Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Полночный танец

Полночный танец


Говорят, что прошлого не вернуть. Будучи странной смесью мечтательного романтика и хладнокровного реалиста, я всегда хотел узнать о том, как жили люди в Средневековье. Но не просто узнать об обычаях, нет! Я хотел почуствовать это на себе. Вжиться в роль, хотя бы на пару дней. Но определённо не в роль бедняка. Ехидный голосок всегда напоминал, что в те времена улицы не были вымощены золотом. Стояли прекрасные дворцы, но были и грязные крестьянские лачуги. Днём — честь, ночью — интриги. Аристократы помыкают бедняками, церковь — богачами. Кто скажет, что это не похоже на современный мир? Разве что церковь не так сильна как прежде. Брун на костёр больше не отправляют. Пока что. Это не может не радовать. Но это лишь к слову пришлось.

Вариант с машиной времени я отмёл сразу — слишком просто, любой идиот так сможет. В российскую глуше ехать не хотелось. Да и смутное представление я имел. Был ещё один вариант, который меня в равной степени пугал и прельщал. Искусав губы и опустошив за две недели ни одну бутылку вина, я решился и начал организовывать поездку. Я собирался в Венецию. Что? Согласен, до такого не каждый идиот может додуматься. Только мечтатели вроде меня.

Казалось бы, чего переживать? Об этом можно только мечтать! Не правда ли, дорогой друг? О да. Конечно. Подготовка меня не пугала. Я исколесил полмира в свои неполные тридцать. Что меня пугало? Да ничего особенного. Есть только одна мелочь: я на дух не переношу итальянцев. Эти люди патологически не способны общаться тихо. Порой у меня складывается впечатление, что давным-давно всей этой нации на ухо наступил медведь. Большой такой. Гризли. Да-да, я знаю, что они водятся только на американском континенте. Но этот добрался сюда. На каноэ. Вдобавок он был жутким садистом. Ему этого показалось мало, и он ещё протанцевал по их ушам мазурку со своей медведицей. Целый вечер. И потом попрыгал. Я очень терпеливый человек. Случалось, меня называли хладнокровным. И ещё циничным ублюдком. Ещё чаще просто забывали назвать циничным. Но что-то со мной происходит, стоит мне услышать итальянскую речь. Нет, кожа не зеленеет. Думаю, если бы они разговаривали нормально, то я бы относился к ним спокойнее. Но когда они начинают на радостях лопотать на полгорода, как бакланы на птичьем базаре, я теряю рассудок. Возможно, древняя кровь викингов просыпается и требует смертей. По крайней мере, боевая ярость берсерков лучше всего передаёт моё состояние в тот момент, когда толпа итальянцев вваливается в термальный бассейн, где я дремлю. А их дети… Как у этих людей может быть такое хорошее вино и несравненная пицца?! А, Господи?

Думаю, теперь понятно, какие чувства раздирали меня. Но моя природная любознательность взяла верх над инстинктом самосохранения, как уже не раз бывало.

Сказать, что международный аэропорт Марок Поло был забит, это ничего не сказать. Толпы людей снуют туда-сюда. Ищут багаж, друзей, родственников. Пройти через легион встречающих в зале прилётов было той ещё задачкой. Сдерживаясь, чтобы не отпустить парочку словечек, которые я знал по-итальянски, я продрался к выходу. Обругав пару навязчивых таксистов на китайском и японском, я наконец вздохнул спокойно. Гул пчелиного улья остался позади. И почему-то я не очень удивился, когда что-то врезалось в меня сзади. Ойкнувшее «что-то» оказалось симпатичной шатенкой в тонком голубом пальто.

— Прошу прощения, я так спешила поскорее выбраться из толпы… — Любопытный акцент. Что-то знакомое.
— Прекрасно вас понимаю. Не люблю толпы. Вы в порядке? — И оба засмеялись, когда девушка задала мне тот же вопрос.

Мы разговорились за те несколько минут, что шли до стоянки такси.

— А вы не знаете, как мне лучше всего добраться до отеля...

Я не выдержал и захохотал.

