Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Восточное побережье

Восточное побережье


Солнце припекало и хотелось спрятаться в тень и не вылезать до наступления ночи. Воздух был как желе и не собирался двигаться. Самодельный гамак, который был в прошлом запасным парашютом, я приделал под крыло своей Новы. Развалившись в гамаке и читая вчерашний выпуск газеты «Галактика сегодня» невольно хотелось бросить это бессмысленное занятие и махнуть, куда ни будь подальше.
Заставить сдвинуться с места меня могло разве что только цунами... Стоило только об этом подумать, как тут же плохо завязанный узел дал о себе знать. Я рухнул вместе с газетой и банкой холодного пива.
"Все... это было знамение — нужно запастись еще пивом… или не стоит все-таки по такой жаре? Нет, лучше возьму чего-нибудь отвратно сладкого, что бы не хотелось потом это пить"
Запищал коммутатор в кабине. Видимо, кому-то я еще нужен.
— Ты где?
— Я лежу на пляжу. Лёха ты что ли?
— Он самый! А где ты сейчас, точнее?
— В общем, я на восточном пляже, залив Забвения.
— Здорово! Щас подкатим, ты только жди ни куда не уходи, ладно?
— Ладно... а кто это «мы»?
— Это сурпры-ы-ыз.
— Как всегда в своем стиле.

Назло мне, наверное, второй узел от гамака затянулся так, что придётся его резать... или летать с парашютом под крылом. Практично с одной стороны — в любой момент можно приземлиться и не задумываясь, завалиться поспать на открытом воздухе. Но с другой стороны — парашют ярко красного цвета и выглядит как минимум вызывающе.
На вечернем горизонте появились четыре точки. Через пять минут точки уже были знакомыми аргонскими кораблями с веселенькой раскраской — желто-оранжевые пятна на ярко голубом фоне корпусов.
Первый приземлился рядом, чуть не задев своим шасси крыло моего судна.
Фонарь кабины откинулся вверх и как на пружине оттуда выскочил Лёха. Он вскинул руки к небу и, делая вид, что его до этого момента не видели, во все горло заорал:
— Превед!
— Привет! Сколько же мы не виделись!?
Лёха имел внешность загорелого растамана. Колориту придавали его длинные русые волосы, круглые очки на узком лице и рубашка с пальмами прикрывающей худощавое, но жилистое тело.
Пока мы друг другу махали руками, остальные три корабля подняли песчаную бурю. Стали видны контуры кораблей. Человек в шлеме пилота времен первой мировой войны и кожаной куртке более позднего производства, спрыгнул с небольшого символического трапа, затянул шнурки на высоких ботинках и улыбнувшись мне снял защитные очки. Это был Илья. Он ветеран четвертой Марсианской компании в свои двадцать восемь лет.
Гоша, довольно плотного телосложения парень с еле видной бородкой натянул сильнее на руки свои обрезанные кожаные перчатки, хрустнул пальцами и прокашлялся. Достал из кармана рубашки пачку Мальборо и вспомнил, что уже давно не курит. Демонстративно вздохнул и небрежно кинул пачку за плечо. Гоша не смотря на свой относительно небольшой возраст и такой же небольшой «пивной животик» — трехкратный чемпион по орбитальным гонкам.
Возле блестящего белого корабля, еще горячего от недавнего полета, появились две женские фигурки. Это были Ксения и Ольга. Ксения, жгучая, длинноволосая брюнетка с зелеными глазами. На ней были армейские штаны, подкатанные до колен, черная майка, подчеркивающая формы, и все те же армейские ботинки с титановыми колпаками.
Ольга была не менее эффектной дамой. Огненные рыжие волосы падали на плечи живым огнем сплитских доменных печей. Джинсовый жилет, белая майка в укороченном варианте так, что было видно немного живот. Джинсовые шортики и широкий пояс, кобура с внушительным бластером... придавали девушке пикантности.
Из самого дальнего корабля, из люка появилась голова Коли. Парень был просто крепкий. Одет он был просто и не выделялся бы среди толпы в городе, если бы не одно «но» — на нем была косуха. Да и в ухе была широкая пиратская серьга... Спрыгнул на песок сам и помог своей сестре — Даше. Девушка с серыми простыми глазами. Ростом и формами она не уступала Ксении и Ольге. Но главное, что ее отличало от остальных — наличие приличного летного стажа: десять лет. Даша, к тому же, носила на шее армейский медальон с выбитыми словами: «Восточное побережье». Так что три девушки были как на подбор: рыжая, брюнетка, и шатенка. Не хватало только блондинки.
К собирающейся компании подошел Максим. Поднявшийся тёплый ветер колыхал косичку Максима — единственные волосы на его лысой голове. Красный противоимпульсный бронежилет с приделанными карабинами для тяжелого оружия одетый на голое мускулистое тело... впечатляет. Выделялся Макс и своими красными рваными бриджами.

Лёха молодец, собрать в это время года, да еще на Земле всех, или почти всех наших, это надо уметь. Молодец, одним словом.
— Так друзья, полукругом, если можно — Лёха как всегда не мог успокоиться, пока не прозвучит приветствие пилотов. Это была строка из песни... Коля и Гоша, как и тогда, на обожженном стартовыми двигателями плацу, стояли плечом к плечу и не попадали в слова, и от этого становилось веселей.
Далее последовали радостные крики, означающие окончание приветствия и начало беззаботных выходных.
— Мы тут закупили продуктов по пути к тебе — с нисходящей улыбкой протараторила Дашка — и очень проголодались.
— Я пожалуй, разведу костерок. Коля, тащи горелку — будем «разводить дрова» сварочным аппаратом. — Я стал откапывать свой «багажник».
На этот случай у меня всегда на борту, в укромном месте хранились аккуратно сложенные и герметично упакованные дрова. Казалось бы, зачем на космическом корабле дрова? Как раз на тот самый случай, когда вокруг не деревца, ни веточки и топлива в корабле хватит только-только на выход за пределы атмосферы.
— Так прямо здесь пикничок устраиваем? — спросила Ксения снимающего бронежилет Максима.
— Да, да еще с ночевочкой и палаточками, как в добрые времена. — Потирая руки перед рубкой дров, сказал Максим.
— Слушай Оль, у тебя вроде палатка была? — для меня перспектива спать ночью в своем корабле не вызывала положительных эмоций.
— А как же! И маска-сеть для корабля, песочного цвета в наличии имеется.

