Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Герой не нашего времени

Герой не нашего времени


Вот твой билет, вот твой вагон.
Все в лучшем виде одному тебе дано.


(Высоцкий В.С. «Баллада об уходе в рай»)


Прошло уже несколько месяцев с того дня, в который Михаил вошел в структуру управления компании «Ресурсы Марса». При дефиците инженерных кадров это оказалось довольно просто, и отбытие в Марсианскую колонию прошло без традиционной волокиты. Но, как известно, «вход — рубль, а выход — два». Работа на относительно близкой и, одновременно, труднодостижимой планете давала свои преимущества: ореол исключительного доверия, открытие дверей больших начальников по факту прибытия ценного сотрудника. Но внимательный взгляд службы собственной безопасности был опаснее государственной контрразведки — тут играли по другим правилам и этот взгляд мог стать смертельно опасным.
«Впрочем, вряд ли это отдельная структура, скорее — те же ребята из госслужбы, только с особыми полномочиями. В конце концов, сделать какое-нибудь грязное дело проще под флагом полукриминальной структуры», — рассуждал он, прохаживаясь по Выставочному залу компании, помахивая планшетом. Весь в белом, как астронавигатор, инженер службы техподдержки, с каждым шагом погружал подошвы в синтетическое ковровое покрытие с сенсорами движения, на него смотрели настроенные им самим скрытые камеры и микрофоны. Параноидальная подозрительность руководства сопровождалась щедрыми бонусами сотрудникам, и Михаил мог считать себя чуть более чем обеспеченным человеком. Атлетическое сложение, благодаря спортзалам компании и индивидуальному подходу тренеров, марсианский загар, респектабельный белый костюм, мягкие туфли из оленьей кожи — вполне могли привести на видео-презентацию или рекламу компании, где требовалось продемонстрировать основательность и надёжность.
Здесь готовились к торжественному событию. Под потолком радужная голограмма извещала посетителей: «Новые технологии — новые перспективы», чуть ниже плавно сменялись трёхмерные виды существующей сети построек колониальной базы и проектируемых изменений. Работающие модели различных технологических процессов окружали посетителя со всех сторон, и каждая сопровождалась «гидом» — обтекаемый робот, украшенный гирляндой туманных огоньков, с фокусированным акустическим вещанием. Гид по запросу посетителя готов был провести многочасовую лекцию с демонстрацией работы каждого узла в нескольких режимах — какие только могли заинтересовать посетителей. А посетители ожидались самые разные и самые денежные — представители государств, транснациональных компаний и множества других организаций, так или иначе стремившихся занять свое место под солнцем Марса.
Михаил обратился к роботу у стенда автоматизированной шахты и, не дослушав вводную лекцию, усмехнулся и погладил лектора по «голове» из нержавеющей стали:
— Все эти совершенные технологии предназначены только для одной цели — выкачивания ресурсов планеты, чтобы «генеральный» обратил их в денежные знаки и улетел на Карибские острова развлекаться.
Робот замолчал. Собственно так их и программировали — отвечать на вопросы и прерываться при речи человека. Да, эта фраза войдет в личное дело, но ему было мoжно говорить то, что он хочет, не опасаясь последствий. Этот способ снятия стресса для инженерного персонала был вполне доступен, пока не пересекал черты дозволенного — никаких революций и ничего на публику — вот что главное.
Михаил прошелся ещё раз, оценил техническое исполнение торжественной выставки — «удовлетворительно» и внес в примечания — избыточный лекторский материал. Потом положил планшет во внутренний карман и окинул взглядом это торжество его компании — яркое, гротескное оформление человеческого стремления к потреблению всего, что оно встречает.
Махнул рукой и, выходя, тихо произнес:
— Выключай.
Выставка потускнела, погрузилась в красноватые сумерки и в сеть лазерных лучей ультраоптического диапазона.
