Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Тепло рук человеческих

Тепло рук человеческих


Вместо вступления


Прежде всего, что такое Новый Год? Новый Год – это целое действо: сначала закупаются компоты, горячительные напитки, ингредиенты салатов и прочая еда; потом закупается, собственно, новогоднее дерево, устанавливается и украшается игрушками, мишурой и прочим романтическим хламом; перепрятываются заранее припасённые подарки для родственников и знакомых; разрабатывается программа действий и прочих мер предосторожности. Копятся силы и вопли радости, чтобы бурным потоком хлынуть в пространство, потрясая фундамент Мироздания.
Так было испокон веков. Но что такое век в масштабах Вселенной? – мгновение. А что такое космос в масштабах Мироздания? – иголка в стоге сена. И вот, на острие этой маленькой иголочки, раз за разом, мгновение за мгновением разыгрывается одна и та же новогодняя история.

Гирлянда


- Па, гирлянда не горит, – сын осторожно, но настойчиво теребил отца за рукав.
- Слушай, видишь, папа занят. Папа с твоим дядей разрабатывают план действий, — отец с плохо скрываемым раздражением попытался высвободить рукав из цепких рук мальчика. Всю ночь бурными темпами шли приготовления, поэтому к воплощению накопленных идей пришлось приступить намного позже запланированного срока, причём в режиме аврала; какая уж тут гирлянда, когда над головой дамокловым мечом висело обещание поменять размерность Пространства в окрестности головы: мать никогда не шутит такими вещами, скажет — сделает.
- Па, ну как же без гирлянды? – не унимался сын.
- Потом, потом, иди маме пока помоги, — отмахнулся отец и сделал вид, что полностью погружён в разговор с братом. – Так вот, я предлагаю следующее…
Сыну ничего не оставалось, как проследовать в направлении кухни. По пути он слегка пнул Зелёного, который, свернувшись калачиком, безмятежно дремал возле новогоднего дерева и явно не ожидал такого подвоха. Зелёный взвизгнул и молнией метнулся на кухню. Довольная улыбка озарила лицо мальчугана. Тем временем на кухне творилось что-то невообразимое: всё вокруг кипело, бурлило, перекладывалось с места на место, аппетитно благоухало и едко попахивало.
- Так, оба, брысь отсюда! Когда будете нужны, я вас позову, — Мать сразу дала понять: кто здесь хозяин, то есть хозяйка. И, помешав кипящий суп, отодвинула ногой Зелёного, который уже просто истекал слюной и как плющ вился возле ног хозяйки, не обращая внимания на причину своего незапланированного появления на кухне. – Брысь! Я что сказала?!
Спорить было бесполезно — пришлось покинуть пределы кухни.
- Хорошо, Ма, — мальчик обречённо поплёлся на выход.
- Зелёный, скотина! – извергла проклятие мать, — я тебя наизнанку выверну, сволочь такая!
Крик был настолько пронзительный, что примчались даже дядька с отцом, вроде бы как с головой погружённые в разработку новогодней программы. Выяснилось, что Зелёный, улучив момент, стянул-таки что-то вкусное и спешно ретировался, зацепив по пути пару-другую торжественных блюд, которые теперь украшали всю кухню. Яростно сжимая в руках полотенце, мать, стояла посреди кухни, готовая взорваться подобно «сверхновой». Заметив недвусмысленное выражение её лица, сын и дядя опытно покинули пределы кухни и расположились за праздничным столом вне зоны досягаемости взрыва, который вот-вот должен был произойти. Отцу выпала героическая участь принять удар на себя…

Венеция


- …Вы видели когда-нибудь, как взрываются сверхновые звёзды? Ха! Чудное зрелище, особенно если наблюдаешь это редчайшее явление издалека, желательно с другого края Вселенной. – Профессор взял театральную паузу, протирая очки и хитро улыбаясь: ему особенно нравилось наблюдать широко раскрытые глаза учеников, в глубине которых, как в глубоком космосе, горели искры неподдельного интереса. – Последнее такое явление можно было наблюдать сравнительно недавно, а именно, в 1987 году в галактике, являющейся спутником нашей Галактики, взорвалась звезда. А уже в 1994 году космический телескоп Хаббла сделал подробный снимок последствий этого взрыва. Посмотрите сюда, на картинке сверху видны необычные, никем непредвиденные, кольца, формирование которых астрономы не могут достоверно объяснить…
Урок астрономии, как правило, либо первый, либо последний в очерёдности школьных занятий тянулся либо слишком долго, либо пролетал незаметно, но не в этот день.

