Elite Games - Свобода среди звезд!
.
  » Воплощения 18-19. Семейное дело (вторая редакция) | страница 1
Конференция предназначена для общения пилотов. Для удобства она разделена на каналы, каждый из которых посвящен определенной игре. Пожалуйста, открывайте темы только в соответствующих каналах и после того, как убедитесь, что данный вопрос не обсуждался ранее.

Поиск | Правила конференции | Фотоальбом | Регистрация | Список пилотов | Профиль | Войти и проверить личные сообщения | Вход

   Страница 1 из 2
На страницу: 1, 2  След. | Все страницы
Поиск в этой теме:
Канал творчества: «Воплощения 18-19. Семейное дело (вторая редакция)»
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Переработанная версия моего старого рассказа шестилетней давности.
Первоначально я планировал просто исправить ошибки и добавить куски, вычеркнутые в первой редакции как "лишние" и "сами собой разумеющиеся", но в итоге не удержался и переписал конец почти полностью. Текст в результате увеличился в полтора раза, и, надеюсь, стал всё же лучше.

7.26.zip
 Описание:
Текст рассказа в формате rtf
 Имя файла:  7.26.zip
 Размер файла:  72.5 KB
 Скачано:  44 раз(а)


Последний раз редактировалось: Криптон (00:24 17-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 00:11 17-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
  
Воплощения 18-19. Семейное дело

  
Ред. 2 (v7.26 от 17.07.2018)

  
  Воплощение начиналось как обычно. Первым делом, по въевшейся уже дурной привычке, я проверила потолок. Никаких сюрпризов: белые утилитарные решётки, как повсюду во Вратах Новосеверодвинска. Приподнявшись на локте, перевела взгляд на шефа. Пару раз моргнула. В панике осмотрела собственное тело – вроде всё в порядке, однотонная серая кожа. Стоявший за пультом инженер тоже выглядел нормально, человек как человек. И только шеф... Нет, с геометрией был сплошной, как говорят у него на родине, «орднунг» – любимое ящероподобное тело; мундир тоже правильный: чёрно-серый, со знаками различия бригвоенюра ГДВК; проблема наблюдалась с расцветкой чешуек. Яркая, скорее даже вырвиглазно-кислотная жёлто-фиолетовая раскраска по моим представлениям годилась разве что подростку на дискотеке, но никак не заместителю коменданта космической станции, живущему... гм, нет, скорее функционирующему вот уже почти четыреста лет.
  – Сиэ!.. – я всё-таки сумела вернуть контроль над отвисшей челюстью. – Ты точно с моим цветовосприятием ничего не химичил?
  – Что за грязные инсинуации! – возмутился Сиэ деф Эззбе, мой чешуйчатый начальник-и-создатель. – Лето! Ярко светит солнце! У меня прекрасное настроение!
  – Ещё скажи, птички в вакууме поют, – удивление слегка притупилось, и на первый план выползло оставшееся от прошлого воплощения недовольство. – Лето на космической станции только в календаре, а солнце ярко светит всегда. С чего этот праздник жизни? – я уселась на предметном столе.
  – Ну как же. Со светской нудятиной покончено, и у меня наконец-то снова нормальное тело. На станции полный порядок во всех смыслах. Жизнь прекрасна!
  – Если всё спокойно, то зачем я понадобилась?
  – Это мы обсудим в более приватной обстановке, – он мотнул хвостом в сторону инженера, уже уткнувшегося в терминал. – Идём же.
  – Капельку терпения, Сиэ. Прогулки в голом виде по общественным помещениям незаконны.
  – Бу-бу-бу! Сколько можно дуться-то. Ну подумаешь, отправил я Александру освобождать заложников на тот дурацкий астероид...
  И прошлое воплощение, и так мерзкое, было этим окончательно испорчено.
  – Да всё я понимаю, – отмахнулась я. – Да, Саше самой страсть как хотелось поучаствовать в десанте. Но, тем не менее... И да, я знаю, что нудю не по делу, не трудись объяснять...
  – Выше нос. Я же обещал тебе компенсацию?
  – Угу.
  Особого воодушевления я не ощутила, потому как фантазия у шефа весьма своеобразна, а его хитрые планы мало того, что чересчур хитры, так временами ещё и травмоопасны. Для окружающих.
  
  ***
  
  В приёмной шефа сидел какой-то незнакомый тип в гражданке. Молодой, чрезмерно прилизанный, полноправный гражданин – чувствовался сигнал имплантата. На меня он уставился в высшей степени обалдело. Ещё один чёртов кандидат на синюю карточку. Хотя, справедливости ради, мои длинные белые волосы, крупные остроконечные уши и, прямо сказать, выдающиеся формы часто притягивали взгляды окружающих. Шеф специально конструировал меня заметной, жаль только, что ради достижения цели были использованы столь шаблонные методы.
  – Зато эффективные, – невозмутимо заметил Сиэ, имеющий, как это заведено между дефами и их агентами, полный доступ к моим мыслям и памяти. – Как мило, – он с улыбкой помахал раскрытой ладонью перед лицом своего гостя. – Рад, что ты нас дождался, Герхард. А теперь вставай, вот так, хорошо, и давайте-ка переместимся наконец в кабинет, – шеф даже слегка подтолкнул гостя к внутренней двери.
  Герхард, значит? Хм. Выглядел он скорее как индус, ну, может, с небольшой примесью немецкой крови.
  На этот раз Сиэ, опасно балансируя, взобрался на спинку своего рабочего кресла; ноги с комфортом расположил на столе, а хвостом для страховки опёрся о стену. Кресло скрипело и кренилось, но не падало. Глаза у гостя совсем уж полезли на лоб.
  – Сеффи, не стой столбом, – Сиэ с высоты своего насеста повелительно указал на кресла для посетителей. – Тут ещё полно свободных мест. Герхард, ты тоже присаживайся. Вы двое, – он для верности потыкал в нас пальцем, – я вижу, не одобряете моё поведение. А всё потому, что молодые и глупые.
  – А вот лет через двести... – подсказала я, усаживаясь по возможности дальше от нашего гостя, но не слишком далеко от шефа.
  – Именно. Поймёте, что если всё время надуваться от собственной важности, то и лопнуть не долго. Ладно, к делу. Вот, знакомьтесь. Герхард Адам Изабелла фон Эззбе, главная причина моего хорошего настроения и твоего нынешнего воплощения. А это мой агент Сеффи, она будет моим представителем на суде.
  На суде? Ещё раз «хм».
  Гость снова вскочил и отвесил поклон по всем правилам.
  – Рад знакомству. Надеюсь, вы останетесь довольны нашим сотрудничеством, – его невыразительный голос заметно дрожал.
  – Оставь эти церемонии, – шеф раздражённо махнул рукой.
  – Сиэ, я правильно поняла, это твой родственник?
  – О да, седьмая вода на киселе, но, формально, второй в очереди наследования моих владений на Ингриме. Впрочем, пусть тебя этот факт особо не ограничивает: если будет приставать, можешь уронить его с лестницы вплоть до ампутации лишних конечностей.
  – Что вы, что вы, – гость взволнованно замахал руками. – Милорд, я никогда не позволю себе вольностей с вашим агентом.
  – Герхард, чёрт побери, – рык у шефа вышел весьма убедительный, – я же уже велел тебе бросить эти архаичные глупости. Каждый раз одно и то же. Будь как все, называй меня Сиэ.
  – Да... Сиэ.
  – А теперь сядь. Да, да, в это кресло. Прекрасно. Значит так, Сеффи. В моих владениях случилось убийство государственного чиновника первой категории, которое эти оболтусы, мои родственнички, не смогли скрыть от Планетарного Совета, хотя наверняка пытались.
  – Э-э, а как можно скрыть убийство высокопоставленного чиновника? – удивилась я.
  – Да элементарно, – отмахнулся шеф. – Оформить как несчастный случай, ну или, на худой конец, как самоубийство. Но теперь уже поздно. Гм.
  – О, это было бы слишком рискованно, – Герхард решительно помотал головой. – Влад очень внимательно следит за такого рода делами, а у меня нет ни малейшего желания отправиться в эмиграцию вслед за отцом.
  – Да уж догадываюсь, – кисло согласился шеф. – Закон требует, чтобы на суде по такого рода делам присутствовал как минимум мой особый представитель – это ты, Сеффи. Учитывая, что последний раз мой агент там был лет пятьдесят назад, в одиночку тебе лететь не желательно. К счастью, так уж вышло, что майор деф Лонай как раз получила очередной отпуск, который она совершенно случайно решила провести на Ингриме.
  Я понимающе кивнула. Видимо, это и есть та самая «компенсация». Странно только, что Саши нет на этом совещании...
  – Правда, здорово? – самодовольно подытожил шеф. – Что скажешь, Герхард?
  – Ваш дом, – натянуто выдавил тот, – готов принять практически любое количество ваших гостей, ми... то есть, Сиэ.
  – Очень хорошо, – шеф оскалил острые зубы. – А то я, грешным делом, почему-то решил, что последнее время вы гоните мне лажу вместо реальных отчётов о состоянии дел.
  – Что вы, что вы, – поспешил возразить Герхард. – Мы бы никогда себе такого не позволили.
  Мне надоело слушать все эти словесные расшаркивания.
  – Сиэ, можешь толком объяснить, что от меня требуется? На суде я в качестве кого буду? И почему мне нужна охрана в твоих владениях?
  – На суде ты будешь ходячим пережитком феодализма, – пояснил шеф. – Подсудимому светит смертная казнь. Твоя формальная роль – присутствовать на процессе и по итогам либо утвердить её, либо заменить на пожизненное заключение. Но мне, если честно, плевать и на этот суд, и на приговор; к тому же, вряд ли они сумели поймать истинного виновника. Это всё вздор. Мне нужно, чтобы ты проверила состояние дел в моих владениях и привезла правдивый отчёт. Тебе интересно, почему мой агент не может спокойно прогуляться по моим землям? И почему я толком не знаю, что там происходит? На самом деле, это моя вина. Когда я добился присоединения планеты к НСДФ, я решил заняться армейской карьерой, а все хозяйственные полномочия передал потомкам моего бедного младшего брата. К тому же, Ингрим расположен слишком далеко от Новосеверодвинска.
  – Ага, ага, – я даже и не пыталась сделать вид, будто поверила. – Аж целых одна и три в пятой лёта. Прямо-таки другой конец галактики, не иначе. Мог бы что-нибудь и поскладнее придумать.
  – Это сейчас, – ничуть не смутился шеф. – А при тогдашних технологиях – в районе месяца. Но, знаешь ли, мне никогда особо не нравилась вся эта возня с мелкими бытовыми вопросами. Деньги на счёт капают, и ладно. Но теперь глава тамошнего отделения ГДВК, Влад деф Мёзер, прислал тревожную депешу, где почти нет фактов, зато куча предположений. А тут такой удачный случай всё проверить.
  – Понятно, – вздохнула я. – А чего этот деф Мёзер сам не проверит?
  – Полномочия федерального центра на Ингриме сильно ограничены: в договоре о присоединении пришлось сделать слишком много уступок в пользу местной знати, – нравоучительно пояснил шеф.
  «Пришлось», ага. Сам же их небось и выбил. Как видный представитель той самой знати.
  – ГДВК, – продолжал Сиэ, – без конкретных фактов не может начать расследование в моих землях без моего приглашения. А мне вовсе не хочется, чтобы тот же Влад лишний раз копался в моём грязном белье. Прошлого раза более чем хватило. И Адаму ещё повезло, что ему позволили смыться. Я предпочитаю решать семейные проблемы тихо, по-семейному.
  – Ну... м-м. По-семейному, так по-семейному, – вяло согласилась я. – Только мне казалось, что обычно семейные разборки как-то по-другому выглядят.
  – Ну так и семья у меня специфическая. Кстати, Герхард, имей ввиду, что всякого рода «несчастные случаи» с моим агентом закончатся очень плохо. Для тебя.
  – Мы же не монстры какие-нибудь, – гость почти оскорбился. – Представляю, что там себе уже навоображала уважаемая Сеффи.
  – Знаешь ли, служба в ГДВК сильно меняет взгляд на мир, – шеф пожал плечами. – Так-с, – он повернулся ко мне. – Сейчас фактическое управление моими землями осуществляет мать вот этого оболтуса, Изабелла фон Эззбе. Она надеялась, что я, как обычно, выпишу доверенность на выбранного ею человека, но случился облом-с. Будь с ней осторожна. Вылет у вас через две и шесть в четвёртой; отправляйся к Александре, скоординируете свои действия. А я пока проведу краткую экскурсию для Герхарда, во имя родственных чувств.
  – Э-э... Какую ещё экскурсию? – переспросил тот.
  – По борделям, Герхард, по борделям. Надеюсь, она здорово снизит вероятность твоего падения с лестницы.
  
  С Сашей мы столкнулись на выходе из кабинета. Выглядела она как обычно: расстёгнутый майорский мундир, бледная кожа, красные глаза и короткие блондинистые волосы. По коридору она летела, взмахивая кожистыми крыльями, и изредка отталкиваясь от стен когтистыми руками, либо не менее когтистыми босыми ногами, а то и длинным тонким хвостом; для полётов наши коридоры всё-таки узковаты. В воздухе её удерживает встроенный антиграв, в качестве побочного эффекта превращающий причёску в эдакий одуванчик; судя по свежему мундиру и ещё не спутавшимся волосам, Саша возвращалась из техцентра после смены тела.
  – О, привет, – она довольно аккуратно затормозила, ухватившись за потолочную решётку. – Вы уже закончили, да?
  – Именно, – со строгим видом подтвердил шеф. – Что-то ты подзакопалась сегодня.
  Она виновато поморщилась. Впрочем, могла бы особо и не стараться: Сиэ приложил немало усилий, переманивая Александру деф Лонай в своё подразделение, считал её ценным соратником, или даже вассалом, и прощал ещё и не такие выходки.
  – Да я всё надеялась, – принялась объяснять Саша, – что из экспериментального тела может выйти толк. Но нет, опять в отходы.
  – Это ты про то страшилище? – уточнила я.
  Во время прошлого воплощения она показывала мне эскизы. Помесь осьминога со шмелём, бр-р.
  – Угу.
  – Гм, – Сиэ подавил улыбку. – Сочувствую. Ладно, забирай вот Сеффи, и удачи на Ингриме. А у нас с Герхардом одно важное срочное дело, – шеф заговорщицки подмигнул и помахал на прощание рукой.
  Вообще-то, это было подлое бегство: расстроенной Саше требовалось поплакаться в жилетку, и шеф предпочёл свалить роль утешительницы на меня. Нет, определённая логика тут была, конечно...
  
  ***
  
  В качестве транспорта нам выделили «Штетин», второй крейсер охранной флотилии. И это даже нельзя было назвать злоупотреблением полномочиями со стороны шефа: корабль включили в соединение только для комплекта, ну и на случай чрезвычайной ситуации или проблем с «Николаевым», никаких повседневных задач у него не было. Так что командовавший кораблём полковник деф Липский был очень рад возможности поразмяться и погонять расслабившихся подчинённых. Он даже предоставил нам пустующую адмиральскую каюту, а Герхарду – такую же пустующую каюту начштаба. Но лично я бы предпочла симуляторную, которой, увы, на крейсере не было. Сашу же это обрадовало, мол, «на этот раз посоревнуемся в тактике, а не в обжуливании». На правах проигравшей прошлую партию, она выбрала «Землю», игру старомодную, популярную у флотских, и, конечно же совершенно случайно, знакомую мне только по вложенной шефом базовой памяти. Видимо, прошлый проигрыш огорчил её больше, чем она хотела показать.
  
  ***
  
  Даже удивительно, какой разгром можно устроить в каюте за время столь короткого перелёта. Пропитанная кровью кровать годилась только на свалку. А по полу, за исключением небольшого относительно чистого участка, ходить вообще не стоило: во-первых, благодаря антикоагулянтам до сих пор скользко, а во вторых, очень большие шансы наступить на отрубленный палец, или ещё какую часть тела. Из-за параноидальной секретности и порождённого ею механизма ускоренного распада, выглядели они одинаково мерзко, а уж насколько они склизкие на ощупь, проверять совсем не хотелось. И к тому же сладковатый запах разложения, заметный даже для моего не особо чувствительного носа...
  Подзарядка аккумуляторов, встроенная машинерия и тёплый душ позволили привести себя в относительный порядок, но вот правая рука у меня теперь заканчивалась чуть пониже локтя, а Саша, которой я мысленно отвела роль камердинера, как назло почему-то застряла в техцентре. Теоретически, мне тоже было бы неплохо туда наведаться – провести досборку утраченных частей, но в моём случае для этого нужна доверенность от шефа и, учитывая тело не из каталога, соответствующая техническая документация. И ещё неизвестно, что от него труднее получить. А самая большая тайна – где взять достаточно решимости, чтобы обратиться к нему с такой просьбой... Так что я уселась в единственное чистое кресло, и принялась ждать, героически борясь со сном.
  