— Мисс, вы мне льстите. В городе почти пять сотен отелей.
— Вот видите, вы же знаете сколько их! — В карих глазах запрыгали лукавых искорки. — А вдруг?
— Хорошо, я попытаюсь связаться с астралом. Но не судите строго — последнее время наблюдаю в нём аномальные помехи.

Девушка засмеялась, бросила на меня загадочный взгляд из-под ресниц и назвала отель. Я подавился подготовленным ответом. Она поселилась там же, где и я.

— Что случилось? Вам нехорошо?
— Астрал дал мне ответ. Я не ожидал.

Я назвал ей полный адрес отеля и подсказал дорогу. Девушка встала как вкопанная и удивлённо уставилась на меня, растерянно улыбаясь. На щеках у неё появились симпотичные ямочки.

— Откуда?
— Мы живём в одном отеле.

У стоянки такси на меня накатила волна грусти. Мне не хотелось расставаться с прекрасной незнакомкой. Я не верю в любовь с первого взгляда. Не в том возрасте. То ли перерос, то ли — недорос. Но в людях очень редко ошибаюсь. Она мне понравилась. Она была не просто красива. Она была очаровательна. Вспомнил слова философа по имени Джаггер: «Не всегда можно получить то, что хочешь.» Чем сложнее что-то получить, тем больше хочется.

— Похоже, нам пора прощаться. Может, увидимся на завтраке. — Я вежливо склонил голову.
— Подождите. Может, мои слова покажутся странными, но… — девушка смущённо замолчала. — Мы живём вместе. Мы могли бы... могли бы и поехать вместе, — выпалила шатенка. — Конечно, может, вы не хотите, я пойму…
— С удовольствием составлю вам компанию.

Два наших небольших чемодана без проблем уместились в багажнике. Дорога от аэропорта через мост делла Либерта заняла вместо тридцати минут час. Пустяки для коренного москвича, которому в былые времена приходилась в пробках стоять и подольше. В глубине души шевельнулось раздражение, но я отвлёкся, посмотрев за окно. С моста открывался захватывающий вид на Венецианскую лагуну. Лучи золотого солнца вспыхивали в брызгах волн, тонули в глубоких водах. Крики чаек, солёный морской ветерок, взлетающие и утихающие голоса волн… Ах, море, море! Странной властью надо мной всегда обладали огонь и вода. В такие моменты практичный житель большого города уходил на второй план, и я могу часами смотреть на то, как горит костёр или волны снова и снова бросаются на берег, чтобы отступить и вернуться.

— Вы тоже любите воду?

Я нехотя оторвался от созерцания Лагуны и невольно залюбовался девушкой. Карие глаза горят восхищением, ветер ласкает каштановые волосы и загорелую кожу. Гибкое тело подалось вперёд, будто девушка пыталась впитать весь мир, представший пред ней. Давненько мне не приходилось видеть такой жажды познания в человеке. Большинство современных людей уже мало интересуется тем, что творится за пределами их домов и квартир.

— Да. Хотя не первый раз вижу Средиземное.
— А вот я впервые. Очень давно мечтала увидеть его.
— Вы ещё океана не видели. — Я сдержал улыбку.
— Какой он? Вы видели?
— Видел. Бескрайний. Представляете — плыветё на корабле, а вокруг вас только вода. Иногда встречаются острова, водоросли. Если повезёт, то компанию составят дельфины. Грациозные тела взмывают из воды, на мгновение замирают в воздухе и, курлыкая, пронзают воду.
— Вы много путешествовали, — завистливо вздохнула девушка.
— Да, мне повезло с этим. Люблю смотреть города, знакомиться с людьми, слушать их рассказы.
— Здорово, а вот я большую часть жизни провела дома.
— А вот манерам я так и не научился. — Девушка удивлённо взглянула на меня. — Меня зовут Андрей. Или Эндрю, если вам будет проще.
— А меня — Элика.
— Элика, правильно… Красивое имя. — Что-то давно забытое шевельнулось на границе сознания. Почему она мне кажется такой знакомой?
— Спасибо. А говорите, что манерам не научились, — девушка тихо засмеялась.
— Что вы, я очень простой человек.
— Ага, конечно. Ваша улыбка и глаза выдают вас с головой. Вы не более простой, чем я. А почему вы сказали «правильно»?
— Не знаю. Просто мне почему-то показалось, что именно так вас и должны звать.
— Мы с вами точно раньше не встречались?
— А разве вы бы со мной заговорили во второй раз, Элика?

