Elite Games - Свобода среди звезд!

Библиотека - Конкурсные работы - Ижевск-авиа 3301

Ижевск-авиа 3301


— Ижавиа семьсот тридцать два, на четвёртом, пятьсот.
— Ижавиа семьсот тридцать два, выполняйте четвёртый, сохраняйте пятьсот до точки входа в глиссаду.
— Ижавиа семьсот тридцать два, выполняю четвёртый, сохраняю пятьсот до точки входа в глиссаду.

Стрелка вертикальной скорости на четвёртом развороте медленно поползла вниз. Макс, командир воздушного судна Ан-24РВ с бортовым номером 46620, немного добавил режим двигателей и взял штурвал чуть на себя. «Чёрт, всегда на четвёртом лажаюсь», — промелькнуло в голове. Глаза привычно схватывали обстановку по показаниям приборов. Он с улыбкой вспомнил, как вначале взгляд лихорадочно прыгал от одного прибора к другому, и постоянно что-нибудь да упускал. С тихим низким гулом вышли из гондол шасси и встали на упор, самолёт еле заметно тряхнуло. Макс ещё добавил режим. На выходе из четвёртого разворота стрелки АРК встали в линию – значит он вывел борт точно по оси полосы. Минимальная погрешность, скорее всего, присутствует, придётся немного подрулить, но это уже мелочи. Ночью полоса, освещённая рядами разноцветных огней, была видна издалека. Красивое и немного фантастическое зрелище, как-будто перенеслось на поверхность земли из фильмов про космические войны.
— Ижавиа семьсот тридцать два, курс посадочный, пятьсот. – Доложил диспетчеру Макс
— Ижавиа семьсот тридцать два, принято.

Вертикальная шкала ИЛС стояла точно по центру прибора и означала, что борт находится на посадочном курсе. Горизонтальная шкала находилась в самом верху – значит идёшь значительно ниже глиссады. Но на это можно не обращать внимание до точки входа в глиссаду, вот в этот момент две шкалы должны пересечься точно в центре прибора и находиться там до самого касания.

— Ижавиа семьсот тридцать два, приближаетесь к точке входа в глиссаду.
— Ижавиа семьсот тридцать два, принял.

Горизонтальная шкала ИЛС начала ползти вниз, Макс чуть отдал штурвал от себя, и когда обе шкалы сошлись в центре, стабилизировал вертикальную скорость на уровне трёх метров в секунду.
— Ижавиа семьсот тридцать два, курс посадочный, на глиссаде, к посадке готов.
— Ижавиа семьсот тридцать два, ветер у земли тихо, полоса первая, посадку разрешаю.
— Ижавиа семьсот тридцать два, посадку на полосу один разрешили.

Самый ответственный момент в полёте – посадка. Эта истина усваивается быстро. Сначала на уровне интуиции, а после первого полёта оседает в спинном мозгу, становясь безусловным рефлексом. Макс слегка играл штурвалом, корректируя вертикальную скорость и выдерживая посадочную. Очень некстати запищал мобильник. Макс быстро схватил его, мельком глянув на экран, прокричал «ОЛЯ, Я НА ГЛИССАДЕ!!!», и дал отбой. Так называемый «торец полосы» неумолимо приближался. В наушниках сработала сигнализация радиовысотомера – высота – пятьдесят. Если есть сомнения – ещё можно уйти на второй круг, врубив взлётный режим, но всё гладко, можно садиться.
Теперь заходишь уже визуально, поглядывая только на указатель вертикальной скорости и радиовысотомер. Вот она, полоса, высота двадцать, десять, штурвал на себя, пять, ещё немного на себя, два, выравнивание, метр, чёрт, слишком на себя, вертикальная в плюсе, добавить режим, штурвал от себя, высота три, два, режим на минимум, выравнивание, метр, метр, и, наконец, касание! Винты с упора, торможение.
— Ижавиа семьсот тридцать два, посадка.
— Ижавиа семьсот тридцать два, после посадки прямо, вправо, занимайте стоянку четыре по указанию встречающего.
— Ижавиа семьсот тридцать два, после посадки прямо, вправо, стоянка четыре.

Макс отрулил на выделенную ему стоянку, выключил авионику и двигатели.
— Ижавиа семьсот тридцать два, на стоянке четыре, на стояночном, двигатели выключены.
— Ижавиа семьсот тридцать два, ваш план закрыт в двенадцать минут, добро пожаловать в Ижевск.