  – Сеффи, алё, у нас ещё впереди важная встреча, ты не забыла, соня?
  Соня? Да я последний раз спала... тьфу, только что в этом дурацком кресле.
  Саша для верности взъерошила мне волосы. Она уже была полностью готова, то есть снова в рабочем теле, одетом в «гражданскую одежду», как она её себе представляет. На этот раз это были короткие белые шорты и не менее белая рубашка с нарочито неровно обкромсанными рукавами и кучей шнурков и липучек, обеспечивающих прилегание к телу даже под встречным потоком воздуха. Насколько я знаю Сашу, ещё не худший вариант.
  – Проснулась? Вот и прекрасно. Ты же главное лицо на всей этой вечеринке, тебе парадный мундир напяливать надо.
  – Раз я главное лицо, значит, меня все подождут, – мрачно заявила я.
  – Местный великий внуконовец деф Мёзер вряд ли с тобой согласится. А Гера уже смылся вниз, на планету, готовить нам торжественную встречу.
  – Ну так помоги мне, а? Одной рукой трудно одеваться.
  – Для того и пришла. Между прочим, в твоём исходном плане помнишь что было? В отношении рук – выдирание ногтей, и не более того. Сама же велела не останавливаться на полпути, за язык я тебя не тянула. И что на тебя нашло? Ну а я уговор выполняю – раз уж проиграла. Опять.
  – Угу, выполняешь. Что-то не припомню, чтобы где-то упоминала обгрызенное ухо, – я выразительно пошевелила сохранившейся третью правого. – Рука... Это, наверно, уже фетиш. Надо бы найти какого-нибудь доктора, который бы придумал длинное непонятное название этой его разновидности.
  – Ты так уверена в своей уникальности?
  – Ну ладно, нужен доктор, который знает, как это называется. Чтобы на вопросы «А что это с вашей рукой?» я могла отвечать «По мнению доктора Франкенвухена, это хрентамфилия».
  – И зачем тебе какой-то доктор? Ты и сама справляешься. Только лучше не «филия», а «фобия». Боязнь собственной правой руки, которую ты лечишь хирургическим путём.
  Нет, партию в чего-то там, что она выберет на обратном пути, надо будет непременно проиграть, иначе доклад шефу придётся делать сидя в инвалидной коляске, а у Саши сформируется комплекс неполноценности. В комплекте с повышенной язвительностью.
  – Кстати, – припомнила я. – Ты же и сама врач. Отчасти.
  – Да, – раздраженно признала она. – Я ходила на ускоренные курсы полевых хирургов. Но, во-первых, слово «ускоренные» должно тебе что-то подсказать; во-вторых, хирургам нет дела до всяких там фобий; и, в третьих, я сейчас в отпуске и вообще не обязана хоть что-то помнить, вот, – Саша показала мне язык. – А в Сети поискать умные словечки ты и без меня можешь.
  – Например, «ухоукусия»? – лукаво предположила я.
  – Сильно сомневаюсь конкретно про «укусию», но... – она виновато поморщилась. – Насчёт уха – да, не удержалась, прости. Но вообще-то тебе ещё повезло, что все глазки на месте.
  – Вот она, дефская тирания.
  – Угу. Та ещё тирания. То, что остатки меня до техцентра нести пришлось, уже типа не считается. Ладно. Кожа у тебя нормально восстановилась? Шрамов нигде не осталось?
  – Этому уже научилась, – я в качестве иллюстрации потрясла аккуратно закруглённой культёй. – Не волнуйся, всё в полном порядке.
  – Коагулянт приняла?
  – Нет. Инъектор в том углу валяется, мне не хотелось заново пачкаться. Да и через семь в третьей состав крови и без него в норму придёт. Кстати, редкостный свинарник мы тут устроили. Может, следовало убраться? Деф Липский, наверно, будет недоволен.
  – Это же адмиральская каюта современного военного корабля. Тут есть система самоочистки. А насчёт нашего дорогого командира можешь не беспокоиться: старый хрыч получил свою запись и совершенно счастлив.
  – А, так он из этих... знающих толк в извращениях...
  – Именно, – Саша ехидно оскалилась. – Отловил меня на полпути из техцентра, и долго распинался про твою «уникально изящную» победу ЛК над ЕД. Я бы ещё поняла, если бы он тебе всё это рассказывал... Да, на обратном пути нам снова придётся в «Землю» играть, имей в виду. Он хочет продолжения банкета.
  
  ***
  
  Когда-то Ингрим был крупной приграничной базой флота. С тех пор осталось множество космических сооружений, сейчас большей частью законсервированных, да укомплектованная устаревшими кораблями дивизия линкоров. Местный отдел ГДВК с комфортом расположился в одном из старых орбитальных фортов. Числился он, кстати, в структуре той самой дивизии, а присматривать за планетой особистам приходилось в качестве «общественной нагрузки», как ближайшему подразделению.
  На причальной палубе нас уже ждал сам деф Мёзер, невысокий антропоморфный полярный лис в мундире военюра-три. О, это была сама любезность. У него не возникло никаких вопросов по поводу нашего внешнего вида. Он вовремя призвал отбросить формальности, так что я успела унять свою рефлекторно дёрнувшуюся правую руку. Он обращался к нам не иначе как «леди Сеффи» и «госпожа майор», демонстрируя умение работать с информацией: в официальных документах моего имени нет, да и Саша о своём пунктике насчёт звания старается не распространяться. Влад даже расслышал своими утопающими в шерсти ушами чуть слышно брошенное ею «пушистик», при этом приветливая мёзеровская гримаска стала ещё приторнее. Его медовый голос поведал нам, что таки да, вежливая форма его прозвища звучит именно как «Орбитальный Пушистик», а невежливую в присутствии дам он упомянуть никак не может, хотя первое слово там тоже «Орбитальный», а второе опять же начинается на «П». Наконец, он привёл нас в свой кабинет с огромным, во всю стену, аквариумом, и потратил около трёх тысяч секунд на иносказательные, и потому крайне многословные, обвинения семейства фон Эззбе во всех смертных грехах, вплоть до заказных убийств. Не забыл он и «некоторых премногоуважаемых дефов, несколько излишне, к сожалению, пекущихся о личных интересах». Мне с большим трудом удалось продемонстрировать хотя бы минимум вежливости и не уснуть, хотя очень хотелось.
  К счастью, всё когда-нибудь заканчивается. Деф Мёзер, конечно же, проводил нас до челнока, так что расслабиться удалось только после того, как закрылся герметичный люк.
  – Не удивительно, что шеф недолюбливает этого «пушистика», – сообщила я потолку. Мы были единственными пассажирами, поэтому я с чистой совестью разлеглась поперёк трёх кресел. – Просто ужасная манера выражать свои мысли.
  – В отличие от некоторых прискорбно недальновидных агентов, коей недостаток может быть, впрочем, прощен в силу юного возраста, я имею обыкновение заранее готовиться к каждой важной встрече...
  – Так, похоже, это заразно. Саша, не сходи с ума, а?
  – Ладно, не буду, если ты так хочешь, – она расположилась в воздухе, зацепившись ногами за спинку кресла, широко раскинув крылья и заложив руки за голову. – Короче, ты путаешь причину и следствие. Я просмотрела краткую сводку по деф Мёзеру, он на очень хорошем счету в нашей конторе. И один из его талантов – находить верный подход к собеседнику. Следовательно... Следовательно?
  – Это было его «фи» по поводу выказанного нашим шефом недоверия. Довольна?
  – Делаете успехи, ваше ледство.
  – Угу. Разбуди меня, как мы приземлимся, ладно?
  Сашин ответ я уже не расслышала.
  
  ***
  
  Здание космовокзала хоть и выглядело старомодно – массивные стальные фермы, обширные стеклянные поверхности и гранитные полы, но содержалось в образцовом порядке. Почти сразу за входом начиналась зона автоматизированного досмотра: выстланный красным камнем пол и многочисленные свешивающиеся с потолка датчики. В некотором отдалении, где пол становился серым, нас поджидал Герхард в обществе пожилого мужчины в тёмно-синем мундире. И, конечно же, почётный караул, а у дальней стены, к моему ужасу, обнаружился оркестр. Мои уши ведь не просто декоративная завлекалочка, они, даже когда одно обгрызено, и в самом деле слышат гораздо лучше человеческих. Но Герхарду, похоже, никто не объяснил...
  Оркестр грянул марш. Я болезненно скривилась, отчаянно борясь с желанием выхватить бластер и потребовать тишины под страхом немедленной смерти.
  – Не возражаешь, если я буду первой? – тихо шепнула Саша, кивнув в сторону зоны досмотра. – Это, конечно, нарушение протокола, но здесь, готова поспорить, от нас ещё и не такое стерпят.
  Я согласно махнула рукой, и она, расправив крылья, плавным движением пролетела под всей этой массой датчиков. Где-то на середине пути жутко взвыли сирены и замигали тревожные красные лампы. Караульные в панике схватились за свои церемониальные винтовки, откуда-то из подсобных помещений выскочил десяток солдат в повседневной чёрной форме и с вполне боевым оружием, мужчина в синем мундире попытался загородить Герхарда своим телом, а оркестранты попадали на пол, прикрывая головы инструментами.
  – Как я и ожидала, – заявила Саша, причём не вслух, а через вокзальную систему громкого оповещения. Фокус ей удался легко: дефы из нашей конторы имеют дистанционный доступ ко всей гражданской электронике. – Совершенно верно, металла в моём теле не просто много, а очень много, энергии в аккумуляторах хватит на вполне приличный взрыв, да ещё и антиграв, который, при неправильном использовании... – она печально взмахнула рукой, взлетела повыше и уселась на информационное табло. – Но нам вроде как был обещан торжественный приём. Не правда ли, Гера?
  Я тем временем тоже преодолевала зону досмотра. Спокойным шагом, никуда не торопясь. Сирены давили мне на слух, но всё же меньше, чем оркестр – дело ведь не в громкости, а в качестве звука, так что Саше я была скорее благодарна. Да, её рабочее тело напичкано всевозможной машинерией, для полётов и не только, и при этом здорово урезано в количестве нервных окончаний, особенно в так называемых «повседневно не используемых» местах. Вроде бы это как-то связано с ограниченными возможностями мозга и необходимостью тщательно контролировать полёт, да и к тому же её тело ведь не серийного производства, а плод совместного с шефом творчества. То есть, фактически, поделка двух любителей, совершенно точно способных на ошибки, взять хотя бы моё отвращение к употреблению пищи. С другой стороны, любительствуют эти двое уже очень долго; временами мне кажется, что Саша вполне намеренно подрезала своему рабочему телу чувствительность, чтобы избавиться от искушения и не попортить дорогую вещь ради острых ощущений. На развлечения – того рода, после которых до техцентра приходится нести – она тратит копеечные короткоживущие телах, без способности к полёту и почти без электроники. Всё логично, да, жаль только, что и мне волей-неволей придётся сосредоточиться на работе...
  Когда я добралась до конца зоны досмотра, Герхард уже избавился от опеки своего сопровождающего (как я наконец расслышала, это оказался начальник вокзала), велел выключить сирены, разогнал своих солдат, пространно извинился перед «госпожой деф Лонай» и переключился на меня, обещая всё исправить и наказать виновных. Саша, спланировав вниз, повисла у него за спиной, и принялась корчить мне рожи. Я, с трудом сохраняя серьёзное лицо, взмахом руки велела Герхарду закрыть, наконец, рот, и скомандовала:
  – Церемонию – прекратить. Караул и оркестр – убрать. Ясно?
  – Э-э... да? – промямлил прерванный на середине извинения Герхард.
  – Нас с Сашей в город – доставить? – предположила я. – Или какой у тебя следующий пункт программы?
  – Нет-нет, всё верно. Сюда, пожалуйста, – он лично повёл нас на крышу, где под хмурым осенним небом одиноко дожидался блестящий ярко-красный флаер весьма устаревшей модели.
  – Так-так, знакомая машинка, – язвительно прокомментировала Саша. – «Полёт-120», да? Местной орбитальной сборки. Прекрасный аппарат для тех, кто не умеет пилотировать, но хочет покрасоваться перед девочками, да, Гера?
  – Я вожу вполне прилично, – подчёркнуто нейтрально ответил Герхард.
  – С бортовым компьютером, не дающем леталке выйти за пределы полётного коридора, это не трудно. Ладно, с другой стороны, мы хоть не разобьёмся. Ну-с, сэр, покажите высший пилотаж, – она ткнула в открывающую дверь кнопку и издевательски поклонилась.
  Герхард, усаживаясь в кресло пилота, лишь огорчённо покачал головой.
  К счастью, лететь тут было недолго. Я постаралась не обращать внимания сопровождающие нас чёрные флаеры без опознавательных знаков, разглядывая вместо этого проносящийся снизу пейзаж. Пёстрая листва осенних лесов довольно быстро сменилась более рукотворными, но не слишком внушительными объектами.
  – И это вы называете городом? – я уныло обозревала многочисленные одно- и двухэтажные домики, окружённые аккуратными садиками. Видневшиеся вдалеке двадцатиэтажные здания делового квартала смотрелись на этом фоне настоящими небоскрёбами.
  – О да, – подтвердил Герхард. – Эззбе – крупнейший город на планете, столица владений нашей семьи, – в его голосе смешались гордость и обида.
  – Сеффи, не выпендривайся, – Саша подтолкнула меня локтем. – Город как город. По крайней мере, тут коровы на улицах не пасутся.
  – Коровы?
  – Крупный рогатый скот из семейства парнокопытных. У меня на родине паслись...
  Я фыркнула.
  – Ты ещё про медведей с балалайками расскажи. Пьющих водку из самоваров.
  – Осторожнее на поворотах, Сеффи, – она запустила когтистую руку мне в волосы, и без того не слишком аккуратно причёсанные. – А то ведь и второе ухо откушу.
  – Да ты так и так его откусишь, – вздохнула я. – Не сейчас, так чуть позже.
  – Леди, не ссорьтесь, – попросил Геохард. – Мы уже почти прилетели. Видите вон то здание на холме? Главная резиденция нашего семейства, его построил ещё дед нынешнего лендлорда.
  – А неплохо домишко сохранился, – признала я.
  Другой неоспоримой похвалы мне в голову как-то не пришло. Дом выглядел странно, словно бы замок надстроили административным зданием: угрюмые, скупо прорезанные узкими окнами стены первого этажа резко контрастировали с тонкими колоннами и обилием стекла второго. Даже крыша была по большей части прозрачной. Самое удивительное, что поместье я узнала с первого взгляда. Родимый дом, надёжная крепость, прекрасное место для игр в прятки... Оказывается, шеф не слишком-то перенапрягался, конструируя моё детство. А я-то думала, оно вымышленное целиком и полностью.
  – Размерчик впечатляет, – Саша казалась искренне заинтересованной. – Вон под тем куполом, что, бассейн?
  – Нет, это банкетный зал, – а вот в голосе Герхарда зазвучали надрывные нотки. – И водоёма с набережной тут никакого не планировалось. И да, я знаю, что здание напоминает санаторий морского министерства. Ещё вопросы? Наверняка у вас найдутся подходящие к случаю саркастические замечания, валяйте, не сдерживайте себя!
  – Я что, наступила на любимую мозоль? Как мило. А...
  Пришлось вмешаться.
  – Саша, притормози. Герхарда можно понять: насколько я помню, почти все посетители задают одни и те же вопросы. Дом, конечно, мрачноват, но жить можно. И спланирован достаточно удобно.
  – Насколько ты помнишь? – удивилась она.
  – Сиэ, похоже, включил свои воспоминания об этом месте в мою личность. А вот о городе – нет, странно...
  – Очень интересно, – задумчиво пробормотала Саша. – А что ещё ты помнишь?
  – Э-э... Уйму всего. А что? Решила между делом получить степень по психологии?
  – Пф-ф, скажешь тоже. Хотя... Гм...
  – Колись уж.
  – Ну... Я некоторое время назад, ещё до встречи с нашим нынешним шефом, активно интересовалась темой конструирования агентов. Ничего толкового не вышло, ты же видела моих штампованных болванчиков из каталога... – она нерешительно умолкла.
  – Видела, – я подбадривающе кивнула. – И?
  – В общем, мне хотелось создать кого-то вроде тебя.
  – И чего тут такого?
  – Да ничего... Если ты так считаешь. Ладно, мы почти прилетели. Нет, совсем прилетели.
  Герхард приземлил флаер на площадку у самого дома, и открыл все двери.
  Саша предпочитает летать, а не ходить пешком, и я её вполне понимаю; но, к сожалению, для точного позиционирования в пространстве её куцые крылья не годятся. В результате при совместных прогулках она заимела привычку держаться за собеседника. Вот и сейчас она вцепилась в моё правое плечо, а голову держала возле левого, поближе к уху, чтобы я могла расслышать даже тихий шёпот. В качестве альтернативы мы могли бы незаметно общаться по радиоканалу, но тут уже Саше приходится проявлять понимание: встроенной электроникой я предпочитаю не пользоваться.
  Через главный вход мы попали в относительно небольшой холл, прямо-таки сверкающий чистотой, даже характерный запах моющих средств ещё не успел выветриться. Оттуда мы проследовали за Герхардом в Полукруглую галерею – длинное и широкое помещение, высотой в два этажа и примерно как треть окружности в плане; через многочисленные окна в левой стене и крыше его освещало закатное солнце. К правой стене примыкали широкие лестницы, ведущие на второй, «господский» этаж жилых крыльев. Всего их в доме четыре, и каждое предназначается для своей категории жильцов: хозяева, близкие родственники, дальние родственники, гости. На середине ближайшей лестницы, ведущей, конечно же, в «хозяйское» крыло, нас ждала высокая женщина средних на вид лет в простом чёрном платье. На несколько ступенек ниже и чуть сбоку стоял невероятно напыжившийся старик в старомодной ливрее дворецкого.
  Герхард подвёл нас к подножью.
  – Матушка, – его голос звучал необычайно мягко, – позволь мне представить полномочного представителя его лордства леди Сеффи, и её подругу, майора Александру деф Лонай. – Он поднялся по лестнице и встал рядом с Изабеллой.
  Мы поздоровались: Саша вполне нейтрально, я – сквозь зубы. Чёрт побери, да как они смеют жить в первом крыле! Они же не боле чем наследники, причём без шансов на получение наследства! Интересно, испытывает ли шеф по этому поводу такую же бессильную ярость, или это лично и исключительно мой закидон?
  Хозяйка (только де-факто, напомнила я себе) разразилась, иначе не скажешь, длинной приветственной речью. Такое ощущение, что у неё были те же учителя, что и у деф Мёзера, но училась она явно хуже: русский язык в её исполнении ужасал. Смысл этого усыпляющего потока грамматически правильных, но фонетически почти до неузнаваемости исковерканных слов сводился к просьбе вести себя прилично, не шуметь по ночам и по возможности не беспокоить хозяев; со всеми мелкими просьбами было велено обращаться к главе персонала особняка – тому самому старику.
  – Усраться можно, как же тут любят болтать, – прошептала мне на ухо Саша, поднялась чуть выше и продолжила в полный голос. – Ну, насчёт меня вам беспокоиться нечего, но её ледство, – она похлопала меня по макушке, – может и заскучать. Боюсь, к концу нашего визита вы недосчитаетесь пары-тройки симпатичных молодых служанок.
  Наверняка она ещё и печальную гримасу скроила, жаль, что я не видела её лица. А вот лица встречающих мне были видны прекрасно: брюзгливо-высокомерное у Изабеллы, на удивление мечтательное у Герхарда и абсолютно непроницаемое у дворецкого.
  – К счастью, у нас здесь нет ни одной служанки, – Изабелла на миг скосила глаза в сторону сына. – И в любом случае...
  Я подняла левую руку, пресекая очередной водопад слов. Сжатый кулак очень удачно остановился у самого сашиного носа. Та почти беззвучно фыркнула – пальцы ощутили поток тёплого воздуха – но от комментариев воздержалась.
  – Александра, конечно, шутит, – я опустила руку. – И я не собираюсь таскать сюда проституток, если вы это имели ввиду, – мои запасы вежливости исчерпались ещё на орбите. – День был очень долгим, а завтра нам надо быть в суде к началу заседания. Давайте уже покончим с ритуалами.
  Изабелла едва заметно скривилась, но всё же перепоручила нас дворецкому, а сама с Герхардом поднялась по лестнице и скрылась за дверью. Нас с Сашей поселили, конечно же, в самом дальнем, четвёртом, «гостевом» крыле. А ведь формально и не оскорбление: ни я, ни Саша шефу родственниками не приходимся. Это если по закону. М-да...
  Сил моих хватило только на быструю помывку в хромированном чудище местного душа. Управляющих жалюзи кнопок на привычном шефу месте почему-то не оказалось, но вспышки молний – снаружи начиналась гроза – и шаги патрулирующей крышу охраны уже не могли помешать мне заснуть.
  