Вечер опускался на побережье. Облака постепенно таяли и розовато-голубые тона заполнили горизонт. Народ гулял и веселился. Когда ему, народу еще веселиться, как ни сейчас. Вот высоко в небе пронесся транспорт, оставляя за собой белёсый след инверсии. Облака налитые бледно фиолетовой дымкой и бликами розового заката плыли над головой.
— Как красиво... Такое можно увидеть только здесь на Земле. Я помню, как я была на Пекте-7, так там такой зловещий закат... черное с красным. А здесь...
— Почаще прилетай сюда, Даш...
— Да я как могу, сам понимаешь работа. Рейсы за рейсами, одна планета, другая и отпуска не так часто дают.
— Может, как-нибудь зайду к вам в контору. Замолвлю словечко за тебя.
— Да ладно, не надо... я как-нибудь так…
Кромка воды у горизонта слегка колыхалась, и солнечная дорожка лежала у наших ног.
-Эй, голуби! Спускайтесь с небес к нам! У нас тут много вкусного, правда, правда! Коля хватит тискать Ольку! Гоша ну-ка помоги другу... Ай!

Ночь. Какая была ночь: Илья, где-то нашел гитару, и песни потекли сами собой. Огонь плясал и заходился в диком танце, в такт трещали дрова, и ко всему этому добавлялся близкий шум волн. Казалось, что время остановилось.
В итоге все разбрелись по палаткам — кто по двое, а кто и по трое.
Прохладный ночной воздух доносил до засыпающего разума шум волн и далекие еле слышимые раскаты грома.

* * *


— Радуйтесь люди! Солнце встало! С добрым у-т-р-о-м! — счастливым воплем меня разбудил Лёха, сидящий у кромки воды и кланяющийся солнцу, то вскидывая руки, то припадая к земле.
Только один вид Лёхи с утра с его поклонами Солнцу заставляет окончательно проснуться.
— Лёх, ты что курил!? — вылезая из палатки, выдавил Коля.

— Завтрак готов! — наш шеф повар Ксения, как всегда порадовала нас своими кулинарными способностями.
Набив животы поутру и залив все это дело сверху кофе, так как осталось из напитков только оно, мы начали собираться к дальнему перелету.
С моря легкими порывами дул ветер. Видимо ночью шел дождь, и я этого не заметил. Моя Нова блестела на солнце как новенькая, хотя её всего лишь облило водой. Но все равно приятно.
Гамак куда-то подевался и с ним запасной парашют. Замечательно...
— Все готовы? Я вроде готов... — затрещал коммутатор голосом Лёхи.
В ответ послышался женских смех. Девушки что-то бурно обсуждали.
— Понятно... А Колю?
— Да не забыли, давайте уже сорвемся, на три-четыре! — потребовал Гоша.

За толстым стеклом кабины проносились облака, и блеск водной глади заставлял отводить взгляд от воды. На высоте двух километров пилот в своем кресле жал на акселератор, и машина охотно рассекала пространство. В эфире тишина, ни кто не говорил и не пытался что-то сказать. Пять кораблей держали путь на запад.
Руки спокойно держали штурвал, все тело было занято управлением Новы. Только голова занята совсем другим. Посмотрел на лево, там облака... уже через секунду корабль Ильи вырвался из белой пелены, и стало видно, как капельки воды скользят по фонарю кабины острыми струйками. Илья заметил, что я на него смотрю, и рукой стал показывать «один, два, три, четыре, пять». Штурмовик Ильи резко пошел вперед и далеко оторвался от основной группы.
Корабль нашего ветерана вошел в дальнее облако и исчез.
— Чего это он? — спросил у меня Лёха.
— Не знаю. Может, тучки решил погонять?
Прямо из верхушки кучевого облака вылетел корабль Кочетова. Последовало молчание.
— А теперь смотрите! — крикнул в коммутатор Илья.
Раздались приглушенные хлопки осветительных ракет. Облако заиграло всеми цветами радуги.
— Дискотека! — прокомментировал Лёха и включил свою раритетную компакт дисковую магнитолу. Эфир заполнила знакомая электронная мелодия.
— Девчонки, танцуем!
Лёха бросил штурвал, незаметно активировав автопилот, и стал делать движения, чем-то напоминающие дискотечные, только в положении сидя. Девушки на борту не отставали. Стесненные условия на борту не позволяли изобразить полноценный танец. Алексей был счастлив, просто светился. Через две минуты уже все втянулись и стали подпевать и пристукивать в микрофоны шлемов. Илья присоединился. Рев турбин за бортом, компания беззаботных друзей и штурвал в руках, что может быть лучше?
На горизонте показалась суша. Это был насыпной округлый остров-гостиница для приезжих иностранцев и для пилотов решивших отдохнуть по полной программе.
Стыковка проходила в автоматическом режиме. На экране монитора появилось сообщение: хочу ли я произвести посадку. Захваты коснулись корпуса корабля и плавно стали втягивать Нову внутрь ангара. Транспортная площадка тащила меня минуты две, пока не свернула направо, где уже поджидал трап.
С шипением открылся люк, и я шагнул на рифленую сталь трапа. Из-за затемненного стекла шлема ничего не было видно. Забрало шлема уехало вверх, и перед глазами предстала картина широченного ангара, аналоги которого я видел только на Марсианских базах.
"Сюда, наверное, флагман влезет, развернется на сорок пять градусов, и места на еще один такой же хватит" — подумал я, шагая по трапу вниз.
Площадка покатилась прочь, увлекая за собой мой корабль. Она направлялась в сторону дозаправщика.

