Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Остальное - Странный случай, бывший в космосе


Что же там, на Индейце?
Впереди сверкал Эпсилон Индейца.

Разве может эта звездочка, уступающая Солнцу в светимости и окраске, пятившаяся в первых рядах Главной Последовательности привлечь какое-либо внимание? Оказывается, может.

Там было астероидное поле. Ну и что, скажете вы, астероидное поле есть и в Солнечной системе. Ну и то, ответим мы, то осколки планеты, а это осколки… “нечто”. Точно не известно, что же там крутится, но сразу заметно отсутствие осколков. Да и названо оно астероидным полем потому, поскольку название другое трудно придумать.

Даже современная астрономия не в состоянии разгадать все загадки Вселенной, да что там сейчас, она вообще никогда не узнает все ее секреты. Не потому, что это никому не нужно, а из-за элементарной невозможности. Все то, что она скрывает, — выходит за рамки нашего разума и понимания, и проводит еще одну грань в мировоззрении, которую невозможно постигнуть. Космос нас приютил… и все. Ему безразлична глубина наших познаний, ход эволюции Вселенной человечеству изменить не удастся.
Вот это астероидное поле, вращающееся вокруг этой звезды, преподнесло еще одну загадку, а нам останется только ее разгадать. Не люблю загадки.

Мы подходили. Сканеры работали на полную мощность, но они были здесь бесполезны – что бы то ни было, это не похоже на живые организмы. Среда обитания слишком неудачная. Да и какой толк в вечном кружении вокруг звездочки, да и на таком почтительном расстоянии, что плюсовая температура исключается. Но это не были осколки! Это не были камни или горные породы. Это было “нечто”.

— Что там ловят радары? – спросил капитан.
— Ничего, абсолютно ничего, — ответил связист.
— Проверьте локатором.
— Есть.
Навигатор что-то понажимал на пульте и стал ждать. Спустя некоторое время, он удивленно проговорил:
— Капитан, сигналы куда-то исчезли.
— Может, не долетели?
— Исключено, они бы уже проделали путь туда — обратно пять раз.
— Продолжайте попытки. Охватите всю часть пространства.
Капитан сел на свое место. Охватить всю часть пространства – значит, просканировать все пространство космоса в радиусе пятисот миллионов километров от корабля. Если будет обнаружено какое-нибудь тело, то быстрый абстракционный луч отразится и поймается нашими радарами. Значит, в этом космосе что-то есть. Вся процедура длилась пять минут.
— Капитан, в этой системе никаких планет и твердых тел не обнаружено.
— Не может быть, — чуть крича, сказал капитан, вставая с места.
— Посмотрите. — указал навигатор на точки в радаре. – Все, что мы нашли – камушки, из которых самый большой – метрового диаметра.
— Невозможно, сигнал должен был отразиться от этого поля. Черт возьми, у меня же не галлюцинации.
— У меня тоже нет галлюцинаций, капитан.
Капитан поморщился, явно недовольный таким ответом, и сказал:
— Следуйте по указанному ранее курсу. По прибытии сообщите.
— Понял, — устало произнес я.

Я не спал уже двое суток и чувствовал себя очень скверно. Порой диву даешься, как же люди бодрствуют по восемь суток и не выглядят невыспавшимися? Для меня одна невыспанная ночь – кара, а уж две ночи – сумасшествие. Не случись этого чертового ЧП, все шло своим чередом.

ЧП. Будь оно проклято. Теперь начинаешь жалеть об отсутствии второго пилота. «Доверяйте автоматике», «Робот – лучший помощник человеку», «Наши автопилоты – лучшие во Вселенной с пожизненной гарантией». РОСНО попала! Этот автопилот ремонтировали два дня, и я пахал все эти два дня без устали. И после этого доверяй машинам.

У меня мелькнула мысль заснуть прямо за пультом. Автопилот сам пригонит машину в указанное место и автоматически затормозит. Но каково зрелище посапывающего пилота за своим местом? Капитан был бы явно недоволен и занес в бортовой журнал эту глупость. Да, я мог уйти в свою каюту, но правила требуют наличие пилота до и после торможения, исключая свободные полеты. Так, на всякий случай. Что мне оставалось делать? Просто ждать.

