Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Остальное - Ио


Ио


Это не Земля. Это – Ио. Солнце никогда не встанет над горизонтом, пение птиц не разорвет предрассветный сумрак, а тёплый ветерок не принесёт будоражащий запах далеких степей.
Здесь всё по-иному, здесь царство вечной ночи… Странное местечко – туристам показывают божественные бури Юпитера, а Солнце всего лишь чуть более яркая звезда. Непривычно. Необычно. Не знаешь, как и описать…
Люди? Люди такие же, как и всегда, тридцатый век, а они всё те же:
…В подворотне. Двое шкафообразных. Работают. Тяжело пыхтят – на лбах трудовой пот. Грубыми ботинками по рёбрам… Телу уже все равно. Продолжайте мальчики…
…В желтом свете кафе. Уставшие менеджеры, измятые рубашки. Рядом подруги, вся жизнь — колесо: дети, магазины, готовка, уборка, платье. В глазах – пустота…
…В угрюмой рюмочной. Стены, пол, потолок – всё в кафеле: удобно отмывать из шланга. Работяга бездумно вперил взгляд в стакан. Мало. Не хватит, не прибавит сил…
…В модной галерее. Юбка – короче некуда, идеальные ноги, глубокое декольте. Шампанское. «…со времен Малевича…». Прислушайтесь – вой Табаки.
…В пустой квартире. Кто-то неприметный проскальзывает внутрь. Ложка из кармана. Порошок. Зажигалка. Шприц. Расслаблено привалился к стене…
Не люди – тени.

Май.
Нова-Барселона. Третий Округ. Склады.


Если смотреть строго сверху, четко видна крупная надпись «ПОЛИЦИЯ» на бронежилете. С любой другой точки — ничего не разобрать: человек идеально замаскировался на крыше трехэтажного пакгауза. Одной рукой он прижимает к глазам высокотехнологичный бинокль, другой — инстинктивно, без всякой пользы, — прижимает к уху небольшую улитку коммуникатора. Он весь превратился во внимание, слился с оптикой, замер неподвижной глыбой. Что же он хочет разглядеть в неясном зеленоватом сумраке?
- Ноль три. Ноль три. Эд, что у тебя? – из коммуникатора доносится еле различимый голос.
- Пусто… – мужчина отвечает таким же еле слышным шепотом.
В ответ тишина. Легкий щелчок – шеф перешёл на другую волну.
Ожидание затягивается. Перед глазами встают картины недавнего прошлого…

* * * * *


Февраль.
Нова-Барселона. Третий Округ. Центральное полицейское управление.
Конференц-зал.


На первый взгляд все они были абсолютно разными и только чудом могли оказаться в одной компании. Молодой парень, пожилая женщина, добродушный толстяк, стареющий мачо, невысокий франт. Разный возраст, привычки, поведение, манера одеваться… Что же могло объединять столь странное общество? Сторонний наблюдатель никогда бы не ответил на этот вопрос.
Однако они ответили на этот вопрос моментально, походя, не задумываясь ни на секунду — по блеску внимательных глаз, по моторике, повадкам они мгновенно опознали собственных коллег: все они принадлежали к небольшому элитарному племени высокопрофессиональных следователей-криминалистов. «Волкодавы», «легавые», «асы», «убоина» — разные названия, но суть одна и та же: когда требовалось поработать головой, а не кулаками, когда в бесконечной войне с криминалом назревал очередной тупик, когда простые сыщики обламывали свои зубки — тогда на помощь звали кого-нибудь из них. Звали человечка, по удивительному капризу природы одаренного исключительным даром – перерабатывать ворох обрывочных, зачастую лживых сведений и выдавать единственно правильное умозаключение. И, наверное, возник какой-нибудь исключительный случай, если руководству МВД понадобилось собрать пять специалистов такого класса в одном месте…
Поведение этих людей тоже нельзя было назвать обыкновенным: за более чем час ожидания в конференц-зале не прозвучало ни единого слова. Только вежливые слова приветствия в самом начале – и всё. Господа следаки даже не потрудились представиться друг другу. Впрочем, последнее и не требовалось. Тренированные мозги мгновенно сопоставили тысячи мельчайших подробностей, словесных описаний, слухов, обрывков громких дел – куда там компьютерным поисковым системам! – и спустя пару мгновений они уже достаточно много знали о собратьях, оказавшихся в тёплой компании: начиная от биографических сведений и заканчивая самыми громкими делами, раскрученными при помощи коллеги. Потрясающе: население спутника Юпитера к настоящему времени составляло более трёх миллиардов человек, в системе министерства внутренних дел работало более пяти миллионов, и, тем не менее, они смогли узнать друг друга!
Они молчали, и могло показаться, что каждый по-своему наслаждается вынужденным бездельем, но это было не так. В головах, привыкших быть постоянно занятыми, в поисках причин необычного собрания прокручивались тысячи вариантов: «Нова-Барселона. Третий Округ… Что же здесь особенного?..», вспоминались сводки, графики, данные статистики, донесения агентов. Ответа не было. Обыкновенный, небольшой — на пятьсот тысяч жителей Округ одного из десяти мегаполисов Ио. Никаких из ряда вон выходящих событий. Ни тебе войны преступных группировок, ни особо «толстого» канала наркотраффика, ни маньяков… Можно сказать – тишь да гладь. Всё давно устаканилось. Для таких спецов здесь нет работы. Вот если бы мелкая «шестерка» вдруг резко начала пробиваться наверх, превращаясь в «короля», или маньяк вместо одной жертвы в год приступил к еженедельным кровопусканиям, тогда… И то! Работа для одного специалиста такого класса, но не для пятерых!.. Странно…
- Господа! – В конференц-зал вошёл представительный пожилой мужчина в уставной форме полицейской службы. Судя по знакам различия – полковник, как минимум начальник местного управления. – Господа! Министр внутренних дел.
Брови удивленно взлетели вверх, и «волкодавы» дружно попытались припомнить порядком подзабытую строевую подготовку. Непосредственную задачу будет ставить высшее руководство лично? Несмотря на большую практику, припомнить подобного они не могли.
- Спасибо, Тим. Ты свободен.
Маленький плотный «субъект» в дорогущем костюме, знакомый большинству лишь по телеэкранам, повелительно указал на дверь полковнику. Тот вспыхнул, покраснев до кончиков ушей, но, не издав ни звука, быстро вышел, плотно прикрыв за собою дверь.
- Итак… — Министр неторопливо прошествовал в центр. – Как вы знаете, меня зовут Матвеев Александр Андреевич. Разрешаю обращаться по имени-отчеству. Времени на беседу с вами совсем немного. К двум часам я должен быть в Нова-Сарогоссе, на заседании… Буду краток. Приказом по министерству, вы все временно откомандированы в моё непосредственное подчинение сроком на шесть месяцев. И входите в состав специальной группы для расследования деятельности преступной группировки под руководством Патрика Ферсона-младшего. Руководителем группы назначается…
Матвеев порылся в папке с бумагами.
- Ага. Капитан Рустам Скибаридзе…
Рано поседевший красавец-капитан выразил удивление по поводу нежданного назначения каким-то особым булькающим звуком.
- Не удивляйтесь. Всё очень просто. Как ваше назначение, так и состав всей сводной группы. – Министр широким жестом обвел присутствующих. – Просто и прозаично. Передо мной поставили задачу чрезвычайной важности… — Александр Андреевич указал глазами куда-то в сторону потолка, давая понять, с каких верхов поступило распоряжение. – Я же, в свою очередь, поставил задачу своим референтам собрать лучших «профи» со всего Ио. Что они и сделали. Заодно рекомендовали именно вас, Рустам, на эту должность. Мне особо разбираться некогда… Отвлеклись немного… Продолжим. Задание чрезвычайно важное и одновременно с тем не слишком сложное… Кх. Кх. Хватило бы и устного распоряжения, но из уважения к вам, господа, объясню. Ферсон-младший в своей деятельности преступил некие рамки… Черту… Скажем так, это личное… семейное дело президента. Вы меня понимаете, господа? Семейное. Потому мне не нужна его довольная рожа на скамье подсудимых. Не нужны концы, связи, каналы, и подобная чепуха. Не нужны фамилии продавшихся чиновников… Гораздо проще. Нужен труп. Его и всех пятидесяти восьми членов его группировки.
Словно по команде следаки одновременно потупили глаза в попытке скрыть возникшее удивление. По лицу толстяка Ромэна Роно пробежала ироничная, не сдержанная вовремя ухмылка.
Министр поспешил ответить на невысказанный, но витавший в воздухе вопрос.
– К сожалению, мы живем в правовом государстве. Просто расстрелять подлеца невозможно… — Матвеев издал тяжелый и, одновременно с тем, несколько мечтательный вздох. – Второстепенная, но не менее важная задача — не допустить возможность утечки информации. Потому разработайте широкую схему получения необходимой информации от местных коллег. Никакого доверия у меня к ним нет… Вы меня понимаете? Ни одна сука не должна додуматься, что вы роете именно под Ферсона! …Вам и карты в руки. Полномочия у вас широчайшие. Работать будете прямо в управлении. Проживать здесь же. Всё необходимое техническое сопровождение или силовое прикрытие проводится исключительно специалистами министерства. По первому вашему запросу здесь появится всё необходимое. От десятка спецов по наружному наблюдения до полка спецназа МВД. Если надо — могу прислать и тяжелые танки… Ха-ха! Танки, конечно, вам не понадобятся. Я это говорю, чтобы вы поняли всю важность. – Министр передал Скибаридзе толстую папку с документами. – Здесь — ваши полномочия и прочая ерунда. В том числе контакты в министерстве. Самый верхний лист — акт приема-передачи документов. Распишитесь, Рустам…
Александр Андреевич аккуратно сложил одинокий, подписанный капитаном листик, во внутренний карман пиджака.
- Господа, кто-нибудь один с докладом ко мне каждый четверг и вторник, в шестнадцать ноль-ноль. Всего доброго…