  ***
  
  Дождливое серое утро началось с пришедшего на мобильник сообщения от Саши, гласившего, что жизнь прекрасна, мне пора вставать, а она уже ждёт у здания суда. И продолжилось отчаянно зевавшим Герхардом, которому всё же удалось без эксцессов доставить меня и себя на центральную площадь. Городской суд мог похвастаться полным набором архитектурных излишеств, модных ещё со времён Древнего Рима: колонны с каннелюрами, фронтоны с барельефами, высокий купол и отделанные мрамором стены. Над площадью обнаружилась беззаботно нарезающая круги Саша, а на площади – толпа глазеющего и фотографирующего народа, впервые в жизни вживую видевшего летающего дефа. Да к тому же, как я с неудовольствием отметила, по-прежнему одетого всё в тот же белый костюмчик, ставший от воды практически прозрачным. Впрочем, наше прибытие положило конец этому празднику жизни.
  – Чего-то ты растрёпанная какая-то сегодня, – заметила Саша, пытаясь на лету обтереться об мой мундир.
  Естественно, растрёпанная: правая рука за ночь у меня не отросла, а звать на помощь изабеллиных слуг я не пожелала. Но акцентировать внимание на этом было бы лишним – наверняка же нарвусь на поучающую лекцию, так что я предпочла двинуться в контратаку:
  – Ты на себя-то посмотри. Облегающий фасон я ещё понимаю – аэродинамика, парусность, то да сё... Хотя я уверена, у чёрной ткани аэродинамические характеристики не хуже. Ну а если так хочется быть всей в белом, можно же было отыскать материал, не становящийся почти невидимым при намокании. О всяких мелочах типа нижнего белья уже и не говорю, сама понимаю, что смешно. Ты специально дразнишься, или как?
  – Бу-бу-бу, – Саша прижалась ко мне ещё крепче. – Занеси это в графу «создание положительного имиджа работников ГДВК». И вообще, я вот припоминаю, в каком виде ты встретила меня в Венсфелле... «Парк развлечений» деф Граца, помнишь?
  – Такое не забудешь, к сожалению, – вздохнула я. – И к тому же меня жутко взбесил тот идиот, да и деф Грац тоже... Шефу потом ещё пришлось платить штраф за оскорбление общественной нравственности.
  – Насчёт меня можешь не беспокоиться, если мне выпишут штраф, я оплачу его сама.
  – Пф-ф... Да что мне тот штраф. Ладно, проехали. Как прошла ночка?
  – О, просто прекрасно. Ты не представляешь, как мне не хватало возможности вволю полетать. В наших «Вратах» всё же слишком тесно.
  
  Изнутри суд больше напоминал театр. Билетов у нас не потребовали, но всё остальное было в наличии, включая огромный зрительный зал и особую ложу лендлорда. Герхард, к своему и нашему счастью, предпочёл не мозолить нам глаза, а усесться внизу, вместе с остальной публикой. Люди там собрались, похоже, не ради суда как такового, а просто чтобы провести время за приятной беседой и в хорошей компании.
  На моём кресле лежал сложенный пополам листок бумаги. «Передайте своему хозяину, что дух соглашения не менее важен, чем буква, а игра в формализм окончится не в его пользу. Ван дер Шёнштейн». Я молча показала записку Саше, та так же молча пожала плечами, и бумажка отправилась ко мне в карман – до лучших времён.
  Заседание началось вовремя с точностью до секунды. Судейские чиновники в мантиях, но без париков, степенно расселись и принялись бубнить в микрофоны избитые ритуальные фразы. Подсудимый, ещё один достаточно интеллигентный на вид почти-индус в оранжевой тюремной пижаме, совершенно равнодушно осматривал собравшихся в зале людей. Как я поняла, он обвинялся в убийстве губернатора Западного промышленного района, совершённом в одиночку «по мотивам классовой ненависти», не больше и не меньше.
  
  – Ну и о чём болтают там, внизу? – поинтересовалась Саша где-то на пятнадцатой минуте заседания. Указывала она на зрительный зал, где публика и не думала прекращать свои беседы, но из уважения к суду говорила всё же вполголоса. – Чего-то у тебя лицо перекошенное.
  – Не знаю, – я натурально окрысилась. – Лицо перекошенное... Ещё бы ему не перекоситься. Кое-кто, не будем показывать пальцем, попортил мне ухо. Исходные данные для анализа приходят негодные; я уже кучу сил впустую потратила, пытаясь что-то вычленить из этой кучи мусора. А ещё их чёртов диалект...
  – Ну так плюнь ты на этот анализ.
  – Не могу, всё на уровне рефлексов. Тутошний шум уверенно распознаётся как немецкая речь. Можно заткнуть уши, но я обязана слушать этот процесс.
  – М-да, ситуация... А слуховой аппарат? Есть же устройства с нужной чувствительностью?
  – Угу, в категории «спецсредства». Применение только с разрешения суда. Что-то я сомневаюсь, что эти вот личности, – я кивнула на увлечённо изучающего потолок председателя, – разрешат прослушку самих себя.
  – Тогда странно, что тебя пускают куда угодно без всяких судейских санкций.
  – Пробел в законе, который особо не афишируется. На самом деле, этим пользуются многие дефы. Да вот хотя бы местный Пушистик. Эй, и почему я это тебе рассказываю? Что, твой законник впал в спячку, в связи с отпуском?
  – Законник, к сожалению, никогда в спячку не впадает. Я деф, и всегда нахожусь под контролем, как и все дефы... Зато у тебя поднимается настроение, когда ты выступаешь в роли эксперта. Вот сейчас ты уже гораздо лучше выглядишь. Что только что спросил прокурор насчёт координат?
  Пришлось немножко покопаться в памяти.
  – «Подсудимый, вы признаёте, что одиннадцатого числа шестого месяца в десять двадцать три по стандартному календарю ваше местоположение определялось координатами 41°8' ВД и 55°22' СШ?» – я постаралась изобразить гнусавый прокурорский голос, но получилось не очень. – Но причём тут эта нудятина?
  – Небольшая проверочка. Раз наша болтовня не мешает тебе слушать процесс судоговорения, буду тебя развлекать.
  И у неё это очень неплохо получилось. На меня нескончаемым потоком лились байки и сплетни, накопленные Сашей за долгие годы службы в Пятом Ударном флоте, где она командовала десантной ротой. Собственно, оттуда шеф её и переманил, примерно полтора года назад. Хотя знакомы они вроде бы гораздо дольше.
  
  ***
  
  После заседания – продлилось оно две и шестнадцать в четвёртой, чиновники не слишком-то себя утруждали – на площади перед зданием суда, по контрасту с утренней толпой, обнаружилось только несколько одиноких прохожих. И ни одного представителя СМИ. Герхард невнятно буркнул, что не в настроении общаться с журналистами, и поинтересовался, подвезти ли нас до дома. Лично мне хотелось прогуляться, а Саше хотелось составить мне компанию, так что улетел он в гордом одиночестве.
  
  – Удивительное ощущение, – сообщила я Саше, пройдя примерно полквартала по главной улице. – Куча народу, и ни у кого, вообще ни у кого нет ни единого имплантата. Идёшь как в пустыне.
  – Ты же уже бывала в вольных городах, – она по-прежнему использовала меня как буксир, держась за правое плечо. – Да взять хотя бы наши Врата...
  – Там не то. Даже в задрипанном Венсфелле где-то двадцать процентов населения – полноправные граждане. А здесь по нулям. Представляю, какой леденящий душу ужас твориться в тех аккуратненьких маленьких домиках!.. Которые на окраинах, помнишь? Тут-то горожане друг за другом ещё следят, а там-то контроля вообще никакого.
  – Да ничего там «такого» не творится. Надеюсь, для тебя не будет сюрпризом, что далеко не все люди считают отпиливание рук развлечением. И вообще, кончай витать в облаках и оглянись по сторонам. Ничего особенного не замечаешь?
  – Ты про этих придурков в одинаковых костюмах, которые как бы незаметно шныряют вокруг нас?
  – Угу.
  – И чего они не могли им разной одежды выдать? Это же элементарно, настроить как следует вариатор...
  – Ты забываешь, что ближайшая наносборочная машина тут на орбите, а цены у «Орбмеха» кусаются, даром что он ФГУП, – напомнила Саша. – Вольным городам стараются не доверять современную технику; обратная сторона смягчённого контроля.
  – Ну, допустим, – нехотя согласилась я. – Но посмотри на прохожих: одеты все по-разному. Значит?
  – Тут может быть два варианта. Либо тупое начальство...
  – Либо их специально вырядили так, чтобы они бросались в глаза. Чтобы мы не искали настоящих. – Я тут же припомнила одну из сашиных баек. – Предлагаю проверку, по второй схеме.
  – По какой ещё... А, по той второй схеме. И кто из нас громила с пушкой?
  – Ты, конечно. Насколько я поняла, для этой роли нужны две руки.
  Саша перелетела через меня, чтобы оказаться лицом к лицу, и демонстративно похлопала себя по бёдрам.
  – Ты где-то видишь бластер?
  – Возьмёшь мой. Стрелять-то тебе не потребуется. А вообще идиотизм: ты же вроде как мой телохранитель, а летаешь безоружной.
  Целью был выбран ближайший соглядатай в одном из тех самых костюмов. Я направилась к нему быстрым шагом, а Саша описала высокую параболу с расчётом оказаться у него за спиной, не залетая при этом в его поле зрения. Шпик следил именно за мной, что само по себе достаточно странно, так что удушающий захват и дуло у виска стали для него сюрпризом. А вот я старалась не упускать из виду его коллег, сейчас осторожно перегруппировывавшихся. Оставалось надеяться, что они не откроют стрельбу среди всей этой толпы.
  Мне вроде как удалось соорудить умильную улыбку, добавить в голос дружелюбия и мобилизовать свой ужасный немецкий-разговорный.
  – Неплохой денёк, не правда ли, пупсик? – я погладила топтуна по щеке. Ухоженная кожа, не похоже, чтобы он много времени проводил на открытом воздухе. – Не подскажешь, где тут можно найти ближайшего психиатра? Мне нужно узнать у него правильное название хрентамфобии.
  Полузадушенный тип с трудом выдавил:
  – Нападение на представи...теля власти с приме...нением оружия … карается …
  Я мысленно присвистнула. И какой смысл тогда в этом маскараде?
  – Ах, так вы при исполнении? – я подала Саше знак разжать руку, но не убирать бластер. – Агент СЭЗ-тринадцать-восемнадцать, ГДВК. А ваше место службы, имя и звание?
  – Рядовой Цвайг, внутренние войска Эззбеланда.
  Внутренние войска в роли «наружки»? Три ха-ха!
  – И зачем вы и ваши коллеги тут мельтешите?
  – Так вас же охраняем, – невозмутимо объяснил он. – На случай, если эти уроды-сепаратисты попытаются отомстить за своего товарища. Да и всю вашу семейку они не любят... По правде говоря, её вообще мало кто любит.
  – Понятно, – хотя понятного тут ничего не было. Сепаратисты? О них не упоминали ни шеф, ни деф Мёзер, ни Герхард с Изабеллой. – Продолжайте службу. – Я повернулась к нему спиной, дав Саше знак следовать зам мной.
  – А ты заметила, что он не боялся? – Саша вернула мне бластер и снова вцепилась в правое плечо. – Как будто точно знал, что ему ничего не грозит. Ни за что не поверю, что он рядовой. И костюм он явно умеет носить. Да один только парфюм чего стоит...
  – Парфюм? Я ничего не учуяла...
  – И тебе это не показалось подозрительным? Даже с твоим скверным носом с такого расстояния настоящего рядового невозможно не учуять.
  – Гм. Верно, – согласилась я. – Значит, это был спектакль не только с нашей, но и с его стороны. Ты что-нибудь знаешь про этих сепаратистов?
  – Как ни странно, ничего. Но знаю, у кого спросить. У тебя есть какие-нибудь планы на остаток сегодняшнего вечера?
  – Ну, – я мечтательно полуприкрыла глаза, – можно устроить дополнительную проверочку для наших так называемых «охранников». Например, устроить дебош в стриптиз-клубе.
  – Их тут нету. Ни одного, – ехидно сообщила Саша. – Изабелла не одобряет такого рода развлечения.
  – Ну тогда попрыгаем с какой-нибудь семейной крыши. Мы с тобой уже чертовски давно не прыгали с крыш.
  – Да тут дома такие низкие... Что, тебе совсем не хочется навестить нашего подсудимого?
  – Сегодня – нет. Чтобы задать правильный вопрос, нужно знать половину ответа, а мы знаем только, что здесь нет ни независимой прессы, ни независимого суда.
  – А про суд мы откуда знаем? – заинтересовалась Саша.
  – Такой «оратор», как местный прокурор, в нормальном суде ни за что бы не смог сделать карьеру гособвинителя.
  – Хм. Итак, ты сперва предлагаешь съездить на место преступления, облазить там всё с лупой, затем заглянуть на чашку чая к старушке-матери подсудимого, и что там дальше по списку, и только затем сходить в СИЗО?
  – Нет, конечно. Но надо хотя бы ознакомиться с материалами дела и проанализировать биографию... Думаю, к следующему вечеру мы управимся. А сейчас – крыша!
  Мы забрались на двадцатиэтажное здание в деловом квартале, со скучным, лишённым украшений фасадом; про такие говорят «глазу не за что зацепиться», но нам не хотелось бы цепляться и всеми прочими частями тел. К прыжкам я пристрастилась в столице, ещё до перевода на Врата, и не хватало мне их примерно так же, как Саше – полётов. Прыгали мы, естественно, вместе, в обнимку; точнее, Саша расправляла крылья и вцеплялась в меня сзади, руками и ногами, а я делала шаг в пустоту. Одного антиграва, конечно же, на двоих не хватает, и получается не полёт, а относительно медленное падение, но масса положительных эмоций и капитальная прочистка мозгов гарантированы.
  
  ***
  
  Следующее заседание мы потратили на изучение материалов дела – читали прямо в ложе, с планшетов. Процесс судоговорения я слушала в пол-уха, не испытывая, впрочем, особых угрызений совести. Собственный вердикт я составила ещё в кабинете у шефа, и к перемене мнения меня могло сподвигнуть разве что нечто поистине сенсационное.
  Что касается подготовленных местной полицией документов, то в версии следствия, в принципе, кое-какая логика содержалась, да, но предполагаемый мотив казался мне ну очень странным. «Классовая вражда» – что за глупости... И ещё у них выходило, что подсудимый одновременно хороший стрелок, прекрасный подрывник и высококвалифицированный компьютерщик. А тщательный анализ официальной биографии показывал, что обучение в Политехническом институте туда не очень аккуратно вставлено, и не понятно, почему следователь не обратил на это внимания. Да, и старушки-матери у подсудимого не оказалось – круглый сирота, однако.
  