Макс взял с тумбы слева банку пива и открыл её. Взгляд упал на экран сотового. Мигал значок полученной смс-ки. Макс нажал несколько кнопок. Ну да, смс-ка от Ольги. Он обречённо прочитал послание. «ТЫ – МУДАК!!!». Ну вот. Как ждать по часу, когда она оденется и накрасится – так всё зашибись, а как один раз попросить не беспокоить – так мудак. «Ну и пошла ты» — огрызнулся про себя Макс.
— Макс, а ты чего это решил на ан-24 вернуться? Вроде ту-154 осваивать начал? – Это Денис, позывной «Ижавиа 809», сел минут за пятнадцать до него, и всё ещё висел в онлайне, в порту.
— Чтоб не расслабляться. На нём КЛН нет, и автопилот сам за тебя посадку не совершает. Ладно, всем удачи, ребята. Паша, спасибо за контроль.

Макс вышел из симулятора, скинул наушники, и выключил компьютер. На часах было 22:22. «Хоть желание не загадывай», — усмехнулся он и взглянул в окно. Здоровенный желтый диск луны висел над самым горизонтом, практически касаясь крыш домов. Сегодня, оказывается, ещё и полнолуние. Белая искорка возникла слева-вверху от луны внезапно, увеличилась в размере, превратившись в длинную белую полосу, и так же внезапно исчезла. Падающая звезда, в полнолуние, когда на часах 22:22… Грех желание не загадать. Макс загадал. Не то, чтобы он был суеверен, но чем чёрт не шутит? Для усиления эффекта он зажурился и представил себе на месте первого пилота Ту-154м и Домодедово слева на траверзе.

В обеденный перерыв любой уважающий себя работник, уже постигший «дзен службы» тратит на обед не более двадцати минут, а оставшиеся сорок использует в своих личных корыстных интересах. Макс налил себе кружку кофе из кофеварки и сел за компьютер. Ан-12 ну никак не хотел заводиться, читать «мануал» времени уже не было, поэтому Макс задал прямой вопрос хозяину компа:
— Серёж, эта нехорошая машинка не хочет заводиться.
— У меня так хочет, а у тебя — нет. Может ручки не оттуда?
— Ну вот же, всё включил, запускаю движки – не запускаются.
— Слушай, Максик, а двигатель без топлива работает, инженер, итить твою?
— Э-мм… Нет.
— Ну так ты топливонасосы –то включи.
— О, чёрт.
— Ладно, давай, запускай.

В обеденном перерыве есть один неоспоримый минус – он имеет противное свойство заканчиваться.
— Ну всё, запустил, вроде. Блин, пора работать идти.
— Давай, нах арбайтен, — хохотнул Сергей, — а я пока до Энгельса слетаю.
— Короче, я тут недавно штурвальчик прикупил, по сходной цене, там вроде ещё есть один на складе, тебе надо?
— Сколько?
— Четыре.
— Нет уж, спасибо, я и автопилотом обойдусь, кризис в стране.
— Ну как знаешь. А ещё эта… — Макс улыбнулся с видом победителя
— Чего «эта»?, — Нахмурился Сергей.
— Поставил два монитора в параллель с основным, теперь у меня всегда есть обзор справа и слева.
— Дааа… — Сергей тяжело вздохнул, — жениться тебе, барин, надо.
— Это ещё зачем?
— Чтобы найти более правильное применение денежным средствам, которыми ты располагаешь.
— Нет уж, спасибо, я как-нибудь сам. Да и пример старшего поколения…
— Чего-о?
— Того. Четыре штуки на штурвал потратить не можешь.
— Иди, работай уже, грамотей.

Конфликт с Ольгой был разрешён букетом роз, походом в суши-бар и искренним раскаянием.
— Оль, ну понимаешь, — начал Макс, когда Ольга, судя по всем внешним признакам уже простила его за вчерашний неудавшийся разговор по сотовому, — ну есть у меня пунктик. Люблю я летать. В лётное по зрению не взяли, вот только так и летаю, по компьютеру.
— Ну и балбес. Всю жизнь так и пролетаешь. Вон Денис на форексе большие деньги имеет. Тоже по вечерам, после работы. Не всякой фигнёй занимается, а зарабатывает.
— Ладно, не злись, я не люблю когда ты злишься, — Макс поцеловал Ольгу, та надула губки и сделала вид, что ей это безразлично.