Ещё утром, позавтракав на скорую руку, ученица 7-«А» класса вышла в предрассветную тишину. Улица жила лишь редкими прохожими и такими же учениками и ученицами как она. Тускло поглядывали сверху вниз фонари, светились кухонные окна, а над этим всем раскинулась «Венеция» крыш и каналов, соединяющих крыши, в тёмно-синей глади которых отражались звёзды.
Девочка сама придумала эту «Венецию наоборот» и теперь каждое зимнее утро, выйдя из подъезда, запрокидывала голову и наслаждалась этим зрелищем, особенно здорово «Венеция» выглядела в те редкие утра, когда небо над городом было чистым, потому что в мутной глади небесных вод отражались звёзды.
- Дурёха, рот закрой, а то ворона залетит! – мальчишки из параллельного класса, два брата-акробата, как любил называть их завуч, редко упускали случай посмеяться над ней, тем более это уже стало им оправданием в невероятных историях по поводу причин опоздания на первый урок. За несколько лет этих историй накопилось столько, что из них можно было бы составить небольшую брошюрку и назвать, скажем, «сказки братьев, блин».
- Дурачки, — и девочка снова запрокинула голову, чтобы вернуться в свою «Венецию», но голова кружилась, и приходилось идти как все, чтобы не потерять равновесие.
Вот и школа: стандартное здание, родители, снующие то тут, то там, широкие окна классных кабинетов, шумные коридоры, суета в раздевалке, сменка, остатки снега на асфальте и посветлевшее к этому моменту небо.
- Скоро Новый Год, — подумала девочка и ещё раз взглянула вверх.
По спине хлопнул снежок, и детский смех возвестил о рождении если не Робингуда, то уж Вильгельма Теля точно.
- Йес! А ты лох.
- Сам лох. Ща как дам!
- Я учительнице всё расскажу!
- Бе-бе-бе! Ябеда! Ну и иди, рассказывай.
- Толстый — сифак!
- Так не честно!
А дальше суета в раздевалке, ожидание учителя, уроки, переменки, суета в столовой, звонок — так прошёл последний учебный день в этом году и наступил вечер, на улице шёл долгожданный снег, в воздухе ощущалось приближение праздника. Дома сидеть совершенно не хотелось, и поэтому девочка отправилась гулять.

С Новым Годом!