Михаил вышел в кажущийся бесконечным коридор-туннель, ведущий в жилой комплекс. Прозрачный купол отделял его от естественного дневного света, тут были свои источники, непреднамеренно искажавшие внешнюю картину в подобие образов из сна — красные горы, выглядели иссиня темными, а огромный горный сфинкс, глядящий в звёздное небо, казался поверженным застывшим титаном. Михаил прислонился к стеклу и замер, вглядываясь в чужой мир:
— Человеку нужно земное солнце, — вздохнул он, — земной воздух… и небо.
Справа послышались шаги. Михаил не спеша повернул голову и увидел доктора Летова, протягивающего к нему открытую ладонь.
— Здравствуйте, Михаил Юрьевич. Смотрю, тут у вас праздники начинаются.
Тот пожал сухую руку доктора:
— Скорее поиск инвесторов, Юрий Анатольевич.
— Воздушные шары по коридорам детского купола, иллюминация, фейерверки после банкета…
— А вы думали…
Доктор замялся. А Михаил внимательно присмотрелся к нему — тот явно о чем-то другом хотел поговорить.
— Выкладывайте док.
Летов многозначительно огляделся и основательно прокашлялся. «Ну да, о секретах фирмы догадываются все» — подумал Михаил, — «Проверяет? Непохоже, чтобы он о чем-то переживал». И протянул доктору простой блокнот. Тот, в свою очередь, извлёк из внутреннего кармана ручку и написал: «Л2033». Внимательно посмотрел в глаза собеседника, — там как всегда — совершенная внимательность, пожал плечами и пошел дальше.
Михаил задержал взгляд на удаляющемся человеке и прошептал себе под нос: «Посмотрим док, посмотрим. Война войной, обед — по расписанию» и направился в столовую для инженерного персонала фирмы, где провел не менее традиционных двадцати минут, за которые успел плотно заполниться белковой продукцией синтетического происхождения.
На сытый желудок можно было прилечь вздремнуть или пройтись взглянуть на лабораторию 2033. Выбрал второе и у себя в каюте не спеша укомплектовался походным набором, главной деталью которого была записывающая аппаратура. «Что можно было скрывать в лаборатории занимающейся очисткой и обогащением атмосферы?» — вот вопрос, на который предстояло получить ответ. Поиск ответа на этот вопрос вполне можно было отнести в рамки служебных обязанностей.
«Так, вроде бы можно начинать, да и вряд ли это займет много времени» — подумал Михаил и на всякий случай пристегнул к поясу электрошокер.
Пройдя по лабиринту коридоров и встретив по пути несколько сотрудников, он ограничился традиционным приветствием и, по возможности, избежал втягивания в беседы. Главное — внимательный и доброжелательный вид и безусловная занятость.
И вот, без особых отвлекающих хождений и разговоров оказался в той самой бессмысленной и однозначно неинтересной лаборатории №2033, состоящей подобно пчелиным сотам из нескольких отделений. Компьютеры, стойки с оборудованием, стенды, шкафы, двери в соседние помещения, лотки с кабелями — всё как будто знакомо, привычно. Здесь всего два-три человека и они явно погружены в свои мысли и дела. Установки химиков чем-то дымятся.
Михаил ходил мимо оборудования и внимательно разглядывал обстановку. «Это у них очистители, это … ага, преобразователи, кислородные обогатители… Что я ищу? Что-то необычное. Док похоже уверен, что это «что-то» должно меня заинтересовать… Ну что ж, спешить не будем…» и сел за рядовой терминал, заглянул в базу данных, лог событий… Ничего…
«Шутка? Ему это может обойтись себе дороже… Нет, что-то всё таки есть или должно быть…», — с такими мыслями Михаил встал и стал заглядывать в закрытые необслуживаемые помещения… Открыл дверь очередного НУП-а и замер… «Ага. Вот и пригодилась мне моя универсальная карта доступа. Ребята, электронные замки здесь все мои…». Он шагнул внутрь и прикрыл дверь, чтобы не привлекать чьего-либо внимания.