«Ну вот и помирились» — улыбнулся про себя Макс.

Когда он пришёл домой, на часах было 23:10.
«Ладно, слетаю до Домодедово на сон грядущий», — решил Макс и начал запускать Ту-154М.
Девяносто процентов полёта давалось на откуп автопилоту, Макс изредка корректировал курс и работал автоматом тяги, чтобы выдерживать скорость наибольшей экономии топлива.

Диспетчер завёл его на посадку не напрямую, а через квадрат, Макс делал уже четвёртый разворот, когда в носу невыносимо засвербило, он чихнул раз, потом ещё раз, и ещё три раза залпом. Когда Макс открыл глаза, он увидел панель приборов Ту-154, но не по частям, как в симуляторе, а сразу всю, целиком. Он сидел на месте первого пилота и держал в руках самый настоящий штурвал самого настоящего самолёта. А слева сидел самый настоящий второй пилот.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, подтвердите захват курсоглиссадных маяков.

Макс открыл было рот, но тут же его закрыл. Реальность происходящего навалилась на него со скоростью лавины и мощностью селевого потока. Макс начал интенсивно потеть. Боковым зрением он отметил недоумённый взгляд второго пилота.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, подтвердите захват курсоглиссадных маяков! – Голос диспетчера стал слегка злым и беспокойным.
— Командир, АРК, настроено, курсоглиссадные маяки захватили. – Уверенным голосом проговорил второй пилот. Таким и должен быть голос пилота, хоть первого, хоть второго. Уверенным в себе и в ситуации, несмотря ни на что.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, курсоглиссадные маяки захватил. – Выдавил из себя Макс. Он мог бы поклясться, что в этот момент второй пилот облегчённо вздохнул.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, снижайтесь шестьсот до точки входа в глиссаду.

Взгляд Макса лихорадочно бегал по приборам. Вот он, радиовысотомер, практически такой же как в модели, вот указатель вертикальной скорости, совмещённый с ТКАС, авиагоризонт, АРК. Всё вроде бы знакомо, но какое-то другое. И взгляд вместо того, чтобы схватывать обстановку в общем, мечется от одного прибора к другому
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, снижайтесь шестьсот до точки входа в глиссаду. Подтвердите. – На этот раз диспетчер выговаривал слова буквально по слогам, в его голосе читалась озабоченность.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, снижаюсь шестьсот до точки входа в глиссаду. – Как во сне пробормотал Макс.

Кисти Макса свело судорогой на штурвале, по виску медленно стекла капелька пота.
— Ют-эйр пятьсот девяносто один, посадка дополнительно.
— Ют-эйр пятьсот девяносто один, принял, посадка дополнительно.
— Сибирь девятьсот пятьдесят пять, сохраняйте шестьсот, третий по команде.
— Сибирь, девятьсот пятьдесят пять сохраняю шестьсот, третий по команде.

Макс понял, что диспетчер, заподозрив неладное, увеличивает интервал между ним и следующим судном, заходящим на посадку, и держит в готовности уйти на второй круг командира судна, садящегося перед ним. Следующие фразы радиообмена говорили о том, что диспетчер занервничал и решил перестраховаться, отправив на второй круг садящегося перед Максом. Скорее всего, борт уже подошёл к дальнему приводу и держать в подвешенном состоянии вопрос об его посадке диспетчер уже не имел права.
— Ют-эйр пятьсот девяносто один, набирайте шестьсот по прямой с кругом сто двадцать четыре – ноль.
— Ют-эйр пятьсот девяносто один, набираю шестьсот по прямой с кругом сто двадцать четыре – ноль.

— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, подходите к точке входа в глиссаду.
— Принял. – Процедил сквозь зубы Макс, и тут же, опомнившись, поправился. – Ижевск –авиа тридцать три ноль один, принял.


Он, как заворожённый, глядел на ИЛС. И запаниковал не на шутку когда вдруг пересечение вертикальной и горизонтальной шкалы резко ушло влево-вверх. Макс инстинктивно потянул штурвал на себя.
— Командир, предполагаю отказ ИЛС. – Макс многое бы отдал, чтобы спокойствие «правака» передалось ему.
— Проверить частоту ИЛС, перезапустить.