Нова-Сарогосса. Центральный Округ.
Развлекательный комплекс «Ручьи Каталонии».


Было ещё не очень поздно, но громадный комплекс был абсолютно пуст. Ни один звук не нарушал величавую тишину тропического зимнего сада, никто не беспокоил сон райских птиц, ничто не тревожило ровную гладь исполинского бассейна.
Неудивительно. Владелец «Ручьев», Шевченко Александр Николаевич, распорядился закрыть заведение и полностью предоставить комплекс в личное пользование. Намечались какие-то чрезвычайно важные, неординарные переговоры.
Впрочем, у него не бывало «обыкновенных» встреч и переговоров. Все настолько же незаурядные, как и он сам. Удивительный человек, человек-загадка. Меценат, промышленник, бизнесмен… И одновременно с тем, известный в определенных кругах под псевдонимом «Киндер» деятель. Вопросов его личность вызывала массу. Откуда, например, у чернокожего гиганта столь несоответствующая фамилия? Как смог житель гетто так быстро взлететь на недосягаемую для многих высоту? Где он проживает, питается, развлекается? Есть ли у него семья? Друзья? Неизвестно. Биография Киндера представляла собой одну большую загадку.
Сейчас же одна из самых таинственных личностей Нова-Сарогоссы спокойно развалилась на широченном, натуральной кожи, диване. Общество ему составляли две полностью обнажённые красотки, расположившиеся с двух сторон от господина и готовые по малейшему взмаху руки исполнить любое его желание.
Желаний он пока не высказывал, погрузившись в тяжелые размышления, и, потому, девушки не стремились привлекать к себе внимание, превратившись на время в подобие античных статуй.
Словно призрак, на пороге комнаты возник один из телохранителей Шевченко.
- Кх… Кх… — Он прокашлялся, привлекая к себе внимание. — Прибыл господин Матвеев.
- Проводи. — Коротко распорядился Киндер и поднял громадное тело навстречу посетителю. На лице заиграла искренняя улыбка. — Привет, Шура!
- Привет, Киндер!
Без всякой фальши они крепко обнялись.
При виде такой картины любой полицейский мог бы смело заявить: встретились бандит и продажный чиновник. И он бы ошибся. Просто двое старых, знакомых со школьной скамьи друзей решили увидеться в очередной раз. Поразительно, но факт — между этими двумя никогда не стояли деньги. Дружба гораздо крепче любых денег, и гораздо, гораздо… Хуже. От денег можно и отказаться, в крайнем случае, можно вернуть с процентами, позвать третьего человека для решения спорного вопроса. Но долг дружбы… Разве можно отказать хоть в чём-то, когда за помощью обращается старый друг? Невозможно.
- Посмотри, каких девочек я приготовил. – Киндер указал рукой на красоток, не замедливших выставить свои достоинства на показ перед высоким гостем.
- Потом, потом… — Министр устало отмахнулся рукой. – Поговорим…
- Брысь! – «массажистки» растворились в воздухе. – Поешь? – он снял белоснежную скатерть с роскошно накрытого стола.
- С удовольствием… — Александр Андреевич со вкусом разломил свежеиспечённую булочку, и зажмурился от удовольствия, вдыхая чудесный аромат. – Прелесть! Где маслице? Ага… В общих чертах. На Ферсона я натравил таких зверей!.. Ему конец. Срока я им дал шесть месяцев, но, думаю, управятся раньше. Пять лучших спецов управления. Всё будет сделано чисто и красиво.
- Отлично, отлично… Озолочу твоих людей!
Матвеев повертел вилкой у виска, выражая свое отношение.
- Киндер, я знаю, что ты широкая душа… Но зачем? У министерства отдельная статья в бюджете. Надо же куда-то деньги расходовать! Ха-ха. В награду купим по хорошей квартире — и хватит. Не надо баловать.
- Как скажешь.
- Далее. Всё замыкается лично на меня, и никуда не …

Нова-Барселона. Третий Округ. Центральное полицейское управление.
Жилой комплекс.