Девушка недоумённо замолчала и заливисто захохотала.

— Очень может быть, Эндрю.
— Эх, знали бы вы меня — так не сказали бы. Я страшный человек. Противный даже.
— Не прибедняйтесь. Вы мне нравитесь. Очень.
— Как бальзам на душу. И это в высшей степени взаимно. А что вы делаете сегодня вечером? И завтра?
— Вы невыносимы!
— Вот видите, я же предупреждал.
— Днём и вечером я буду занята.
— Жаль.
— Потому что провожу их с тобой.
— И это я ещё невыносим?

Жизнь не перестаёт преподносить мне сюрпризы. В самых неожиданных местах встречаешь иногда людей, с которыми невероятно легко вместе. Не только приятно болтать обо всём на свете. Даже приятно просто помолчать в пробке на мосту посреди Италии. Что-то неуловимо знакомое было в Элике. Но в то же время я был уверён, что раньше не встречал её.

От Трончетто мы добрались на пароме до отеля, расположившегося на границе Сан-Марко и Кастелло. Комнаты наши ещё не были готовы, поэтому мы отправились бродить по городу.

По Соломенному мосту мы прошли мимо Дворца дожей до колокольни собора Святого Марка. Почему-то мне захотелось залезть на вершину Кампанилы. Интересно, как выглядит Венеция с высоты птичьего полёта?

Весь день и большую часть вечера мы провели на ногах. Элика оказалась не только благодарным слушателем, но и интересным собеседником. Я в своё время очень интересовался Венецией, а она — Италией и арабскими странами, так что скучать нам не довелось. В её изложении историю было гораздо легче запоминать. Хотя немалая часть прошла мимо моих ушей, пока я украдкой любовался девушкой.

Перелёт брал своё, и я после ужина порядком притомился, когда мы наконец решили повернуть домой. Элика не жаловалась, но я видел, что устала она не меньше моего. Поэтому, когда девушка в очередной раз споткнулась, я, не мудрствуя лукаво, отмёл все возражения и подхватил её на руки.

— Ты всех девушек, с которыми только познакомился, на руках носишь?
— Нет, только тех, которые пытаются, падая, столкнуть меня в Гранд-канал.
— Ты знаешь, а мне нравится так путешествовать. Сколько стоит тебя арендовать? — сонно промурлыкала Элика.
— Есть вещи, которые нельзя купить. Для всего остального есть…

Но шатенка уже не услышала мой ответ. Девушка задремала у меня на плече, её губы почти касались мой щеки. Непередаваемое ощущение, когда очаровательная девушка доверчиво спит у вас на руках, а вы её несёте по улицам ночного города.

Думаю, мы представляли собой забавную картину, если уж не подозрительную. Но мне это, откровенно говоря, было по тангенсу. У отеля мне пришлось разбудить Элику, и в фойе мы уже вошли под руку.

— Ваша комната уже давно готова, мои коллеги отнесли багаж. Третий этаж, вот ключи, — весёлый работник отеля протянул карточку Элике. — Лифт в той стороне, комната три-четыре-два. Могу ещё чем-то помочь?
— Можете, — я с готовностью кивнул. — Вы не могли бы мне дать и мой ключ? Венеция красива, бесспорно, но, боюсь, ночью на улице холодновато…
— Простите, сэр, но у нас нет отдельной комнаты для вас.

Полагаю, если бы меня увидел сейчас Микеланджело, то он бы потом сотворил скульптуру «Андрей в крайнем изумлении». Конечно, русский бы назвал её иначе, но, дорогой друг, я ведь вежливый человек. Временами, по крайней мере.