Возле входа в ангар показался контур штурмовика Ильи. Все пилоты шли на посадку.
— Лёха, ты заметил здесь хоть одного человека? — Осматривая контейнеры в ангаре, спросил я.
— Конечно, заметил! Там такие девочки загорали на пляже!
— Хоть это радует.
— Илюха, ждем всех, не уходим. — Лёха снял свои очки и положил в карман.
Динамики оповещения проиграли мелодию из четырех нот, заставляя обратить внимание на звуковое сообщение.
— «Добро пожаловать в «Семь Звезд»! Прошу пройти к транспортной кабине» — Приятным женским, слегка приглушенным голосом, сообщил динамик где-то над головой.
— Во! Система! И до самой постели, наверное, довезут. — Сказал Лёха, подкинув монетку.
Девять человек зашли в кабинку крытую белым тентом и с мягкими кожаными сидениями.
Кабина поплыла по воздуху в сторону ангара.
Лифт. Розовые огоньки на стенах ползли сверху вниз, напоминая искрящиеся струйки расплавленного металла. Коля травил анекдоты, Ксюша хохотала, Оля скромно улыбалась, Даша скучала, Илья перебирал в руке два маленьких металлических шарика, Гоша изучал брошюру гостиницы, Максим с Лёхой обсуждали план отдыха на пляже и методы захвата внимания местных красавиц.
Номера в гостинице были шикарными.
Повернув ключ от своей комнаты, я вошел, разделся и упал на кровать.
Завтра будет день, к которому тоже стоило подготовиться.
Сон стал меня поглощать.
Часы на стене стали ускорять свой бег и стрелки поплыли быстрее.
Передо мной возникали образы старых знакомых, товарищей по оружию, и школьных приятелей. Все они смотрели на меня со слезами на глазах.
— Почему вы плачете?
Голос из моего коммуникатора ответил:
— Твоя история еще только начинается...
Защитный экран на шлеме опустился. И ничего... ничего кроме белых точек вдалеке. Это были всего лишь звезды.

* * *


Утро. Стук в дверь. Он меня собственно и разбудил.
Алексей и Илья стояли на пороге в водолазных костюмах, на голове у каждого была маска да к тому же еще и трубка в зубах.
— А гаует айинх!
— Лёх, вынь трубку изо рта, говори внятно. — Зевая, сказал я.
— Да здравствует дайвинг! Тьфу! Собирайся, сейчас пойдем нырять и купаться, а девочки наши радостно стонут, когда мы выходим на берег.
Только сейчас заметил, они пришли в ластах... И так же направились к лифту, шлепая резиной по полу.
— А как же завтрак!?
— А кто проспал, тот ест что поймает!
Они зашли в лифт. Лифтер косо посмотрел на Илью шумно дышащего в дыхательную трубку. Тут они встретились взглядами, и ... лифтер нажал кнопку первого этажа. Лёха помахал мне рукой, и двое в костюмах ныряльщиков сделали вид, будто они задерживают дыхание и зажимают нос. Дверцы лифта закрылись.
Возле причала располагался Дайвинг клуб, в который заблаговременно успел сходить Лёха и все выведать. Тем же вечером был проведен опрос пилотов и пилотесс, кто из них согласен испробовать подводное плавание. Согласились только парни. Девушки решили отдыхать на пляже, немного позагорать и вкусить немного местной кухни.
— Так, значит, делаем все по плану. Девушки наши располагаются на южном пляже. В воду мы войдем на юго-западном пляже. Плыть до них всего двести метров. — Алексей задумался.
— И что дальше, а Лёх? Не уж то жемчугами со дна морского будем осыпать? — Максим откинулся на спинку стула.
— Нет. Все очень просто. Мы просто тупо выйдем и затащим их в воду.
— Точно! Как тридцать три богатыря, а Макс будет Дядька Черномор.
— Это кто это Черномор? Я? Он же вроде с бородой был, или нет? — возмутился Максим.
— Черномор точно не носил бластер с собой и не управлял межзвездным кораблем — уточнил Коля, смотря на то, как играет свет в стекле пивной кружки.
— Все, пойдем Андрей. Тебе еще костюмчик подобрать надо. — Лёха встал из-за столика и бросил на стол несколько банкнот. — Господа, место встречи обозначено, мы скоро вернемся.

Плыть оказалось и действительно не много. По расчетам Лёхи нужно было опуститься не глубоко и просто двигаться вдоль насыпного шельфа острова.
Шесть пловцов направились в обход песчаной отмели, пуская пузыри и поглядывая на датчики кислорода.
Время всплывать. Перед нами открылся вид на пляж. Мы все ближе и ближе стали подплывать к берегу.
— Гоша, Илюха берёте в свои руки Ксению. Она в красном купальнике. Не перепутаете. Коля и Максим хватаете Дашку — у неё белый купальник.
— А мне что делать? — мне было ужасно интересно.
— А мы как раз с тобой похитим Ольгу. И помните парни: купаем на мелководье и вытаскиваем сразу же.
— Будет сделано, шеф! — нарочито хриплым голосом сказал Коля.
Первая партия водолазов пошла. Девушки мирно загорали. Даша от неожиданности чуть не закричала, но, узнав парней, только капризно подрыгала ногами и погрозилась закричать. Непременно оказалась в воде.
Вторая партия водолазов пошла. Ксюша визжала и брыкалась, как только могла. Но это ей не помогло. Крепкие руки Ильи и Гоши смогли удержать ловкую рыбку, и выпустили её поплавать в морской волне.
Настала очередь меня и Лёхи. Подкравшись ближе к шезлонгам и не дыша, мы схватили девушку. Каково же было моё удивление, когда я взглянул на её лицо. Это была не Ольга. Девушка открыла глаза. Увидев перед собой рожу в маске и с трубкой в зубах, завизжала так, что уши завернулись в тонкую трубочку.
— Муугуу гу! — ничего кроме этого не получалось сказать с трубкой.
— И что это вы тут затеяли? — голос Ольги заставил повернуть голову в сторону.
Мне то ничего не стало, а вот Лёхе не повезло. Девушка не растерялась, вырвалась из моих рук и зарядила ногой в пах Лёхе. Водолаз был повержен одним ударом. Как стоял, так и упал, в согнутом состоянии.
Вдалеке показался внушительного вида дядя, с ножкой от табуретки, явно оторванной в пляжном баре.
— Лёх, вставай, нам тут не рады! И мы не при параде!
— Ууууу...
Пришлось тащить его до воды вместо Ольги.
— Сейчас легче?
— Вроде да...
— Народ! Уходим под воду! Девушки до встречи в гостинице!
— Давайте, валите! — Даша, стоя в воде по пояс, плеснула водой в меня.
— Вон, смотри Даш, это, наверное, за нашими героями бегут! — Ксения хитро улыбнулась, указывая на волосатого детину раскидывающего на своем пути всех встречных.
— Атас... — булькнул Лёха.