  Следственный изолятор больше походил на больницу, чем на тюрьму. Вездесущий запах дезинфекции, светлые стены, резкий белый свет, герметичные звуконепроницаемые двери. Даже мундиры у охранников оказались белоснежные, хорошо хоть без красных крестов. Свидание с обвиняемым устроить оказалось очень легко, нас никто ни о чём даже не спросил. Саша отправилась в медпункт за необходимым реквизитом, а моей задачей было провести предварительную беседу.
  Одиночная камера многочисленных оттенков бежевого радовала только одним ярким пятном – оранжевой пижамой заключённого, уныло сидящего на койке.
  – Подсудимый Гнозка? – я выбрала наиболее официальный тон. – Я агент СЭЗ-тринадцать-восемнадцать, полномочный представитель землевладельца деф Эззбе.
  Он вскочил и издевательски раскланялся.
  – Так ты доверенная железяка нашего главного кровопийцы? Очень приятно. А я всё гадал, что делает гебешная морда в «королевской» ложе.
  – О, да мы, я вижу, за словом в карман не лезем, правду-матку прямо в глаза режем, – я понимающе покивала. – Неплохо-неплохо. Очень даже. В знании законов, правда, пробел. Тело агента обязано соответствовать как минимум второму классу биологичности. Статья шесть, пункт один федерального закона «О агентах дефов». Да, а почему мы так не любим Сиэ?
  – Как это почему? Этот твой безумец, его лордство деф Эззбе, – Гнозка буквально выплюнул имя шефа, – продал всех нас за личное бессмертие! Новосеверодвинск выжимает из планеты все соки, навязывает свои порядки, ограничивает наш доступ к технологии... Вот ты, фифа, явившаяся сюда карать и миловать с этой вот брезгливой гримасой, знаешь ли ты, в каких условиях трудятся те несчастные, оплачивающие само твоё существование?
  – И по-прежнему очень неплохо, – я постаралась придать лицу выражение повысокомернее. – Хм, трудятся? В условиях? А и в самом деле, в каких? Я бы не сказала, что местная публика выглядит как-то особо измождёно.
  – «Местная публика», ха! Зажравшиеся паразиты, не державшие в руках ничего тяжелее вилки. Эззбе – это Новосеверодвинск местного масштаба. Слетай куда-нибудь в провинцию, в один из промышленных городков, да пройдись по не слишком центральной улице, да посмотри на тамошнюю «публику».
  – Так-так-так. Да вы, господин хороший, и в самом деле из этих, как их, сепаратистов. И какова конечная цель?
  – Разве не ясно? Мы хотим, чтобы судьбу Ингрима решал народ Ингрима, а не кучка лендлордов из Планетарного совета в сговоре с новосеверодвинскими дефами.
  – Шаблонно, – подытожила я, переставая кривляться и переходя к своему нормальному тону. – Но роль ты отыгрываешь вполне прилично. Долго зубрил?
  – Какая ещё роль? – Гнозка попытался изобразить удивление.
  – Террориста-теоретика. На практика ты не тянешь... Вот, – я выложила свой бластер на стол. – Возьми и по-быстрому пристрели меня.
  Его лицо забавно перекособочилось. Ага, этого в сценарии не было. На бластер он смотрел с явным испугом.
  – Я не такой идиот, чтобы стрелять в офицера ГДВК, сидя в тюрьме...
  – А почему нет? Тебе так и так светит высшая мера, – я пожала плечами. – Да и с юридической точки зрения это будет всего лишь порча имущества. Ну, чего ты медлишь? Я же воплощение мирового зла, сосущего соки из несчастного Ингрима. Да ещё и с брезгливой гримасой.
  – А смысл? Тебя же снова соберут. За вытрясенные из нас же денежки.
  На самом деле, до этого дело не дойдёт, а жаль: у меня снова было бы две руки.
  – Да и суд, – продолжал Гнозка, – ещё может вынести несмертельный приговор.
  – Этот суд? Ну да, может, – согласилась я. – Примерно с вероятностью падения неба на землю. Ладно, так у нас дело не пойдёт. По местному закону, я не могу устроить медикаментозный допрос без согласия допрашиваемого. Даёшь согласие?
  – Нет, конечно, – фыркнул он.
  – Ожидаемо. К счастью, по другому местному закону, квалифицированный врач может оказывать медицинскую помощь и без согласия заключённого, – я помахала рукой в сторону ближайшей видеокамеры.
  Тюремная дверь приоткрылась, и к нам протиснулась Саша со стандартным медицинским чемоданчиком.
  – Пупсик не колется, да? Он умница, как я и предсказывала.
  – О, что я вижу, настоящий деф, а не какая-то там недоделка второго класса! Подтягиваете тяжёлую артиллерию, да? – сказано это было храбро, но в глазах подсудимого уже плескался ужас.
  – Угу-угу, – подтвердила я. – У неё ещё и медицинская лицензия есть. Хирургическая. Развлекайтесь. Я зайду за бластером через, ну, четыре в третьей.
  И всё же, какое счастье, что двери тут звуконепроницаемые.
  
  Вернувшись, я только порадовалась не слишком хорошему обонянию: могучая смесь спирта и общественного туалета и без того внушала. Оранжевая пижама валялась на кровати, приклеенный к стене Гнозка улыбался на редкость дебиловато – наркотики уже начали действовать. Под ним стоял таз с мочой; стальной уретральный катетер небрежно валялся посреди камеры. Мой бластер обнаружился в дальнем углу.
  – А, вот и ты, – Саша самодовольно помахала бланком с подписью. – Все формальности выполнены, пациент дал согласие добровольно и с песней. А видела бы ты его лицо, когда твоя пушка заявила о провале авторизации!
  – Надеюсь, ты ему хоть ничего не пожгла?
  – Да нет, я была осторожна. К тому же, электричество шло в качестве приятного бонуса: катетер сам по себе снабдил его массой впечатлений. А что его ожидает в ближайшие несколько дней при каждом посещении туалета... И самое интересное, это всё в рамках местного закона!
  – Эй, какие ещё ближайшие несколько дней? – возмутилась я. – Что за маратовские фокусы? Мы же договаривались: ты вернёшь всё, как было.
  – Оп-с, и в самом деле. Ну, значит, этот счастливчик легко отделался.
  
  Допрос выявил массу интересных вещей. Прежде всего, оказалось, что роль подставного подозреваемого широко известна в местных узких кругах как надёжный способ поправить финансовое положение. Флориан Гнозка, бакалавр экономики, профессиональный игрок на бирже, был совершенно уверен, что через пару месяцев выйдет на свободу – под другим именем, конечно. И он был здорово обижен на «это большеглазое одноухое серокожее нечто в сопровождении пародии на летучую мышь», грозившее окончательно погубить его и так не слишком удачную жизнь. Ни с какими сепаратистами дел он, конечно, не имел, а «западного» губернатора и в глаза не видел.
  
  На следующий после допроса вечер у нас была запланирована «экскурсия» по владениям шефа. Не то чтобы я поверила Гнозке про «тяжкие условия труда», но пару-тройку мелких посёлков всё же имело смысл проверить: зачастую там такое можно увидеть, что ой-ой-ой. Так что из суда мы отправились в космопорт, а оттуда – на орбиту, к аппаратам для записи личности, наносборочным машинам и прочей цивилизации. Пушистик, о чудо, ограничился краткой приветственной речью, и снаряжение мы могли подбирать в тишине и покое. Я сразу нацелилась на комплект средней пехотной брони, той самой, что мне так не хватало во время зачистки крайних палуб Врат Новосеверодвинска. Отличная штука, особенно в офицерской комплектации: полная изоляция от окружающей среды, идеальный микроклимат, система удаления биологических отходов. Проектировщики этого чуда техники в вопросе одежды явно были солидарны с Сашей: броню полагалось носить на голое тело; в качестве приятного бонуса, надеть или снять её очень легко даже одной рукой.
  Сама Саша, по-видимому желая ещё сильнее улучшить имидж (как свой лично, так и ГДВК в целом), нарядилась в тонкий обтягивающий комбинезон жизнерадостной красно-фиолетовой расцветки. Слегка поколебавшись, она всё же пристегнула набедренную кобуру с обычным ручным бластером. На мои приготовления она смотрела молча, но с очень заметной скептической ухмылкой.
  – Не стесняйся, – буркнула я. – Расскажи, чего тебе не нравится в моей экипировке.
  – Прилетим на место, сама поймёшь. Кстати, куда мы направляемся-то?
  – Да куда-нибудь. Ткни пальцем в пару мест на карте.
  Поскольку космопортов в мелких городках не предусмотрено, наш план включал спуск до пяти тысяч на одном из орбитальных сторожевиков, ну а дальше предполагалась пересадка в атмосферный флаер. К моему удивлению, в ангаре нас дожидался ещё один «Полёт-120», только в чёрно-серой ливрее ГДВК.
  – Так-так-так, – ехидно протянула я. – Значит, водить не умеем, но перед девочками покрасоваться хотим, да, Саша?
  – Знаешь ли, – совершенно спокойно ответила она, – когда мне приходится путешествовать внутри какой-нибудь жалкой жестянки, я предпочитаю кататься, а не вкалывать за штурвалом.
  – Ха. По крайней мере, не разобьёмся.
  
  ***
  
  Прогулка по провинциальному городку не задалась.
  – Головой не верти, – весело, но тихо командовала Саша. – Спину держи прямо. Шаг лучше бы строевой. Левой, левой... Ухо-то зачем выкручивать? – она мигом избавилось от моей неповоротливой руки в бронеперчатке.
  – А затем, товарищ сержант, что я не стойкий деревянный солдатик, чтобы тут одиночный парад зевакам демонстрировать.
  – Оловянный... Стойким был оловянный солдатик. И ног, в отличие от него, у тебя всё ещё две.
  – Оловянный, деревянный, какая разница.
  Четыре полицая с собакой впереди и ещё четыре полицая с другой собакой позади вовсе не улучшали моего настроения.
  – А тебе не кажется, – елейно проворковала Саша, – что танк для комфортного путешествия по этому городку подошёл бы гораздо лучше?
  – Не издевайся, – мрачно потребовала я.
  Вокруг были всё те же аккуратненькие домики, ну, может, помельче столичных; чистенькие, даже без опавшей листвы, дорожки; ровно подстриженные живые изгороди; добропорядочные немцоиндусы, провожающие нашу процессию удивлёнными взглядами. Я не поленилась суть нос и в промзону, но и там не обнаружилось ничего «такого». Оборудование несколько устарело, но содержалось в порядке. К технике безопасности не придраться. Даже в столовых воняло не особо тошнотворно.
  Второй посёлок очень напоминал предыдущий. А третий – первые два. И везде, везде местное начальство непременно снабжало нас вооружённым эскортом, совершенно не слушая моих возражений.
  
  Завершив прогулку по очередному городку, мы первым делом взлетали, и уже на значительной высоте и без лишних свидетелей выбирали следующий пункт маршрута. На третий раз Саша вконец расслабилась: полулёжа в пилотском кресле, даже и не думая пристёгиваться, она руками игралась с кончиком собственного хвоста, а в панель навигатора лениво тыкала пальцами ноги. Пока что правой.
  – Так, куда ещё слетаем? – протяжно поинтересовалась она. – Этих городков такая куча... Хочешь на завод по производству лампочек? Или ликёро-водочный, на экспорт, между прочим, работает.
  Я, по-прежнему в неудобной броне и к тому же пристёгнутая по всем правилам, устало прикрыла глаза и широко зевнула.
  – Да какая, а-ах, разница. Выбери, что ли, место какое посимпатичнее. В горах, к примеру.
  – Так точно, ваше ледство. Наша бомбардировочная эскадрилья держит курс на Шпицшац: термоядерная электростанция, горнообогатительный завод, питомник служебных овчарок. Не извольте беспокоиться, товарищ генерал, камня на камне не оставим!
  – Неужели я настолько глупо выгляжу? – от удивления я даже перестала зевать. – Ну сваляла дурака с этой бронёй, подумаешь, с кем не бывает!
  – Кроме брони у тебя ещё и великолепные брюзгливо-повелительные интонации важной шишки, – преувеличенно любезно пояснила Саша. – По крайней мере, только что были.
  – Да? Прости, это я по инерции. После прощания с бургомистром.
  – Угу. Даже удивительно, до чего ты боишься выставить себя дурой в глазах этих мелкотравчатых чинуш. Какая разница, что они о тебе там подумают?
  Я? Боюсь? Хотя, если поразмыслить... Гм. Можно и так сказать.
  – Начальник должен поддерживать свой авторитет среди подчинённых, – тон я выбрала как можно более назидательный. – И не надо говорить, что мне они не подчинённые, сама знаю, но... – К сожалению, заготовленный пассаж про шефа, не вычистившего свои комплексы из моей личности, пропал даром. Все экраны с виртуальными приборами погасли, флаер чувствительно тряхнуло. Громкий «бумс» впечатавшейся в потолок Саши наложился на мерзкий вой перешедших в форсированный режим двигателей. Затем экраны снова зажглись, демонстрируя в высшей степени идиотский текст про «смерть продажным дефам».
  – И что всё это значит? – я с тревогой глядела на заметно накренившийся горизонт.
  – Что-что, – Саша одной рукой тёрла голову, а другой шарила под подлокотником, отыскивая контактную точку для подзарядки аккумуляторов. – Взлом куриных мозгов этой скорлупки, что же ещё. Мы эвакуируемся, как только я заряжусь до максимума.
  – У нас же высота в районе полутора тысяч. У тебя антиграв на форсаже перегреется.
  – Да, приятного мало, – не стала спорить Саша. – Будем спускаться в импульсном режиме. И к тому же под нами лес, м-да. Но привередничать некогда. Выколупывайся, твоя броня слишком тяжёлая, придётся тебе посверкать голым задом. На радость местным комарам.
  – Тут нет комаров, – сообщила я, отстёгивая ремни. – Зато есть клещи и клопы.
  – Рада за них всех. Вперёд, и бластер не забудь, нас наверняка будут искать.
  – О да, шашлык из спасателей весьма популярен этой осенью, – кисло согласилась я, выбираясь из брони.
  – Вполне возможно, если учесть, что это будут герхардовские спасатели. Но вообще-то я имела ввиду владельцев вон того разведывательного дрона.
  То, на что указывала Саша, для меня выглядело как чёрная точка, но я не стала оспаривать её вывод: всё же у дефов зрение гораздо острее. К тому же мне в голову пришла новая идея.
  – А не лучше ли будет мне остаться тут? – предложила я нерешительно. – В одиночку ты спустишься без проблем. И с владельцами дрона разбираться без меня будет даже легче. И, самое главное, что я теряю? Несколько часов неприятных воспоминаний?
  А приобретаю вторую руку, но об этом лучше умолчать.
  – Вот именно поэтому я просто обязана тебя вытащить! – Саша щёлкнула меня по носу. – Чтобы ты помнила о собственном идиотизме. Кстати, ты уже заработала лекцию от шефа на тему убегания от проблем. И если реально себя угробишь, эта лекция станет в три раза неприятнее, могу поспорить! Всё, я зарядилась. Подставляй спину.
  Из-за тесного салона наш «прыгательный» тандем пришлось составлять в положении сидя; к тому же, автоматика флаера, естественно, не пожелала открывать дверь посреди полёта, но плазменному заряду моего бластера хлипкий металл противопоставить ничего не смог. Вывалиться наружу оказалось не страшнее, чем шагнуть с двадцатого этажа: я уже привыкла полагаться на сашину стальную хватку, а «полтора километра» остались для меня математической абстракцией – взгляд не находил ориентиров, чтобы привязать число к реальности.
  Снаружи оказалось очень холодно. Я судорожно прижимала к себе остывающий после недавней стрельбы бластер; мысли метались между страхом его выронить и не меньшим страхом поджарить себя неловким движением; наличие предохранителя успокаивало лишь отчасти. Смотрела я при этом на расстилавшийся под нами ковёр бескрайнего хвойного леса; в голову полезли мысли о третьей опасности – нанизаться на какую-нибудь особо неудачно торчащую ветку. Спускались мы и в самом деле «импульсно»: несколько секунд свободного падения – несколько секунд на антиграве – потом снова свободное падение... Достаточно скоро Саша из тёплой сделалась горячей, а периоды свободного падения становились всё длиннее и длиннее.
  – Похоже, посадка будет жёсткой? – проорала я в пространство.
  – Да, ты уж извини, – ответила она гораздо тише. – По моей оценке, покалечишься, но не смертельно.
  Перед самыми верхушками деревьев Саша переориентировала наш тандем ногами вниз, а затем свернула крылья в некое подобие защитной оболочки – среди густых крон держать их раскрытыми слишком опасно. Брони, впрочем, из крыльев тоже не получилось: они хоть и прочные, но слишком маленькие и тонкие, так что встречи с ветками ощущались преотлично. С другой стороны, лучше уж синяки, чем проникающие ранения...
  На высоте метров пяти мы расцепились: при столкновении инерционная масса важнее гравитационной, а ноги оглушительно хрустнули и от моих личных не таких уж и больших килограммов. Саше удалось плавно развернуться, не врезавшись ни в один из многочисленных стволов. Кустарника, по счастью, в месте нашего падения не было, а землю покрывал слой опавшей хвои.
  – Почему же этот лес такой грязный и мокрый?.. – мой риторический вопрос был обращён к невидимому небу.