- И тогда с потухшей ёлки тихо спрыгнул жёлтый Ангел и сказал: Маэстро бедный, вы устали, вы больны, — меланхолично пел детский голос.
Корабль шёл своим курсом, бортовой компьютер показывал, что все системы корабля в норме, ЦУП выйдет на связь только после выхода на стационарную орбиту, а пока можно ни о чём не думать и наслаждаться музыкой.
- Говорят, что вы в притонах по ночам поёте танго, даже в нашем белом свете были все удивлены, — мелодично звучало из шлемофона.
- Смотри. Красота, – поделился впечатлениями бортмеханик.
- Маленькая, серая, неказистая. Но кажется что живая, – отозвался командир. Он ещё раз окинул взглядом планету и, устремив свой взор куда-то в бескрайний космос, погрузился в ретро.
- Красота, — выдохнул бортмеханик.
Спустя столько лет, человечество наконец-то смогло выйти в открытый космос, одни говорили, что всё это благодаря технологическому прогрессу, другие считают, что первопричиной стала неблагоприятная экологическая ситуация на Земле, третьи утверждают, что человечеству дали шанс. Тем не менее, освоение космоса по-прежнему носило хаотический характер и напоминало, то паническое бегство, то набег варваров. Колонии росли одна за другой, как грибы после тёплого летнего дождичка, пытаясь подмять под себя неизведанные доселе территории, и гибли так же — одна за другой.
- Слышал? А на Земле вроде прибрались, — пытался взбодриться бортмеханик: шутка ли, столько дней без гравитации, пусть даже искусственной.
- Что-то не верится, – командир испытательного модуля был непреклонен.
- Свежая новость. Неделю назад Света рассказала, – продолжил вещать бортмеханик. – Ещё прислали оборудование, топливо, одежду, письма… — на слове «письма» бортмеханик осёкся и виновато посмотрел на друга.
- Всё нормально, дружище, — поймал его мысль капитан, – космос есть космос, но я верю, с ними всё хорошо. Лучше посмотри, какая замечательная нам повстречалась планета. Неужели нам повезло?
- Хотелось бы, капитан, хотелось бы, — сказал бортмеханик и улыбнулся.
Капитан не ошибся, судя по данным, полученным с разведывательных зондов, планета оказалась пригодной к существованию, более того, в наличии была флора и, судя по всему, некая примитивная фауна. Маленький островок жизни среди бескрайних просторов космоса. Поверхность планеты из-за обилия базальтовых пород была чёрной; повсюду наблюдались горные массивы с ярко выраженными чашечками кратеров — следы некогда активной вулканической деятельности, благодаря которой и появились местные растения и животные; кое-где наблюдались горные хребты, покрытые веществом пепельного цвета; дополняли картину огненно-рыжие извилины рек, впадающие в иссиня-чёрные моря и океаны того же рыжеватого оттенка, над которыми медленно проплывали белые облака.
- Дома уже, наверное, Новый Год встречают, — задумчиво произнёс капитан. Когда он говорил о доме, то всегда подразумевал Землю.
- А мы чем хуже? Смотри, и подарок есть, — бортмеханик кивнул в сторону рыжевато-серой планеты. – А давай назовём её как-нибудь? Имеем право, да и ребята из ЦУПа будут не против, всё же разнообразие какое ни какое, а то от стандартных обозначений уже голова кругом. Давай, назовём её, скажем, «Лариса»? Хотя нет, уже было, – бортмеханик явно загорелся идеей придумать название, но получалось у него это с превеликим трудом.
Вообще говоря, меланхоличное настроение под Новый Год иногда полезно, оно, как падающий снег, заставляет ненадолго застыть, выпасть из предновогодней суеты и оглянуться. Как важно иногда оглянуться не только по сторонам, но и во времени, понять: что ты сделал, что происходит сейчас, и что ещё можешь успеть сделать. Именно для этого и падает снег, затихает ветер, затаив дыхание, деревья ждут твоего осмысления пройденного и твой следующий шаг, ибо в этот момент перед ними не просто человек, как частичка трёхмерного мира, но созданный по образу и подобию Его, приблизившийся на мгновение к своему Создателю.
- Борт 0010. Как слышите, приём.
- Борт 0010. Это ЦУП. Как слышите, приём!
Хотя, конечно, это всё лирика, потому что если бы это было так, то люди развивались, прогрессировали, шли исключительно вверх по эволюционной лестнице, пусть не спеша, но вверх. А на деле? На деле часто приходится наблюдать обратное движение – вниз, глубже. А на встречу им из глубины миров, идут те, кто прожил рядом с ними коротенькую, но насыщенную жизнь.
- Борт 0010. Это ЦУП. Отзовитесь, ребята, – снова послышалось шуршание из динамиков громкой связи. Капитан молчал.
- Борт 0010 слушает. Здорово, орлы, — деловито произнёс бортмеханик.
- Здоровее видали. Что нового, Свету встретили?
- А как же, ещё неделю назад или около того, я уже счёт дням потерял в этом кресле.
- Ха-ха, мы тебе гвоздодёр вышлем, чтобы сподручнее отдирать было, когда вернёшься.
- Шутники, блин, — бортмеханик поделился с другом широкой улыбкой. Однако, смекнув, что реакции от командира не последует, снова развалился в кресле и продолжил общение с ЦУПом. – Ладно, потом потрещим, давай о деле.
- Нашли чего-нибудь?
- Не поверишь, тут одну системку прошерстить решили, думали пустая: работает на обычной солярке, один хлам, астериксы да обеликсы повсюду, вчера чуть даже не поцеловались с одним. В общем, стандартный набор «накоси выкуси». Однако ж, нет! Представляешь, одна, среди этого космического шлака, да ещё живая!
- Во даёте. Командор?
- Он. Лично я ещё на второй день, сразу после прожарки отчалил бы, — бортмеханик попытался положить ногу на ногу, но это у него получилось неуклюже, и от идеи пришлось отказаться, — а он ни в какую, давай там посмотрим, тут посмотрим. Рыскали-рыскали — одно только расстройство. И тут рас, что-то серо-буро-малиновое на фоне солярки — она, родимая!
- Везунчики…
- Отнюдь. Хладнокровный расчёт и напряжённая работа мозгов, — бортмеханик изобразил на лице серьёзную мину, дабы придать значимости словам.
- Работа чего? – шуршание динамиков переросло в истерический смех, — у тебя же их не нашли! – в ЦУПе царило праздничное настроение.
- Вот редиска, ну хорошо, за прошлый раз квиты, — процедил бортмеханик. Юмор – порой единственное, что спасало пилотов во время длительных экспедиций, поэтому удачным шуткам вели счёт, практически как в футболе.
- Ладно, ребята. Данные, как обычно, со Светкой передадите. Да и это, — в голосе послышались тёплые нотки, — с Новым Годом, земляки!
- Воистину, э, то есть с Новым Годом, — рассмеялся бортмеханик, — пишите письма, шлите деньги. Кстати, как у вас там, опять дождик, небось?
- Да нет, с утра пасмурно было, зато вечером пошёл снег. Давно его не было, лет пять точно. А тут. Если бы не работа, эх. Ну да ладно, до завтра, надеюсь, не растает. Его много навалило, даже сейчас идёт. Ещё раз с Новым Годом, здоровья, счастья, а главное возвращайтесь живыми! До связи! – в кабине воцарилась привычная тишина.
- До связи! – бортмеханик снова повернулся к командиру. – С Новым Годом, старина.
- Снежок…
- Что? Ах да, — хотел было продолжить бортмеханик.
- Снежок, — тихо произнёс командир и посмотрел в глаза другу, — хорошее имя, правда? Впервые за долгие годы на суровом лице командира появилась улыбка.

