проговорил:
— Юра, реакторы на режим, корабль к отлету. Устал я на этот балаган смотреть, пусть делают что хотят.
Затем оба повернулись и покинули зал заседаний. Марк уже медленно и вальяжно сажал машину перед главным входом, распугивая охрану.

* * *


— Из атмосферы вышли, семь минут до стабилизации орбиты, один импульс, на автомате, — бубнил Марк. — И зачем учился летать?..
— Что будет дальше? — спросил капитан, игнорируя пилота.
— Что будет, то будет, — вздохнул дипломат. — Они, похоже, поверили, что это не подделка, но какое решение в итоге примут — не могу знать, увы.
— Мы поставили их в ситуацию, когда решать надо немедленно, иначе один из вариантов будет потерян, по меньшей мере, в близкой перспективе.
— Где гарантия, что не выберут другой?
— Её нет, — вздохнул капитан. — Будем ждать. Если на связь не выйдут, то после разгона до второй космической плавно гасим движки и уходим на высокий эллипс, с периодом в несколько лет. Когда вернемся, посмотрим на результат, для отчетности.
— Жестоко.
— Это действительно их внутренне дело. Мы предложили, нас послали куда подальше. Вот и всё. Не хочу опять висеть на орбите и без конца стрелять по ракетам. Думаю, ты понимаешь, Грант.
— Нет, капитан, не понимаю. Это слишком личное.

* * *


— Долго ты там возиться будешь?
— Не гони, дай насладиться моментом.
— Смаковать изволите, сударь?
— Вроде того. Приходилось мне сидеть на аэродроме с опечатанным бомболюком и секретным конвертом в планшете, но это, надо сказать, совсем другое. Настоящий doomsday device!
— Расслабься, я тебя сфотографировал уже. Рядом с бомбами и на фоне планеты. Потом в рамочку вставишь. Давай вкручивай детонаторы.
— Ладно, — фигура в скафандре склонилась над бомбой. — Это сюда, это вот сюда... или наоборот? Ладно, так, зараза... Есть. Но этот узел точно проектировал вражеский диверсант!
— Знал бы он, кто будет ковыряться в его творении, добавил бы крепежа со сложной геометрией, чтоб кое-кому жизнь медом не казалась. Юра, давай робота!
— Уже подлетает, в сторонку там отойдите. Есть захват, отводим назад, автопилот включен... всё, полетел.
— Подтверждаю. Идем к следующей. Сколько в этой плоскости?
— Двенадцать. Потом крутим на шесть градусов, и всё с начала. Работы непочатый край.
— Не напоминай про работу, а? От такого количества термояда уже не столько руки трясутся, сколько мозги набекрень сворачивает, одно неверное движение — и всё. А они ведь еще и с движками...
— Принимай это как должное. Мир спасать — это не хухры-мухры.
— Никогда не видел хухров, но это точно не они. Так... есть вторая! Подводи робота.

* * *


— Лишь бы сработало, а?
— Не нервничай, Грант. Юра, давай-ка всё еще раз проверим перед пуском.
— Не вопрос, — пальцы бортмеханика заскользили по панели. — Ретрансляторы на позициях, боеголовки стартуют по их команде практически одновременно.
— Практически?
— Они ж разные, и двигатели разные. Каждый тип настроен на свой сигнал. Пуск пройдет с разницей в несколько минут, а упадут все одновременно. Взрыватели сработают от давления, на одной и той же глубине в атмосфере.
— Ясно. Марк?
— Отойдем на предельное расстояние, при котором ретрансляторы нас еще слышат, и дадим команду. Тяга полная, кормой к планете — отражатели и магнитные поля двигателей нас прикроют.
— Задний реактор заглушим — может наловить нейтронов и выйти из-под контроля, — добавил Юра.
— И раскрутим машину вокруг продольной оси, на случай выбитой навигации, — закончил Марк. — Должно помочь.
— Отлично. Отправь сообщение нашим друзьям, и начинаем.
— Я вот думаю — а имеем ли мы право делать то, что делаем? — вдруг спросил Грант.
— К чему ты клонишь?
— Не знаю даже. Уж больно... глобально всё это. Не укладывается в голове.
— Всё когда-нибудь было в первый раз, расслабься, — ответил капитан. — Готовы?
— Так точно!
— Поехали!
— Тяга на максимуме, вторая космическая через три... две... одну... задний стоп, и пошла раскрутка.
— Идея была твоя, так что вперед, — сказал капитан. На панели перед дипломатом вспыхнула красным одна из кнопок. — Если человек принял решение, то должен и отвечать за него.
— Должен, — ответил Грант. — Всем опустить забрала шлемов и включить индивидуальную защиту. Запуск двигателей боеголовок через три... две... одну... Команда прошла, есть зажигание.
— Сколько до детонации?
— Пятнадцать минут ровно.
— Тогда будем ждать. У нас впереди всё время мира.

mc_
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Двух зайцев
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010