— Я тебе дам своё пальто, дорогой, — шепнула мне на ухо очаровательная шатенка и хихикнула.
— Идёт, но только при условии, что в комплекте с пальто идёшь ты.
— Всё может быть, — улыбнулась Элика, одновременно краснея.
— У нас записано, что вы, сэр, заказали комнату на двоих с видом на Венецианскую лагуну. — На распечатке был номер моей кредитки. — С предоплатой. И указаны именно ваши имена.
— Что ты там говорила, радость моя? Похоже, в систему вкралась ошибка. Я уверен, что комнат должно быть именно две.
— У нас сбоев не бывает, сэр, — гордо ответил консьерж. — И сейчас идёт карнавал, мы забиты до отказа. А вы вместе с вашей, — тут он замялся и полувопросительно продолжил, — женой точно резервировали две комнаты?
— Действительно, с чего бы это я стал брать две комнаты…
— Вас это устроит? Могу ли я вам ещё чем-то помочь?
— Элика?
— Всё чудесно, большое вам спасибо, — мило улыбнулась девушка растаявшему консьержу.

Распрощавшись с приветливым итальянцем, мы поднялись на третий этаж и нашли свою комнату. Как я и предполагал, тут была только одна кровать. Элика выглянула из окна и разочарованно побурчала, что ничего не видно.

— И что мы будем делать теперь, солнце?
— Я предлагаю лечь спать. Всё-таки только сегодня прилетели, весь день гуляли по городу, завтра вечером карнавал… Эй, ты что на меня так удивлённо смотришь?
— И тебя не смущает, что тут только одна кровать?
— Нет, она ведь достаточно большая для нас двоих. Конечно, тут только одно одеяло, но это не проблема, — девушка лукаво улыбалась. — Вот твой храп может стать проблемой, дорогой супруг. Что да, то да.
— Я никогда не храплю!
— Твоей жене виднее! Но раз ты так уверен, тогда о чём беспокоиться? Какой же ты смешной, когда смущаешься, Эндрю.

Раздевшись, стройная загорелая девушка скользнула под одеяло и доверчиво прижалась ко мне. Не удержавшись, я чмокнул мурлыкнувшую девушку и уснул, слушая её мерное дыхание.

Утром я не сразу сообразил, где нахожусь и почему кто-то лежит рядом. События вчерашнего дня медленно всплывали на поверхность ещё дремавшего разума. Очаровательная попутчица оказалась частью реальности и не развеялась, как дым, что меня очень порадовало. Потихоньку выбравшись из постели, я отправился в душ. Посвежев, я любовался видом из окна и ждал приводившую себя в порядок девушку.

Окна выходили на Венецианскую лагуну. Из них открывался прекрасный вид прямо на собор Сан-Джорджио Маджоре и одноимённый остров. А у причала стоят яхты, яхты, яхты… Всегда мечтал о свой яхточке. Небольшой. Чтобы можно было на пару деньков или недельку выйти в море с любимым человеком и отдохнуть от всего на свете. Мечты, мечты.

— Признаться, я несколько удивлена, что ты вчера не воспользовался возможностью.
— О чём ты?
— Ну, вчера вечером, когда мы ложились спать…
— В смысле?
— Прекрати! Ты всё понял же. — Обожаю вгонять в краску симпатичных девушек, почти не прикладывая усилий.
— Ты разочарована?
— Больше удивлена.
— Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать. А сегодня у нас весь вечер и ночь впереди. Можем рассмотреть разные варианты, Элика.
— Ловлю тебя на слове, Эндрю.

День мы снова провели в городе и бурно предавались во многих местах одному из моих самых любимых грехов — философскому словоблудию. Признавайся, дорогой друг, а ты о чём подумал?

Но позже шатенка меня покинула, сославшись на то, что ей надо подготовиться к вечеру.

— Увидимся в фойе в пять часов, дорогой.
— А как я тебя узнаю?
— Какие неприличные вопросы. Это уже твоё дело. Не опаздывай!
— Я никогда не опаздываю, — пробормотал я, глядя вслед плавно двигавшейся девушке.

Насчёт костюма мне беспокоиться не приходилось, всё было подготовлено заранее. Понимая, что Венецианский карнавал не каждый день бывает, я даже раскошелился и купил костюм, а не взял его на вечер в магазине. Да, спасибо, я знаю, что порой странно себя веду.

