Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Регенерация

Регенерация

Пролог


Случились ли описываемые события на самом деле или это всего лишь выдумка бывшего криминалиста. Сие, увы, автору не известно. Как бы там ни было, история эта произошла в первой половине девяностых годов. Только что развалившийся Советский Союз лихорадило, много чего было просто брошено или забыто, многие люди не знали, что делать дальше и как жить. Особенно это касалось небольших засекреченных городов, в которых создавались, вмиг ставшие никому не нужными, секреты бывшей империи. В одном из таких городков, назовем его просто Тутынск, затерянном где-то в Уральских горах и произошла эта необычная история.
Хотя почему необычная, может быть вполне обычная, ведь чего только не случается в этой жизни.
Глава первая

Евгений Федорович Тушминцев так бежал по лестнице, что чуть не сбил поднимающего вверх Майора.
— Какого … – грязно выругался майор, – ты Тушминцев по лестницам носишься?!
— Виноват, товарищ майор, – бросил Евгений Федорович на бегу в ответ.
— Совсем от рук отбились, – проворчал майор и, махнув рукой, пошел дальше.
Евгений спустился на нужный этаж и кинулся по коридору к двери с табличкой «Следователь: Горбунько Анатолий Павлович». Дверь как раз открылась и из нее вышли двое. Невысокий в меру упитанный следователь и здоровый долговязый детина.
— Да вы не волнуйтесь, – успокаивал Горбунько здоровяка, – вас ни в чем не обвиняют, просто на время проведения следствия, вы не должны покидать границ города.
Субъект, злобно запыхтел, но в ответ лишь покорно кивнул.
— Ну, тогда давайте, Семен Викторович. Я с вами пока не прощаюсь, – следователь хитро улыбнулся, провожая взглядом своего раздосадованного «клиента».
Евгений ловко протиснулся между стеной и, не обратившего на него никакого внимания долговязого, приблизился к следователю.
— О, Тушминцев здорова!.. Видал, за идиотов нас держат. Сами же у себя вагон бытовой техники свистнули. Хотели страховую надуть. А мы вагончик то нашли. – Горбунько злобно усмехнулся. – Дело за малым, доказать, шо они его и умыкнули.
Евгений многозначительно закивал головой, держась рукой за стенку, чтобы отдышатся.
— А ты шо такой загнанный? Опять тебе Селезнев хвост накрутил?
— Да не, дело есть.
— Дело – говоришь… Ну тоды айда в кабинет.
Они зашли в небольшой, скромный кабинет следователя, прикрыв за собой дверь.
— Так шо там стряслося?
— Где тот бомж, которого поймали на продаже микросхем?
— Это который? – Горбунько задумчиво потер лоб…
— Ну которого две недели назад повязали.
— А! Помню… Так его отпустили давно. Заявление никто не подал. А шо случилось? Хозяин нашелся?
— Нет. Я их одному знакомому электронщику дал посмотреть, мужик головастый и со связями в этом ихнем электронном мире. Так вот он про них какому-то американцу рассказал, так тот просит прислать как можно больше этих микросхем, за каждую, мол, пятьсот долларов заплатит.
Горбунько как-то невесомо рухнул в кресло, посмотрел вначале на Тушминцева, затем в окно, затем снова на Тушминцева и снова в окно. Наступившую тишину развеял перестук по столу пальцев опера. Евгений терпеливо ждал, он знал что происходит, его друг думает.
— Значит так, – Анатолий Павлович резко встал, – пойдем, найдем этого бомжа, только придется взять в долю Дядю Степу. Надеюсь кроме нас и этого твоего знакомого больше никому ничего?
— Обижаешь, Толь.
— Тоды пошли.
— А Степа то нам зачем?
— Он тоды бомжа того притащил. Один раз поймал, сможет и ещё раз.
Горбунько вышел в коридор, своей обычной бодрой широкой походкой, Евгений едва поспевая, семенил позади. Спустившись на первый этаж, он направился к потягивающему из старой засаленной железной кружки чай дежурному.
— Семеныч, – с ходу начал следователь, – ты Дядю Степу не видал?
Седой, пожилой дежурный, в наглаженной форме, аккуратно поставил на стол кружку и спокойным басовитым голосом осведомился:
— Случилось чего?
— Та нет, так кой-чяго по старому делу спросить надо.
— Тогда догоняйте, Анатолий Павлович, он только вот на улицу вышел, поди, не уехал ещё.
— Спасибо, Семеныч. – Поблагодарил Горбунько и, обернувшись, скомандовал. – Тушминцев, за мной!
Дежурный проводил выскочивших рысью следователя с криминалистом, улыбнулся им вслед и, потянулся к кружке, приговаривая:
— Эх, молодежь, все куда-то бегут…