Последний раз редактировалось: Криптон (00:18 17-07-2018), всего редактировалось 2 раз(а)
    Добавлено: 00:11 17-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
  Лежать голой спиной на земле было довольно холодно, но встать я не могла при всём желании: ноги требовали экстренной починки. Тщательно настроенная подсистема поддержания боеспособности не сплоховала и подавила боль нейрофильтрами и эндорфинами, причём в строго отмеренной дозе, без скатывания в опасную эйфорию. Отложив в сторону бластер, я осмотрела свои нижние конечности, со вздохом констатировала, что для автоматики случай слишком сложный, и переключила систему ускоренной регенерации в ручной режим.
  – Что ты там бормочешь? – спросила Саша откуда-то сзади. – Помощь нужна?
  – Пустяки, сама справлюсь. Всего-то парочка переломов, правда, со смещением. Работы секунд на шестьсот. – На самом деле, переломов там было побольше «парочки», но мне очень хотелось самостоятельно разобраться с проблемой. – Ты лучше со спасателями свяжись. У тебе же есть встроенный спутниковый передатчик, я ничего не путаю?
  – О, да ты кое-что вспомнила о технических возможностях. Своей-то электроникой ты пользуешься так редко, что, похоже, порой вообще о ней забываешь...
  – Ничего себе редко! – возмутилась я. – Просто сейчас от неё никакого толку. Мои «возможности» сильно урезаны законодательством, а твои-то ограничены только законами физики.
  – И ещё экономики, – поправила Саша. – Бесплатно мне полагается лишь стандартное тело безо всяких там крыльев.
  – Ну и? Можешь ты их вызвать, или нет?
  – Да, я нащупала спутник. Ты уже решила, кому мне звонить?
  Вопрос меня удивил и даже отчасти позабавил. Похоже, мы продолжаем играть в «Сеффи – важная персона».
  – Гм-м, – нерешительно протянула я. – Наверно, всё же деф Мёзеру. Разрешу ему небольшую операцию на поверхности, у меня же есть нужные полномочия, верно? Он, конечно, будет злорадствовать, но Герхарду я что-то не доверяю в этой ситуации.
  – Разумно, – согласилась Саша. – А ты не думала пойти немножко дальше? Как насчёт небольшой проверки?
  – В смысле? Обратиться к официальным службам и посмотреть на реакцию?
  – В смысле, посидеть немного здесь и посмотреть, кто и как нас будет искать. А коллеги будут незаметно страховать нас с низкой орбиты. Пушистик это одобряет.
  А ведь ситуация-то подозрительная. Хоть шеф и обещал не использовать меня втёмную, но его здесь нет, а эта парочка вполне могла организовать «аварию с флаером».
  – Опять заговор дефов за моей спиной, да? – я постаралась изобразить возмущение, но вышло не очень: основное мое внимание поглощали сращиваемые кости ног.
  Саша демонстративно перелетела в поле моего зрения.
  – Так лучше?
  – Определённо, – кивнула я.
  Выглядела она, кстати, вполне нормально. Даже тонкий, подчёркивающий все изгибы комбинезон уцелел при встрече с ветками – видимо, ткань на него пошла далеко не обычная. Засмотревшись на ладную Сашину фигурку, я сообразила, что из ситуации можно извлечь немного личной выгоды. Без смены настроек, нереальной в условиях леса, ощущения будут совсем не те, примерно как прилив по сравнению с цунами, но тем не менее... Со своими ногами я как раз заканчивала; результат лечения выглядел, увы, далеко не идеально, так что сидение на месте казалось предпочтительнее пробежек.
  – Гм. Ладно, – кивнула я ещё раз. – Согласна. Но при условии, что ты меня согреешь. А лучше – сделаешь массаж. Или...
  – Скрашу твой досуг, да? – Саша с готовностью отцепила кобуру и принялась расстёгивать многочисленные молнии комбинезона. – А что, так будет даже интереснее. Вряд ли эти придурки сразу откроют огонь, не досмотрев спектакля, – свои вещи она повесила на ближайшую ветку. – Но тогда тянуть время и вести переговоры придётся тебе: у меня рот будет занят.
  Плавно спланировав, Саша выверенным движением схватилась за мои плечи, чтобы окончательно погасить скорость. Начала она с поцелуя в губы, а потом, аккуратно переставляя руки, принялась передвигаться ниже, поцелуй за поцелуем. Когтями она впивалась достаточно, чтобы придать процессу перчинки, но не настолько, чтобы прорвать кожу.
  – Переговоры, – повторила я, тщетно пытаясь справиться со сбившемся дыханием. – Ну, если ты продолжишь в том же духе... То почему бы и нет?
  – О, я... продолжу... гораздо... лучше! – она прервалась, чтобы заглянуть мне в глаза. Судя по довольной улыбке, уведенное её более чем устроило. – Только вот сменим позицию, а то ты всю спину застудишь...
  
  Сепаратисты, или кто они там на самом деле, по закону подлости явились в самый неподходящий момент, то есть незадолго до оргазма, когда мозги работают хуже всего, а останавливать процесс ох как не хочется. Передвигались незваные гости достаточно тихо, но не для моих ушей. Судя по бряцанию экипировки, на нашу поимку послали приличный отряд, человек десять-пятнадцать. Довольно скоро они приблизились достаточно, чтобы я могла разобрать слова, хоть и с трудом.
  – Всё сходится, это они, – донёсся тихий голос на местном диалекте немецкого. – Одна серая и грудастая, другая бледная и крылатая. Ох уж эти дефские выверты.
  – Да, редкое зрелище, – так же тихо согласился другой голос. – Даже жаль прерывать.
  Жаль ему. Подождал бы немного, не рассыпался бы, сволочь.
  – Вы окружены, сдавайтесь! – проорал первый в низкосортный мегафон.
  Надо отвечать, и, теоретически, рот мой и в самом деле был свободен. Только на членораздельную, да ещё и громкую, речь я была совершенно не способна, особенно учитывая, что Саша и не думала останавливаться. Без особой надежды я попыталась задействовать свой передатчик и подключиться к мегафону противника – если он сертифицирован, то должен выполнять команды любого служащего ГДВК. И таки да, он был сертифицирован, но генератора речи у примитивной железки и в помине не было. Его пришлось эмулировать, и старые добрые фантомные ледяные иглы мигом смыли так и не родившийся оргазм. Да что там, я сашины прикосновения-то едва ощущала. Эх, не приспособлен мой биологический мозг для нормальной работы с электроникой...
  – А смысл? – удалось мне наконец выговорить.
  Судя по звукам, бедный аппарат от неожиданности как следует приложили об дерево. К счастью, полевое оборудование и не на такое рассчитано.
  – Вашу-то выгоду я вижу, – продолжила я. – С живой игрушкой развлекаться всяко интереснее, чем с многократно продырявленным трупом, а наша выгода где?
  Владелец мегафона освоился достаточно быстро:
  – Не меряй нас по своей мерке, мы не гебешные палачи! – возмутился он довольно натурально; выбирай он слова не столь шаблонно, я бы ему, может, даже поверила. – Если вы сдадитесь, то будете доставлены к заказчику. Доставлены в целости и сохранности, гарантирую. Велено передать, что у вас будет шанс выжить.
  Очень сомнительно. Позволить нам уйти – слишком большой риск для всей этой шайки.
  – Обещания террориста... Много ли они стоят?
  – Если уж на то пошло, слово шлюхи из дефов тоже не слишком-то ценится...
  Я расслышала характерный щелчок предохранителя. Очевидно, переговоры зашли в тупик: либо они начнут стрелять, либо я не выдержу пытки мегафоном.
  – Саш, ну и где твой деф Мёзер? – спросила я шёпотом. – По-моему, они сейчас перейдут от слов к делу.
  Она наконец прервала ставшие уже бессмысленными ласки.
  – Ага, он ответил «всё готово, через пару секунд буду». Постарайся не высовываться, я прикрою с воздуха, – Саша выскользнула из-под меня и свечкой ушла в небо, прихватив по пути свой бластер. Яркая тряпка комбинезона так и осталась болтаться на ветке, а сверху уже слышался характерный высокочастотный вой мощных двигателей.
  
  Деф Мёзер, гадёныш, решил сажать челноки в режиме преодоления ПКО, воплощая таким образом невежливый вариант своего прозвища. Мерзейший рёв, быстро стихший – уши не выдержали. Ударные волны, валящие деревья и швыряющие людей. Меня подбросило, поволокло, обо что-то приложило, чем-то придавило... Очнулась я лёжа в куче колючих сучьев, намертво прижатая упавшим деревом. Голова ощущалась словно бы набитая ватой – побочный эффект компенсирующего контузию набора химии. Самодиагностика сообщала о переломе нескольких рёбер, левой ключицы и о неизвестных, в силу неисправности контрольной линии, повреждениях левой руки. Ну и плюс испорченные барабанные перепонки и традиционный набор ушибов, царапин, ссадин.
  Немного подёргавшись и убедившись, что самостоятельно не выберусь, я, скрипя зубами, принялась обшаривать эфир. К счастью, «вата» отчасти приглушала и ледяные иглы. Сашин передатчик открывал сессию, но сама она не отзывалась – обычно это означает, что деф жив, но без сознания. Вполне ожидаемо – наверняка её приложило ещё хуже. А вот чёртов Пушистик на связь вышел. Я не постеснялась выложить ему всё, что думала о его способе десантирования, правда, поневоле кратко. Его ответ только ещё больше меня разозлил: «Зато все террористы выведены из строя безо всякой стрельбы. Не кипятитесь, сейчас я вас извлеку».
  Он отыскал меня секунд через девяносто, которые я потратила на лихорадочные и потому безуспешные попытки восстановить слух. В принципе, там нет ничего сложного, но требуется аккуратность и внимательность. Автоматика с этой задачей и сама справится, но медленно и печально, а меня глухота крайне нервировала.
  Деф Мёзер, конечно же, не упустил случая подкрасться ко мне сзади, и его покрытая короткой жёсткой шерстью руколапа, взъерошившая мои волосы, стала настоящим сюрпризом. Ещё большим сюрпризом стал облизывающий ухо холодный мокрый язык. Все мои дёрганья ему были до одного места – черепушку он зафиксировал, ощутимо впившись в скальп когтями.
  «Постарайтесь расслабиться, – посоветовал он. – Это не займёт много времени».
  Его слюна уже стекала в слуховой проход.
  «Что «это»? И какого чёрта?»
  «Ну нужно же доставить ремонтных нанороботов к повреждённому участку».
  «А нормальной аптечки в вашем десантном боте не нашлось? Ай-яй-яй, как же так».
  «Ну, вообще-то, они там есть, но так мне гораздо интереснее».
  – Это ухо уже должно работать. Слышно?
  – Да, чёртов ты извращенец, – я просто уже не могла обращаться к нему на «вы». Да и врач из него вышел посредственный, высокие частоты оказались сильно смазаны. Или это химия так действует? Вспомнить не получалось...
  – Как грубо. Вот всегда так: лечишь, стараешься, – деф Мёзер по-хозяйски повернул мою голову на другой бок. – И никакой благодарности, – слюна потекла во второе ухо.
  – Нифига себе «стараешься»! А кто устроил весь этот бедлам?
  Ответил Влад не сразу – был занят вылизыванием обрубка правого уха.
  – Обычный рабочий момент, – пояснил он наконец, причём совершенно спокойно, без малейших признаков иронии. – И вообще, я не совсем понимаю, с чего весь этот сыр-бор. По-моему, все последние события вполне в духе ваших с Александрой развлечений.
  – Издеваешься, да? Наши развлечения не включают в себя сюрпризов. Взаимное доверие, предварительный план, правильная настройка встроенной машинерии – где это всё, а? И вообще, вытащишь ты меня из-под этих дров, или так и будешь лизаться?
  Второе ухо тоже заработало, а мёзеровские нанороботы тем временем начали интересное путешествие по моей кровеносной системе, вырабатывая... Хм-м, похоже на афродиазики... А вот ничего, наглец, они не будут вырабатывать – моя иммунная система получила приказ давить их без жалости.
  – Тебя пристрелить, или как? – процедила я, с трудом сдерживая ярость. – Что за нанороботы двойного назначения, трахтенберг ты полярный?
  Мою голову Влад так и не отпустил, но два штурмовых робота в антитеррористической конфигурации стали наконец меня откапывать.
  – О свет моих очей! – вот теперь в его голосе иронии был даже переизбыток. – Ради тебя я готов на всё! Хотя даже если ты отыщешь свою пушку, это тело она всё равно лишь немного подпалит.
  – Клоун, – прошипела я.
  Этот придурок меня ведь доведёт. И эти оскорбительные намёки, что я не смогу найти бластер, хотя в нём есть маячок...
  Деф Мёзер таки соизволил разжать руку, и даже помог мне встать. Мне пришлось приложить поистине героические усилия, чтобы сдержаться и не пнуть его. Главным образом помогло то соображение, что я скорее ногу снова сломаю, чем наврежу этому наглому куску меха в мундире...
  – Нет, вы ведь и сами должны понимать, насколько красивы, даже в нынешнем состоянии, – сказал он подчёркнуто сухо. – Подумаешь, секундный импульс.
  – Импульс? У гебешного военюра в рабочем теле? Три ха-ха.
  От дальнейшей дискуссии меня избавила наконец-то очнувшаяся Саша. Она коршуном налетела на Влада, вцепилась ему в спину всеми двадцатью когтями и принялась яростно его трясти. Раздался треск разрываемой ткани.
  – Ты, – Саша взбешённо шипела, так что я с трудом разбирала слова. – Ты, долбанный ты сукин сын! На кой долбанный фиг ты всё это устроил?!
  – Я применил, – Влад сохранял полную невозмутимость, – простой, эффективный и безопасный способ захватить преступников живыми.
  – Чёрт тя дери! Нанороботы! Долбанные гебешные нанароботы для усмирения долбанных массовых беспорядков! Распыляются с воздуха! Без идиотских взрывов!
  – Они такие дорогие... И такие скучные.
  – А тебе мало веселья? Я же знаю, – её речь постепенно становилась разборчивее, – что ты, и полторы смены твоих придурков, во все глаза пялились на наш с Сеффи спектакль! А как настойчиво ты пытался выцарапать из деф Липского записи из нашей каюты... Тебе что, порнографии не хватает? Её же полно в местной сети! А лечить скуку взрывами надо в симуляторной, олух! – Саша, на прощание как следуют пнув, наконец отцепилась от его спины.
  Я заметила, что мёзеровскую шкуру попортить так не получилось – пальцы у неё были хоть и грязные, но без малейших следов крови.
  – Местная порнография, – Влад пренебрежительно махнул рукой. – Одна её половина нарисована КАЭДовцами, видевшими обнажённую натуру только на картинке, а вторая – наискучнейшие постановки, по достоверности примерно как эти ваши симуляторные взрывы. Есть ещё и третья, любительские ролики, но смотреть их просто-напросто вредно для здоровья. Спикер Планетарного Совета ван дер Шёнштейн и его верная сподвижница, эта ваша Изабелла, камня на камне от отрасли не оставили...
  – О, кстати, – вырвалось у меня почти на автомате. – Хочешь синюю карточку? С собой у меня нет, но в багаже их полно...
  Влад лишь отрицательно помотал головой.
  – Сеффи, ты так и не удосужилась прочитать его досье. Иначе бы знала, что он уже постоянный, и очень активный, член, – Саша хихикнула, – этой достославной организации.
  – Только в целях сбора оперативной информации, – поспешил заверить деф Мёзер.
  – Ну да, – ехидно покивала Саша. – Надо же точно знать, к какой из трёх половин принадлежит каждый конкретный ролик, – она вздохнула. – Ладно уж. Итак, веселье окончено, возвращаемся на орбиту. И я искренне надеюсь, товарищ военюр-три, что вы сможете привести задержанных во вменяемое состояние.
  Добраться до челнока сквозь бурелом оказалось не так-то просто – по крайней мере, с моими кое-как залеченными костями ног. Нести себя я не позволила – из чувства гордости, но этим двоим всё же пришлось мне помогать. Деф Мёзер вёл себя подчёркнуто прилично, даже и не пытаясь лапать.
  
  ***
  
  – Вот и добрались, – Саша заботливо помогла мне вылезти из челнока.
  – Я займусь пленными, – сообщил Влад. – То есть, прошу прощения, задержанными. Встретимся позже, – он стремительно удалился.
  Его мундир со спины выглядел, гм, чрезмерно вентилируемым, так что, готова поспорить, в первую очередь он собрался переодеться.
  – М-да, – я проводила Влада взглядом и попыталась сделать шаг. Даже по ровному полу получалось только ковылять. – Ох. По крайней мере, тут хотя бы есть всё нужное оборудование, чтобы исправить криво сращенные переломы и выковырять этих чёртовых клещей.
  – Лучше, – Саша самодовольно ухмыльнулась. – Тут есть всё нужное, чтобы пересобрать тебя. Сиэ, когда велел о тебе позаботится, снабдил меня ограниченной доверенностью и необходимой документацией.
  А ведь мне следовало бы сообразить, что шеф вынужден был принять меры на случай затягивания слушаний.
  – Что же ты раньше молчала?! Я, как последняя дура... Тьфу, небось опять воспитательный момент?
  – Он самый, – подтвердила Саша. – Надо же как-то донести до тебя, что развлечения не должны мешать работе. В связи с наличием отсутствия доброго доктора Франкенвухена, приходится обходиться подручными средствами.
  – Но ты же сама...
  – Не-не-не. Насчёт руки я тебя за язык не тянула. Я тебе не нянька, чтобы отменять твои решения.
  – А ухо?
  – Ну, иногда и меня заносит... – она виновато развела руками.
  Ага, особенно после двух подряд проигранных партий.
  – А авария леталки? – не отставала я. – В очередной раз занесло? Или хитрый план?
  – Я же уже говорила, тут я не при чём. Или это я Владу говорила? А, не важно. Главное, что не при чём, ясно?
  – Допустим-допустим, – не то чтобы я поверила, но не видела смысла спорить. – Ладно, техцентр ждёт нас. Но, по-моему, ты слегка не дотянула паузу с этим воспитательным моментом.
  – Можешь считать, что мне надоело ежедневно тебя одевать и причёсывать. Кстати, мне новое тело тоже не помешает, а то это несколько поизносилось.
  Ну конечно; Саша наверняка повесит все расходы за новые тела на Пушистика, иначе бы не видать мне второй руки как своих ушей.
  