Я развалился на кресле и поглядывал вперед. Глаза сжимались автоматически, но стоило закрыть их на пять секунд, то считай, что уснул. Звезда блистала, но глаз не резала, — отражатели работали исправно. Зря я так разлегся, состояние намного ухудшилось и теперь мой разум только и ждал, чтобы я закрыл глаза. Я поднялся, встряхнулся и пошел к кофейному автомату. Говорят, что кофе прогоняет сон, только я этому не верил. Десять кружек выпил, а чувствую то же самое. Даже еще больше спать хочется. Здесь может быть и ошибка. Не выпей я эти чашки, сидел бы сейчас, или спал?
В рубке я был с навигатором. Позавидовал ему, не спал только сутки.

Он посмотрел на меня и сказал:
— Таких мешков под глазами я еще не видел.
— Хочешь их не увидеть? Садись на мое место, — устало выговорил я.
— Может быть, и сел бы, но навыков никаких по пилотированию этих штучек, — навигатор взмахнул руками
— А тебе и делать ничего не надо. Просто сиди и все.
— Мало ли что может случиться. А, если автопилот вдруг откажет?
— Прямо откажет, когда ты сядешь. Был всего один случай такого отказа.
— Нет, рисковать не буду.
— Спасибо, помог, — я сделал недовольный вид, но и твердо зная заранее, что никто, кроме меня здесь сидеть не будет.
Я опять откинулся в кресле, залпом выпив холодный кофе. На какое-то время чувство сонливости улетучилось. Но на смену ему пришло все нарастающее головокружение. Такое бывает, когда напиваешься до упаду, но так как кроме кофе я ничего не пил, то предположим, что мой мозг не может терпеть этих незапланированных бодрствований. Я задрал голову вверх и смотрел в потолок. Висевшая белая полусфера, служащая здесь лампой, описывал незамысловатые круги на потолке с заметным дрожанием. Двигалась не только лампа, но и все мое сознание, ее тянуло в правую сторону. Как же мне хочется спать. Я вспомнил те сладкие часы сна, когда ты видишь его, разговариваешь там, чувствуешь, но в то же время все эти чувства только наполняют тебя сладостной эйфорией. Ты оказываешься в своем, единственном приятном тебе мире, где все делается только для тебя. Мне никогда не снились никакие кошмары, и я не мог судить, каково состояние несчастного, что подвергнулся этому испытанию. Я взглянул вперед. Диск звезды кружился вокруг неведомой точки, его лучи играли на моих ресницах. Звезды стали большими и светло-голубыми. Они точно повторяли движение светила, и это было похоже на балет. Кто-то в каюте что-то сказал, но эти слова таяли в моем сознании.

Корабль исчез. Я сидел в кресле, летающем в космосе. Вокруг меня были только звезды, голубые, раздутые, словно надувной шарик. Они плясали, они кружили вокруг меня и пели. Пойте, пойте дальше, как мне нравится этот тонкий, неземной голос. Голос продолжал петь, а другие голоса подпевали. Нет, это невозможно описать, такого пения наверняка никто еще не слышал. Голубые звезды словно плясали под это пение, вальсировали парами вокруг меня. Я чувствовал облегчение и силы, что предавали эти голоса.

Одна звезда, оставив своего партнера, начала подлетать ко мне. Медленно, будто стесняясь, она подходила все ближе и ближе. И ее голос, — приятный голос сирен, становился громче и громче. Вот она подлетает, кажется, я могу дотронуться сейчас рукой до нее. А она все подлетает и подлетает, растет и растет. Я пытаюсь коснуться нее, но она еще далеко. Далеко и растет. Поет мягким, успокаивающим голосом. Зов. Она зовет меня. Она знает мое имя. “Дима, Дима, Дима”. Она все растет, и в мое лицо ударяет приятный теплый ветерок. “Дима, Дима”. Размеры увеличились до катастрофических, я не мог разглядеть все пространство. Обзор закрыли голубой занавеской. “Димка”. Голос становился все громче и громче.

Ужас!

Меня охватил панический ужас. Я оказался в западне. Сейчас эта занавеска окутает меня со всех сторон. Голос все громче, страх все больше. Нет, не надо. Бесполезно размахивать руками, ты ее не достаешь, но она тебя уже достала. Звезда. Убийца. Убирайся. Ты не можешь причинить мне вреда.

На мгновение вся голубизна блеснула ярким светом, потом сжалась в тонкую трубу и вошла в мой мозг.
Я вскрикнул.