Дядя Степа приклеилось к Степану Иванову почти сразу, как он пришел работать на их участок. Высокий, под два метра ростом, и улыбчивый парень, впрочем, был совсем не против, скорее наоборот, ему льстило такое прозвище. С головой у него тоже было все в порядке и смышлёный рядовой последнее время активно метил в оперы, в связи с чем, ему уже давали смежные поручения.

На улицу они выскочили вовремя, Иванов уже садился в служебный уазик.
— Степан! Погодь, дело есть! – Прокричал Анатолий.
Начавшая уже закрываться дверца замерла, и офицеры быстрым шагом направились к бобику.
— Случилось чего? – Поинтересовался у подошедших Дядя Степа.
— Пока ищё нет, – ответил Горбунько, – а ты далёко собрался?
— Да надо тут съездить одного свидетеля опросить.
— Тогда мы с Тушминцевым с тобой прокатимся, да усе по дороге расскажем. Не возражаешь?
— Садитесь, – равнодушно пожимая плечами, произнес Степан.

Выслушав их, пока уазик петлял по улицам города, Степан какое-то время молчал, заставив Евгения понервничать. Вдруг сейчас начнет о честности и благородстве…
— Бомжа я найду, – наконец произнес Иванов, – только что делать, если он не скажет?
— Да ладно, таким ящик водки покажи, мать родну продут, – хохотнул следователь.
— Ну а если там где он брал, больше нет?
— Вот и выяснишь, Степа, такое у тебя будет ответственно задание.
Водитель перевел взгляд с дороги на сидящего рядом Анатолия и, нахмурившись, хмыкнул.
— А ты как хотел, молодежь, шобы шо-то получить, надо поработать. Вот Тушминцев уже потрудился, вызнал как баксы заработать. Тяперичи твоя очередь, а там до меня дело дойдет.
— Ладно, так и быть, расколю я бомжа.
— Вот и славно. – Произнес Горбунько и расплылся в довольной улыбке.
Некоторое время они ехали молча.
— В таком случае, пока делаем вид, шо ничего не происходит, – серьезным тоном произнес следователь, – бомжом, Степа, занимаешься только во внерабочее время и ни в коем разе не при его в участок. Если что понадобится, звони мне.
— Понял.
— Хорошо. А ты, Женя, просто работай и жди звонка. Никакой суеты, ясно?
— Конечно.
— Ну и славно, тормозни тут, в участок сами доберемся.

Глава вторая


Горбунько позвонил через шесть дней.
— Готовься, Евгений, завтра часиков в восемь утра за тобой заедем, оденься в форму, придется блокпост проходить.
— Блокпост?
— Да, военный, но не пужайся, проблем буты не должно. В дороге усе объясним.
И Анатолий повесил трубку.
Если блокпост, то значит, они поедут в Тутынск-42, закрытый в советское время город, где что-то изобретали для оборонки. Сейчас город, можно сказать, заброшен, там никто не живет, но на подъездах стоят военные блокпосты. Непонятно что они охраняют и зачем. Все кому надо знают тропы, ведущие в город, но у военных свои маразмы, особенно в наше время.