Ровно без пятнадцати пять я рассматривал себя в зеркале в номере. Элика, похоже, здесь уже побывала и упорхнула куда-то ещё. Одет я был в полночно-синий бархатный камзол с серебряной отделкой, простые чёрные штаны и сапоги с серебряными накладками. Любимые чёрные кожаные перчатки и единственное яркое пятно на шее — шарф с золотым и зелёным. Под цвет русых волос и изумрудных глаз. Надев серебряную полумаску, я спустился вниз.

В фойе жизнь била ключом. В повседневной жизни мой наряд мог показаться довольно ярким, но тут я был сгустком сумрака. Как ворон посреди павлинов. Правда, ворон в расцвете лет и вполне симпатичный. Люди постоянно приходили и уходили. Естественно, они гомонили во весь голос. Но я ведь знал, на что иду, когда сюда ехал. Благо высокий рост и широкие плечи позволяли мне идти через толпу, как горячий нож через масло. Я крутил головой на триста шестьдесят градусов, пытаясь высмотреть Элику. Неужто она не могла другого места найти? Или она хотела поиграть со мной в прятки? Я заметил её раньше, чем она меня, и решил зайти со спины. Коричневые сандалии, зелёные штаны, облегавшие стройные ножки, белая туника с рукавами до локтей, на которой было вышито золотом раскидистое дерево, изящные золотые браслеты на руках, непокорное каре мягких каштановых волос и золотая полумаска на лице. А на шее — шарфик. Тёмно-синий с серебром. Она выделялась среди толпы дам в платьях, как маяк.

— Мадемуазель, разрешите пригласить вас на сегодняшний вечер. — К её удивлению, я отвесил поклон, которого в былые времена не постыдились бы и на королевском приёме.
— Эндрю? Ты умеешь произвести впечатление.
— Я умею тихо ходить, солнце моё.
— Я не об этом, но… Не важно.
— Красавица. — От ответной улыбки сердце пропустило пару ударов.
— Не вгоняй меня в краску! Всё равно не получится, — ответила смутившаяся девушка и показала мне язык.
— Посмотрим, моя леди, посмотрим.

Мы шли по набережной к площади Сан Марко, где перед Дворцом дожей планировалось грандиозное выступление. На улицах уже зажигали разноцветные фонари, пускали змеев, бросали конфетти. Весёлые группы людей наполняли Венецию счастливым гулом. И я вдруг осознал, что меня не раздражают окружающие. Дитя России, я ненавижу толпы как более общее проявление очередей. Но я шёл вместе с Эликой и смеялся. Что со мной? Неужто я влюбился в девушку, которую ещё вчера утром не знал? Да нет, невозможно.

Из-за облака выглянула полная луна. Венеция двадцать первого века с каждым часом уходила в прошлое. Говорят, что прошлое не вернуть. Можно лишь на время заглянуть назад. Но в такую ночь граница между прошлым, настоящим и будущим размывается. И возможно многое, очень многое.

Сначала мы прогулялись, лавируя между танцующими людьми и фокусниками. Случайно попали к одной арене. Метание ножей. Одно из моих юношеских увлечений. Когда-то у меня очень хорошо получалось поражать мишени. Сначала были ножи, за ними — лук и стрелы, потом — огнестрельное оружие. Заметив, что я остановился, Элика спросила:
— Попробуем?
— Давай. — У меня уже чесались руки, снова хотел почувствовать знакомую тяжесть ножа.
— Метание ножей! Только сегодня! Традиционное развлечение! Покажите своё искусство! Лучший не платит и получает приз!

Руки быстро всё вспомнили, и у хозяина тира полезли глаза на лоб. У Элики был острый глаз, но ей не доставало практики. Я же мысленно сливался с ножом, чувствовал его. Подошла компания молодых людей, предложила хозяину устроить соревнования. С каждым броском мишень относили дальше, а ребят становилось меньше. Пока не остался один я. Кто-то был зол, кто-то смеялся. Парни с уважением спросили откуда я и присвистнули, когда я традиционно ответил, что прибыл я из страны под названием Москва.

— А давай поразвлечёмся?
— В смысле?
— Сейчас узнаешь.