Эпилог


- Ма, смотри, — мальчик подозвал мать к новогоднему дереву, в руках у него свернулся клубочком котёнок иссиня-чёрного цвета, с вкраплениями пепельного цвета и полосками рыжеватого цвета, — ему так и не нашлось места.
- Иначе и быть не могло — так устроена жизнь. Просто, котёнок был маленький, ничейный, таких как он – миллионы, но мы обязательно дадим ему ещё шанс, — и мать осторожно взяла маленький комочек жизни.
- Подожди, мать, — отец семейства деловито посмотрел на сына, — пусть сам попробует, он уже взрослый.
- Па, у меня не получится.
- Получится, — подбодрил дядька из-за стола.
- Зелёный, вечно ты мешаешься под ногами! – мать сердито шикнула на вечное создание, и оно заковыляло в направлении стола, из-под которого и вылезло-то исключительно из любопытства к происходящему.
Мальчик подошёл к дереву Жизни и заглянул в прошлое крохотной кошачьей души; там было тепло материнского молока, картонки служившие домом, первые шаги, первый голод, страх, прокушенная собакой шея, поиски матери, холод промокшей под дождём шерсти, горячие трубы отопительной системы, объедки, оставленные какой-то сердобольной старушкой, боль, изгнание, снова голод и пустынные по утрам улицы, через которые ковылял никому ненужный бродяжка, наконец, усталость и холодный асфальт, затем чьё-то дыхание, тепло человеческих рук, рассказы об удивительной стране под названием «Венеция», в каналах которой отражаются дома, звёзды и декабрьский снег — всё.
- Это прекрасно. Ему так не хватало тепла, – улыбнулся мальчик. — Я помещу его сюда, рядом с этой маленькой звёздочкой, и она будет согревать его своим теплом, как в тот декабрьский вечер его согревал человек.
- Вот и славно, но ты кое-что забыл, — отец положил руку на плечо сыну, – я думаю, он заслужил, пусть у него будет имя.
- Снежок, – сын посмотрел на родителей, — хорошее имя, правда? — И он повесил на веточку маленький невзрачный шарик, как две капли воды похожий на котёнка.
- Снежок! – зажглась гирлянда многочисленных Миров.
- Снежок, – эхом отозвалось дерево Жизни.
- Снежок, – прошептала ученица 7-«А» и погладила холодную шёрстку котёнка.
- Да будет так! – согласились Боги и сели за праздничный новогодний стол.

Глоссарий


«Света» — комплекс сооружений, основным назначением которых является транспортировка габаритных объектов на расстояния, не превышающие размеры отдельно взятой галактики, со скоростью близкой к скорости света в данной системе. После своего появления сразу же стала частью колониального фольклора.
«Прожарка» — сканирование.
«Астериксы да обеликсы» — астероиды различных форм и размеров.
«Живая» (применительно к планете) – населённая формами жизни, пригодная для жизни.
«Солярка» — звезда класса Солнца.

Снуч
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Тепло рук человеческих
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право | Герой или предатель? |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010