Они собрались поздней ночью в одном из номеров, прихватив с собой разнообразное спиртное и, расположившись в самых живописных позах, спокойно наблюдали за работой Ромэна Роно. Пыхтя и отдуваясь, он при помощи какой-то миниатюрной коробочки тщательно обследовал помещение на наличие прослушивающих устройств.
Наконец он прекратил поиски и, достав из кармана платок, тщательно промокнул толстое вспотевшее лицо.
- Ничего нет… — растерянно произнес он.
- Однако… Итак, приступим. Первое – полномочия. Потом, заявление насчет президента. Эти шикарные номера… — Скибаридзе широко повел рукой на обстановку. Действительно расселили их с какой-то барской роскошью. В такие номера не поселят даже прибывшего «для обмена опытом» начальника соседнего управления. Разве что проверяющего из министерства. Слишком уж большая милость. – И вот, пожалуйста, последний фактик… Чтобы местный шеф отказался послушать, что происходит в его «огороде»…
Абсолютно седая, но всё еще стройная Модлин Финкл подскочила в кресле:
- Запугали, значит, насмерть. Вот. Попали мы в полное говно, господа.
- Вы забыли упомянуть, коллега. Об обеспечении. Всё из министерства… – Добавил толстяк.
- Не надо меня перебивать, господин Роно! — гневно вскрикнула женщина.
- Вы же замолчали, Мод… Я просто уточняю…
- Я же сказала. Не перебивать!!! – Ромэн поднял руки в примирительном жесте, но сказать хоть слово не осмелился. – Вот и хорошо… Из всего сказанного я делаю один единственный вывод. Живыми изТретьего Округа нас не выпустят.
Установилась долгая тишина. Первым нарушил молчание самый молодой из коллег – Эд Зелинский.
- Можно говорить? – С ехидством справился он, в зелёных глазах плескались смешинки.
- Можно.
- Спасибо, госпожа Финкл. – Парень откровенно издевался. – Не стоит драматизировать. Фактики, конечно, горяченькие… Но… Давайте будем паиньками. Сыграем по тупому. Ни вправо, ни влево… Проскочим, как миленькие!
- Ты что, русский?
- Нет, поляк. Почему русский?
- Потому что на «авось». Это в обычае моих соотечественников.
- Мод, вы русская? С такой фамилией?
- Да, угораздило… Продолжаю. На «авось» — то ли проскочим, то ли нет. Объясняю. Он сказал, не только Ферсон-младший, но и все члены его группировки! – последние слова она специально выделила голосом. – Понимаешь?! Теперь объясняю для особо одаренных. Как нам представляют дело. Дано. Ферсон трахнул дочку президента. Решение. На следующий день его посещают спецы из безопасности. Ответ. Гордость президента удовлетворена… Но ведь не так. Надо убрать всю группировку. Следовательно, под кого-то освобождают территорию. Следовательно, министр завязан с кем-то в криминале. Следовательно, нам, таким умненьким, с таким знанием, отсюда живыми не выбраться.
- Не держи меня за слабоумного! – Эд разгневался не на шутку. – Не дурак. Но почему ты думаешь, что освобождают не для кого-то из команды президента? Почему ты думаешь, что скажем, спустя пару лет нашу группу не соберут вновь для такой же акции?! С чего ты взяла, что они пустят в расход такие мозги?!
- Потому что он врал. Вот. Он не работает на президента.
- Не факт!!
- Факт. Первое. Президент реально, а не официально не подвластен закону. Даже если бы уборщик его сортира на глазах у всех расстрелял банду Ферсона, ни одна собака бы не тявкнула. Даже у очевидцев оказались бы провалы в памяти. А работали бы профи. Второе. Зачем ему разносить информацию? Зачем привлекать посторонних людей? СБ такие дела умеет делать как никто другой. Третье. Зачем соблюдать видимость законности? Безопасность могла все обставить, как обыкновенную разборку.
- Хорошо, ладно. Уговорила. Ответь на один вопрос. Скажи, Матвеев произвел на тебя впечатление полного идиота? Думаю, нет. Но из твоих слов получается, что он идиот. Он громогласно прикрывается именем президента. Думаешь «самому» не донесут? А когда донесут, что станет с министром? Полный и окончательный «писец». Знаешь такую зверушку?
Все с интересом уставились на женщину, ожидая ответа.
- Хм… Вот… — Финкл надолго задумалась. – Да уж… Юноша кое в чём прав… Что смотрите, «волкодавы»? Ваше мнение?
- Вывод напрашивается довольно легко… — Рустам повертел непочатую бутылку пива в руках. — У президента непорядки с безопасностью. Он им не доверяет и ему приходиться искать помощи у других силовиков.
- И? &none
- Надо пробить в безопасности о ситуации. Мало информации. И думать, думать, думать. Как нам отвалить… Вот чего не могу представить.
- Я считаю, что надо продемонстрировать свою профессиональную непригодность. Вот, не можем мы ничего придумать в данных условиях. Тупые мы. Не получается. Пусть приглашают других специалистов. И тогда! – женщина победно вскинула голову. – Тогда! Они будут вынуждены пригласить других! Вот! И что?! Они будут вынуждены мочить еще одну команду? Ха-ха! Ведь это может продолжаться до бесконечности. Вот... Тогда мы сможем выскочить живыми…
Тяжёлая тишина повисла в комнате. Мысли присутствующих были схожи: в словах Финкл был свой резон, действительно, таким образом можно попытаться соскочить с иглы. Но какой ценой… Всю жизнь коту под хвост! После такого катастрофического провала не угодившему начальству следаку, дай Бог устроиться в патрульно-постовую службу. А ведь это ещё не самый плохой вариант. Что же делать? Полицейские обратили все взгляды на начальника, молчаливо предлагая взять всю ответственность на себя.
Под этими взглядами Скибаридзе неловко поежился.
- Ладно. Хорошо… Да не смотрите, вы!.. Будем делать и так, и эдак. Министру ничего не докладываем. Разрабатываем операцию по Ферсону. Ищем контакты в безопасности… Кстати, у кого-нибудь там есть знакомцы?
- Да. Есть. Один мой дружок по университету. Птица может и не сильно высокого полета, но и не мелочь. Разберёмся. Придумать только прикрытие для связи…
Неожиданно в разговор вмешался до того молчавший Никола Баховец – вальяжный, изящно одетый господин средних лет.
- Не утомляйте меня подробностями, Ромен, – с некой барственной ленцой заявил он. – Мне в голову пришла совершенно неожиданная, а оттого, тем более приятная мысль. Раз уж мы оказались в таком, несколько затруднительном положении… — Никола с удовольствием затянулся дорогой папиросой. – Отчего бы нам не отыграть красиво?
Заинтриговав присутствующих, он умолк, полностью сосредоточив внимание на посыпанной золотой пыльцой папиросе.
- Ну! – первой не выдержала Финкл. – Что телишься, как корова, Баховец! Всунул – двигайся!
- Фи! Как грубо, Мод. Услышать такое от дамы?.. – на лице Никола отразилась крайняя степень отвращения. – Давайте подумаем о Ферсоне. Я позволил себе предположить в каком направлении двигались ваши рассуждения. Для начала мы подсунем ему приманку. Потом возведём вокруг приманки трудности, чтобы он потрудился сунуться туда лично и прихватил всех своих нехороших мальчиков. Всё. Ловушка захлопнулась. Нападение на полицейского. В суете не разобрались, кто есть кто, и всем присутствующим на месте сделали «пиф-паф». Если же сделать… — неожиданно по лицу проскочила улыбочка. – Представьте себе. Пользуясь практически неограниченными правами, предоставленными нам, мы обрываем хорошо налаженный транзитный контакт поставки… Ну, скажем, наркотиков или высоких технологии, или нелегальных трансплантатов, неважно... Организуем выход поставщиков на Ферсона. Дело новое и естественным образом на месте будет и он, и вся его команда. Тут-то мы и устроим большой «пиф-паф». Убиваем трех зайцев вместо одного: местных перевозчиков, грузоотправителя, если можно так выразиться, и собственно самого несчастного Ферсона.
- Почему «несчастного»?
- Бедняга, он еще не знает, что уже труп, понимаете ли.
- И кого же вы планируете «вдуть», Никола?
- Вы знаете, господа… – мужчина выпустил длинную струю табачного дыма в потолок. – В последнее время меня начинает нервировать поведение китайцев…
- Триады? Отлично. Сделаем доброе дело!
- Отличная идея, Никола! На том свете это нам зачтётся! Работаем?
- Работаем…

* * * * *


Май.
Нова-Барселона. Третий Округ. Склады.