Собралась компания вечером в моем номере. Просто из моих окон хорошо был виден закат.
Максим с Лёхой играли в бильярдную американку. Играли на спор. Проигравший должен был станцевать на столе, медленно раздеваясь. Девушки поддержали идею Лёхи, и с искренним интересом наблюдали за ходом состязания.
На фоне вечерней тишины играла приятная музыка, Илья и Коля полезли в бассейн, прихватив с собой пару бутылочек легкого. Коля как всегда поднял тему человеческих отношений и припомнил все похождения Лёхи.

Все напоминало Вегу-Холферн. Те же стены гостиничного номера, те же приветливые служащие, официанты в ресторане на пятнадцатом этаже. Автоматические уборщики, снующие вдоль стен по коридорам. Даже лампы дневного света были точь-в-точь как на Веге-Холферне, в моем родном городе.
Я подошел к стеклянной перегородке заменяющей окно и отделяющей номер от влажного морского воздуха. Солнце исчезало за облаками и, бросая лучи света, высвечивала сизую кромку облаков золотой бахромой. Гоша стоял возле окна и о чем-то размышлял.
— А помнишь, как мы бегали на перегонки у нас во дворе? Тогда еще хотели стать гонщиками и взять первое и второе место в гонке «Европа — Марс».
— А как же, помню... — Игорь положил ладонь на стекло и посмотрел вниз.
За окном, там внизу, почти у самой воды мелькнула тень челнока улетающего куда-то на северо-запад.
Жора отличный гонщик. Не раз попадал в аварии на дальних дистанциях, но всегда выходил невредимым. Первые пять лет своей карьеры гонщика, брал золото и серебро на международных гонках в астероидном поясе между Марсом и Юпитером. Затем наступило затишье. О нем ничего не было слышно. Как он сам потом рассказывал, случайно ввязался в аферу на Марсе. Скрывался от местных представителей мафии в городах, где еще сохранились коммуны первых поселенцев с Земли.
В конце концов, ему это надоело, и он, бросив свой трофейный корабль, улетел на Землю. Лететь на своем корабле было бы самоубийством. Без документов, без всего он начал жизнь заново. Подался пилотом в компанию по перевозкам топлива гелий-3 с Луны на Землю. Неплохо зарабатывал, но воспоминания не давали покоя. Ему так и хотелось до упора врубить акселератор в своем тягаче. Но, тягачи быстро не летают.
— Как ты думаешь, мой Пегас еще там, на Марсе? — не отрывая взгляд от заката, спросил у меня Гоша.
— Ты не исправим. Даже если он там, даже если ты его найдешь, рискуешь своей шкурой на затылке ощутить жесткое излучение. Брось эти мысли дружище... Купишь новый болид и тогда всем покажешь, кто истинный ас в этой галактике. Хотя...
— Может быть. — Он допил содержимое стакана, крякнул и присоединился к компании у бильярдного стола.

Я совершенно выпал из времени. Не хотелось даже посмотреть на часы. Отдых он и есть отдых, когда не хочется вспоминать о неизбежно бегущем времени, о делах и об их отсутствии. Шел, кажется, третий день нашего пилотского отдыха в «Семи звездах».
— Лёха, как бы тебе сказать, у меня появилась мысль одна. Не без авантюры. — Я снял очки и протер их платком.
— Уже интересно, продолжай.
— Жора наш, похоже, не может без своего гоночного болида. Прямо весь в тоске и печали. Как думаешь, мы ему в принципе можем помочь?
— Это как? Купить ему новый?
— Нет. Слетать на Марс и найти его старый.
— Э... Ну ты даешь. Я конечно полечу. Но вот народ думаю не согласиться, все-таки у всех вроде как отдых, входящий в состав отпуска. У меня сплошной отпуск, на меня можешь рассчитывать. Помогу. Слетаем вихрем — туда, сюда, и нас ни кто не хватиться!
— Не, так дело не пойдет. Пойдем, поговорим с нашими.

Странные предложения о способах проведения своего отдыха стал высказывать теперь не только Лёха, но и я. Все в этом убедились. Новость о полете на Марс завтра вызвала разнообразные мнения среди пилотов.
— Народ, чтобы не обижать, друг друга пламенными речами давайте проголосуем. — Лёха уже приготовил ломаные спички, на всякий случай — Кто «за»?
Подняли руки все, кроме Коли.
— Коль, а ты?
— А? Нет, я с вами, просто задумался...
Завтра утром заканчивалось наше пребывание в гостинице. Ночь была не самая спокойная. Предстоящее не давало заснуть. Я оделся и вышел из номера. Коридор был пуст. Шагая по ковровой дорожке, не заметил, как закончился коридор, и начался холл пятнадцатого этажа. В такое позднее время в лифтах уже не было служащих готовых нажимать кнопки за вас. Лифт поехал, слегка ускорившись в начале своего пути. По стенке из матового стекла ползли блики освящения лифтовой шахты.
На первом этаже, лифт остановился. Здесь пришлось перейти в транспортную кабину, лифт ниже жилых номеров не опускался.
Мимо проплыл технический этаж. Хотелось поскорее выйти на свежий воздух.
Кабинка остановилась перед лифтом, ведущим на взлетную площадку ангара.
— «Задайте маршрут дальнейшего следования» — монотонно выдал бортовой компьютер.
Выбрал пункт «Пляж С-З» и кабинка заползла в лифт.
Пляж жил своей жизнью. Днем здесь было тихо, и волны лишь изредка радовали серфингистов. Сейчас же ветер двигался над пляжем, словно освободившийся от оков дня. Не утихая, и таща за собой барашки волн.
Я шел по пляжу возле воды и пытался просто так идти и не о чем не думать.
Пройдя метров триста, справа от меня появились шезлонги и крытые сиденья — ракушки. В одной из ракушек кто-то сидел. Мне показалось, что там сидит...
— Даша!?
Она не сидела, а скорее лежала на сиденье. Я подошел ближе, и стало видно, что Дашка здесь отдыхает не просто так. В одной руке у нее была бутылка. Каштановые длинные волосы закрывали её бледное лицо. Красный свитер и теплые джинсы на ней говорили о том, что на улице было действительно прохладно.
-"Чего ж тебя сюда понесло?" — подумал я, поднимая на руки девушку.
— Коля... я... помню... — пробормотала она во сне.
Дверь в ее комнату была не заперта. Уложив на кровать спящую, я вышел из номера и поставив дверной замок в автоматический режим закрыл за собой дверь. Щелкнула задвижка замка.
-"Вот теперь я думаю точно все... Спокойной ночи Даша".