— Отказ ИЛС, командир, — второй пилот покрутил ручку настройки, пощёлкал тумблерами, но «перекрестье» так и осталось в левом верхнем углу. – Визуальная посадка.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, отказ ИЛС, посадка визуально! – В конце фразы Макс «дал петуха».
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, принял вас, проходите ТВГ, правее десять, на глиссаде.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, принял.

Макс попытался стабилизировать вертикальную скорость на уровне трёх метров в секунду, получалось плохо, стрелка вертикальной скорости ходила от нуля до минус пяти. У второго пилота на скулах играли желваки.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, ниже десять, правее двадцать.

Макс резко взял влево-вверх.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, выше тридцать, левее двадцать

Второй пилот, не дожидаясь команды, начал прибирать режим двигателей РУД-ами.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, ниже десять, левее десять.
— Сибирь, девятьсот пятьдесят пять, выполняйте третий, сохраняйте минимальную.
— Сибирь, девятьсот пятьдесят пять, выполняю третий, сохраняю минимальную.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, на глиссаде, правее двадцать.

— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, выше двадцать, левее десять.

— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, выше десять, на курсе.
— Высота двести пятьдесят. – Это уже второй пилот докладывал высоту.

Пот заливал Максу глаза, во рту пересохло, было такое ощущение, что вся влага из организма выделилась на кожные покровы.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, ниже двадцать, на курсе
— Сто пятьдесят метров. – Доклады диспетчера и второго пилота слились в один поток информации. Макс, как заворожённый глядел на приборы.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, ниже десять, на курсе.
— Сто двадцать метров
— Сибирь, девятьсот пятьдесят пять, на четвёртом, шестьсот.
— Сибирь, девятьсот пятьдесят пять, выполняйте четвёртый, сохраняйте минимальную.
— Сибирь, девятьсот пятьдесят пять, выполняю четвёртый, сохраняю минимальную. – Командир этого судна проговорил ответ скороговоркой, понимая, что у садящегося перед ним ТУ-154 неприятности, и стараясь как можно быстрее использовать отведённый ему эфир.

За это время судно Макса снизилось уже до ста метров.
— Сто метров. – Продолжал диктовать высоту второй пилот.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, выше тридцать, левее десять.
— Восемьдесят метров.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, выше десять, на курсе.

Полоса неумолимо приближалась, Макс паниковал всё больше. Он уже хотел было доложить диспетчеру об уходе на второй круг, но понял, что ещё одного захода просто не переживёт.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, на курсе, на глиссаде.
— Оценка. – Второй пилот вопросительно взглянул на Макса.
— Шестьдесят метров. – В наушниках запищал зуммер ближнего привода.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, на курсе, на глиссаде.
— Решение. – Второй пилот уже не смотрел на Макса, только на полосу.

Сработала сигнализация радиовысотомера.

— Тридцать метров
— Двадцать
— Десять
— Пять. – Макс резко взял штурвал на себя
— Десять. – Макс двинул штурвал от себя, на этот раз медленно и плавно.
— Пять.
— Три.
— Метр.

Макс впечатал самолёт в полосу так, что сам чуть не прикусил язык.
— Реверс. — Прохрипел он.

Пробежав по полосе, «тушка» остановилась. Второй пилот выдохнул, потёр лицо руками и откинулся на спинку кресла.
— Ижевск-авиа тридцать три ноль один, посадка. – Выдавил из себя Макс, закрыл глаза и упёрся лбом в штурвал.