Элика тихо шепнула что-то хозяину. У мужчины брови грозили покинуть лицо. Он покачал головой, но девушка упрямо повторила просьбу. Вздохнув, он принёс три яблока и переставил мишени. Элика прислонилась спиной к доскам, поставила одно яблоко себе на голову, а руки с двумя другими яблоками отвела в стороны.

— Ты с ума сошла, Элика? Я не собираюсь играть с твоей жизнью.
— Боишься? Давай же, — девушка вызывающе смотрела. — Попробуй.

Итальянцы загомонили и начали делать ставки. Невысокий чернявый парень задиристо выкрикнул что-то по-итальянски. Зря он это сделал.

— Bastardo? А вот это ты зря, piccoli. Я ведь тебе твой грязный язык укорочу. — И недвусмысленно показал ему нож. Парень поспешил скрыться за спинами товарищей.

Вздохнув, я метнул с двух рук по ножу. Клинки пришпилили фрукты к мишеням. Ещё один нож с десяти метров пригвоздил яблоко над головой Элики.

— Теперь ты довольна?
— Ваше Высочество обиделось?
— Я не рискую жизнями своих близких. Особенно так глупо.
— Брось, что могло случиться?
— Многое. У нас говорят, что и палка раз в год стреляет.
— Но ведь ничего не случилось.

По толпе прошли вздохи восхищения выигравших в пари и бурчание проигравших. Хозяин с улыбкой достал симпатичного белого плюшевого тигрёнка и протянул мне. Я качнул головой и показал на обрадовавшуюся Элику. Хозяин помахал нам рукой и сел подсчитывать выручку.

— Прости, дорогой.
— Забудь, солнце.

Вечер и ночь мы провели на площади, танцуя снова и снова. Когда уставали, садились за один из множества столиков и пили красное вино. Ах, какое удовольствие было прижимать к себе гибкое тело Элики и танцевать. Когда стало слишком много людей, мы решили прогуляться до моста Риальто. Прохладный вечерний воздух холодил разгоряченные лица. Полюбовавшись на луну, которая освещала каналы Венеции, мы двинулись обратно к Дворцу дожей. Оставался последний танец, который, по традиции, должен был быть там же, где и первый. Когда на площади Сан Марко заиграл оркестр, я протянул девушке руку, которая было самым возмутительным образом перехвачена. Улыбаясь, на меня победно поглядывал тот мелкий итальянец в компании двух дружков. Для итальянцев они были крупноваты, но всё равно мне не доставали до подбородка. Мои сузившиеся глаза ясно дали понять, что им надо бы пойти подобру-поздорову. Парень понял, что руку лучше отпустить. Да вот не дошло до них. От них сильно разило вином. Дешёвой кислятиной.

— Разрешите… ик… пригласить даму на танец, — на ломаном английском, запинаясь, пробормотал чернявый.
— А вы достаточно трезвы? Если она согласится, конечно, то…
— Благодарю, но я танцую сегодня только с моим кавалером. И уже слишком устала, — холодно ответила Элика.

Нам достаточно было переглянуться, чтобы понять друг друга.

— Нехорошо… ик… отказывать… таким… таким…
— Таким идиотам, как вы.
— Да, точно. Ик… Ты хорошо ска… скзал. Спасибо. Таким идиотам, как мы, нехорошо отказывать. Подожди, — итальянец поглядел на меня мутным взглядом, — ты что-то не то подсказал.
— Благодарю, но я не хочу танцевать.
— Ты должна. С хозяевами.
— Господа, хватит. Мадемуазель сказала, что не хочет танцевать. Вы должны уважить её желание и оставить в покое. — Я натянул перчатки.

Итальянец схватил Элику за руку и вскрикнул, когда она наступила ему на ногу и влепила пощёчину, оставив на щеке след от ногтей. Кое-что из последовавшего мата я понял на беду парня. Рука, которой итальяшка всё ещё держал мою подругу, разжалась и повисла плетью. Хорошо знать болевые точки. Мощный дар ногой бросил его на землю. Один из его друзей опрометчиво повторил ошибку заводилы, схватив меня за руку. Он был пьян, и мне не составило труда провернуть в захвате пойманную руку и заломить его руку. Не удержавшись от соблазна, я сломал её и с наслаждением вслушался в тупой хруст. Ушёл от неловкого удара второго в сторону и продолжил его движение, бросив последнего итальянца об стену. Всё закончилось, не успев начаться.