Утреннее солнце светило прямо в правый глаз. Повернувшись на другой бок, обнаружил, что больше не хочется спать.
Стук в дверь. Открываю и вижу перед собой вчерашнюю спящую красавицу.
— Спасибо... — она скромно улыбнулась и продолжила — Собираемся в десять часов на стартовой площадке. Время только семь, точно не проспишь.
— Ты больше ничего не хочешь сказать?
— Нет... ты, наверное, о вчерашнем вечере? Это так... не придавай этому особого значения, со всеми бывает.
Она еще раз посмотрела на меня, поправила волосы и пошла куда-то по коридору.

Внутри кабины моей Новы пахло пихтовым освежителем воздуха. Полный бак топлива. Реактор работал стабильно. Все щиты были заряжены и ждали, когда их активируют. Я захлопнул фонарь кабины, и спустился на бетон. Банда подтягивалась, и уже через десять минут собрались все.
— Значит, прямо сейчас выходим на орбиту — начал Максим.
— Да, там входим в северные ворота, и далее пол часа полета до Марса. — Продолжил Лёха.
— Господа, машины ждут своих пилотов! От винта! — вставил веское слово Илья и нацепил свои любимые защитные очки.


Если бы я смог посмотреть сейчас на Гошу, то наверное, увидел бы, как горят его глаза.
Впереди лежит красная планета. И где-то там под рыжими облаками стоит тот самый раритетный Пегас, обогнувший солнечную систему не один десяток раз.
— «Внимание! Вход в атмосферу!» — сообщил бортовой компьютер.
— Не будь такой занудой!
— «Повторите запрос»
— Твоя проблема — нет мозгов... слава богу — Илья вырубил звук.
— Этот рад услужить всем. — Металлическим голосом спародировал Лёха бортовой компьютер Ильи.
— Что за…
— Это всего лишь я, Алексей. Коммутатор выключать надо, Илюх!
— Мужики, я вас перебью — у нас гости!
— Макс, раньше ж говорить надо...
Лёха передал управление Ксюше, а сам стал пробираться к грузовому отсеку.
— Ксюш, открой люк, пожалуйста. Спасибо.
Лёха откуда-то достал пакет с несмываемой краской ярко оранжевого цвета.
— А вот этого ты точно не ждал, пиратик! — крикнул Лёха пиратскому Мандалаю.
Он размахнулся и метнул пакет прямо в кабину пирату. Тот от неожиданности стал палить из всех орудий и ушел в сторону.
— Ксюша, ловим следующего! — поигрывая следующим кульком с краской, сообщил Лёха.
— Есть капитан!
Второй пакет ушел по назначению.
— Урааааа! Лё-ша — Лё-ша — Лё-ша! — скандировали Максим и Илюха, сдерживая смех.
— Будет вам… Кто-нибудь сканер включал? Мы ведь корабль ищем, а не приключений на пятую точку.
— Лёх, я его засек. Он в пятнадцати километрах к западу. — Влез в эфир Коля с приятной новостью.
Клин из пяти кораблей синхронно повернул на заданное направление. С поверхности планеты это, наверное, выглядело красиво.

Корабль Гоши стоял накрытый тентом на ровной площадке, окруженной огромными валунами.
— Народ, всем кто хочет пощупать, сфотографироваться на фоне Пегаса, приготовить скафандр и пять кредитов! — заявил Лёха.
Пегас действительно не изменился с того времени, как его здесь оставили. Гоша его весь излазил, но не нашел не одной неисправности. Даже заправки реактора было достаточно на один виток вокруг солнечной системы.
Мы все встали напротив найденного корабля. Дашка крикнула «сейчас вылетит птичка» и затвор фотоаппарата щелкнул. Девять пилотов, один скоростной теладианский болид формулы эс-пи и красная пыль под ногами — вот что осталось на фотографии. Устроили праздник прямо там среди камней.
— Ну, за твое второе рождение! — Сказал Гоша и разбил о борт бутылку шампанского.
— Господа пилоты! Все ко мне на борт, там посидим чуток, да и летим отсюда, пока пиратики не опомнились. — У Лёхи действительно был широченный корабль и места хватит, наверное, на пятнадцать человек.
Попугайский Экспресс Лёхи, с пацификом на крыше, лениво пополз вверх. Более резвые корабли остальных членов команды отправились вслед за ним.
Оставляя своё прибежище, навсегда улетал с Марса и Пегас со своим пилотом на борту.