Передо мной стоял Кузьмич, немолодой уборщик этой машины. Добрый человек, любитель порассказывать сказки. Он стал незаменимой деталью этого корабля. Вот уже сорок лет он работает на нем и обращается с ним, как с любимым животным.
— Наконец ты проснулся. Ты так напугал меня своими криками.
— Что случилось? – все еще ошарашенный, воскликнул я. Огляделся. Лежал я в своей каюте, но не припомню, что приходил сюда.
— Ты заснул на своем посту, — ответил Кузьмич, — потом случилось непредвиденное последствие.
— Заснул? – я еще не сразу смог понять, что спал. Не похоже, что это был сон. – Сколько я спал?
— Тридцать часов.
— Сколько? – сердце стало быстро колотиться. Всего какие-то пять минут всего этого рая и ада превратились в тридцать часов.
Кузьмич увидел мое непонимание и сказал:
— Ты заснул, скорее, потерял сознания в рубке. Тебя перенесли в твою каюту. Доктор был явно не доволен анализами. — он опустил глаза.
— Что? Что случилось? Чем недоволен?
Кузьмич помялся, а потом сказал:
— Ты был мертв.

Я сидел в местной больничной палате с прикрепленными проводами к голове и ко всему телу. Доктор возился с приборами, что-то измерял, вычислял, тихо ругался по поводу не совершенствования аппаратуры. После мучительной процедуры полчаса ничего не делания он сказал радостную новость:
— Все, свободен.
Я облегченно вздохнул, повыдергивал все проводки и встал, разминая затекшие ноги. Но стоило мне только нагнуться, как я с ужасом обнаружил, что выпрямиться нет сил. Доктор подошел ко мне, помог и сказал:
— В тебе еще мало сил. Вот принимай эти таблетки. — он дал мне упаковку. – Каждый час с одинаковым интервалом. На месте сидеть не рекомендуется, двигайся, но физическую работу не выполняй.
— Спасибо.
— Пожалуйста, — сказал доктор и стал осматривать результаты на мониторе.

Я же пошел в столовую, очень хотелось пить. Но то и дело, на корабле творилось что-то странное по отношению ко мне. Все, кого я встречал, провожали меня странным взглядом, полными испуга вперемешку с любопытством. Словно я и не человек, а инопланетный монстр. Так, под этими, довольно неприятными мне , взорами, я прошел в столовую, ежесекундно краснея, как рак.
Шеф – повар, давно знакомый мне человек, увидел меня и махнул рукой, приглашая на кухню. Я вошел в нее, и в нос ударил запах жаренного мяса.
— Привет, Димка.
— Привет, — сказал я и всматривался в его лицо. Но, как было видно, он не боялся, просто улыбался.
— Можно тебя потрогать?
— Чего? – обалдев, сказал я, не поняв смысла его слов.
— Хочу выяснить, какие привидения на ощупь.
— Что за привидения? – тут мне нечего было и думать.
Он засмеялся и пригласил сесть. Так я и сделал.
— Есть хочешь?
— Нет. — но немного подумав, передумал. – То есть да.
— Хорошо. Выбирай – котлеты из мяса, котлеты из водорослей, котлеты по-итальянски, котлеты по-русски, котлеты по-марсиански.
— А что, в котлетах по-русски нет мяса?
Он опять взорвался смехом и еле выговорил:
— Да, здесь я просчитался. Ладно, сегодня жаренная курятина.
— Неееет, — промямлил я, услышав это.
— Дааааа, — съехидничал наш повар, идя за блюдом.
— Ненавижу курицу. Только ей и питался весь месяц.

Почему привидение? Да что же такое творится? Почему на меня все смотрят, как действительно на привидение? Кузьмич сказал мне, что я был мертв. Мертв! А может я действительно мертв? И жизнь после смерти продолжается, но уже в другой реальности? Да нет, даже если бы и было такое, то я не был бы привидением тогда.

Блюдо было доставлено. Повар, которого, кстати, зовут редким именем Иоанн (Редким потому, что Иваном он не хотел быть), уселся тоже и все смотрел на меня, вечно улыбаясь.

Я начал медленно жевать приевшуюся пищу, как повар неожиданно спросил:
— Ты знаешь, сколько людей попадало в обморок, когда ты в гробу зашевелился?
Хорошо, что я проглотил пищу, иначе бы точно подавился.
— В каком гробу?
Он опять засмеялся. Когда закончил, сказал:
— В том гробу, в котором тебя хотели заморозить.
— Зачем?
— Зачем говорит, — опять взорвался смехом.