Здесь его окружали со всех сторон герметичные резервуары разных габаритов — от небольших емкостей вроде прозрачного чемодана, до циклопических, сравнимых с железнодорожными вагонами. Но не это привлекло внимание — внутри, за прозрачными стёклами колыхались невообразимые организмы, похожие на растения или… да ни на что не похожие… «Хе-хе, не знал, не знал, я не биолог, но меня впечатлило, — подумал Михаил, — и с чем мы тут имеем дело?». И дальше всё проделал по привычке: выполнил запись, закрыл её шифром и незаметно для сотрудников ушёл к себе в отдел информационных технологий, расположенный за тысячу метров коридоров от лаборатории 2033.
Михаил рассудил так, что безопасней всего хранить добытую информацию в общедоступном в сети, но физически недоступном, сервере корабля колонистов «Бета». Сейчас корабль стал частью ядра комплекса поселения людей, и его оборудование служило колонии. Закачанный в сервер «Беты», закрытый архив можно было открыть, когда он сам посчитает нужным. Но что означает эта находка?
Вне всякого сомнения, ответ на вопрос лежал в базе компании «Ресурсы Марса» — основоположницы и фактического организатора колонизации планеты.
И Михаил посвятил «раскопкам» всю ночь, отчего наутро выглядел не лучшим образом. Недосыпание наложило свой отпечаток на глаза. Утомленный взгляд говорит о том, что сотрудник перегружен, чего быть не должно, и вызывает подозрения, поэтому ему пришлось бодриться и насыщаться кофе.
А извлеченное на свет белый из базы данных биологических исследований тяготило больше сердце и ум, нежели глаза. Ясно, что компания «Ресурсы Марса» нашла в геологических породах планеты специфические пустоты, заполненные особой формой жизни, и назвали их «купола эндемиков» (ему как раз довелось увидеть запечатанные в капсулы образцы этих организмов). Непонятным оставалось, почему вокруг этого открытия непроницаемая тьма секретности.
Михаил нервно прохаживался по своей каюте пытаясь выстроить в логически связанную цепь найденное с событиями в колонии. Озабоченно посмотрел в зеркало и почесал небритую щеку.
«Надо привести себя в порядок», — подумал он и немедленно занялся своим видом: силовые упражнения, душ и плотный завтрак более-менее мобилизовали силы, а в уме всё как-то само собой стало выстраиваться в порядок.
Собравшись, и ещё раз критически осмотрев своё отражение в зеркале, Михаил направился к выходу. Остановился у дверей каюты и оглядел её с внезапно возникшим чувством, что вряд ли вернется. Казалось бы, ерунда — что ему может угрожать? Ведь пока ещё ничего криминального он не совершил, а работа с информацией — его косвенная, но обязанность. Но утешение не наступило, а утвердилась неосознанная тревога. Он несколько раз проверил — надёжно ли заперта дверь, осмотрелся вокруг и направился на службу.
Привычные, рутинные дела заглушили сомнения, ведь всё шло как обычно, а через несколько дней ожидалась дополнительная нагрузка, связанная с приёмом делегатов, проведением деловых встреч.
Михаил выполнял наладку очередного стенда, когда к нему подошёл сотрудник службы безопасности Резнов и поинтересовался, — когда Михаил Юрьевич видел в последний раз доктора Летова и о чём с ним говорил. Скрывать было что, тем более что его беседой заинтересовались особисты. И Михаил честно правдоподобно солгал, а Резнов не стал вникать дальше, только внимательно и проникновенно-понимающе посмотрел на Михаила и отошёл восвояси искать других «свидетелей и лиц причастных».
«А что б вы… Так. Завертелось что-то нечистое», — Михаил сосредоточился на работе… Но внешнее спокойствие скрыло внутреннюю борьбу. А её результатом стало твёрдое решение осмотреть «купола эндемиков», которые руководство колониальной компании скрывало ото всех. И он, получив однозначное решение своего руководства в лице безразличного ко всему начальника отдела (дальнего родственника генерального директора), удалился на устранение несуществующих неполадок в лаборатории 2033.
Тяжелые двери подсобного помещения скрывали вход в один из «куполов». В НУП-е Михаил облачился в защитный костюм, прошёл контроль — несколько рамок в человеческий рост перед шлюзом, и вошел в тускло освещённую камеру шлюза. Герметичные ворота с мягким шипением сомкнулись со стороны человеческого мира и открыли подземный мир Марса.