Он был прав, утром трясясь в милицейском уазике, они покидали город, направляясь по старой, так называемой, военной дороге ведущей в сорок второй.
— Бомжара ваш, – недовольно начал Степан, переключая скорость автомобиля, – привередливый оказался. Инженером работал в Тутынске сорок два. Оттуда он и микросхемы притащил. Никак не хотел говорить, откуда именно, пришлось его на тещину дачу увезти и там устроить банный день с обильной выпивкой.
— Так тебе тока позавидовать можно, попарился, выпил, – весело произнес Горбунько.
— Ну конечно, в следующий раз вам такую радость предоставлю, – забурчал рядовой.
— Ладно, не кипятись, скажи лучше, где эти микросхемы искать?
— В институте, где Сергей Петрович когда-то работал, в смысле бомжара наш. По его словам они там электронику всякую разрабатывали. Самые важные лаборатории под землей были, дверь туда ведет серьезная и вроде пока не взломанная, поэтому там за ней много чего должно быть.
— Это хорошо, конечно, что не взломанная, – вмешался Евгений, – но военные наверняка там все ценное вывезли.
— А если вывезли, Тушминцев, то чего за микросхемы ты в руках держал? – Хитро поинтересовался следователь.
— Вывезли много, – вступился за криминалиста Степан, – но не всё, микросхемы те Сергей в институте подобрал, если дверь не сможем открыть, там и так будет чем поживиться. Он мне схему накидал и рассказал, где чего было.
— Эк ты его по имени то поминашь.
— Ну так, Анатолий Павлович, пришлось втереться в доверие, все же весь вечер и пол ночи вместе квасили. Он и мужик то вроде неплохой, просто работал всю жизнь в этом институте, а как там все закрыли работу найти не смог, вот его жена на улицу и выперла, отсудив квартиру.
— Знакомо дело, – хмыкнул следователь, – таку страну профукали, долго ещё чую, это все разгребать будем.
Все как-то грустно вздохнули и замолчали, уставившись в окна. Конец сентября выдался в этом году красивым, золотые деревья, смоченные моросящим осенним дождиком, смотрелись очень красиво.
Дорога, петляя по лесу, вывела их на склон холма, с которого открывался обалденный вид на расстилающиеся поля. Несмотря на затянутое серыми тучами небо от открывшегося вида дух захватывало.
— Вот разбогатею, – мечтательно произнес Горбунько, – построю хде-нибуть тута себе домик с таким шикарным видом.
— А не лучше ли будет в Штаты рвануть? – Спросил Степан.
— Не, это вам молодым везде у нас дорога. А я что в тех Америках забыл? – Произнес, махнув рукой следователь.
— А я вот уехал бы, – мечтательно заявил рядовой, – тут это же разве жизнь, а вот в Штатах бы зажил.
— Рано ещё шкуру делить, – произнес Евгений.
— Верно, – поддержал его Анатолий, – к тому же блокпост скоро, а я вам ещё не сказал як себя вести…

* * *


Блокпост представлял собой пару серых приземистых бетонных построек с бойницами и тяжелым металлическим шлагбаумом, которым была перегорожена дорога. К ним почти сразу вышел молодой солдат с небрежно висящим на плече автоматом.
— Заблудились? – Cпросил он, с ехидцей в голосе.
— Вовсе нет, сержант, мы по делу, – спокойно ответил Горбунько и они все показали свои удостоверения.
— Дальше закрытая зона, – произнес солдат, деловито осматривая внимательным взглядом документы, – въезд только по пропускам или по разрешению командования. Пропусков у вас не вижу, да и из штаба мне не звонили и про вас не говорили.
— По оперативной информации, нам стало известно, что в Тутынске сорок два преступники спрятали недавно украденное, – следователь достал из папки какую-то специально заготовленную бумажку и сунул её под нос военному.
— И что? – Несколько опешил от такого сержант. – У меня приказ никого не пропускать. И вообще если такое дело вы должны сообщить майору…
— Да пойми ты, – перебил солдата, Анатолий, – некогда нам с майорами договариваться. Бандиты не дураки, почуют шо неладное, заберут хабар и ищи ветра в поле. Нам сейчас надо добро их найти, а затем и самих переловить.
— Да откуда на охраняемой территории бандитское добро? – Не сдавался служивый.
— Ха! Вот щас насмешил, это от честных людей вы тут охраняете. Кому надо в город КАМАЗы по лесным дорогам гоняет.
Солдат запыхтел, но не нашел что ответить. То, что охрана была скорее для видимости, знали все. В свое время из закрытого города тащили всё, что представляло какую-то ценность. Военные как бы пытались пресечь это, но на деле получилось, что лишь способствовали и, сами бывало, тащили грузовиками. Поэтому некогда окружавший город бетонный забор с колючей проволокой обзавелся кучей, никем не охраняемых, брешей, к которым тянулись петляющие по лесу дороги.