Прохладный ветерок принес запах паленой резины, заставив Зелинского скрючиться в попытке подавить рвущийся наружу чих.
- Ноль три. Эд? Отвечай! – назойливо запищал в коммуникаторе голос Скибаридзе.
- А-а-а… — он еле смог сдержаться. – Пусто.
- Знаю, что пусто. Отвлекись от своего вектора. Ты визуально различаешь Никола? Он не отзывается!
- Секунду…
Эд направил бинокль строго по вектору позиции Никола, и прощелкал весь диапазон спектров доступный этой сверхсовременной техники.
- На позиции не наблюдаю…
Из коммуникатора, в нарушение всех инструкций донесся голос Ромэна.
- Командир. Что-то пошло не так. Я тоже его не вижу. Сворачиваем операцию. Командуй отбой!
- Модлин?
- Поздно… По моему вектору. Пятнадцать машин. «Хонда-Элегия». Бесшумная тяга. Невизуальны, кроме инфракрасных. Ферсон пожаловал.
- Командиру спецназа… — Скибаридзе замолчал.
Эд прекрасно понимал, что творится в мозгу командира: пропал Баховец, можно предположить всё, что угодно – от действующих в тылу убийц, до внезапного перехода пропавших на вражескую сторону. Самое время сворачивать операцию и тихо отходить. С другой стороны… Куда отходить? Только шевельнешься — начнется самый настоящий ад, шквал огня, криков, неправильных и неуместных приказов…
- Командиру спецназа. Готовность номер один. Оружие к бою.
Рустам решил не дёргаться.

* * * * *


Март.
Нова-Сарогосса. Министерство Внутренних Дел.
Кабинет Матвеева А.А.


Под конец дня голова отказывалась работать совершенно. Тупая боль сдавливала виски, не позволяя сосредоточиться на ненавистных сводках. А они всё мелькали и мелькали на экране монитора… «Что же это такое?!» — вскричал про себя министр, и только сейчас заметил, что удерживает палец на кнопке скроллинга, — «Доработался!».
Он нажал кнопку вызова секретаря.
- Ян, голубчик… Что-нибудь от головы…
…Александр Андреевич с неимоверным облегчением почувствовал, как живительное лекарство с каждым толчком крови уносило боль всё дальше и дальше. Расслабив тугой узел галстука, он тяжело направился в зону отдыха – любимое место в собственном кабинете. Только там, на небольшом и крайне удобном диванчике, под широкими листьями пальмы, в струе озонированного воздуха, вслушиваясь в звонкую песню перепелки, он сможет расслабиться и набраться сил. Хотелось всё бросить, махнуть на виллу или в развлекательный комплекс к Киндеру, ещё бы пригласить Игорька, перекинуться в картишки… Но – нет. Сегодня вечером предстоит межведомственное совещание, к тому же обещал заглянуть «сам». Когда же это кончится!
Внутренний карман издал мелодичный перезвон – к жизни пришел портативный коммуникатор, чудо современных технологий. Эту штуковину подарил ему ещё один вернейший друг детства — Игорь Прихожин, выдающийся компьютерщик, а заодно и главный администратор компьютерных сетей всех Служб Президента. Он уверял, что эта небольшая штуковина, которую требовалось подносить к уху, — Боже, какой анахронизм! — мало того, что шифрует связь и делает невозможным любое прослушивание, вдобавок еще и создает вокруг пользователя некое «магическое», звуконепроницаемое поле.
Кстати, а вот и он, собственной персоной, бодрым голосом вещает из миниатюрного динамика.
- Привет, Шура! Ещё жив?
- Угадал, мля… Только что чуть коньки не двинул. Голова раскалывается…
- Ты чего? Серьезно что-ли? Слушай, давай я подхимичу с кадровым сервером, завтра пойдёшь в отпуск на месяцок-другой. Легко. Отправим тебя в санаторий…
- Нет, Игорек. Не могу… Чего звонишь-то?
- Про орлов, запущенных тобой по просьбе Киндера.
- И? &none
- Через своих знакомых в СБ они пятый раз пытаются подать докладную наверх. Я-то потёр её со всех носителей. Но… Начинает надоедать.
- Ты смотри. Настырные… Кто им там помогает?
- Так, мелочь пузатая. Майор один.
- Какой недогадливый тип! Скажи мне, Игорек, как на духу. Если бы твою докладную три раза проигнорировали, ты бы догадался что надо заткнуться?
- Ещё бы не понять!
- Может, ты этому майору галочку в личном деле поставишь, мол, не пригоден к повышению?
- Шура! За кого ты меня принимаешь! Давно поставил. Ладно, отдыхай. Я просто тебя предупредить позвонил. Пока…

* * * * *


Май.
Нова-Барселона. Третий Округ. Склады.


- Командиру спецназа. Готовность номер один. Оружие к бою. — Рустам решил не дергаться.
В коммуникаторе послышался голос Ромэна:
- По моему вектору. Пять машин. «БМВ» седьмой серии. Бесшумная тяга. Невизуальны. Кроме ультрафиолета.
- Командиру спецназа. Готовность ноль. Ждем приказа к атаке.
В голове Эдуарда вспыхнули заученные насмерть слова последнего инструктажа: «По поступлению сигнала «Готовность ноль». Правой рукой отложить бинокль в сторону. Левой рукой сжатой в кулак проломить картонную стенку поребрика…».
Никаких эмоций. Ни о чем не думать. Левая рука проламывает хлипкую картонную перегородку, раскрашенную под серый бетон поребрика. Ухватиться за цевье. Откинуть складной приклад. Открыть колпачок оптико-цифрового прицела. Упреть приклад в плечо.

* * * * *


Апрель.
Нова-Барселона. Третий Округ. Центральное полицейское управление.
Жилой комплекс.