Я стал обдумывать происшедшее. Нет, то, что я думаю, не лезло ни в какие рамки. И стал молчать, чтобы не вызвать очередной приступ смеха у нашего повара. Я взял стакан с водой и вылил все содержимое на его голову. Он немного посмеялся, потом сказал:
— Спасибо, давно душ не принимал.
— Рассказывай, что было, — почти приказом я выговорил эти слова.
Повар на миг сделал серьезный вид, но не сдержал этого спектакля и опять засмеялся. Потом еле встал из-за стола и сказал:
— П-прости, я с-скоро. — ушел в другое помещение. Эхо его смеха еще долго гуляло по коридорам.
Мне тоже стало немного смешно, но вспомнив о своем собственном гробе, успокоился. Или это была шутка, или действительно, когда я умер, меня хотели заморозить. И надо же, в тот момент я ожил и провалил… А чего я провалил? Скорее всего, прощальную панихиду, из-за этих дурацких традиций. Но это невозможно! Даже если и возможно, мне здорово повезло. Вот если проснулся бы уже в гробу, трясясь от холода с замороженными легкими… А настоящие похороны назначили бы на Земле, и тогда я уже вряд ли бы ожил.

Но это меня не так и пугало. Даже наоборот, интересовало. Я был мертв, да еще столько времени, что назначили мои похороны. Но я ожил. Не припомню таких случаев. Или меня оживили?

Да, эти лазурные звезды. Эти голоса, приятные голоса. Божественный танец под хор ангелов. Черт, я опять хочу это пережить. Нет! НЕ надо таких фокусов.

Я встряхнул голову, словно отгоняя прилипших к коже комаров, и продолжил есть. И улыбнулся, вспомнив слова повара. “Ты знаешь, сколько людей попадало в обморок, когда ты в гробу зашевелился?”. Со стороны это было смешно, не спорю. Почетный караул у гроба, священник, читающий молитву, лица людей, сделавших грустный вид. И труп вдруг поднимает руку. Священник начинает креститься, быстро говоря молитвы, по залу крики и ахи, падающие в обморок тела. Караул сначала удивляется, потом смеется. Проклятие, это действительно смешно!

Правда это пока мои догадки, а всей правды я не знаю.

Я уже доканчивал трапезу, как появился повар с легкой улыбкой на лице.
— Все, смеяться нет сил.
Он сел и рассказал все, что было. Как ни странно, но я оказался прав. Да это еще что, весь женский состав экипажа упал в обморок от моей шутки (хоть я и не поднял руку, но звук вдыхаемого воздуха стал слышан по всему помещению).
А все было виновато это проклятое кофе, а если сказать точнее, то выпитое количество. Кофеин, вперемешку со слабостью вызвал такую бурю мозговым клеткам, что они перестали передавать сигналы всем жизненно важным органам. Навигатор говорил, что я уже отключился, глядя в потолок. Но я не отключался тогда. Надо вспомнить…

Я глядел в потолок, потом взглянул в иллюминатор. Потом корабль исчез. Скорее всего глаза еще функционировали. А потом… Поющие звезды. Как это было прекрасно.

Я был мертв. Вы знаете, умирать так приятно.
Но я ожил. Вы знаете, жить так противно.
Если бы не это поле…

Поле!