— Все же, предлагаю сообщить командованию, глядишь, вам в помощь ещё и роту пригонят. – Продолжил гнуть своё солдат.
— Ни в коем разе! – Воскликнул Анатолий. – Только роты, которая вытопчет все улики, мне и не хватало.
И выдержав небольшую паузу, он продолжил, совершенно серьезным голосом.
— Да пойми ты — чудак человек, это же только ориентировка, там запросто может ничего не быть. Преступники нам специально могут дезу впаривать, мол пока они там будут с военными все согласовывать и искать чего нет, подельники по-тихому хабар перепрячут и дело развалится.
— Вот я вас пропущу, а мне потом командир шею намылит, что кто попало по объекту шарится, – недовольно пробурчал военный.
— Да с чего бы кто попало? Мы же не гопники какие, а представители закона и тут как минимум я капитан, а это вот лейтенант, – Горбунько указал на Тушминцева, – обещаем, мы по-быстрому все осмотрим, а как стемнеет сразу назад. Я все понимаю, но очень надо.
— Черт с вами, – пробурчал сержант и добавил уже жестким голосом, – только если до восьми вечера не появитесь, объявлю тревогу, скажу что заметил нарушителей. И ещё рацией не пользоваться, у нас там станция радиоперехвата стоит. Засекут, вышлют группу.
— Понял, сейчас выключим её и спасибо.
— Давайте проезжайте.
Солдат махнул кому-то, и шлагбаум взмыл, вверх открывая дорогу. Степан выжал сцепление и, весело зазвенев двигателем, УАЗ продолжил путь к закрытому городу, вернее тому, что от него осталось.

Мелкий и противный осенний дождь усиливал тягостную атмосферу серых домов с обшарпанными фасадами и темными, чаще лишенными остекления, окнами. Грязный и мокрый асфальт, «мертвые» светофоры на перекрестках, заросшие травой почти в человеческий рост клумбы – все говорило о том, что людям тут уже не рады.
— Вон наш институт. – Произнес Степан, указав на приземистое четырех этажное здание.
На сером бетонном фасаде над главным входом находилось целое панно, на котором мужественное лицо советского ученого смотрело на стилизованное изображение атома и фрагмент какой-то электрической схемы, которая видимо была условно подключена к этому атому.
— Нам надо заехать во двор, – продолжил Степан, – Сергей Павлович сказал, что в самом институте ничего интересного нет, все уже давно вынесли. Но со двора есть вход в секретную подземную лабораторию и вот там-то все самое интересное.
— Веди нас Сусанин, – хохотнул Горбунько, немного разрядив окутавшую салон атмосферу мрачности.
Объехав здание, они миновали сломанные ворота, пустая будка охранника проводила их равнодушным «взглядом» разбитого окна. Во дворе здания было несколько куч мусора и вскрытых гаражей, внутри которых, судя по следам, кто-то провел дотошный обыск.
Их же целью были массивные стальные ворота, отягощенные многочисленными следами попыток взлома. Однако все они оказались тщетны ворота были сделаны на совесть и их, судя черным оплавленным пятнам, не брала даже газовая горелка.
— Хорошие ворота, – с восхищением произнес следователь.
— Где-то здесь есть панель управления, – произнес Степан и стад шарить по воротам.
Через пару минут он радостно воскликнул.
— Вот! Мне Сергей дал карточку ключ, он её нашел шарясь по зданию института. Тут есть прорезь, вот.
Он вставил карту в прорезь и, со щелчком, открылась до этого незаметная крышка, под которой было несколько кнопок. Степан набрал цифровой код и, в воротах, открылась дверь.

Внутри была полутьма, свет давала только открытая зверь и несколько узких окошек почти под самым потолком большого зала. Достав предусмотрительно взятые с собой фонарики, они разбрелись в поисках чего-нибудь полезного.
На стене нашелся распределительный щит с несколькими рубильниками. Евгений защелкал ими и неожиданно под потолком замерцали, включаясь лампы дневного света.
— Надо же! Тут есть электричество. – Удивился Горбунько. – Молодец Тушминцев, так гораздо лучше.
Теперь стало видно, что из этого здания видимо, вывезли все самое ценное. То там, то тут валялись какие-то остатки металлических стеллажей, а из бетонного пола торчали какие-то разбитые крепления и металлические штыри. Несколько видимо упавших ящиков бросили, посчитав содержимое разбитым. Из одного из таких ящиков и высыпались те самые микросхемы приведшие их сюда.
— Отлично, – провозгласил следователь, – Степа, тащи мешки, не будем терять времени, сейчас соберём шо есть, а потом посмотрим, чегось тут ещё интересного.