В помещение чуть не бегом ворвался сияющий Баховец.
- Господа! Поживём еще! Поживём! — От волнения с него даже сошел обычный щеголеватый лоск. — Я задействовал одного ценного информатора из собственного участка. Он прислал мне сообщение… В мае у китайцев транзитная поставка через Третий Округ. По «звеньевой» системе!
Они мгновенно ухватили суть сказанного: «звеньевой» называлась схема нелегальных перевозок, при которой во время каждой передачи товара из рук в руки происходил обратный обмен деньгами. Подобная «модель» применялась, когда отправитель не выказывал доверия своим контрагентам, и подозревал что даже у самых проверенных людей от жадности, желания заполучить груз в собственные ручки мог помутиться разум. Правда, у такой схемы был один существенный недостаток: чем большее количество посредников-«звеньев» было задействовано в цепочке, тем больше вырастала конечная стоимость груза – каждый контрагент добавлял к цене свой процент.
- И что в этом грузе такого? – не замедлил поинтересоваться Рустам. — Что заставит оставить нас в покое?
- Компромат на президента?
- Лучше, господа! Лучше! Среди прочего присутствует десять тысяч абсолютно чистых паспортов для нелегальных беженцев с Земли!
- То есть ты хочешь сказать… Паспорта мы присваиваем и растворяемся в толпе… Начнём жизнь сначала. Невесёлая перспектива…
- Ничего подобного. Зачем же сначала? Ориентировочная стоимость груза — два миллиарда.
- Да ещё и плюс груз… — рассудительно заметил Зелинский.
- Не будь слишком жадным, Эд. Хватит и денег. Как ты продашь весь этот контрафакт?
- Да и хрен с этим грузом! Четыреста миллионов на брата!!! Чёрт! На пенсию! Давно хочу! На очень высокооплачиваемую пенсию!
- Придётся пострелять...
- Да уж.
- Простите… — Финкл грозно хмурила брови, не разделяя радости команды. – Вы осознаёте, что собираетесь сделать?!! Для того, чтобы мы могли взять и паспорта и деньги, они должны поубивать друг друга… Все! Вы собрались подставить не только бандитов, но и весь спецназ!
- Да. Придётся продумать. Мы должны снять снайперов…
- Загнать спецназ в одно помещение с бандюками…
- Правильно. И пусть режут друг друга, как пауки в банке!
- Потом заходим мы...
- Стоп!!! – заорала Модлин. – Я не о том! Мы же не убийцы! А это будет даже не убийство… Это будет бойня! Мясокомбинат!!!
- Подожди, Мод… — В абсолютной тишине к женщине подошел Ромэн и мягко взял её за руку. – Посмотри мне, пожалуйста, в глаза… Скажи, а ты полностью осознаешь ситуацию? После операции спецназ нас просто и грубо поубивает. Месяц! Месяц мы ломали головы, как бы наделать всем большого говна из нашей смерти… Я на коленях стоял перед своим приятелем из безопасности. Умолял доложить наверх. В ответ тишина… Значит, президент знает и одобряет действия Матвеева. Нас положили на алтарь ради чьих-то интересов… Наши жизни… А у меня нет другой… И вдруг такая возможность! Паспорта для нелегалов.
- Я всё понимаю, Ромен. Но при чём тут ребята из спецназа? Они же подневольные люди! Они получат приказ!
- Это не люди, Мод. Что это за люди согласные стрелять в головы своих же полицейских?.. Как они к нам… Это — простая самооборона. Ты согласна, Мод?
- Хорошо! Чёрт с вами!.. Налейте мне водки что-ли…
К ней протянулось четыре руки с бокалами.
- Всё правильно, Мод. Всё правильно… — тихо протянул Скибаридзе и перевел взгляд на Зелинского. – Твой выход, Эд.


Нова-Барселона. Третий Округ. Боулинг-клуб «Фаворит».

Лет десять тому назад Патрик Ферсон открыл для себя новое развлечение – боулинг. Период бурного увлечения закончился довольно скоро, но и этого времени хватило для того, чтобы в Третьем Округе появился новый боулинг-клуб. Для удовлетворения своей страсти Патрик не пожалел ни времени, ни денег. Венцом его усилий стало одно из самых модных и шикарных заведений Нова-Барселоны.
Изначально он даже не мог себе представить всех дивидендов от подобного вложения капитала. И пусть непосредственная прибыль от клуба была относительно невелика, зато «белый» бизнес придал ему статус официального дельца и открыл для него двери, войти в которые простому, хоть и очень крупному, бандиту не представлялось возможным.
Время шло, и каким-то совершенно непонятным образом он прирос к этим стенам — проводил в «Фаворите» большую часть своего времени, превратив клуб чуть ли не в постоянную штаб-квартиру собственной организации. Наверняка в немалой степени этому способствовала шикарная морская кухня — в свое время компания, занимавшаяся оформлением клуба, порекомендовала ему сделать акцент на морепродукты. Патрик не отказался от разумной идеи и теперь, к собственному удовольствию, мог каждый день трапезничать весьма изысканными рыбными блюдами.
Вот и сейчас он закончил лакомиться чем-то исключительно нежным, истекающим восхитительным соком, оставляющим во рту чувство непередаваемой свежести. Собственно, он даже не знал, что же было ему подано… Только одно можно было утверждать с уверенностью – когда-то рыбка плавала в земных морях, а не в громадных аквариумах Ио.
- Пат! — к столику приблизился младший брат Ферсона – Свен, ближайший помощник и правая рука во всех начинаниях.
- Рад видеть. Рыбка, ну просто улет! Попробуешь?!
- Давай. Слушай, чего я прискакал… Помнишь, ты мне указал на группу странных копов, запершихся в управе?
- Ага.
- Один мой парнишка, чего-то там не хило шарящий в компьютерах, вчера ломанул компьютер одного из этих типов. Что узнали о «легавом». Зовут Эдуард Зелинский. Лейтенант. Первый Округ Нова-Валенсии. Крутой пацан. «Важняк». Работал сначала на убоине, потом на наркоте, потом по братишкам нашим. Чисто «волкодав». Зверюга. Ха-ха! И самое интересное, на него есть хорошая зацепка.
- Эх, братишка! Какой ты у меня, молодец! – Патрик с удовольствием взъерошил короткие волосы на голове Свена. – Выкладывай.
- В принципе на компе была сплошная туфта. Ну и правильно! Кто же на домашнем аппарате служебное хранить будет? Но. Представь себе, у него на диске оказалась папочка под названием «Мария» — шесть с лишним терабайт видео, этой самой Марии. Притом всё прилично, никакого порно. Цветочки, парки, дельфины. А самое интересное — в конце. Похороны. Умерла девочка. Причем от хорошего заряда ртути между двух, если честно сказать — довольно средних, сисек.
- Так-так.
Свен довольно улыбнулся.
- Я здесь пробил… Виновный не найден.
Ферсон мгновенно ухватился за идею брата. Сложнее всего в разговоре с таким человеком вызвать его на контакт. Он от тебя никак не зависит, тебя не боится, рычагов влияния не имеешь. Здесь же ситуация сама собой прыгнула в руки: разыщи для этого «легавого» кто кокнул его девочку, и он сам приползет за информацией, выпрашивать будет. Дальнейшее элементарно – скрытая видеосъемка, навеки запечатлевшая минуты душевного общения полицейского и одного из главарей преступного мира… Никуда он не денется — всю жизнь будет работать на тебя.
Весело хмыкнув, Патрик позвонил одному своему приятелю в Нова-Валенсию.



Нова-Барселона. Третий Округ. Боулинг-клуб «Фаворит».
Закрытые помещения.