* * *


Наш путь лежал через станцию Челенджер-Капри недалеко от Марса. К сожалению, кроме небольшого бара на станции не нашлось ни одного увеселительного заведения.
Барная стойка не пустовала в тот вечер. Команда летчиков с Земли заняла все стулья и расселась вокруг полукруглого столика бара.
Вспоминали прошлое, веселое и грустное, повседневное и праздничное. Ни кому и дела не было до того, кто сейчас с кем воюет, у кого власть и кто же новый президент Союза Галактик. Вернее «повелитель восьми Галактик».
В баре включили караоке, и кудрявый юноша стал напевать грустную лирическую песню, от которой хотелось плакать.
— Бармен, у вас тут гитара есть? — спросил, ненавязчиво Илья.
— Есть, за умеренную плату... — с удивлением посмотрел на него рослый бармен с черной бородкой клинышком и серьгой толщиной с палец в ухе.
— Да я тебе сейчас такую плату устрою! — схватив за рубашку бармена, Леха устрашающе посмотрел на него через свои очки.
— Тихо! Лёха остынь. Сколько у вас прокат гитары? — Илья отпустил разбушевавшегося, немного пьяного Алексея.
Бармен, замявшись, назвал цену. Илюха небрежно бросил на стол несколько бумажек, взяв гитару у бармена.
— Молодой человек! Прошу вас, наша очередь. — Поднимаясь на помост, сказал Илья юноше.
Коля встал за синтезатор. Ему этот инструмент был знаком, и он его любил.
— Девушки присоединяйтесь! Даша, Ксюша и, конечно же, Оля спойте нам, помогите звездным музыкантам! — Илья, усевшись на высокой табуретке посреди сцены зазывал наших девушек у бара.
Три солистки группы «Пилотская слеза» поднялись на сцену под посвистывание и улюлюканье гостей бара.
Аккорд... еще аккорд гитары в руках Ильи и синтезатор Коли стал выдавать звуки, издали напоминающие пианино. Голоса девушек полились, словно пели нимфы из древнегреческих мифов. Песня была про нелегкую судьбу гонщика и его подруги, пилотессы, осмелившейся бросить все и улететь вместе со своим возлюбленным на далекую планету, с которой нет возврата.
Последний аккорд затихающей гитары был встречен бурными аплодисментами всего зала.
— За присутствующих здесь прекрасных, поющих дам! — произнес тост Илья.
— За смелых, и самоотверженных! — добавил Максим.

В иллюминаторе было видно, как вдалеке пронеслась комета и ушла в тень Марса.
Шаркающие шаги по коридору заставили обернуться. Это шли Ксения, Даша и Коля. Коля уже не шел, а волочился. Его сестра ему помогала передвигать ноги.
— Тяжелый какой! Даш, я не знала, что твой брат так пьет. Андрей, помоги нам, Коле не здоровиться.
Я взвалил на плечи Колю, и процессия двинулась в сторону жилого отсека.

* * *


Часы на журнальном столике щелкнули. Маятник со свинцовым грузиком начал свое движение из стороны в сторону, задевая две стальные полусферы. Будильник разошелся и трезвонил во всю. Я его ждал, так как проснулся за две минуты до момента срабатывания этого адского механизма способного поднять живое существо с кровати ранним утром по середине июля где-то далеко от Земли. Будильник — вот что мне напоминало дом. Мне его подарила сестра Коли, на мой двадцать четвертый день рождения. На циферблате были выгравированы мои инициалы. Это был тот не частый случай, когда вся компания собралась на празднование нового две тысячи двадцать восьмого года. По стечению обстоятельств день моего рождения пришелся именно на новый год.
"Эх, как ты меня достал!" — подумал я и запулил подушкой в будильник. Тот звякнул, упав на пол, и замолчал.
Прошло ровно одна минута. Будильник предательски снова зазвонил, только уже под подушкой. Я открыл глаза — теперь точно придется вставать. Взглянул на заводного мелкого беса — тот выглядывал из-под подушки той стороной, где у него располагались бубенцы. Такое ощущение, что он дразнит меня своим язычком — маятником.
"Не убиваемая вещь" — прокомментировал сонный пилот, выключая будильник.

День на станции ни чем не отличался от ночи, и хотелось как-то разнообразить пребывание на огромной станции.
От смеха катились слезы, просто ручьем. Смеяться больше не мог, живот сводило, так как будто из легких откачали весь воздух и не давали вдохнуть. Местные комедианты вытворяли на сцене черт знает что, а все равно хотелось смеяться. Стоило мне взглянуть на своих друзей тоже смеющихся, самому смеяться хотелось еще сильнее. Это действительно заразно. Коля упал со стула, причем не понятно как, ведь стул на трех ножках, с такого еще нужно умудриться упасть. Лежал под стулом весь зал. Страшная вещь «юмор» — безотказное психологическое оружие.
— Илья! Спаси меня! Я не могу больше смеяться! — взмолилась сквозь слезы Ксения.
— Пора выбираться... — Лёха был прав. И народ пополз к выходу.
— Двигаем в сторону доков. Пора сорваться с этого места, туда, где нас не ждут. — Алексей поправил рубашку, достал из кармана очки, надел их и щелкнул пальцами, указав на дальний конец тоннеля.

— А куда мы летим? — спросила Ольга, посмотрев на карту полушарий.
— А туда где нас точно не ждут... в столицу. — Ответил на этот риторический вопрос Лёха.
— Зачем? Нам ведь и так было хорошо на станции.
— Просто иногда хочется ощущать землю под ногами.
— Ну да, конечно. Земля — она нам близка... А тянет все равно в космос. — Ольга взглянула на звезды в боковом иллюминаторе.
— По духу нам близок полет сам по себе, а не полет, куда то именно. Знаешь, когда летишь куда-то в неизвестность, сильнее чувствуешь что живешь.
— Не знаю... Детство я провела на земле, а к полетам пристрастилась только в восемнадцать лет. Так что на счет неизвестности — лучше знать куда летишь, а то есть риск того, что никогда не прилетишь, куда хотел. А живешь ты всегда, чувствуешь ты это или нет. Для близких людей ты живешь всегда, когда тебя нет дома годами и слишком далеко, чтобы тебя можно было услышать в телефонной трубке или увидеть на присланной фотографии. Слишком далеко... Ты никогда не думал, что можешь не вернуться?
— Думал... думал не смогу объяснить, почему меня так долго не было. Правда, некому и говорить то.
— А разве у тебя нет родственников на Земле?
Алексей промолчал. Его родных не было уже двадцать лет.
— Извини... А подруга?
— Мне трудно ответить на такой вопрос. Смотря кого называть подругой.
— Меня, например можно назвать подругой?
— Наверное, можно — Лёха улыбнулся и посмотрел на Олю сидящую во втором кресле — кресле штурмана.
Корабли опять входили в атмосферу Земли. Кто-то на борту обедал, а кто-то даже спал, не смотря на тряску и вибрацию. Не впервой делать пилоту все что угодно в экстремальных условиях.
— Давление в норме. Перегрузка минимальная. Экипаж не жалуется — продиктовал Илья в микрофон бортового журнала.
Из руки у Даши выскользнул тюбик с плавленым сыром и полетел по направлению к потолку.
— Эй! Полегче рули! Или я за себя не отвечаю! Обшивку свою будешь штопать сам — пожаловалась Дашка.
— Поправка в записи номер тринадцать двадцать восемь: экипаж грозит сделать ремонт салона за свой счет, — добавил Илья, после чего получил тюбиком по затылку — конец записи.