Глава третья


Когда микросхемы были загружены в багажник УАЗа, все трое собрались у самой главной находки. Внутри зала прямо напротив ведущих в него ворот располагались почти такие же ворота. Вот только куда они вели?
— Там подземная лаборатория, про которую говорил ваш бомж. Только он сказал, что ворота не работают.
— Да сюда же фура целая может проехать, – удивленно произнес Анатолий, – представьте, шо там внутри?
— Да уж серьезно строили, – вместо ответа произнес Евгений.
Степан подошел к пульту на стене и понажимал кнопки, но ничего не произошло.
— Не работает, – констатировал он.
— Сейчас посмотрим что у нас тут, – произнес Тушминцев, открыв дверь распределительного щита, – так, все ясно кто-то разбил предохранительные вставки.
— И? – Спросил следователь.
— Можно просто замкнуть тут все проводами. Нужны инструменты.

Через полчаса огромные стальные двери вздрогнули и с лязгом, скрипом и воем поползли в сторону, открывая проход в темный уходящий вниз тоннель.
— Офигеть… — Почти шепотом произнес Степан.
— Согласен, – ответил ему Горбунько.
Тоннель не был освещен, а света фонариков едва хватало, чтобы разглядеть, уходящие по углом вниз, бетонные стены.
Степан шагнул вперед и под его ногами что-то заскрипело. Все посмотрели вниз на пол тоннеля, везде, особенно возле ворот валялись микросхемы, причем совсем не такие как те, что были в ящики. Эти были разных размеров и даже цветов.
— Надо же. Тащите мешок соберём ещё и этих, – скомандовал Горбунько.
— Стоит ли тратить время? – Спросил Степан. – Там внизу может быть что-то ещё интереснее.
— Может, а может и нет. В любом случае если шо, мы теперь знаем, как сюды вернуться. Ежели чегось найдем, утащим потом. Нам ещё через пост ехать мало ли шо.