Патрик поднялся навстречу своему гостю, нацепив самую дружелюбную из возможных улыбок.
- Доброй ночи, господин Зелинский.
- И вам того же.
Ферсон внимательно всматривался в гостя — ничего особенного. Обыкновенный хлюпик, интеллигент, по внешнему виду и не скажешь, что один из знаменитых «асов».
- Присаживайтесь.
- Спасибо. Давай на «ты»? Всё проще будет.
- Ну, давай… Эд?
- Пойдет, Пат! – полицейский задорно рассмеялся. – Ладно, пропустим процедуру взаимного расшаркивания. Приступим к делу. Я достаточно хорошо представляю себе все твои маленькие трюки… Потому сразу предупреждаю, что мое руководство поставлено в известность о моем ночном визите к тебе. Это раз. По возвращению я добровольно перескажу все подробности нашей встречи отделу внутренних расследований. Это два. Все твои записи ломаного гроша не будут стоить. Третье. Руководство вошло в мое положение и разрешило сообщить тебе интересующую информацию, в обмен на фамилию убийцы Марии. И последнее. Вокруг здания сейчас сидит рота местных спецназовцев. Если я не выйду отсюда через два часа, будет совсем плохо. Тебе.
Он врал. Бессовестно врал. Ни одного честного слова. Разве что договоренность с руководством существовала, если конечно считать за начальство коллег по неприятной ситуации, да и то совсем по другому поводу. Однако Ферсон купился на эту ложь с потрохами. Во многом этому способствовал собирательный образ сыскарей – удачливому и достаточно прозорливому преступнику ещё не приходилось сталкиваться с профессионалами такого класса лично — а заранее нарисованный в голове образ был именно таким: специалист, просчитавший все возможные ходы на годы вперед.
Стряхнув возникшее оцепенение, Патрик отбросил дружелюбность в сторону и пошел ва-банк.
- Тебе нужна фамилия?
- Нужна.
- Тогда ответь на вопрос. Вы приехали за моей головой?
Эд улыбнулся до ушей.
- Объясняю схему. Ты говоришь фамилию. Я перезваниваю в Нова-Валенсию. Ребята пробивают алиби этого подонка, задерживают, выбивают признание и отзваниваются мне. Конечно, это займет уйму времени… После этого, мы с тобой встретимся повторно и я отвечу на твой вопрос… — в протестующем жесте он поднял руку. – Погоди, я не закончил. Тебя интересует, не обману ли я… Мы бизнесмены. Всегда есть определенный риск. Согласен?
- Кх… Кх… Кх… Хорошо. Джордж Стэнли Питерсон. Двадцать первого года рождения.
- Очень хорошо, Пат. Я тебе верю. Ты сказал всё, что знаешь. Хотя, конечно, есть вероятность, что обманули тебя.
- Думаешь, не соврал?
- Простая ты душа, Пат… В университете у меня был факультативный курс под названием: «Психомоторные реакции». По движению твоих глаз и лицевых мышц я со стопроцентной уверенностью могу заявить, когда ты врешь, а когда нет. Ладно. Не буду мучить… Мы приехали не за тобой.
- А за кем?
- Бинго! Итак, вопрос на миллион!
- Тебе нужен миллион, коп? – Ферсон добавил в голос немного издевки.
- Не нужен, бандит.
- А десять?
- Нет.
Мужчины рассмеялись одновременно. В голосе Патрика слышалось изрядное облегчение – звериным нюхом он почуял, что «легавый» не соврал. Он не знал, что полностью курс, прослушанный в свое время Зелинским, назывался «Психомоторные реакции и их торможение».
- Ради спортивного интереса… — Пат вытер набежавшие от громкого смеха слезы. – Двадцать миллионов? Нет? Ну, ладно. Тридцать? Нет? Сорок? Пятьдесят?
- Нужны.
- Пятьдесят?
- Да.
В голосе Эда не осталось ни капли смеха. Прямым, твердым взглядом он смотрел в глаза Ферсона. Собеседник поперхнулся собственным смехом, и выжидающе уставился на него.
- Хочу прогуляться. Размять ноги. Составь мне компанию, Пат…


…Они молча наслаждались неторопливой прогулкой по пустым улицам «ночного» Ио.
- Мы пришли за китайцами, Патрик. За китайцами. Впрочем, это неважно. Как неважно и то, что девушка Мария не имеет ко мне никакого отношения. Просто была такая девушка, и кто-то её любил. Архив её видео имел определенную цену, и я заплатил. И подсунул наживку тебе… Впрочем, это все неважно.
- Что же важно?
- В недалеком будущем настанет день, когда китайцы поволокут через Третий Округ товара на два миллиарда. По «звеньевой» схеме. Вот только китайского «звена» в этом округе не будет… Благодаря усилиям моего подразделения. Потому Триады будут искать партнера. Тебе ничего не светит, для китайцев ты- неизведанная территория… К счастью есть у меня номерок коммуникатора одного человека. Он сведет тебя с китайцами. И ты честно заработаешь своих двести миллионов за одну ночь.
- Объемный груз?
- Чемодан. Довольно крупный. Один человек сможет унести…
Они остановились возле запоздавшего с закрытием бара – из двери доносились звуки волынки.
- Зайдем? Хорошее место.
- Нет. Просто постоим, послушаем.
Вскоре музыка угасла, и они продолжили неторопливую прогулку.
- Какие ты придумал гарантии для нас, Эд?
- Вскоре мы подойдем к небольшому отделению банка. Там мы откроем единый счет для двух владельцев. С условием расходования средств равными частями. Ты положишь на счет сто миллионов. На следующий день после успешного завершения транзита, мы вместе зайдем в банк и снимем по пятьдесят миллионов каждый. Теми самыми равными частями. Как ты понимаешь, на таких условиях снять со счета одному партнеру ничего не получиться.
- Понятно. Ты обезопасил себя. Я оставляю в залог за твою жизнь кругленькую сумму. А если что пойдет не так?
- Тогда ты меня убьешь. И потеряешь сто миллионов. Кисло, конечно, выглядит. Однако жизнь моя дорога мне как… Даже не знаю, как что. Цены такой нет.
- Убедил. Вот и банк…

* * * * *


Май
Нова-Сарогосса. Центральный Округ.
Развлекательный комплекс «Ручьи Каталонии».