Зазвонил мобильник. Макс поднял голову и открыл глаза. Он сидел дома, на своём любимом стуле перед экраном монитора. Он инстинктивно посмотрел направо. Нет, второго пилота нет, только стена и настенная лампа. Футболка промокла насквозь, он снял её и зашвырнул в угол комнаты. Достал дрожащими пальцами сигарету из пачки, благо та лежала рядом, на столе, и, против всяких правил, закурил прямо в комнате. Обычно курить он ходил исключительно на балкон. На экране монитора, посредине ВПП, рядом с рулёжкой стоял Ту-154 с включенными двигателями. Макс вышел из симулятора. На экране появилось главное окно аськи, похоже, забыл выключить перед полётом. В личном статусе висела надпись «Будь осторожен в своих желаниях, ибо они могут сбыться!». Откуда эта надпись взялась Макс не имел ни малейшего представления. Сам он её точно не писал. Пепел от сигареты упал на клавиатуру. Макс спохватился и подошёл к окну, открыл форточку. Пульс постепенно приходил в норму. «Жениться тебе, барин, надо!» — Вспомнил Макс фразу, мимолётом брошенную ему Серёгой.
Макс выкинул в форточку окурок, взял мобильник в руки и набрал номер.
— Алё.
— Оль, выходи за меня замуж!
McRousseaux
К началу раздела | Наверх страницы Сообщить об ошибке
Библиотека - Конкурсные работы - Ижевск-авиа 3301
Все документы раздела: Пилот боронского Дельфина | Десять стазур | После боя... | Секретный, номерной - 2 | Фалкону | Встреча | За час до… | Последний день жизни торговца или начало | Это короткая история, о том как я наткнулся на ксенонский сектор | Лето ПревеД | Восточное побережье | Разбудил меня писк коммуникатора | Звёздная радуга | Мемуары контрабандиста | Большои круиз | А вот еще случай был | Последний человек, или повесть о вреде долгого отдыха | Тот, который дожил до лета | Два разных Новых Года | Под фиолетовой луной | Здравствуй, елка, Новый Год! | С новым годом, Дедушка! | Тепло рук человеческих | Работа №2 | Груз особой важности | Работа №3 | Незаконченное письмо | Новогодние Червяки | Исполнение мечты | Новый Год для Феникса | Show must go on! | Спор о похмелье | Тяжелое похмелье | Нарушитель | Momentum Deimos | Марафонская неделя | Похмелье в невесомости | Похмельный террор | Охотник на драконов | Меч синоби | Veni, vidi, vici | Куда ты пропал? | Команда | Свобода | Сказка о цвете глаз | Опустошение | Феникс | Autumn years | Все не так | Курьерская Галактическая | Пыль | Падающие звёзды | Шесть лет | Небесный Тихоход | Закат последнего | Звезда героя | Новая земля | Последняя речь господина посла | Храбрец | Пастух из Хацапетовки | Рыбалка на Мерлине | Сон | Свобода | Планар | Выход | Ижевск-авиа 3301 | Десант | Безумству храбрых поем мы песню! | Дорога без возврата | Марк | Гаврила | Угловой | Русалка | Контакт | Месть Малинче | Сон | Ещё не время | Путь тайника | Таинственное вокруг нас | Последнее желание | Режим ограниченной функциональности | Горлогрыз | Неконтакт | Чужое пекло | Пираты Ист-Айленд | Чужая жара | Адский понедельник | Чужая жизнь | Курорт | Охота за призраками | Последний отпуск | Жара в муравейнике | Венец природы | Жара | Музыкант | Полночный танец | Герой не нашего времени | Полёвка | Герой не нашего времени | По следу демона | Там на неведомых дорожках… | Двух зайцев | «Veni, Vidi, Vici…» | МАЗАФАКЕРЫ АТАКУЮТ | Я, Он и Она | Культ мёртвого Солнца | Эвакуация | Три секунды | В круге | Я Костюм | Отголоски прошлого | Финал Первой межзвёздной | Короткая история о том, как появляются Новые Земли | Поэзия с конкурса "Новая Земля" | Спокойной ночи, родная | Князь Тьмы | Странная мысль | Миссия 42 | Первая звезда | Церемония | Тета три дробь один | Полет драконов | Месть | Наша планета | Инцидент на Эсперансе | Создатели Мира | Экзамен для пилота | Про Гошу-молодца или Однажды в космосе… | Млечный вечер | Дети доведут кого угодно | Контрабандисты: Однажды, в космосе… | Кризис | Контракт и ангел | Кормовая Башня No.8 | Легенда | Три имени в списке | Оставит лишь грусть | Облачный дом | Шаманские будни | Одноглазые демоны | Панацея | Маски Ниенорге | Рождение легенды | Бессмертные Императоры | Беглецы | Скрижаль последних дней | Сфера человечества | Ворота города, которого нет… | Регенерация | Епитимья | Монопольное право |


Дизайн Elite Games V5 beta.18
EGM Elite Games Manager v5.17 02.05.2010