Набив целый мешок не поврежденными с виду микросхемами, они снова собрались у входа в тоннель.
— Жутковато. – Произнес общую мысль Евгений.
— Жутковато, – подтвердил Горбунько, – но там вряд ли кто-то есть, сколько лет уже тут все закрыто, так что вперед.
И они пошли, освещая путь фонариками. Под ногами скрипела какая-то мелкая крошка, словно пол посыпали шлаком. Уклон где-то градусов двадцать определенно был приспособлен для проезда грузовика. На стенах иногда встречались какие-то метки с цифрами, видимо обозначающими, сколько ещё осталось спускаться. На потолке периодически встречались запыленные плафоны с лампами, жаль они не горели.
Наконец тоннель закончился каким-то залом, слабо освещаемым странными бледно-синими светильниками, висящими под потолком.
— Что здесь случилось? – Дрожащим голосом спросил Степан.
— Хотелось бы знать, – ответил ему Тушминцев.
Ощущение было, что тут взорвалась бомба, всюду с потолка свисали странные толстые провода, усеянные как гирлянды странными металлическими пластинами и микросхемами. На полу были россыпи самых разных радиодеталей и какого-то металлического лома.
Люди осторожно двинулись вперед по непонятно извилистой тропинке, словно специально кем-то расчищенной. Тропа привела их к ещё одним воротам, на которых крупными буквами было написано: «Основной корпус, главный коридор».
— Похоже, за ними эта подземная лабораторию, – произнес Степан.
— Что же тут такое изобретали, что понадобилось построить такое? – Риторически осведомился Евгений.
— Да хтож его знает, – ответил Горбунько, – говорю ж, такую страну просрали…
— Кстати слышите? – Тушминцев даже поднял указательный палец.
Где-то в глубине базы видимо работали какие-то механизмы. Механический гул был едва уловим, но хорошо слышен в наступившей полной тишине.
— Что это может быть? – Спросил Степан.
— Думаю, работает вентиляция – ответил Евгений – чувствуете в воздухе никакой затхлости, даже легкий свежий ветерок имеется.
— Точно. – Радостно провозгласил Анатолий. – Повезло нам, если там все работает это ж шо там найти можно. Давайте попробуем открыть эту дверь.
Они разбрелись по залу, обшаривая все фонариками. В одной из кучек мусора Тушминцев увидел старую бумажную папку с веревочными завязками. «Проект Регенерация», гласил заголовок, ниже было написано общее описание и спецификация.
— Нашел папку какого-то проекта! – Громко произнес он.
— Хорошо, бери почитаем на досуге шо они тут творили.
Ещё несколько минут поисков, наконец, дали результат следователь нашел пульт управления дверьми, нажал кнопку и, все поспешили, к начавшим со скрежетом раскрываться воротам. Ближе всех был Степан, он встал посреди прохода, Анатолий и Евгений подходили с разных сторон.
Сразу за воротами на полу лежала нечто напоминающее змею, спаянную из тысяч радиодеталей. Тот самый приятель Тушминцева одно время торговал такими фигурками на радиорынке, собранными из разных резисторов, транзисторов и диодов. Тут конечно конструкция была куда серьезнее. Каркасом служили толстые электрические провода, вдоль которых шли какие-то обмотки, словно электрические катушки периодически катушки прерывались какими-то конструкциями из металлических стержней от которых отходили боковые пластины, облепленные разными радиодеталями и микросхемами. Именно эти пластины создавали «змее» объем, причем в обхвате она была не меньше полутора метров, а в длину и все пять. Но самой странной была голова, представляющая из себя очень сложный комок проводов и микросхем укрепленных железными стержнями и пластинами. Венчал голову странный экран чем-то напоминающий кинескоп от старого телевизора. Экран светился синим, и смотрел прямо на Степана.
Люди застыли, смотря на это странное изваяние, возвышающееся почти на метр над головой высокого рядового. Неожиданно «змея» зашевелилась, издавая противный металлический шелест, опустила голову примерно на уровень головы Степана и вдруг взвыла. Точнее издала такой жуткий и неживой звук, что Тушминцев почувствовал, как у него на затылки зашевелились волосы, а в жилах заледенела кровь. Он поежился и чуть не выронил зажимаемую под мышкой папку.
Дядя Степа же, издав какой-то дикий крик ужаса, отступил на шаг и выхватил пистолет.
— Не стреляй! – Закричал Горбунько.
Змея повернула экран в сторону следователя и выдала странную гамму щелчков, словно что-то спросила у человека.
В эту секунду прозвучал выстрел. Существо дернулось, когда его тело прошила пуля. Экран повернулся к Степану и окрасился в ярко красный цвет. Следующая пуля попала прямо по экрану, голова змеи дернулась, но стекло каким-то образом выдержало попадание. Нечто завопило, иначе этот ужасающий звук казалось разрывающий барабанные перепонки, было не назвать. А затем оно бросилось вперед, подминая человека и, стихший нечеловеческий вопль, сменился вполне человеческим криком боли и ужаса.
Змея же устремилась вперед в тоннель, из которого они пришли, и скрылась в темноте.
Тушминцев бросился к лежащему на полу Степану и с ужасом обнаружил изрезанное истекающее кровью тело, было понятно, что человек мертв, его словно истыкали сотней ножей.
Евгений поднял взгляд в коридор за открытыми ими воротами и увидел, как из боковых проходов появляются синие и желтые прямоугольные фонарики.
— Закрывай, Толя!!! – Заорал он. – Закрывай эту чертову дверь!
Горбунько все понял и бросился к пульту. Створки врат дрогнули, и стали со скрипом закрываться. Оттуда раздался недовольный нечеловеческий клекот и сразу несколько змей похожих на ту, что поджидала их за дверью, рванулись вперед. Одна даже успела частично просунуться в уменьшающуюся щель, прежде чем ворота захлопнулись, легко отрезав металлическую голову. Экран потух, и голова с грохотом рухнула на пол, раскалываясь на куски.
— Какого!.. – Выругался следователь. – Шо это вообще было?
— Не знаю, Толь, – сам ошарашенный произошедшим, ответил Тушминцев.
Неожиданно за дверью кто-то стал скрестись.
— Тикать надо, Жень, только не бросать же Степана тут, давай хватай то руки.
Тушминцев ничего не ответил, а подхватил тело с одной стороны, а Горбунько с другой. И они побежали, настолько быстро, насколько могли со своей окровавленной ношей.