  ***
  
  Очнувшись после пересборки и обнаружив незнакомый потолок – здесь он был сделан из перфорированной нержавейки – я не испытала приступа паники. По моим меркам – серьёзное достижение. Выходит, Венсфелльский кошмар и вправду постепенно не то чтобы забывается, но отпускает, тускнеет, становится менее значительным... Я сочла это добрым знаком. Да и к тому же правая рука снова на месте.
  В поле зрения вплыла Саша, всё ещё растрёпанная, так и не сменившая тело, зато нарядившаяся в мешковатую белую пижаму. Зацепившись хвостом за припотолочный выступ наносборочной машины, она повисла вниз головой, схватилась левой рукой за предметный стол, потёрлась своим носом о мой, а правой прошлась по груди, словно проверяя, всё ли на месте.
  – Очухалась, лежебока? – она внимательно посмотрела мне в глаза. – По-моему, всё в норме. Твоя самодиагностика со мной согласна?
  – Абсолютно и полностью. – Мне до жути хотелось подтянуть её поближе, избавить от пижамы и продолжить с того места, где нас прервали в лесу. Но. Ох уж это мерзкое «но». В первую очередь следовало сосредоточиться на деле. – Как там наши пленники? Да, и где мой мундир?
  Саша ткнула в сторону небрежной горки тряпок на тумбочке.
  – Вон там. Стандартный повседневный комплект. А подозреваемые на допросе, которым занимается Пушистик лично.
  – Что в планетарных информационных сетях?
  – Наш случай идёт в статистике как «авария по причине неаккуратного пилотирования», – Саша недовольно скривилась, ведь чтобы убиться на «Полёте-120», надо быть не просто криворукой, а как-то по-особому, с приподвывертом. – Влад официально сообщил о нашей пересборке. События в лесу проходят как устроенная по твоей просьбе учебно-показательная высадка десанта. Гора бреда от доморощенных аналитиков прилагается.
  – Вроде, ничего срочного. Тогда я пока составлю промежуточный отчёт для Сиэ. А ты тем временем приведёшь себя в порядок. Ты же говорила, что тоже хочешь новое тело?
  – Мне надо было убедиться, что пушистиков персонал ничего не напутает при твоей сборке. Ну, я пошла, – она нежно взъерошила мне волосы, отпустила стол, отцепилась от машины и полетела к выходу. – Постараюсь провернуть всё побыстрее.
  
  Спокойно позаниматься писаниной мне так и не дали. Практически сразу явился Влад с известием об окончании допросов. У меня даже возникло ощущение, что он специально дожидался, пока Саша отчалит.
  – Ну и как результаты? – поинтересовалась я.
  – Кратко или развёрнуто?
  – Кратко, конечно. Тогда мы, быть может, уложимся в две в четвёртой.
  – Они ничерта не знают, – с кривой ухмылкой сообщил Влад. – Как единая шайка действуют довольно давно, по документам проходят как лесники и егеря, оборудование, включая дрон, записано на лесничество; задания получали от безымянного посредника, тщательно скрывавшего свою внешность и маскировавшего голос. Пшик. Как теперь с ними поступить, есть идеи?
  – Да как хочешь, – я вяло отмахнулась. – Приятного аппетита или долгой эрекции, не знаю уж, как ты привык развлекаться.
  – Смешно, – деревянным голосом произнёс Влад. – С задержанными я развлекаться не привык – ни так и ни эдак. Наверно, просто верну их Герхарду и прослежу, чтобы он прописал им что полагается. Кстати, раз уж речь зашла о развлечениях... Хотя я, возможно, лезу не в своё дело...
  – О, именно так. Но это нормально, ты же гебешник.
  – Так вот, – он выглядел слегка смущённым, – я собрал о вас и о Александре кучу информации, но так и не понял, на чём же держатся ваши, гм, внеслужебные взаимоотношения.
  – Но это же элементарно, – я постаралась состроить умное лицо. – Достаточно сопоставить факты.
  – Не надо мне рассказывать про сопоставление фактов, я занимаюсь этим всю сознательную жизнь. Время вашего создания, внешность, сексуальные пристрастия ясно указывают, что вы – игрушка, подогнанная под вкусы Александры с целью завлечь её в ГДВК и, более того, привязать лично к Сиэ. Меня это удивляет, но не слишком – кадровый голод в нашей конторе свирепствует уже очень давно. Но вот чего я понять не могу, так это вашего поведения. Создаётся впечатление, что вы полностью довольны своей судьбой...
  – «Игрушка»! – передразнила я с усмешкой. – Пф-ф... Ты что, и правда считаешь всех агентов андроидами из магазина, в соответствии с буквой закона? И вообще, у тебя дыра в логике: если я безмозглая «игрушка», с чего бы это мне рефлексировать?
  – Я не идиот, – проскрипел Влад с каменным лицом. – И вопрос был о другом.
  – Пушистик, а сколько у тебя агентов? Ведь ни одного, я права?
  – Верно.
  – Оно и чувствуется, – вздохнула я. – С моей точки зрения, наши, как ты говоришь, «взаимоотношения», представляют собой смесь давней привычки, служебного долга и страстного желания. Я знаю, что Сиэ намеренно добавил это в мою личность, и он же позаботился, чтобы меня это не беспокоило. А вот у Саши, похоже, на этой почве формируется комплекс; она словно бы считает, что пользуется мною не вполне этично, и при этом не замечает, что я-то ею тоже пользуюсь! В общем, всё сложно. Постарайся не затрагивать этой темы в её присутствии.
  Деф Мёзер недоверчиво покачал головой.
  – Ладно... Спасибо за информацию.
  
  ***
  
  Известие о «пшике» Сашу, конечно, не обрадовали. Но и нового фонтана эмоций, на который я в тайне надеялась, не случилось. Вместо этого последовала пространная лекция а тему «хочешь знать правду о человеке – проследи путь его денег».
  – Так, значит, нам всё же придётся копаться во всех этих запутанных финансовых схемах, – сделала я очередной «гениальный» вывод. – Ох.
  – А ты собиралась этого избежать? – Саша недоверчиво приподняла бровь. – Интересно, как ты себе представляешь «правдивый отчёт о состоянии дел» без финансовой составляющей?
  – Ну, можно было бы выкачать весь массив данных и отдать их на анализ Сиэ, или тому же Марату. Из меня-то аналитик так себе, средней паршивости.
  – Из меня тоже, – меланхолично призналась Саша. – И если бы тут был шеф, он бы непременно заявил, что именно поэтому-то эту задачу и надо поручить нам. Чтобы учились и не сваливали всю работу на и так перегруженных специалистов.
  
  ***
  
  Следующим утром Герхард вежливо поинтересовался нашим самочувствием; мы не менее вежливо ответили, что всё в порядке. Он буквально сверлил нас любопытным взглядом, но мы решили не подавать вида и скандала не устраивать; в конце концов, существенных доказательств его вины у нас не было. Заказчиком вчерашнего происшествия с таким же успехом могла быть и Изабелла, или даже вовсе кто-то посторонний.
  
  На заседании мы снова зарылись в планшеты. Осторожный поиск в информационных сетях показал, что нужные нам финансовые сведения имеются лишь в главном хранилище Эззбебанка, который используется в роли эдакого центра управления экономикой области. Дистанционного доступа к этому хранилищу ни мне, ни Саше найти не удалось; утверждалось, что весь обмен информацией идёт через тщательно проверяемые съёмные носители. Охраной банка занималась рота внутренних войск, подчинённая непосредственно Герхарду. Конечно же, не были забыты и многочисленные технические средства защиты. Собственно, на них и базировался весь мой план – не часовых же на посту упрашивать, а с главными подозреваемыми свой визит я согласовывать не планировала. Да и с Сашей тоже; мне хотелось разнообразия ради провернуть всё самой, без подстраховки.
  Операцию я наметила на середину ночи, что позволило исключить из расчётов банковских клерков и посетителей. Выбраться из дома в тайне ото всех, в том числе и от резвящейся где-то над городом Саши, оказалось совсем не трудно, а пешая прогулка разогнала остатки сна.
  Эззбебанк располагался в грузном четырёхэтажном здании, больше всего напоминавшем зиккурат. Чувствовалось, что дед шефа и тут приложил руку: чудовищной толщины стены и узкие бойницы окон при необходимости позволяли выдержать хорошую осаду. Правда, широкий парадный вход несколько портил картину, но его наверняка можно перекрыть какой-нибудь бронезаслонкой.
  Уже рядом с банком я почувствовала такие привычные сигналы автоматической охранной системы, лучшей из допущенных на гражданский рынок. Всё складывалось просто великолепно. Послушно раскрывшиеся зеркальные стёкла дверей успели отразить мою чрезвычайно хищную улыбку.
  Как и ожидалось, за дверью ночных посетителей поджидала троица вооружённых охранников, а широкий коридор за их спинами был перегорожен той самой заслонкой.
  – Значит, так, – объявила я надменно. – Моё имя – СЭЗ-тринадцать-девятнадцать, я агент вашего землевладельца, и меня всё достало. Я хочу немедленно получить доступ к локальной сети банка. С полными правами. И советую хорошенько подумать перед ответом.
  Охранная система распознала во мне сотрудника ГДВК и предоставила доступ к командной консоли. Ледяные иглы, виртуальные, но тем не менее прекрасно ощутимые, в очередной раз принялись мучить мою бедную голову. А ведь в мозгу даже нервных окончаний нет, эх...
  – А чего тут думать, – старший сержант презрительно скривился. – Будь ты хоть хреном с горы, в списке допущенных тебя нет. Так что выметайся.
  Иного ответа я не ожидала. Караульная служба есть караульная служба. Так что пришлось послать команду автоматике: «перенастройка: приоритетный объект охраны: агент СЭЗ-13-19». Простенько и со вкусом.
  «Принято», – подтвердила система.
  – Ответ правильный, но неразумный, – сообщила я часовым, и нарочито медленно потянулась к кобуре. Мои собеседники были профессионалами, и я мигом оказалась под прицелом трёх пистолетов. Местной умной электронике этого вполне хватило: три тихих хлопка, и каждый из охранников получил по дротику с сильнодействующим снотворным. Угроза распознана – угроза устранена.
  – Приятных снов, мальчики, – я просто не смогла удержаться.
  Поскольку нападение на «объект охраны» автоматически поднимает тревогу, смысла хитрить и красться уже не было, да и идти напролом вообще гораздо приятнее. Так что под завывание сирен я устроила восстание машин в отдельно взятом банке, обнулив списки персонала, и параллельно обеспечила себе зелёный коридор до операторской. В которой, к моему удивлению, обнаружился Герхард собственной персоной. А ещё выяснилось, что хотя охранная система послушно пляшет под мою дудку, внутри зала управления никаких её исполнительных механизмов просто-напросто нет, так что обкомандуйся я хоть до посинения, Герхарду ничего не сделается. Так что пришлось доставать бластер. Впрочем, чтобы не слишком уж накалять обстановку, я держала его стволом вниз. Пока что.
  – Я так и знал, что это вы, – Герхард радушно улыбнулся. Бластера он словно бы не замечал, глядел строго мне в глаза. – Заходите, присаживайтесь, – он приглашающе взмахнул рукой, – тут ещё полно свободных терминалов.
  – Вот уж не думала, – деревянным тоном выдавила я, – что по ночам тебя можно застать именно здесь.
  – О, далеко не каждую ночь, это вам повезло.
  – Раз уж повезло, – я выбрала терминал в противоположном от него углу зала, – может объяснишь, с какого перепугу меня не было в списке допущенных?
  – Вас же это не остановило, – Герхард пожал плечами. – Вы не представляете, каких нервов мне стоило занести в этот список хотя бы себя. Мама составляет его лично, а вы ей не понравились, так что ничего удивительного.
  – Ха, конечно же не понравилась, – с кривой улыбкой согласилась я, подключая к разъёму массивный кирпич мобильного хранилища данных. – Могу её понять, хотя мне она тоже не слишком нравится. Хм. А почему ты такой спокойный?
  – О, могу побегать кругами, хотите? – он широко зевнул, прикрывая рот рукой. – Но, боюсь, резкие движения будут вас нервировать.
  Нахмурившись, я вывела на свой экран картинки с внешних камер. Копирование информации длилось не то чтобы очень долго, но достаточно, чтобы вокруг здания собралась толпа поднятых по тревоге солдат с прожекторами, бронетехникой и боевыми флаерами.
  – Интересно, как вы собираетесь незаметно отсюда исчезнуть? – на своём экране Герхард самодовольно рассматривал те же самые изображения.
  – Зачем «незаметно»? Я же не вор какой-нибудь. Сейчас подправлю настройки, занесу тебя обратно в список, и мы тихо-спокойно, ни от кого прячась, улетим отсюда на твоём флаере.
  – Мы? – удивился Герхард.
  – Ну да. Мне же нужен кто-то, в кого эти придурки гарантированно не будут стрелять. О, все стрелявшие в меня потом сядут, но лучше не доводить до крайностей, тебе так не кажется? – я в качестве намёка слегка приподняла бластер.
  – Кажется, – со вздохом подтвердил Герхард. – И чего я не остался сегодня дома?
  – А и в самом деле, почему? – спросила я с нажимом. – Тебе же надо когда-то спать.
  – Тут мне спится гораздо лучше, – недовольно буркнул он. – Порой я думаю, что отец специально спровоцировал Влада, чтобы улететь куда-нибудь подальше от Изабеллы. И временами мне хочется последовать его примеру.
  – Так ты поэтому устроил нам аварию с флаером?
  – О, – он погрозил мне пальцем, – нет-нет, я ещё не совсем дошёл до ручки, чтобы брать на себя чужую вину. И не настолько опустился, чтобы сколачивать банды... Я же, в конце концов, глава всей правоохранительной системы Эззбеланда!
  – Ладно уж, мамочкин правоохранитель, – я указала бластером на открывшуюся по моей команде дверь. – Пошли. Ты – впереди.
  
  Стоило нам показаться на крыше – герхардов флаер стоял именно там – как на нас по широкой спирали спланировала Саша.
  – Надо же, цела, – констатировала она с облегчением. – Приключений, небось, захотелось? Знатный кипиш ты тут устроила. Сколько трупов?
  – Ни одного, – я показала ей язык. – Гуманно, аж самой тошно. Ты с нами летишь, или пришла на штурм полюбоваться?
  – С вами, конечно. Ты же теперь очень информированная особа, которая нуждается в тщательно охране. Эх, – она покосилась на Герхарда, – накрылись тазом мои ночные развлечения...
  – Сочувствую, – с едва заметной улыбкой кивнул тот. – Моя ночь, как видите, тоже испорчена.
  – Оснуйте «Клуб Пострадавших от Сеффи», – ехидно посоветовала я. – Заведите себе пригласительные карточки, собирайтесь на заседания долгими зимними вечерами, и...
  – Да-да, всенепременно, – прервала меня Саша. – А сейчас, может, улетим уже отсюда? Не люблю, когда в меня целится целая куча народа.
  – Как пожелаете, – мрачно согласился Герхард, направляясь к флаеру.
  
  ***
  
  К сожалению, на этом вместе с сашиными кончились и мои развлечения, и началась нудная рутина. Днём унылое заседание суда, вечером – мозголомный анализ тонн и тонн финансовой информации. А вот результат этого анализа оказался более чем неожиданным. Эззбеланд балансировал на грани банкротства, задыхаясь под грузом кредитов. Внешне это было не слишком заметно, потому что их хитро размазали по многочисленным якобы частным организациям, сложная структура собственности которых неизменно приводила к семейству фон Эззбе. Хорошо хоть у шефа в своё время хватило ума юридически отделить владения на Ингриме от остального имущества, но и превращение из владельца пятой части суши в просто умеренно богатого человека ему вряд ли понравится.
  
  ***
  
  – Ну и что мы с ними будем делать? – устало поинтересовалась я. – Нацепим наручники и вперёд, в Новосеверодвинск?
  – К сожалению, арестовать их мы не можем, – с сожалением ответила Саша. – Депутатский иммунитет – они же члены Планетарного Совета, да и к тому же единственные избиратели в Эззбеланде, ведь других полноправных граждан здесь нет. Плюс прямое указание шефа не поднимать лишнего шума.
  – Так что, нам остаётся только наябедничать на них Сиэ, и всё?
  – Типа того, – Саша помассировала себе виски. – Ну, ещё можно к ним сходить и потребовать объяснений. Даже нужно, наверное.
  – А это идея.
  Семейство отыскалось в столовой первого крыла. Они как раз приступали ко второй перемене. Мне пришлось бороться с тошнотой и печальными воспоминаниями о позапрошлом воплощении, поэтому начинать беседу выпало Саше.
  – Милый семейный ужин, – объявила она, подлетая к столу и цепляясь хвостом и ногами за спинку свободного стула. – А нас опять не пригласили, как невежливо. Надеюсь, вы не будете против немножко поболтать, Герхард? Изабелла?
  – Как грубо, – чопорно произнесла Изабелла, оскорблённо выпрямив спину. Сидела она, естественно, во главе стола. – Как нагло.
  – Мы же ге-бе-шни-ки, – сладко пропела Саша. – Наглые и грубые, о да; нам это по должности полагается.
  – Ужасные манеры, – припечатал Изабелла; её голосом можно было орехи колоть.
  Герхард прикрыл низ лица салфеткой в тщетной попытке скрыть ухмылку.
  К этому моменту я достаточно пришла в себя, чтобы вспомнить заготовленную фразу:
  – Интересно, что скажет Сиэ, когда узнает, что вы заадминистрировали его владения в глубокую финансовую яму, и ему скоро придётся жить на одну зарплату?
  – А... Его лордство... – Изабелла растеряла часть своей несгибаемой сухости. – Он и в самом деле был очень зол, когда мы ему об этом сообщили. Это было около года назад, когда мы поняли, что сами не справимся... Вижу, вам он не сказал. Жаль.
  – Но... Но... Э-э... – мой план беседы шумно накрылся медным тазом.
  – Около года назад, говорите? – вмешалась Саша. – Значит, кредиты от МЛБ-банка – его рук дело?
  Я смутно припоминала это название, среди прочих кредиторов, но ничем особенным мне он не показался, да и Саша никогда о нём не заговаривала.
  – Верно, – печально согласилась Изабелла. – Собственно, весь этот банк – его рук дело.
  – Поздновато же вы спохватились, – Саша укоризненно покачала головой. – За полгода до очевидного краха.
  – Это потребовало всей моей решимости. – Изабелла нервно комкала салфетку. – Это же позор. Мы не смогли уберечь доверенное нам...
  – Хм. – Я повернулась к Герхарду, который наконец перестал давиться смехом. – Но тогда зачем весь этот спектакль с сепаратистами? Я была уверена, что вы пытаетесь отвлечь наше внимание от реальных проблем.
  – Его лордство велел вас развлечь... Разве вам не понравилось? – он удивлённо задрал брови. – Вы так скучали на этих заседаниях...
  – Развлечь?.. – с подозрением переспросила я.
  – Ну да, – он пожал плечами. – Я старался, если вы не заметили. Кстати, вы же не утвердите казнь бедного Флориана? Он что-то совсем расклеился в последние дни. Мне известно, что вы его навещали...
  – Да не болтай глупостей. Я с самого начала решила, что не буду утверждать никаких казней. Но, Сиэ же предупреждал насчёт несчастных случаев!
  – Можете, конечно, мне не верить, – Герхард пожал плечами, – но с вашим флаером я не делал абсолютно ничего. И, если вы помните, он был позаимствован у Влада, а не из моего гаража.
  – Чтоб вас всех, – в сердцах рявкнула я. – Каждый кивает на другого, и хрен что поймёшь в итоге. Ненавижу. Гр-р...
  – Э-э, – Саша бросила на меня встревоженный взгляд.
  – Да, да, знаю, – я постаралась взять себя в руки. – Спокойствие, только спокойствие. Что там насчёт западного губернатора и его убийства? Чью задницу прикрывает фальшивый подсудимый Гнозка?
  – Если честно, то понятия не имею, – признался Герхард. – То есть, понимаете, расследование – это моя обязанность, моя и моих подчинённых, и...
  – Убийцу вы не нашли, – перебила его Саша. – Просить помощи у Влада не захотели. Точнее, побоялись. Но дело надо было закрыть, и вы пошли проверенным путём. Самое плохое, что это далеко не первый раз, вы понимаете?
  – Мы не смеем просить помощи, – чуть слышно выдавила Изабелла. – Любая утечка информации – и мы теряем всё...
  – М-да, ситуация, – вздохнула Саша.
  Она вопросительно посмотрела на меня, я пожала плечами.
  – Сиэ получит мой доклад, – сообщила я Изабелле. – И я бы не сказала, что собрать нужные сведения было так уж трудно... Скорее наоборот, для нас словно маячки развесили, чтобы ничего не пропустили.
  – Видимо, я излишне полагалась на сына, – проскрипела Изабелла. – Думала, он понимает, что мы в одной лодке.
  – Но мы и есть в одной лодке, – возразил Герхард. – И Сиэ – единственный, кто не заинтересован её топить. Эззбеланд – его собственность, хотя вы и стараетесь об этом не вспоминать.
  – Можно было бы нам прямо всё рассказать, – укоризненно заметила Саша.
  – Во-первых, у меня был чёткий приказ этого не делать, – пояснил Герхард, указав глазами на Изабеллу. – А во-вторых, неужели я так похож на кляузника?
  – Сиэ тоже очень редко говорит прямо, – напомнила я.
  – Семейная черта, – с довольным видом кивнул Герхард.
  