Я совсем о нем забыл. Астероидное поле, то, из-за чего мы здесь оказались. Я поблагодарил повара Иоанна и как можно быстро пошел в рубку. Слава Богу, по дороге я мало кого встретил , поскольку наступил дежурный час.
В рубке оказался весь состав, что там должен быть. Они о чем-то говорили. Лишь только я открыл дверь, как разговор прервался. Все смотрели на меня. По крайней мере, они меня не боялись. Да и что бояться, меня кто-нибудь боялся? Считайте это просто несчастным случаем.
— Присаживайтесь, пилот Ворошилов.
Я наклонил голову, в знак согласия, и присел на место связиста. Капитан продолжил оборванный разговор:
— Иванов и Лебедев совершал выход, навигатор Васильев будет держать связь, а я буду управлять ботом. Есть возражения?
Ответа не последовало.
— Хорошо, время на подготовку полчаса.
Все встали и вышли. Остался только капитан и я. Он походил по рубке, что-то раздумывая, потом обратился ко мне:
— Как вы себя чувствуете?
— Спасибо, неплохо.
У меня был такой вид, словно я жертва, у которой скоро оторвет голову палач. Капитан казался таким высоким, что даже была видна аура, исходившего от него, темно-синего цвета, цвета власти.
Капитан опять стал ходить, что-то обдумывая. Потом резко повернулся ко мне:
— Что вы видели?
Что я видел? А что я видел? Это он о чем?
— Простите?
— Когда вы были без сознания, что вы видели?
Я молчал.
— Свет? Только тьму? Не помните ничего, или что-то реальное? Ну же!
— Капитан, почему вы думаете…
— …Что вы что-то видели? Да очень просто, — сказал как-то странно капитан и протянул мне листок. Я взял его, посмотрел и узрел странные знаки.
— Могу я спросить? Что это?
— Это? – он стал опять ходить взад-вперед по рубке. – Это вы нарисовали.
— Я? – я улыбнулся. – Простите, капитан, но это было невозможно. Если всему, что здесь говорят, верить, то я был мертв. А мертвые, насколько я знаю, рисовать рисунки не умеют.
— Это не рисунок! Это послание.
Смешно. Я написал послание, будучи мертвым. Привет с того света.
— Не понимаю…
— Я тоже не понимаю. — капитан остановился и посмотрел на меня. – Вы, похоже, ничего не знаете.
— Почему…
— То, что вы были мертвы, ничего не значит. Вы не знаете того, ради чего мы здесь.
— Поле?
— Да, оно. Это необычное поле. Это энергия, очень странная энергия. И у нее есть разум.
— Разум? – я улыбнулся. Абсурд.
— Именно. Когда вы потеряли сознание, то навигатор позвал меня. И тогда вы заговорили. Говорили ерунду, словно у вас начался словесный понос. А потом началась передача послания. Тоже ерунда, но послание содержит смысл. И мы его сейчас расшифровываем. Вернее, разгадываем.
— И это послание сказал я?
— Именно вы. Потом вы попросили бумагу с ручкой и начертили вот это. — он показал на листок.
— Не может быть. — я все думал, что капитан шутит. Потом взглянул на листок. – И вы не можете это прочитать?
— А вы можете?
— Конечно. Здесь написано “Эфирная зона. Путь рассчитан. Улетайте”.
У капитана отвисла челюсть:
— Как вам это удалось?
— Да ни как, просто прочитал, — сказал я, понизив голос.

Я взял и прочитал эти каракули. Прочитал! Но как? Откуда я знаю, что здесь написано? Почему я смог прочитать это?
Капитан глядел на меня оценивающим взглядом.
— Непонятно. Те же самые слова мы сейчас разгадываем.
— Я ничего не знаю.
— Уж я – то понял, что не знаете.
— А можно спросить, капитан? Почему вы подумали, что это поле разумно?
— Как, я вам разве не сказал? Когда вы бредили во сне, над вашей головой летало “это”.
— Что? – у меня бешено заколотилось сердце.
— А вон то. — капитан указал пальцем в иллюминатор. Я поднялся, подошел и увидел… желе! Студенистые капли плавали в космосе, образуя кольцо вокруг звезды. Они испускали слабый свет, что позволило увидеть их окраску – темно-синюю.
Блин.
— А… а что потом? – мне что-то страшно становится.
— А потом… — капитан вздохнул. – Потом “это” влетело в вашу голову.
— А потом? – сказал я дрожащим голосом.
— А потом вы умерли, — просто ответил капитан.
— А по… — закричал я, но остановился. Я же знал, что потом я ожил. – И эта штука у меня… в мозгах?
Капитан пожал плечами:
— Может быть…
— Нет! Не надо! Вытащите ее! – что-то меня дернуло на такую истерику.
— Контакт.
— Что за контакт? – кричал я. – На кого контакт? Это вы сказали, капитан? А? А может нас кто-то подслушивает? Эта рубка нашпигована следящими камерами. За нами наблюдают. Вы слышите? Ха-ха, нет, вы видели это? Вот, что это? С виду обыкновенная ручка? А сейчас посмотрите. А, вот он, микрофон. Ха-ха, и все это время нас дурачили по полной программе! Вы не понимаете, капитан! Нет, а что это я? Это же ВЫ наблюдаете за мной! Вы подслушиваете!
— Да что это с вами?
— Что со мной? И вы спрашиваете, что со мной? А со мной ничего! Вы мне хотите что-то сделать? Убить? Да, вы этого хотите. Убить, просто взять и избавиться от меня. Но знаете что? Я вам не дам этого сделать! Я сам это сделаю!
Ноги несли меня вперед. Вот он, ангар! Вот он, посадочный модуль. Нет, вам, капитан, меня не одурачить. Сейчас, подождите немного! Вот, откроется дверь. Потом я вылетаю… Так, отлично, все идет точно по расписанию. Отлетим от этой тюрьмы. Ха, да что они медлят?