Глава четвертая


Скрип и скрежет открывающейся двери нагнал их, когда впереди уже замаячил свет выхода из туннеля. Они переглянулись, без слов поняв, что произошло, и лишь быстрее рванулись вперед.
Ввалившись в зал, следователь выпустил тело и кинулся к пульту двери. Запнувшись по пути, он чудом не упал и смачно выругавшись, нажал на кнопку.
Массивные ворота пришли в движение и жалобно скрипя стали закрываться. Евгений стоял и смотрел вглубь тоннеля и когда зазор между створками превратился в неспешно закрывающуюся щель, он успел увидеть приближающиеся синие и желтые огоньки. А затем с металлическим лязгом двери сошлись, надежно запечатывая ужасную лабораторию.
— Как думаешь, Жень, эту дверь они не откроют? – С надеждой в голосе осведомился Горбунько.
— До этого не смогли, – ответил Тушминцев, – те микросхемы у двери, это же они там терлись…
Неожиданно его осенило.
— Ну конечно!
Он бросился к распределительному щиту, схватился за рубильник и дернул. Внутри что-то оглушительно щелкнуло, отшатнувшись, лейтенант упал на пол, а лампы под потолком потухли, и зал погрузился во тьму.
— Тушминцев ты там живой?
— Да. Понимаешь, Толь, они не смогли открыть дверь, потому что она была обесточена.
— То есть они теперь сюда не пробьются. Молодец.
— Надо ещё кое-что сделать, – устало сообщил Евгений.
Он посветил фонариком и, найдя кирпич, взял его, затем открыл щитовую и несколькими ударами снес установленные им заглушки и оставшиеся целыми плавкие вставки.
— Все теперь если кто сюда придет ему придется помучиться, чтобы оживить щит.
— Отлично, Жень, давай донесем Степу до машины.

На улице уже начало темнеть, дождь закончился, и на грязном асфальте отчетливо было видно след сбежавшей «змеи» ведший за ограду.
— Шо же мы такое выпустили? – Задумчиво спросил Анатолий.
— Не знаю, робота какого-то, – ответил Тушминцев и вдруг обнаружил, что все ещё сжимает под мышкой папку, – о, может тут что-то про это написано.
— Ладно, давай придумаем, как нам теперь пост проехать. Вроде я видел, что в багажнике ватник лежал.
Следователь открыл багажник, вытащил темно синюю фуфайку и накрыл ей ранее уложенное ими на заднее сиденье тело.
— Скажем на посту, шо спит.
— Зачем? – Удивленно спросил Евгений.
— Предлагаешь им как на духу выложить, мол, забрались на секретный объект, выпустили якусь бестию на свободу?
Тушминцев лишь тяжело вздохнул в ответ.
— Пистолет его там остался, плохо, – грустно произнес Горбунько, – эх, Степа, я ж ему крикнул не стреляй, а он дурилка…
Они ещё какое-то время молча стояли, Анатолий неспешно курил, а Евгений просто смотрел в темное свинцовое небо.
— Ладно, поехали, я поведу, – произнес следователь, усаживаясь за руль.

Погружающийся в сумерки мертвый город выглядел ещё более зловеще. Длинные тени рисовали причудливые узоры, а из сгустившейся в пустых окнах тьмы, казалось, за ними наблюдают сотни чьих-то глаз. Уазик, урча двигателем, продвигался по пустым улицам разгоняя тени светом фар. Анатолий и Евгений молчали, лица обоих были сосредоточены. Им сейчас хотелось как можно быстрее покинуть этот ставший пугающим город.