В сумеречном пространстве явно нерукотворного подземного помещения — купола, люди развесили пучки проводов, смонтировали системы теленаблюдения, какие-то сенсоры и датчики. Инфракрасные фильтры открывали наблюдателям-землянам, сидящим перед экранами своих компьютеров в лабораторном корпусе колониальной станции, сюрреалистичный подземный мир.
Это тёмное пространство оказалось наполнено странными, очевидно живыми структурами, которые биологи обозначили как растения. Да и собственно вся база этой лаборатории была посвящена исследованиям именно этих… растений. Но их Михаил видел и оттуда — из лаборатории, глядя в экран. А сейчас он, надев кислородную маску и оптику, смотрел на это подземное царство практически вживую. В световом луче восходящие потоки здешней атмосферы слегка покачивали странные ветвисто-густо-лиственные тела. Михаил созерцал фантастический мир, невольно затаив дыхание, словно не желая встревожить затаившиеся во тьме ажурные миражи.
Если отвлечься от земных представлений о том, как должно выглядеть растение, эти вполне могли сойти за украшение подземного царства. При внесении луча света становились видны их симметричные организмы, внутри которых по жилкам бежала радужная жидкость. Несмотря на то, что Михаил был человеком далёким от наук о флоре и фауне, ему была очевидна невероятная ценность того, что вне Земли найдена жизнь. И совершенно непонятно — почему скрыли факт её существования…
Спустя час Михаил сообщил об успешном выполнении работ. И тогда же он узнал, от своего шефа о том, что доктор Летов погиб… Он почувствовал внутренний холодок и сел в ближайшее кресло. Предчувствия, похоже, сбывались.
— И ещё, — многозначительно добавил шеф, указывая пальцем куда-то вверх, — На вас есть сигнал. И поступило предупреждение… Прекратите заниматься не своими делами.
— Как погиб? — выдавил из себя Михаил.
Шеф покачал головой:
— Н-не знаю… Что-то странное… Произошла разгерметизация каюты, когда он спал. Кислорода в атмосфере сейчас почти нет… А выйти он не смог или не успел…
«Ах, вот как…», — Михаил начал понимать, что приблизился к тому, к чему приближаться нельзя, а вслух произнёс:
— Вас понял, Ливан Регдович. Уверяю, что занят исключительно своими обязанностями, там что-то путают.
— Хорошо, Михаил. Откровенно говоря я тоже того мнения, что они как всегда перестраховываются. Да, и на сегодня вы свободны.
Михаил, как всегда, спокойно махнул рукой и пошёл к себе, но когда подходил к двери, оглянулся и побуждаемый неведомым чувством, направился дальше — мимо. Мимо — означало в центральный узел управления. На полпути, справа располагался Зал торжеств, в котором он ещё недавно так беззаботно умничал над роботом. Там же его шедевр — справа от входа — панорама долины шахт. И снова его охватила оторопь, — ведь эта долина буквально насыщена «куполами», а купола — жизнью. Той самой внеземной, которую ищут и спорят о возможности её существования. Он непроизвольно свернул в зал Торжеств, который сейчас во всей пышности ожидал гостей.
Михаил остановился перед своей работой и как будто оцепенел. Очнулся он от того что его встряхнул старый приятель — Сид. Он широко улыбался:
— Что это с тобой, Миша! Да ты понимаешь, что сейчас бабки нам просто сыпаться будут! Да ты никак не в себе?! Слышал, что придумали наши японские коллеги?!
— Что придумали…
— Оставь этот повествовательный тон. Решается проблема №1 — дефицит кислорода в атмосфере Марса — уже сейчас к планете направляется контейнеровоз со спорами мхов! Через несколько десятков лет мы уже сможем здесь дышать! Как на Земле! Изменится состав почвы, здесь будет растительность, потом леса!
— Да? А они?
— Кто «они»? — Сид отпрянул и настороженно посмотрел на приятеля.