Ну да черт с вами. Я видел смерть, я видел, что это прекрасно. Вот она, звезда. Сгорю! Утону! Умру!
Я хочу умереть!

Внимание! Требуется остановка программы! Дальнейший контакт с мыслящими объектами посредством проникающего воздействия на особь невозможен. Побочным эффектом является повреждений логических нейро-мозговых центров. Поскольку контактируемый индивид проявляет склонность к самоуничтожению, необходимо в целях соблюдения принципа невмешательства предпринять меры по возвращению данной особи в его привычную среду обитания с изменением потока нейронов для перекодировки центров памяти.

Звезды. Поющие звезды! Красиво!
“Димка”
А они еще и говорят? И мое имя? Откуда оно известно им?
— Да проснись же! – чья та рука заехала по моей щеке.
— А? Что?
— Проснулся соня? Капитан с тебя шкуру сдерет.
— Почему сдерет… — сказал я, еле открывая глаза.
— Возвращаться надо. Груз доставлен уже.
— Как груз? – что-то не складывается. – Какой груз? А как же поле?
— Поле? Какое поле? В общем, не важно. Умывайся и мигом в рубку. Из-за тебя попасть в неприятности может весь экипаж.
— Да иду я, иду…
Я умылся под ледяной водой, надел новенький костюм с отличным дизайном и пошел в рубку. По дороге я встретил нашего повара Иоанна. Тот улыбнулся, и я тоже улыбнулся в ответ.
— Привет! Ну, что, появились силы смеяться?
— Что-что? Ты о чем?
Мда, а о чем я?
— Да нет, ни о чем… Сон мне один снился…

А где-то в космосе сверкал Эпсилон Индейца.

Спасибо Антону П. за помощь.
DoV
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Остальное - Странный случай, бывший в космосе
Все документы раздела: В начале было слово… | Мысли | Просто так | Немного мрачное повествование | Преисподняя | Конфа | Кровь, смерть и травка... | Последний контакт | Маленькие рассказики | Сага о пьяном студенте | Записки старого Майора | О вреде пьянства | Роковая небрежность | Эксперимент | Мусорщики | История! | Нету заголовка | Небывальщина | Суд | Страх | Ностальгия... | Зарисовочки | Странный случай, бывший в космосе | Долг... | Горящие Земли | Dragonfly | Странное письмо | Такие дела | Сказка про енота | И они ушли... | Поверь - умри | Техника безопасности | Цветы | Человек шёл по городу | К звездам... | Грёзы оптом и в розницу | Великий инквизитор | Пиво | О09ь | Время пилотов | Дверь | Сказ про то, как три богатыря на Змея ходили | Пиплы | Доминирующий вид | Принцип невероятности | Отпрыски судного дня | Главная добавка | Муравьи | Маленький центр мира | Рассказ без названия | Солдат | Слабое отражение | Паразит | Под светом Юпитера - Оглавление | Трофейщик - Оглавление | Авантюра | Скверный характер | Ласточка | Миссия «Либерти» | Отражения миров | Рыцари порта «Либертан» | Кристалл Зараля | Зарисовка | Кино | Сказка ложь, да в ней намёк | 111.1 FM | Восемь жизней | ПБН | Разочарование | Вирус | Глубина небес | Договор | Легенда о Рае | Анастасия | Вариации на тему дождя | Ио | Беглец | Версия финала | Наступило будущее... | Учитель | Цена свободы | Синяя птица | Прощание | Инцидент №... | Про шамана | Драконы ушли из этих мест (Инквизитор) | Трамвай | СОЛНИЧКА | Выбор | Три кусочка неба | Спор | Крайний вылет | Гвардии Майор | Короткая Рождественская История | Ключ от неба | День красных сердечек | Дело с антиквариатом | Тысяча мелочей | Маски | Корпорация | Тени прошлого | Хроники контрабандиста | Цикл рассказов Immor Mortis: 1.ПГ-9-12 | Цикл рассказов Immor Mortis: 2.Приносящий счастье | Цикл рассказов Immor Mortis: 3.Спасённая жизнь | Цикл рассказов Immor Mortis: 4.Cтарые долги | Ночь в Кёльне | Дни "Летающей тарелки" | Кош - миллиардер поневоле | Вавилонская башня | Ночная буксировка или приключения перегонщиков | Женитьба и Субару | Иппатьевский метод |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010