Наручные часы в руке показались куском льда. Они просто все это время лежали возле самого стекла кабины. Застегивая последнюю пуговицу у рубашки, я вспомнил — на Земле сейчас лето. А так не хотелось выходить из корабля без своей кожаной куртки. Особенно когда кондиционер в кабине слегка не работает и температура чуть больше четырнадцати градусов. Макс храпел на кушетке у меня за спиной.

— Так посмотрим, что у нас есть... Стоянки оплачиваемые... на северо-западе и в центре практически. Как думаешь Ксюш, где стоянка дешевле? — спросил Гоша своего очаровательного штурмана.
— Думаю на юге.
— Но там же нет ни каких стоянок!
— А маска сеть на что?!
— Думаю, у тебя есть план.
— План «а»: садимся на любую крышу, только без посадочной площадки, а то мусорщиком могут раздавить не посмотрев. Ну а если...
— Что если?
— Если не будем морочить голову — то план «б»: летим на северо-запад и ставим на платную стоянку. И отдыхаем, не беспокоясь за драгоценный кусок титана и других сплавов, именуемых в дальнейшем «Пегас».
— Только не надо так говорить про мой корабль... женщина. — Обиделся Гоша.

* * *


В городе было людно, и концентрация транспорта была достаточно высока, несмотря на сезон отпусков. В воздухе сновали такси и множество других легких пилотируемых машин, марки которых очень трудно различить — настолько они все были похожи и в тоже время были разными, как отдельный человек в толпе. Небоскребы тянулись вверх и заполняли все пространство вокруг. Было такое ощущение — стоишь на тротуаре, а вокруг все несется и куда то бежит, но стоит отойти от дороги всего каких то десять шагов, шагнуть в переулок и обзор уменьшался до полутораметровой полоски прохода, и все как будто бы замирало. Но это лишь иллюзия, город действительно жил — движение здесь не замедлялось, наверное, даже ночью.
Легкий туман повис над улицей, и то, что делалось выше пяти метров, с трудом можно было различить. Я стоял возле телефонной будки и смотрел на витрину антикварного магазина. Там были в основном светильники да мелкие товары домашнего обихода, выделяющиеся своей пестротой расцветки и био-дизайном, уже давно вышедшим из моды. Возле каждого предмета висел ярлык с ценой, чисто издевательской, так как за такую цену с несколькими нулями можно купить современный аналог и не один.
Пилоты разбрелись. Кого-то на шопинг потянуло, а кого и на простую прогулку по утреннему городу.
Мимо проходили люди и не замечали того, кто буквально двадцать минут назад бороздил просторы космоса. Их взгляды были направлены себе под ноги и под ноги впереди идущих. Все что их занимало — это бытовые проблемы и то, сколько еще ждать ближайших выходных. Устав смотреть на витрину я пошел дальше по улице. Нашел скамейку, присел и невольно задумался о доме. О тех к кому может, я и не попаду, и о тех с кем мне придется провести еще не мало лет.
Туман над улицей стал понемногу рассеиваться, и лучи солнца начали нагревать одежду. Стало теплее, и я закрыл глаза. Как зверек, пригревшийся на солнце, я смаковал моменты приятного телу тепла. Раздался голос знакомый мне уже давно.
— Что делаешь? — спросила Даша.
Она просто светилась. Обтягивающая кожа куртки и юбки предавала ей неописуемую сексуальность.
— Я греееюсь.
Она села рядом и сдула упавшие на лицо волосы.
— А я тут просто гуляла. Скучно.
— Хм...
— Ты чего?
— Да нет, ничего. Как ты меня нашла?
— Город хоть и большой, но вероятность встретиться здесь очень велика...
— Относительность вероятности? — не открывая глаза, спросил я.
— Да... может, просто погуляем?
— Пойдем. — Согласился я.
У нас было еще четыре часа до момента всеобщего сбора, так что мы гуляли по улицам большого города свободно и не принужденно.
На остановке рейсового автобуса мы остановились. Было просто интересно прокатиться на автобусе. Он подъехал, и мы сели на свободные места, к счастью их было много, и обзор открывался замечательный.
Торговые центры, жилые массивы... дорога летела бесконечной лентой, и за окном мелькали деревья.
— Кажется, мы приехали. — Наш автобус подъехал к городскому парку.
Прогулка шла своим ходом вдоль по парковой аллее. Разговор шел про дом каждого из нас. Про то, как мы далеко сейчас от того мира, где нет звука и нет невесомости. И просто про красоту природы.
Проходя мимо одной из парковых скамеек, я заметил какое-то движение.
Это был щенок кокер-спаниэля. Он залез под скамейку и вертел головой тихо поскуливая. Даша его тоже заметила. Она подошла к скамейке и поманила щенка. Тот только сильнее стал скулить, но все-таки вылез из своего укрытия.
— Смотри, какой щеночек! Иди сюда, иди сюда мой маленький! — Даша почесала за ухом щенку, а тот, разомлев, упал на спину и подставил живот.
Даша встала и сунула руки в карманы куртки.
— Чей же ты, щен?
— По моему ничей. Его выкинули. Видишь: его стригли не так давно. Идеальное место чтобы выкинуть ненужного щенка. В надежде на то, что его кто-нибудь подберет.
— Ну что щен по кличке Чен? Пойдешь с нами? — щенок только и ждал, пока Даша это скажет. Он забегал вокруг пилотов как заведенный. — Значит пойдешь. Пошли.
Парк шелестел листвой. Двое пилотов не спеша, шагали вдоль парковой аллеи, и рядом семенила собака по имени Чен.