Михаил понял, что времени остаётся всё меньше, а надо сделать может быть главное и единственное. Видя настороженность Сида, Михаил усмехнулся:
— Это я так. Так ты говоришь, что контейнеровоз со спорами…
Сид принял вопрос о «них», как искреннюю ошибку и тут же вернулся в прежнее русло восхищения успехами нынешними и грядущими. И взахлеб стал рассказывать о завтрашнем торжестве и открытии новой страницы в освоении Марса; и главное, о том, что во время фейерверка должно состоятся прибытие контейнеров и распыление спор над поверхностью планеты. И будет это всё сопровождаться…
Михаил стал понемногу отстраняться от разговорчивого приятеля и, убедив его, что надо спешить, поскольку подготовка требует еще некоторых немаловажных с его стороны, забот, удалился…
Колониальный Центр Управления Полётами встретил Михаила мерцанием огоньков, свечением экранов, и несколькими зевающими диспетчерами. Его появление вызвало всего лишь простые приветствия и рукопожатия. Ответив на традиционный вопрос, что дела как всегда — нормально, он уселся перед одним из терминалов.
Мозг инженера-системщика работал молниеносно и лихорадочно — Михаил в первую очередь нашёл контейнеровоз «К158», зависший на стационарной орбите Марса. Установил канал связи телеуправления, и вздохнул с облегчением, когда выяснил, что это полностью автоматический корабль. Задачи «К158» оказались просты и очевидны: войти в атмосферу, выйти в заданную точку и красиво разложиться на составляющие в небе недалеко от колонии и совсем рядом с поверхностью планеты, рассеяв над ней споры вечных и неистребимых мхов.
Михаил завершил сбор информации, а дальнейшее было делом навыков и техники. Он открыл программные модули искусственного интеллекта «К158»-го и уверенно стал править его шестнадцатеричные матрицы, а через некоторое время удовлетворённо откинулся в кресле.
«Теперь кушать и спать с чувством исполненного долга», — подумал он, закрывая код. Михаил зевнул и усмехнулся. Ему было ясно, что то, что он сейчас сделал, обещало самые негативные последствия лично для него со стороны особистов (если не удастся незаметно исчезнуть самому). Тем не менее, «К158» должен преподнести корпорациям сюрприз, а этот мир — получить шанс на выживание…
…На исходе следующего дня Михаил как все прочие люди, заполнявшие банкетный зал, вглядывался в небо, на котором появилась яркая точка, обещавшая принять черты корабля-транспортника. Время тянулось чудовищно медленно, пульс отсчитывал секунды обратного отсчёта. У кого-то внутри кипело предвкушение зрелища важнейшей вехи в освоении планеты, у немногих других — тревога.
Ожидая зримых последствий своего самого важного дела, Михаил не в состоянии был даже улыбнуться и поддержать всеобщее ощущение радости и перемен. На его локте сомкнулась железная пятерня капитана службы собственной безопасности Резнова, который уже не смотрел в небо. Стеклянные глаза Резнова были направлены на Михаила.
Яркая, с красноватым отливом точка в небе все увеличивалась, за ней тянулся рыжий шлейф.
Представители корпораций жадно уставились на апогей своего торжества. Ведь Марс должен был превратиться в подобие Земли и сейчас, в чём никто не мог сомневаться, совершался решающий шаг в этом направлении. Генеральный директор компании «Ресурсы Марса» лично комментировал происходящее:
— Сейчас произойдет расцепление резервуаров и распыление спор… — неожиданно его голос замер и в наступившей торжественной тишине всё внимание сосредоточилось на яркой точке, которая превращалась в пылающий шар, стремительно летящий в безжизненные скалы. Выражение лиц присутствующих сменялось вслед за событием до изумления и растерянности, кроме одного — торжествующего — Михаила; а рядом с ним заскрипели зубы особиста Резнова.
Через несколько мгновений горизонт озарила ослепительная вспышка взрыва. Спустя еще несколько мгновений к небу стали подниматься густые клубы пыли, газов, догорающие обломки корабля, а сверхпрочные стекла зданий колонии задрожали от ударной волны...

R-Kneht
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Герой не нашего времени
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010