Звонок старого друга оторвал Александра Николаевича от просмотра бухгалтерской документации. Он вел свое дело по старинке – доверял исключительно бумаге, никаких компьютеров, сетей и прочей современной ерунды. Всё, что ему было необходимо, он лично записывал в эту обтрепанную толстенную тетрадку и легко находил все необходимые цифры.
- Привет, Шура!
- Привет, Киндер!
- Слушай внимательно. Пятнадцать минут назад бригада моих орлов предоставила мне подробный план ликвидации Ферсона. Операция назначена на ноль часов.
- Прислать людей в помощь твоим орлам? – деловито спросил Шевченко.
- Не выдумывай. Мои спецы всё идеально просчитали, диспозиция спецназовцев с точностью до сантиметров, вектора обстрела до градуса, действия каждого расписаны до секунды… Так. Не сбивай меня с мысли. Ты подготовился?
- Да, люди на взводе.
- Вот тебе вторая новость. Операция будет проходить во время «звеньевого» транзита. Китайцы тащат груз на два миллиарда. И передают его Ферсону. Тут-то они всю компашку и накрывают.
- Секунду… — Киндер погрузился в недолгие размышления. – Нет. Груз я брать не буду. Это война с китайцами. Оно мне надо? Из-за двух миллиардов?
- Ты мудр не по годам!
- Я старше тебя на год!
- Я вот, что ещё подумал, Сашка…
Шевченко весь превратился во внимание – очень редко бывало, чтобы старый друг называл его по имени.
- Я вот, что еще подумал, Сашка… Я же тебя знаю, как облупленного. Ты по-другому и думать не умеешь… Завтра китайцы узнают о потере груза и подгонят сотню бойцов, просто для того чтобы держать руку на пульсе… Потому ты загонишь в этот район всю свою банду. И встретишь китаёз стволами, чтобы они не помешали твоим рэкетирам выбивать зубы и устанавливать новые расценки… Правильно?
- Ну.
- Ну! Запряг, мля! А по округу в это время будет весело ходить тяжелый чемоданчик нехилой стоимости. И для того чтобы твои бойцы ненароком не свистнули чемоданчик у спецназовцев, — а то потом горя не оберешься, — ты лично поедешь туда. И будешь ходить с «волыной» устанавливать дисциплину. Правильно?
- Ну.
- Ну, всё! Затрахал, мля! Со своим «ну»!
- Эй, Шура, ты чего? Да. Да. Ты все правильно говоришь.
- Сашка… Чего-то тягостно мне на душе. Может, не поедешь? Ну, его на хрен этот Округ! Тебе что, своего мало? Да ещё и единолично сидишь! Всё у тебя есть… Какого черта?! Я тебе серьезно говорю. На сердце неспокойно…
- Ты понимаешь, Шура…
- Да знаю я, все твои разговоры! Движение — это жизнь! Остановишься – сожрут! Сашка тебе же не восемнадцать черножопых лет! С дубьем по улице ходить! Ладно, ладно… Будем заканчивать. Пообещай мне одну вещь.
- Ну… В смысле, какую вещь?!
- Обещай мне, что ты хорошо подумаешь. Прежде чем туда ехать. Крепко напряжешь свою башку. Обещай!
- Слово. – Уверенно произнес Киндер. Он действительно собирался серьезно подумать.

* * * * *


Май.
Нова-Барселона. Третий Округ. Склады.


Никаких эмоций. Ни о чем не думать. Левая рука проламывает хлипкую картонную перегородку, раскрашенную под серый бетон поребрика. Ухватиться за цевье. Откинуть складной приклад. Открыть колпачок оптико-цифрового прицела. Упреть приклад в плечо.
В руках оказывается смерть – самое дорогое, самое современное, самое смертоносное оружие дистанции среднего боя – автоматическая винтовка «Калашников-Вальтер 10/50». Настолько эффективное оружие, что даже они, забывшие о каких-то там нормативах, о том, в каком ящике стола лежит табельное оружие, смогут на равных посоревноваться с элитным спецназом МВД. Тем более с превосходящих по высоте точек, тем более по целям, с заранее известными позициями, тем более с запрограммированным на первые три выстрела прицелом…
В голове, разрывая блаженную пустоту, эхом застучал крик Мод: «Это будет… Бойня!»
«Эд. Первая цель – вектор 075, дистанция 102…»
«Бойня!!!»
Прицел – чудо компьютерных технологий, сосредоточился на переливающемся всем красками пятне снайпера МВД, не понимающем, что опасность на самом деле совсем с другой стороны.
- Разрешаю огневой контакт, — голос Скибаридзе неестественно спокоен.
Палец послушно выжимает спусковую скобу – тело спецназовца распадается на две половины…
…Внизу воцарился ад. Беспрерывные очереди. Хлопанье. Завывание чего-то крупнокалиберного…
Бах! Бах! Бах! Бах! – в ход пошли гранаты.
Чей-то дикий крик, перекрывший звуки стрельбы.
Яркий свет…
Зелинский хотел спрятаться, вжаться, убежать, скрыться… Вся сущность кричала: «Это не я!!! Меня здесь нет!». А холодный голос внутри повторял снова и снова: «Вторая цель – вектор 103, дистанция 128…» — и руки послушно повторяют движение, совмещая в прицеле круг наведения ствола и квадрат запрограммированной позиции. «Зачем? Зачем?!», — палец послушно выжимает скобу, – «Это будет – Бойня!!!»
…Внизу первая волна ближнего боя достигает своего апогея – стоит такой грохот, что уже не слышишь собственного голоса…
«Третья цель – вектор 132, дистанция 134» — совмещаешь кружок и квадрат, палец послушно выжимает скобу…

Несколько раз громко и гулко хлопнуло — пространство между строениями заволокло тяжелой серой пеленой – силы МВД запустили дымовые шашки, скрываясь от противника за непроницаемой завесой.
Тишина. Ни звука.
Началась любимая игра спецназа — «кошки-мышки». Сравнение не в огневой мощности, не в современных устройствах, нет. Только опыт, хитрость, твердость и терпение решат исход боя.
«Вектор 068, дистанция 32. Удержать пятнадцать минут. До рассеивания светонепроницаемого дыма» — это узкий, не более полутора метров шириной, проход между двумя небольшими пакгаузами, придавленный сверху, к тому же, тяжелой трубой паропровода. Можно сказать, ворота. Никто не должен пройти сквозь эти ворота. Любое движение — шорох, мимолетное дуновение ветерка, тень. Он должен выжать скобу два раза. Умная винтовка сделает два выстрела – один точно по оси ствола, другой – с минимальным запрограммированным смещением: на дистанции тридцать два метра разогнанная лазером до полутора километра в секунду ртутно-гелевая пуля сместится ровно на сорок восемь сантиметров. Вилка. Они ведь умные ребята, эти следаки: статистика, математика… Они знают, что такую вилку среднестатистический человек может миновать с вероятностью не больше трех процентов. Теория вероятности, господа…
Что-то мелькнуло. «Тух. Тух» — натужно хлопнула винтовка. Попал? А что в этом чертовом дыме можно разглядеть? «Разве что теорию вероятностей!», — ответил сам себе Эд. – «Бойня!!!».
…Снизу застучало сразу из нескольких стволов. Подсветило облака тумана изнутри оранжевым светом. И так же внезапно как началось – прекратилось. Душераздирающий крик… «Бах!» — коротко тявкнуло — крик захлебнулся. Снова тишина.
«Тух. Тух» — хлопает «Калашников-Вальтер».
Злая очередь доносится снизу.



Ферсон мог ругаться только про себя. Да что там ругаться! Он и пошевелиться боялся – малейший звук мог выдать его местоположение.
Позицию он выбрал хорошую, практически идеальную: под машиной. Неудобно, конечно, но что делать? Придется потерпеть. Главное не выдать себя. Не соблазниьтся легким выстрелом по осторожно прохаживающимся рядом ногам в высоких армейских полуботинках, один выстрел — и всё, забросают гранатами слишком хитроумного боевика. Надо ждать.
Оставалось только ругаться. Одна загадка просто выводила его из себя: в первые, самые сумбурные моменты стычки он успел выхватить из руки посредника чемодан. И тут же, успев спрятаться за громадой бронированного автомобиля, распотрошить добычу! Чемодан был пуст! Совершенно!!! Пустая коробка.
К автомобилю приблизились бесшумные электронные кроссовки фирмы «Адидас» — явный признак своего бойца.
Над головой застрекотала длиннейшая, секунд на десять, очередь. Кроссовки пробежались туда-сюда и вновь вернулись к автомобилю.
«Пора вылезать!» — решил Патрик, – «Господи! Только бы Свен был жив!»