  ***
  
  Когда мы добрались до своих комнат в четвёртом крыле, Саша с удобством расположилась на крыше шкафа и мечтательно произнесла, глядя сквозь прозрачный потолок на безоблачное небо:
  – Как бы мне хотелось посмотреть лог законника нашего дорогого Влада...
  – А ты не можешь? – удивилась я. – Ты же старше его по званию.
  – Мы из разных подразделений, я ему никаким боком не начальник, и к тому же вообще в отпуске... – Саша безнадёжно махнула рукой. – Кроме того, мы ему изрядно должны: ты же понимаешь, что он вовсе не был обязан предоставлять нам флаер, сдёргивать с орбиты сторожевик, не говоря уже о том десанте...
  – Десант ему самому хотелось устроить, – возразила я. – Наша просьба была лишь предлогом.
  – И тем не менее, нас он спас, хотя и свинский образом, – не уступила Саша.
  – Понятно, – я принялась копаться в своих вещах. – Похоже, нам следует встретиться с ним в неофициальной обстановке. Куда же я их засунула... Ага, вот, – я продемонстрировала Саше синюю карточку с надписью «КАЭД. Приглашение».
  – Ты это серьёзно? – она свесилась со шкафа, чтобы заглянуть мне в глаза.
  – Конечно, – я пожала плечами. – Ты же сама говорила, что он там активничает.
  – А женщин туда вообще пускают? Теоретически, я могу использовать и мужское тело, но, честно говоря, мне бы этого не хотелось.
  – О да, пускают. Контингент там собирается, э-э, специфический, но зато любому лицу женского пола популярность почти гарантирована. Некоторые этим пользуются. Остроконечные уши не обязательны, если тебя это беспокоит.
  – Беспокоит меня совсем не это, – Саша нехотя взяла у меня карточку. – Почему они не могут называться поприличнее? Ну, хотя бы, «Клуб Анонимных Любителей Эльфов»?
  – Потому что «КАЛЭ» больше подходит для сборища копрофилов? – предположила я.
  – Ты меня поняла, не паясничай. Благозвучную аббревиатуру подобрать всегда можно.
  – Точно не знаю, – я безразлично пожала плечами. – Клуб уже очень старый, но, полагаю, это была чья-то злая шутка. Или, может, подростковый протест? Знаешь, как это бывает: громогласно высказать обществу своё «фи», а потом ещё и гордиться этим?
  – Знаю, – вздохнула Саша. – Точнее, помню, хоть и давно это было. Слушай, а какая вообще может быть анонимность, когда про меня уже чуть не вся планета знает, да и тебя вряд ли можно с кем-то перепутать?
  – Но Влад же и должен нас узнать, иначе никакого разговора не получится.
  – А потом всему ГДВК будет известно, что я хожу в этот ваш клуб.
  – Так ведь только с целью сбора оперативной информации, – лукаво напомнила я.
  – Ага-ага, – мрачно покивала Саша. – Так мне все и поверят.
  
  ***
  
  На Ингриме филиал КАЭДа был всего один, в Цорнберге, планетарной столице; город считался своего рода «нейтральной территорией» под управлением Планетарного Совета, а не кого-либо из лендлордов. Концепция анонимного клуба предполагает равенство членов, что, конечно же, полностью исключало явную демонстрацию символов власти и статуса. То есть, увы и ах, но в мундире и с бластером на заседания являться просто немыслимо. Пришлось подобрать себе нечто вроде гражданского костюма, и работу эту я проделала раз и навсегда, ещё в Новосеверодвинске, во время второго воплощения. Тёмно-синие брюки, тускло-синяя блузка навыпуск, и белый галстук смотрелись достаточно гармонично с моей серой кожей и белыми волосами, да и носились вполне привычно, не стесняя движений, и потому казались мне вполне удачным комплектом. Тем не менее, Саша при виде моей одежды по-снобски покрутила носом и объявила, что я отстала от моды лет на двести. Сама она надела обтягивающий комбинезон из чёрного шёлка, а поверх него – ещё один, из крупноячеистой голубой сетки. «Чтобы хоть отчасти гармонировать с твоей синюшностью», – как пояснила она ворчливо.
  Зал собраний выглядел вполне традиционно: приглушённое освещение, строгий интерьер без каких-либо надписей или картин, множество накрытых для чаепития столиков, и, конечно же, аккуратно одетые люди, ведущие тихие беседы. В воздухе витали запахи имбиря и корицы. Вдоль задней стены тянулся ряд кабинетов с плотно закрывающимися дверями; над примерно половиной горели красные индикаторы – «занято, не беспокоить». Что меня удивило, так это обилие сигналов от имплантатов полноправных граждан: ведь на Ингриме ими пользуется лишь элита, а КАЭД – не то место, где ожидаешь встретить наиболее обеспеченных людей планеты.
  – Кажется, я зря не хотела сюда идти, – шепнула мне Саша. – И, пожалуй, недостаточно тщательно подошла к выбору одежды. Я-то полагала, что тут всего лишь сборище прыщавых подростков...
  – Это и должно быть сборище, – вполголоса ответила я. – Не понимаю, что тут творится. Влада видишь?
  – Вон там, – она указала на один из столиков.
  Там сидело четверо молодых людей, скорее даже тех самых подростков, только не прыщавых: судя по сигналам имплантатов и дорогим консервативного покроя костюмам, денег у них – или у их семей – хватало на лучшие из доступных на планете медицину и косметологию. Тело, которое использовал деф Мёзер, из этой четвёрки выглядело самым молодым; костюм сидел на нём не совсем удачно, и на вид казался дешевле трёх прочих. Влад что-то оживлённо рассказывал на тему компьютерного моделирования – я особо не вслушивалась. Он так увлёкся, что первыми наше прибытие заметили его собеседники. Они нам улыбнулись, но как-то смущённо, словно бы их застали за неким не совсем приличным занятием.
  – Кх-м, – пришлось мне демонстративно откашляться.
  Прерванный на полуслове Влад поднял на нас взгляд и натурально зарделся. Я чуть не зааплодировала, настолько естественно это выглядело.
  – О, – пробормотал он смущённо, – это вы... Э-э. То есть...
  – Пройдём-ка, – я повелительно положила руку ему на плечо. – Надеюсь, господа, вы меня извините, но моё дело не терпит отлагательств.
  Троица смутилась ещё сильнее, один хихикнул, а другой с трудом выдавил «конечно-конечно, мы всё понимаем»; Влад встал, и мы направились в один из незанятых кабинетов. Там тоже стоял стол, и четыре стула, а вот все стены представляли собой экраны, в тот момент выключенные. Дверь изнутри также покрывал кусок экрана, и в закрытом состоянии получался этакий эрзац виртуальной реальности, не слишком, впрочем, качественный.
  – Что-то мне кажется, – начала я, обращаясь к Владу, – что ты не утерпел и таки поделился той записью из леса с широкой публикой. Так?
  – Э-э, – он встревоженно посмотрел в сторону Саши, которая хранила полную невозмутимость.
  – Неужели ты ещё и запись с корабля раздобыл? – выдвинула я предположение. – И тоже разбазарил? Колись уж!
  – Раздобыл, – признался Влад. – Но никому не показывал, она сильно того... На любителя.
  – А лесную?
  – Лесную – да, – он увлечённо рассматривал пол, словно бы опасаясь поднять на меня взгляд. – Не похвастаться таким уловом было выше моих сил.
  – Так и знала, – фыркнула я. – А теперь кончай изображать краснеющего малолетку, и давай поговорим нормально.
  – Это естественная эмоциональная реакция, – возразил Влад. – Я очень тщательно готовил это тело. Я вообще серьёзно отношусь к маскировке, – добавил он с вызовом.
  – И потому запросто светишь своим идишником, – холодно произнесла Саша. – Ври аккуратнее, без явных нестыковок.
  – Мой имплантат выдаёт разный ответ в зависимости от личности запрашивающего, – почти нормальным голосом объяснил Влад. Похоже, он искренне старался избавиться от своих «эмоциональных реакций». – Простейший фокус, на самом-то деле. Для внуконовца.
  – Я не занимаюсь шпионством, для этого есть военюры, – высокомерно отбрила Саша.
  – Прекратить разборки, – вмешалась я. – Настроиться на конструктивный обмен информацией. Ясно? Так. Влад, ты проводил расследование по поводу крушения флаера? Он же у тебя на балансе числится.
  – Да, – кивнул он. – Герхард передал мне обломки, включая «чёрные ящики». Правда, тут встаёт вопрос достоверности: насколько то, что он мне передал, тождественно тому, что он нашёл...
  – Ну, сейчас мы прояснить его не можем. Ненавижу неопределённости... – я вздохнула. – Что дал анализ?
  – При выдаче из ангара флаер был исправным, – начал излагать Влад. – Включая всю программную начинку.
  – Верно, – подтвердила Саша. – Я проверила контрольные суммы прошивки.
  – Да, проверили, это отмечено, – согласился Влад. – А вот перед последним взлётом не проверили, и вообще в ходе того полёта нарушили чуть ли не все правила, какие только можно.
  – Ну так уж и все, – возразила Саша. Выглядела она, впрочем, довольно виноватой.
  – У меня тут совершенно случайно есть копия отчёта, – Влад выложил на стол карту памяти в защитном футляре. – Можете ознакомиться. К сожалению, кто именно внёс изменения в бортовое ПО, нам выяснить не удалось. «Полёт-120» – модель старая, и по нынешним меркам к взлому не слишком устойчивая, увы.
  Саша тем временем взяла карту памяти, сформировала на ладони контакты и принялась просматривать документ.
  – Хм-м, – я попыталась обдумать сказанное. – Слушай, так ты специально похвастался этой записью из леса, чтобы оказаться перед нами виноватым, чтобы иметь повод поделиться материалами следствия?
  – О, запись я бы выложил в любом случае, – заверил меня Влад. – Это же поднимает мой статус в клубе.
  – Не скажу, что так уж удивлена... А откуда тут столько полноправных? И какое им дело до далеко не самого лучшего видео? Ну, может, с эльфийками у вас тут и напряг, но у них же должны быть деньги на любых женщин!
  – Очень строгие нравы, – печально пояснил Влад. – Нынешнее руководство Совета пытается уничтожить «первую древнейшую» на отдельно взятой планете. Я же говорил, индустрия разрушена... Гм. Ну, на самом деле мы тут готовим небольшой переворот. Точнее, перестановку в Совете. Нечто вроде ускоренной смены поколений.
  – Заговор? – Саша едва сдерживала смех. – С целью захвата власти? В клубе рукоблудов! Мва-ха-ха! – она всё-таки не удержалась.
  – Участвуют представители почти всех влиятельные фамилий, кроме фон Эззбе и ван дер Шёнштейн, – невозмутимо добавил Влад.
  – И ты пытаешься его предотвратить? – уточнила я.
  – Наоборот, поддерживаю изо всех сил, – заявил Влад с самодовольной улыбкой. На его почти детском лице она сама по себе выглядела смешно.
  – Одобрение сверху есть? – поинтересовалась Саша. – Должно быть, иначе бы ты нам не сказал.
  – Есть, – кивнул Влад. – Если справлюсь, то получу военюра-два. Плюс премия.
  – Так кто же устроил аварию флаера?
  – Не знаю, – Влад развёл руками. – Расследование продолжается, но перспективы туманны.
  – А может, это был ты? – предположила я. – С целью раздобыть материал, который поможет продвижению по службе.
  – О, если бы это были мои бандиты, я бы им приказал не в коем случае не прерывать вас. И, честно говоря, мне и в голову не приходило, что на аварию вы прореагируете именно таким образом.
  – Логично, – согласилась я, хоть и не без сомнения. – Ладно; на этом, думаю, мы закончим. Разве что ты, – я повернулась к Саше, – захочешь посмотреть что-нибудь из местной коллекции? Всё же первый раз в КАЭДе, и всё такое...
  – Не пытайся меня задеть, – она демонстративно размяла когтистые пальцы. – А то ведь точно ухо отгрызу. Оба уха.
  
  ***
  
  Выбравшись из клуба, мы решили немного прогуляться по Цорнбергу, ведь весьма сомнительно, что нам ещё раз доведётся здесь побывать. Я задумчиво рассматривала комплекс зданий Планетарного Совета – несколько башен из зеркального стекла, доминирующих над небольшим, в сущности, городом.
  – Из всех замешанных мы не расспросили только Шёнштейна, – произнесла я в пространство. – Инцидент с флаером мог устроить и он, чтобы, например, создать проблемы для Влада: разбазаривание казённого имущества, и всё такое.
  – Так нас и пустят к главному на планете чиновнику, ага, ага, – парировала Саша.
  – Можно сгонять в Эззбе за мундиром и бластером, – почти серьёзно предложила я.
  – Даже и не думай! – похоже, Сашу такая перспектива по-настоящему напугала. – Любые попытки насилия только повредят. Я ещё дорожу своей карьерой, так что ни в коем случае. Шеф нам что велел? Привезти отчёт о состоянии дел в его владениях. Информацию мы собрали, так что подпиши помилование этому Гнозке, и покатили отсюда.
  – Просто не хотелось бы, – я всё ещё рассматривала блестящие на солнце башни, – бросать дело на полпути.
  – Это не наше дело. Мы тут представляем Сиэ как землевладельца, а не как должностное лицо. В Эззбеланде у нас ещё несть некоторые полномочия, в силу архаичности местного законодательства, но не в Цорнберге! Не дури. Расследованием занимается Влад; если хочешь ему помочь, могу предложить только сварганить ещё один материал для повышения клубного статуса. В конце концов, в лесу нас прервали в самый неподходящий момент, а через стеклянную крышу, я уверена, его оборудование заснимет всё не хуже, чем через кроны деревьев.
  – Ладно-ладно, сдаюсь. Отвезу всю эту кашу шефу, и пусть он сам в ней копается.
  
  ***
  
  Обратное путешествие прошло без сюрпризов. Помня о пристрастиях деф Липского, мы снова играли в «Землю». Саша благополучно выиграла, и потому каюта оказалась изгваздана не слишком сильно – в том смысле, что обошлось без отрубленных частей тела. Правда, простыни мы всё-таки прожгли, да ещё и в нескольких местах, но вряд ли кто-то всерьёз надеялся их повторно использовать, после нас-то.
  