Почти перед самым постом, следователь неожиданно разрушил повисшую тишину.
— Жень, ты бы папку свою спрятал, а то сидишь с ней как поп с иконой. Ещё чего военные подумают.
Только тут Тушминцев понял, что сидит и обнимает прижатую к животу папку.
— Черт! – Ругнулся он и спешно затолкал папку под сидение.
На посту их встретил все тот же сержант.
— Ну как, нашли тайник?
— Нет, — произнес Горбунько и улыбнулся, – вот потому мы и не хотели вашему командованию говорить. А главное как мы завтра вора удивим, он то думает, мы дня три будем возиться, а мы его сейчас за яйца то возьмем.
Солдат лишь хмыкнул в ответ, заглянул в машину и, увидев лежащего на заднем сидении Степана, поинтересовался.
— А с этим чего?
— Загоняли мы его, – ответил следователь, – утомился и заснул.
Военный понимающе кивнул.
— Давай проезжайте, пока нас тут кто не заметил, – произнес он, отступив на шаг.
Шлагбаум поднялся и двое в УАЗе облегченно вздохнули, когда блокпост остался позади.
— Ну шо там в той папке пишут с которой ты так якшаешься.
— Сейчас посмотрим, – Евгений полез за папкой, – возможно тут ответ, что это такое было.
Какое-то время Тушминцев, светя фонариком, читал содержимое папки, перелистывая листки.
— Интересно, – наконец задумчиво произнес он, – ту не все, часть листов оборвана. И как я понял это описание того что они хотели добиться.
Евгений взял небольшую паузу и продолжил.
— Проект «Регенерация», предусматривал создание микропроцессоров с возможностью самовосстановления. Например, если они будут стоять в ракете, взлетающей с огромными перегрузками, то вначале они разрушаться, а потом самовосстановятся. Или после ядерного взрыва, если их повредил электромагнитный импульс. В общем, на первом этапе они должны только восстанавливаться, а в перспективе сами расти и приспосабливаться под текущие условия.
— И как маленькая коробочка с контактами может сама восстанавливаться?
— А вот этого я не знаю, все, что касается самого механизма регенерации тщательно вырвано или замазано тушью.
— Ты хочешь сказать, шо когда эти железки бросили, они дорегенерировали вот до этих змей?
— Выходит что так, – ответил Тушминцев, лишний раз, убеждаясь, что мозги у Анатолия работают просто отлично. Он не зря был следователем, ничего не зная в электронике, он тем неимение делал верный вывод.
— Что теперь со Степаном делать? – Поинтересовался Евгений, и добавил севшим голосом – Вернее с его телом?
— Сжечь надо, – ответил каким-то сухим тоном следователь.
— Да ты что?! – Ошарашенно воскликнул Тушминцев.
— Ты же эксперт, – спокойно произнес Анатолий, – бачил яки у него раны? Ежель так найдут, комиссию из Москвы пригонят. Сжечь надо, шоб не ясно было, от чого умер. Сам понимаешь, ежеле на нас выйдут, по головке никто не погладит, за то куды полезли.
Некоторое время они ехали молча.
— Не наша вина, шо Степан погиб, усе знали куды идем. Токма я за это сидеть не хочу.
— И как?
— Стройку заброшену знаешь? Ну, вот туда поедем, ты покараулишь, а я метнусь за своей машиной, у меня там канистра с бензином в багажнике. Потом подожем и тикаем.
— Ясно…
Ему даже не хотелось спорить. Впрочем, следователь был прав, да они сунулись, куда не стоило, но их вины в гибели товарища не было.
Гораздо больше его сейчас волновала сбежавшая «змея». Что такое они выпустили из недр лаборатории и насколько оно будет опасно для людей?
Евгений очень надеялся, что робота где-нибудь закоротит, и он тихонько проржавеет в лесу. А если нет? Что тогда? На что вообще способна эта штука? Столько вопросов, на которые нет ответов.
Ход его мыслей прервал появившиеся впереди огни города.
— Почти приехали, – констатировал Горбунько.

Дальнейшее Евгений помнил смутно, они успешно доехали до стройки, по темному уже спящему городу. Затем Анатолий приехал на своей шестерке, они перекинули мешки с микросхемами ему в багажник. Затем посадили труп Степана за руль УАЗа, основательно облили бензином и рванули со стройки.

В заднее стекло автомобиля он увидел, как поднялось над бетонным забором зарево, и повалил густой черный дым.
В руках Евгений держал вытащенную из кармана у Степана ключ-карту, с помощью которой, они утром открыли первую дверь.
— Что с ней теперь делать? – Спросил он, показывая её Анатолию.
— Сожги, – не задумываясь, произнес он и добавил. – Некоторые двери никому не стоит открывать…

Эпилог


Вы спросите, что же стало с нашими героями? У них все получилось, они разбогатели и ушли из органов. Горбунько подался в бизнес и открыл сеть автомастерских. А Тушминцев уехал из Тутынска в Москву и где-то затерялся в огромном мегаполисе.
А как же «змея»? А черт его знает, просто выгляните в окно и если там не стоит готовая к штурму армия роботов, то видимо прав был в своих выводах Евгений – заржавела.


Kosh
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Регенерация
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010