Долгий, наполненный липким страхом путь вниз, наконец, подошёл к концу. Эд смахнул застилавший глаза пот. Этого пути он не забудет никогда. Когда туман рассеялся, Рустам приказал спускаться вниз по заранее намеченным маршрутам. Всё было продумано заранее – глупо было рассчитывать, что в перестрелке погибнут все до одного. Кто-то обязательно должен был остаться в живых. Предстояло кого-то самым банальным образом убить. Не просто кого-то, а настоящего тренированного спецназовца или закаленного в междоусобных войнах боевика. Тяжелейшая задача для работников умственного труда. Потому и был заранее рассчитан весь получасовой маршрут. Обойти каждый угол, выстрелить в каждую тень, в каждый коридор, в каждую дверь.
Слава Богу, этот кошмар позади. Последний дверной проём – за ним ангар, где встретились представители двух группировок для передачи груза. Еще один шаг… Он выставил перед собой ствол винтовки…
Прыжок.
Словно подыгрывая ему, из противоположной двери навстречу прыгнула седовласая фигурка Модлин Финкл.
Бандиты просто растерялись, не успели сосредоточиться на двух одновременно появившихся целях. Винтовки заухали первыми.
Нижняя часть одного рухнула, как подкошенная, верхней части словно и не было никогда – тяжелые пули разнесли туловище в мелкую кровавую пыль, заляпавшую все вокруг.
Второй с непонимающим видом застыл истуканом.
- Эд! – Мод первой пришла в себя.
- Мод! Кстати, вот этот живой и есть Патрик Ферсон. – На губах Зелинского играла непонятная улыбка.
- Ты… — наконец-то смог вымолвить Пат. – А как же договор?
- Глупышка. Зачем мне твои пятьдесят миллионов, если ты привез на встречу два миллиарда?
- А!&none
Эд поудобнее перехватил винтовку, направляя в грудь Ферсона.
Тух.
Из груди вырвало громадный шмат мяса размером с футбольный мяч.
- Мля! – коротко ругнулась Модлин: по неизвестному закону физики сгусток крови попал ей прямо в лицо.
- Ничего личного, Мод. — Зелинский перевел ствол винтовки и нажал спуск.


К нему подошли две тени в полностью невизуальных костюмах. Разглядеть фигуры можно было лишь в такой умный прицел, каким была оснащена винтовка.
- Господин, – голос, раздавшийся из пустоты, заставил его подпрыгнуть на месте. – Извините. – Убийца отключил режим невидимости. – С остальными мы закончили.
- Деньги подобрали?
- Конечно. Поторопимся. Старейшины Триады ждут вас.

* * * * *


Спустя два дня.
Нью-Чайна. Территория.
Красный павильон.


- …в результате операции… …уничтожение лучших кадров полиции… … Третий Округ… …два миллиарда… — Эдуард заливался соловьем и не мог сдержать на лице торжествующей улыбки.
По непонятным для него причинам плотный седой старик не разделял его восторгов. По окончании доклада он лишь грустно покивал своим собственным мыслям. Затем из рукава появился маленький пульт дистанционного управления, и по большому панорамному экрану побежали кадры военной хроники.
- Сто пятьдесят наших лучших бойцов погибло в борьбе за Третий Округ. Нас там ждали подготовленные отряды чернокожих Киндера. Почему?
- Но откуда я мог…
- Только сегодня я узнал, что министр внутренних дел и Киндер сидели за одной партой в школе. Почему ты не рассказал?
- Но я…
- Три месяца ты не мог узнать, для кого Матвеев чистит Округ.
- Но ведь Президент…
- И самое главное… Мы не закрепились. Теперь в Округе правит Киндер…
Старик недовольно прикрыл глаза и махнул рукой куда-то в сторону:
- Уберите.
Тело Зелинского подхватили железные руки телохранителей.
- Нет! Не надо!!! Прошу вас!!! НЕТ!!!
Старик лишь досадливо поморщился.



Нова-Сарогосса. Центральный Округ.
Развлекательный комплекс «Ручьи Каталонии».


Громадное блюдо красных раков торжественно ожидало своего часа вместе с запотевшими пивными бутылками в холодильнике. Друзья сосредоточились за небольшим дубовым столом, покрытым зеленым сукном.
- … жалко спецов. Они бы нам пригодились.
- Да уж.
- Нет, ты мне скажи, Киндер, теперь ты доволен?
- Да, — торжественно ответил чернокожий гигант, — я доволен. И жду возможности оказать вам какую-нибудь ответную услугу, друзья.
- Здрасьте, какая радость, — от избытка чувств Игорь всплеснул руками, — наконец-то все довольны! Шура, Киндер! О делах – ни слова! «Сочинку», «Ленинградку»?
- «Сочинку»! Пуля до ста!
- Ну-с. Срезай. – Прихожин задорно потер руки. – Ух. Я сейчас, как победю… Или побежу… Господи, как меня достала эта грамматика!
Ev.Ponomarchuk
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Остальное - Ио
Все документы раздела: В начале было слово… | Мысли | Просто так | Немного мрачное повествование | Преисподняя | Конфа | Кровь, смерть и травка... | Последний контакт | Маленькие рассказики | Сага о пьяном студенте | Записки старого Майора | О вреде пьянства | Роковая небрежность | Эксперимент | Мусорщики | История! | Нету заголовка | Небывальщина | Суд | Страх | Ностальгия... | Зарисовочки | Странный случай, бывший в космосе | Долг... | Горящие Земли | Dragonfly | Странное письмо | Такие дела | Сказка про енота | И они ушли... | Поверь - умри | Техника безопасности | Цветы | Человек шёл по городу | К звездам... | Грёзы оптом и в розницу | Великий инквизитор | Пиво | О09ь | Время пилотов | Дверь | Сказ про то, как три богатыря на Змея ходили | Пиплы | Доминирующий вид | Принцип невероятности | Отпрыски судного дня | Главная добавка | Муравьи | Маленький центр мира | Рассказ без названия | Солдат | Слабое отражение | Паразит | Под светом Юпитера - Оглавление | Трофейщик - Оглавление | Авантюра | Скверный характер | Ласточка | Миссия «Либерти» | Отражения миров | Рыцари порта «Либертан» | Кристалл Зараля | Зарисовка | Кино | Сказка ложь, да в ней намёк | 111.1 FM | Восемь жизней | ПБН | Разочарование | Вирус | Глубина небес | Договор | Легенда о Рае | Анастасия | Вариации на тему дождя | Ио | Беглец | Версия финала | Наступило будущее... | Учитель | Цена свободы | Синяя птица | Прощание | Инцидент №... | Про шамана | Драконы ушли из этих мест (Инквизитор) | Трамвай | СОЛНИЧКА | Выбор | Три кусочка неба | Спор | Крайний вылет | Гвардии Майор | Короткая Рождественская История | Ключ от неба | День красных сердечек | Дело с антиквариатом | Тысяча мелочей | Маски | Корпорация | Тени прошлого | Хроники контрабандиста | Цикл рассказов Immor Mortis: 1.ПГ-9-12 | Цикл рассказов Immor Mortis: 2.Приносящий счастье | Цикл рассказов Immor Mortis: 3.Спасённая жизнь | Цикл рассказов Immor Mortis: 4.Cтарые долги | Ночь в Кёльне | Дни "Летающей тарелки" | Кош - миллиардер поневоле | Вавилонская башня | Ночная буксировка или приключения перегонщиков | Женитьба и Субару | Иппатьевский метод |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010