— Ты в порядке, Элика?
— Да. Ну и нравы. Рыцари вымирают.
— И не говори. Что за грубые люди пошли, радость моя. Никакого уважения к даме. Вот раньше «нет» означало «нет».
— И деревья были выше, — подначила меня шатенка.
— И партизаны толще. Отойдём-ка от невоспитанных тварей Божьих.
— Думаешь, они имеют отношение к Нему? — Элика скептически приподнял бровь.
— Все люди твари Божьи, свет мой, — заметил я поучительно. — Некоторые в особенности.
–Домой?
— Остался ещё один танец, забыла? — Чёрные перчатки спрятались в карман. — Традиции нехорошо нарушать.
— Похоже, он будет полночным.

Под бой колоколов собора Святого Марка мы медленно танцевали в свете полной луны. Нам уже не нужна была музыка или свет. Забавно, но такой танец мне нравится гораздо больше, чем непонятная клубная музыка. Наверное, это было одним из главных отличий меня от многих моих знакомых. Мы с Эликой читали всё по глазам друг друга. Каждое следующее движение, жест. И в тот момент мне было абсолютно всё равно, где я был и что творилось вокруг меня. Хотя нет, не мне. Нам.

В отель мы вернулись за полночь.

— Длинный сегодня день, — вздохнула шатенка, подходя к окну и снимая свою маску.
— Да.

Интересно, она специально встала ко мне вполоборота? Свет, пробивавшийся с улицы, подчёркивал её точёный профиль, ночной ветерок трепал каштановые волосы. Я любовался её стройными ногами, гибкой фигурой, которая совсем недавно двигалась в ритм со мной, небольшой упругой грудью, которую обрисовывала туника.

— Да, — повторил я, — но всё-таки эти два дня были слишком короткими, если подумать.
— Но один из них ещё не закончился.

Элика с зовущей улыбкой подошла ко мне. Я снова обнял её за талию поцеловал тонкие губы, на которых ещё оставался вкус вина. От неё пахло хвойным лесом, морским бризом и ещё чем-то сладким. Смеясь и валяя дурака, мы помогли друг другу избавиться от одежды и забрались в кровать. Не знаю, что нас грело в ту ночь — тепло любви, горевшей в наших душах, или огонь страсти в телах. Но холодно нам точно не было. Да, и под маской реалиста скрывается вечный романтик. А ведь я говорил об этом тебе, милый друг.

Я знал, что утром уже не увижу мою очаровательную Элику. Её самолёт улетал раньше, и будить она меня не стала. Только на губах остался её сладкий поцелуй.

Вспомнив, что же хотел посмотреть, я включил свой лэптоп. Одна мысль не давала мне покоя. Я всё пытался вспомнить, почему Элика мне так знакома. Я нашёл файл, который никто ещё не видел. С замирающим сердцем я ждал, пока он откроется, и мысленно поторапливал свой компьютер. Глубоко вздохнув, я взглянул на первые строчки своего старого рассказа:
«Говорят, что прошлого не вернуть…»

Повествование подхватило меня, закружило и оставило меня на последней странице. Странице, которую я не дописал. Точнее, я теперь знал, что надо дописать.

Всё это мой бред? Была ли Элика на самом деле? Была. Даже если не брать в расчёт смятой постели, вкуса её поцелуя на губах, аромата духов. Я взял с тумбочки шёлковый шарфик. Тёмно-синий с серебром. И я чувствовал, что кое-кто сейчас держит похожий шарф в самолёте, который летит в Эдинбург. Только тот шарфик был зелёным с золотом.

Потому что мы договорились встретиться ровно через год, когда решим все свои дела.

В Венеции.

На карнавале.

И нас он будет снова ждать.

Наш танец на площади под звон колоколов собора Святого Марка.

Полночный танец.

Stormcrow
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Полночный танец
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010