Время сбора пилотов приближалось, и стрелки часов предательски ускоряли свой бег.
— Отдохнули? Погуляли? — Лёха сидел на скамейке и вертел в руках безделушку купленную неподалеку.
— А как же! Вон видишь, у нас новобранец. Знакомься, его зовут Чен. — расстегивая куртку, сказала Даша.
Чен подошел к Лёхе и подал лапу.
— Очень приятно. — Лёха пожал лапу смышленому щенку.
— Минуты через три остальные подтянуться, и начнем придумывать, куда пойдем все вместе. — Лёха подвинулся и освободил место, чтобы мы с Дашей могли сесть.
— А чего думать? Садимся на своих коней покрытых сталью и летим за город. — Предложила Даша.
— Точно. Шашлычки, костерок и все дела. — Поддержал я.
— Можно. И шашлычки можно. — Потирая ладони в предвкушении, сообщил Алексей.

* * *


До пригорода было всего двадцать минут езды на местном транспорте.
Но единогласно было решено лететь на своих крыльях, дабы не возвращаться.
Лес, состоящий в основном из столетних сосен, простирался вплоть до самого горизонта. С высоты было не видно, что там внизу за кроной деревьев. А там все та же жизнь... Что и везде на этой старой как сама солнечная система планете.
Поляна была достаточно широкая, что бы вместить шесть немаленьких кораблей.
Запахло паленой травой. Коля выпрыгнул из багажного отсека с огнетушителем в руках. Загорелся небольшой сухой куст за моим кораблем и члены экипажа в составе меня, Максима и Коли были готовы к возгоранию прилежащих к месту посадки деревьев и прочих горючих материалов. Поэтому огнетушитель на борту был не один.
Мясо жарилось, и трещали угли, когда тучи комаров летели на запах еды.
— Я голодный как зверь. Слона бы съел — расшифровал бульканье в своем животе Гоша.
— Спокойствие, только спокойствие! Слонов в яблоках не имеем, зато шашлыка навалом и скоро первая партия окажется в животиках. — Насаживая очередной шампур, успокоила Ксения.
— Улыбочку! — крикнул издалека Коля и нажал на спуск у своего фотоаппарата.
Хорошее фото вышло. На фоне стояли величественные сосны, и шесть кораблей: Экспресс, две Новы, два Меркурия и один Пегас.
А на переднем плане — возле костра на бревнышке сидели, слева на право: Гоша Кулагин, Илья Кочетов, Коля Ефремов, Даша Ефремова, Чен, Максим Тарасов, Лёха Адамов, собственно я, Ксюша Скородумова, Ольга Долматова.
— Коля, а зачем ты в индейца переоделся? — поинтересовалась Оля.
— А чтобы ты спросила.
— Коля, сюда не смотри. — Попросил я.
Коля повелся и посмотрел. Последовала вспышка моего фотоаппарата. На память осталось фото с индейцем, держащим фотоаппарат в одной руке и топор в другой.

Приближался вечер. Время пролетело не заметно, и казалось, не кончится день, но темнело, и пора было собираться. С этим ничего поделать было нельзя — все мы хоть люди и свободные, но отпуск заканчивался, и с каждой минутой все сильнее хотелось просто взять и остановить время.
Увы, человек пока не может этого сделать, а по сему завтра будет завтра.
— Как говориться, чтобы мы не один раз так собрались! — что-то типа тоста произнес Лёха и опрокинул чарку.
— И почаще! — добавила Ольга.
— За настоящих индейцев — не пьющих пилотов. — Подставляя стаканчик под раздачу напитков, влез Коля.
Затушив костер и закопав все несъедобное, пилоты направились к своим боевым машинам. Мы жали друг другу руки и желали удачи, не в первый и не в последний раз.
— До встречи друзья.
— Ты не скучай, скоро еще раз соберемся. Повод есть хороший — у Даши день рождения скоро. Вот и погуляем. — Коля поправил свои перья вождя. Я пожал ему руку, и пилот в косухе и с перьями на голове пошел в сторону корабля с маркировкой КД-35.
Лёхин корабль поплыл над поляной и наши девчонки, что-то мне кричали, но их уже было не слышно из-за ревущих двигателей.
Я уже собрался сесть в свой штурмовик, как над поляной вновь появилась Лёхин «Экспресс». Внешний динамик прохрипел, и только потом стало слышно голос Лёхи:
— До скорой встречи, дружище!
Я помахал ему рукой вслед.

Мой пустой корабль как прежде жужжал приборами и разгоняющимися системами контроля.
Вечерний ветерок разгонял остатки поднимающегося над бывшим кострищем дыма, унося его куда-то в даль. Дым прошедших дней.

* * *


Утро на берегу моря, как всегда было красивым. Я шел по берегу и кидал голыши в воду.
Чайки парили над поверхностью воды и изредка садились, где-то там впереди, на гладкие камни, выступающие из воды. Лето еще не кончилось, и осень еще не началась. Тепло снова посетило Восточное побережье и стало приятно жарко. Пахло морем и еще чем-то. Наверное, свободой.
Я посмотрел вверх. Где-то там, в сотнях световых лет летит в пространстве моя родная планета, которую назвали колонисты в свое время Вега-Холферн.
Я убрал очки в боковой карман куртки. Все вокруг потеряло фокус. Обычное дело для каждого у кого есть близорукость.
Пора... Пора увидеть....

Пилот снял куртку, перекинул через плечо и пошел в сторону своей хижины на берегу.
Он сел в кресло на веранде. Перед домиком стояла его белоснежная Нова. Волны лизали берег. И ничего больше…
Кроме листка бумаги на журнальном столике.
Андрей взял листок и прочитал, что на нем было написано.
«Твоя история еще только начинается, пилот»
Андрей снял жетон и повесил его на гвоздь, торчащий из входной двери.
Корабль завыл, и из дюз вырвалось пламя.
Жетон на двери покачнулся от поднявшегося ветра, и на листе бумаги появилась еще одна надпись:
«Я знаю…»




БулерМэн
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Восточное побережье
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010