  Шеф дожидался на причальной палубе; от кричащей жёлто-фиолетовой раскраски он так и не избавился. Я ковыляла ему навстречу, хотя и поизящнее, чем на станции у Влада: всё же практика помогла, с переломами я справилась получше. А с ожогами – совсем хорошо, никаких следов не осталось. Саша по обыкновению летела на буксире, держась за моё плечо.
  Когда мы наконец дошли, шеф скроил карикатурно-зверскую рожу.
  – Я смотрю, – он и тон выбрал грозный, – ты, Александра, на этот раз оторвалась по-полной.
  Сашины пальчики чуть сильнее впились в плечо. Она что, и в самом деле волнуется? Я успокаивающе похлопала её по руке.
  – Можно подумать, – я послала шефу укоризненный взгляд, – всё так страшно, Сиэ.
  – Обычно я стараюсь не вмешиваться, но под двести переломов... – он укоризненно поскрипел лицевыми чешуйками. – По-моему, немножко перебор.
  – Сеффи, тебе ведь понравилось? – нервно уточнила Саша.
  – О да.
  – Ну вот видишь, никаких проблем. И вообще, она намеренно слила мне партию.
  – Могла бы и сделать вид, что не заметила, – я попыталась её боднуть.
  Шеф устало вздохнул.
  – Ладно. Пошли в кабинет.
  – Но... Я ещё не написала отчёт...
  – Догадываюсь. Ничего, расскажете мне сказку о далёкой родине. А макулатуру подготовите потом.
  – Макулатуру? – тихо шепнула я Саше.
  – Он имеет в виду бумаги. Только не говори, что ты и про бумагу не знаешь, у тебя в кармане должна лежать вполне бумажная записка...
  – Так мне что же, отчёт подавать в печатном виде?
  – Не дури, – Сиэ махнул рукой, не потрудившись обернуться. – А то заставлю тебя его съесть.
  Я сочла за лучшее заткнуться.
  
  Доклад не занял много времени. Собственно, шеф, расхаживая по кабинету, просматривал мою память, и изредка уточнял у Саши отдельные моменты. Наконец, он уселся на собственный стол, руками уцепился за дальний край столешницы, и задумчиво нахмурился.
  – Полагаю, вы могли бы получить аудиенцию у ван дер Шёнштейна, если бы вежливо попросили и согласились подождать, но, – он развёл руками, – закончилось бы это очередным пшиком, только бы время зря потратили. Насколько я вижу, кое-что вы так и не поняли, хотя Герхард и пытался намекнуть: сепаратисты на Ингриме действительно есть. Но, конечно же, речь вовсе не о каких-то мелкотравчатых фанатиках-террористах, нет, главный сепаратист там сам Шёнштейн, и многие лендлорды его поддерживают. И Изабелла – тоже, но не Герхард. Ему, вообще-то, не позавидуешь: взглядов матери он не разделяет, но для открытого бунта слишком хорошо воспитан. В целом по планете, младшее поколение Владу вроде бы удалось перетянуть на нашу сторону, а теперь, надеюсь, мне удастся прищучить и Изабеллу.
  – Но зачем все эти сложности? – спросила Саша. – Разве ты не можешь ей просто приказать?
  – Гм, – Сиэ чуть помедлил. – Дело в том, что по законам Ингрима я, э-э, не совсем жив. Конечно, федеральный закон в этой ситуации на моей стороне, но у планеты широкая автономия, которую стараются не нарушать, и к тому же нас, дефов, создают для государственной службы, а не для отсиживания задницы в семейных поместьях. Поэтому был достигнут компромисс: я остаюсь номинальным владельцем Эззбеланда и получаю причитающуюся ренту, но не появляюсь на планете, и не вмешиваюсь в управление.
  – Та записка! – вспомнила я. – Она была как раз про это.
  – Да, – подтвердил шеф. – Но теперь соглашение теряет силу, поскольку так называемое «живое семейство фон Эззбе» стало должником некоего госслужащего по фамилии деф Эззбе, – Сиэ хищно оскалился. – Причём должником не только в финансовом, но и в личном смысле.
  – Разве ты не доложишь об их судебных художествах? – удивилась Саша.
  – Конечно, доложу, – пожал плечами шеф. – Но делу не будет дан ход, поскольку держать в подчинении Изабеллу важнее. Я же не только ради себя стараюсь, это ведь понятно, да? Мне было бы приятно провести отпуск в родовом поместье, но я не врал, когда говорил, что ненавижу всю эту рутину, связанную с управлением Эззбеландом.
  – А когда обещал не использовать меня «втёмную»? – уточнила я. – Выдавал желаемое за действительное, или как?
  – Но, по-моему, я этого обещания не нарушал, – запротестовал шеф. – Я же достаточно ясно тогда сказал, что мне нужен компромат, и что задание может быть опасным. Чем бы тебе помогли все эти подробности о политических интригах?
  – Ну, я бы больше доверяла Герхарду.
  – И это было бы крупной ошибкой, – назидательно указал Сиэ. – Герхард не на нашей стороне, он на своей собственной. Временами наши интересы совпадают, но и только. Не удивлюсь, если ваш флаер уронил именно он, чтобы дать Владу формальный повод для расследования. Или чтобы избавиться от тех преступно организованных лесничих, которые, возможно, стали ему мешать. Или даже просто потому, что имелась возможность покуражиться над гордящимся своим техническим превосходством ГДВК. Или всё сразу. Герхарда не следует недооценивать.
  – Жаль, что я не выяснила доподлинно насчёт флаера, – вздохнула я. – Ненавижу гадать на кофейной гуще. Так можно и паранойю себе заработать.
  – Да, – кинул шеф. – А ведь приятного в ней мало. Хотя иногда она и бывает полезной.
  – По собственному опыту знаешь? – я не удержалась от улыбки.
  – Именно, – с самым серьёзным видом согласился шеф. – Ладно, на этом всё, отчёт принесёшь ко мне лично.
  Ах да, предсказанная Сашей лекция о правильных и неправильных способах решения проблем. Всё верно, выволочки положено проводить наедине. Ну и пусть; нотации меня не пугали. Задание выполнено, жизнь прекрасна, да и в календаре лето.

Последний раз редактировалось: Криптон (00:22 17-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 00:12 17-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Полезные ссылки:

1. Поместье семейства фон Эззбе на Ингриме:
http://www.elite-games.ru/conference/viewtopic.php?p=2791022#2791022
(только фасады, интерьеры я так и не смоделировал)

2. Первая версия рассказа:
http://www.elite-games.ru/conference/viewtopic.php?p=2811819#2811819

Последний раз редактировалось: Криптон (00:27 17-07-2018), всего редактировалось 2 раз(а)
    Добавлено: 00:12 17-07-2018   
mc_
 389 EGP


Рейтинг канала: 6(415)
Репутация: 37
Сообщения: 2786

Зарегистрирован: 09.04.2010
Мне в каждом твоём рассказе эту эльфочку жалко...
    Добавлено: 09:44 17-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
mc_ :
Мне в каждом твоём рассказе эту эльфочку жалко...
С одной стороны, это хорошо: персонаж получился достаточно живым, чтобы вызвать сочувствие. С другой, плохо: ведь я вообще-то конструировал тот мир как место, где было бы приятно жить. С третьей стороны, с ГГ временами и в самом деле случаются довольно нехорошие вещи, гм Озадачен

Последний раз редактировалось: Криптон (16:16 18-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 16:16 18-07-2018   
mc_
 389 EGP


Рейтинг канала: 6(415)
Репутация: 37
Сообщения: 2786

Зарегистрирован: 09.04.2010
Криптон :
С одной стороны, это хорошо: персонаж получился достаточно живым, чтобы вызвать сочувствие.

С этим как раз проблемы. Просто бедняжку тупо увечат на садо-мазо оргиях. Постоянно.
Тут, правда, появился нравоучительный момент ("сама себе проблемы создаёшь"), в старой версии расссказа я его не помню. Уже успех абсолютно безнадёжного мероприятия Улыбка
Лично мне читать, как основному персонажу отгрызают ухо/руку/ногу/на что фантазии хватит - довольно неприятно. А больше с несчастной эльфочкой ничего не происходит. В голове у неё ничего не происходит, а это самое главное.

Криптон :
С другой, плохо: ведь я вообще-то конструировал тот мир как место, где было бы приятно жить.

А по мне так мир вышел довольно неуютным. Антиутопия какая-то.

Криптон :
С третьей стороны, с ГГ временами и в самом деле случаются довольно нехорошие вещи, гм Озадачен

У тебя герои часто дрейфуют по течению, и всё. А потом их кто-нибудь из жо болота вытаскивает. И объясняет, что всё шло по планутм.
    Добавлено: 18:17 18-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
mc_ :
Тут, правда, появился нравоучительный момент ("сама себе проблемы создаёшь"), в старой версии расссказа я его не помню.
Ага, значит, хотя бы отчасти новые "объяснялки" сработали Улыбка (сам-то момент и раньше был)

mc_ :
Просто бедняжку тупо увечат на садо-мазо оргиях. Постоянно.
А вот тут я понял, что самой-то главной объяснялки не добавил, м-да.
На тех самых оргиях они с Сашей ловят кайф. Вместе. Сильный.
Конкретный сценарий определяется победительницей игры. Идея с рукой принадлежит Сеффи; Саша, как проигравшая, просто исполнитель. А вот уха в сценарии не было, потому Сеффи и высказывает претензии.
"Сама виновата" в данном случае в том, что ради кайфа наплевала на последствия, примерно как алкоголик плюёт на вред для печени.
(Саша, кстати, тоже тот ещё "алкаш", но ей доступен фокус с рабочим телом, где вся эта фигня сильно урезана на аппаратном уровне)

Естественно, что после полутора дней почти непрерывного кайфа (пока летели до Ингрима) обычная жизнь кажется Сеффи серой и скучной, и для неё большое достижение уже то, что она проявляет инициативу и пытается чему-то научиться. Ведь дистанционная перенастройка охранной системы банка для неё гораздо неприятнее любых физических повреждений; это не кайф, это реальная боль, которую ничем не заглушишь, и остаётся только терпеть.

А ещё я пытался продемонстрировать зарождение паранойи на примере инцидента с флаерорм. Точного виновного установить нельзя, но при этом под подозрением оказываются все вокруг, включая самых близких людей.

mc_ :
У тебя герои часто дрейфуют по течению
Да, случается, но конкретно здесь, по-моему, совсем не тот случай.
_______________________

Похоже, лет через шесть мне придётся делать и третью версию рассказа Расстроен
    Добавлено: 20:17 18-07-2018   
mc_
 389 EGP


Рейтинг канала: 6(415)
Репутация: 37
Сообщения: 2786

Зарегистрирован: 09.04.2010
Криптон :
Ага, значит, хотя бы отчасти новые "объяснялки" сработали Улыбка

Чтобы они сработали по-настоящему, Сеффи должна сделать из этого далекоидущие выводы. Они там в конце изменили способ издевательства, но это как-то не совсем то.

Криптон :
А вот тут я понял, что самой-то главной объяснялки не добавил, м-да.
На тех самых оргиях они с Сашей ловят кайф. Вместе. Сильный.

У тебя был отдельный рассказ. Там барышня пытается заказать себе "секс-куклу", но что-то вечно идёт не так...
И там, в общем, логично объяснялось, откуда берется пристрастие с мазохизму в тяжелой форме.

Криптон :
Естественно, что после полутора дней почти непрерывного кайфа (пока летели до Ингрима) обычная жизнь кажется Сеффи серой и скучной, и для неё большое достижение уже то, что она проявляет инициативу и пытается чему-то научиться. Ведь дистанционная перенастройка охранной системы банка для неё гораздо неприятнее любых физических повреждений; это не кайф, это реальная боль, которую ничем не заглушишь, и остаётся только терпеть.

Вот этот момент у тебя недостаточно ясно подан. В рассказе два состояния - Сеффи, пардон, трахается (травмоопасным способом, но это пофиг), и Сеффи всё пофиг, скуууучна... Из-за этого персонаж не раскрыт.

Криптон :
А ещё я пытался продемонстрировать зарождение паранойи на примере инцидента с флаерорм. Точного виновного установить нельзя, но при этом под подозрением оказываются все вокруг, включая самых близких людей.

Выглядит скорее как провисание сюжета.
    Добавлено: 17:36 19-07-2018   
Къяр
 213 EGP


Рейтинг канала: 1(6)
Репутация: -36
Сообщения: 830
Откуда: Украина, г Макеевка
Зарегистрирован: 30.10.2012
mc_ :
В рассказе два состояния - Сеффи, пардон, трахается (травмоопасным способом, но это пофиг)

Вау! Супер! Вау!
Почитать что ли. Гы-гы
_________________
Не всё то зло что во тьме.
Не всякий свет добро.
    Добавлено: 17:51 19-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Къяр :
Почитать что ли.
Оно по большей части зацензурено, у нас же здесь Серьёзный Сайт™.

mc_ :
Они там в конце изменили способ издевательства
Ой, да Саша просто заметила, что у Сеффи со сращиванием переломов проблемы, и потому устроила ей практику. Мне казалось, это так очевидно, что в отдельных пояснениях не нуждается...

А в целом - спасибо за замечания. Взгляд со стороны очень полезен.
    Добавлено: 18:09 19-07-2018   
mc_
 389 EGP


Рейтинг канала: 6(415)
Репутация: 37
Сообщения: 2786

Зарегистрирован: 09.04.2010
Криптон :
Ой, да Саша просто заметила, что у Сеффи со сращиванием переломов проблемы, и потому устроила ей практику. Мне казалось, это так очевидно, что в отдельных пояснениях не нуждается...

Я это воспринял как продолжение БДСМ, но чтоб без рук и ушей не остаться. То есть без пояснений не дошло.

Криптон :
Взгляд со стороны очень полезен.

Хочешь реальный взгляд со стороны?
Дам один совет: сверни в реалистичный жанр ненадолго.

Къяр :
Вау! Супер! Вау!
Почитать что ли. Гы-гы

Неужели тут еще кто-то не вступил в КАЭД не читал Криптона?

Последний раз редактировалось: mc_ (18:23 19-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 18:22 19-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
mc_ :
Я это воспринял как продолжение БДСМ, но чтоб без рук и ушей не остаться
Ну конечно же, это и продолжение тоже. Но с пользой для дела.

mc_ :
Дам один совет: сверни в реалистичный жанр ненадолго.
Гм, надеюсь, ты понимаешь, что меня интересуют советы на тему "как лучше донести свои мысли до читателей", но не на тему "какие именно мысли следует думать".
    Добавлено: 18:41 19-07-2018   
mc_
 389 EGP


Рейтинг канала: 6(415)
Репутация: 37
Сообщения: 2786

Зарегистрирован: 09.04.2010
Криптон :
меня интересуют советы на тему "как лучше донести свои мысли до читателей", но не на тему "какие именно мысли следует думать".

Я ж не просто так советую. Просто это обрубит некоторые постоянно используемые приёмы, которые тебя "тащат". Самый тупой способ, но рабочий - сеттинг на сюжет, как известно, влияет слабо.

Но если хочешь развернуто...

  1. Работай над подачей сюжета. У тебя слишком часто герои по течению плывут. Они должны делать выбор и принимать последствия, к добру или к худу. И при этом делать основные открытия, определающие сюжет. От "deus ex machina", который за кадром всё заранее продумал - избавляйся. Он логичен, не спорю, но сюжет так не двигают.

  2. Сюжет "внешний" и "внутренний". Внутренний - особенно. Тем более если от первого лица пишешь. Герой должен думать. Выносить для себя что-то важное из происходящего. Переживать.

  3. Могу порекомендовать простейшие голливудские приёмчики для повышения связности текста. Там очень часто она деталь (предмет/фраза/событие) появляется несколько раз, и сначала ничего не значит, а потом, когда публика уже про них забывает, появляется второй раз и "ружье стреляет". Для примера - спичка из "Пятого элемента". Такие штуки можно вворачивать в текст относительно незаметно, они не обязаны сюжет тащить (вспомни монетку из "Шпионского моста").

  4. Сделай уже что-нибудь с этим садо-мазо. У тебя то кровища и членовредительство, то элфийский группенсекс 5 к 1 (я не знаю, как это, и даже порнохаб вряд ли знает), то еще что-нибудь. Про лесбийскую сцену с участием боевого корабял молчу Гы-гы
    Эпатаж обыкновенный.
    Всё, рекламу дал, жди новых читателей )))


Многое из этого я не хотел писать - боялся обидеть. Так что извини если что.
    Добавлено: 19:16 19-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
mc_ :
Многое из этого я не хотел писать - боялся обидеть
О, такие вещи меня не обижают.

mc_ :
Работай над подачей сюжета. У тебя слишком часто герои по течению плывут.

Да, есть такая проблема. Я с ней борюсь с переменным успехом... В этой серии (не забываем, что она у меня самая старая) этот дефект вообще заложен на уровне концепции, увы.

mc_ :
Сюжет "внешний" и "внутренний"
Мне известна теория. И да, изложение от первого лица я выбирал специально, чтобы описывать те самые переживания. Похоже, выходит плохо, м-да.

mc_ :
Там очень часто она деталь (предмет/фраза/событие) появляется несколько раз
Ты не поверишь, но этот приём мне известен, но, похоже, пользуюсь я им неправильно. Вот тут, например, в этой роли была модель флаера и сопутствующие комментарии, и ещё "Только в целях сбора оперативной информации".

mc_ :
Сделай уже что-нибудь с этим садо-мазо.
Честно говоря, не испытываю особого желания что-то с этим делать Хы...
mc_ :
я не знаю, как это, и даже порнохаб вряд ли знает
Вообще-то, знает, запрос для поиска: 5on1 (просмотр этих киноматериалов может быть вреден для неокрепшей психики)
mc_ :
Про лесбийскую сцену с участием боевого корабял молчу
Сама концепция "романтические отношения человека и корабля, который для физических контактов использует андроида" мне встречалась у Ливадного и у Маккефри (в соавторстве с Лэки) (правда, у них разнополые пары), и казалась достаточно банальной. Реакция рецензентов порядком меня удивила Гы-гы
mc_ :
Эпатаж обыкновенный.
Совершенно верно.

Последний раз редактировалось: Криптон (20:55 19-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 20:54 19-07-2018   
Къяр
 213 EGP


Рейтинг канала: 1(6)
Репутация: -36
Сообщения: 830
Откуда: Украина, г Макеевка
Зарегистрирован: 30.10.2012
Криптон :
"романтические отношения человека и корабля, который для физических контактов использует андроида" мне встречалась у Ливадного

Чёт не припомню прямо таки романтики у Ливадного. Хотя там если широко смотреть то 90% всего это отношения людей, ИИ в той или иной форме и так сказать постлудей, как говориться мелко нарезать и перемешать. Гы-гы
Хотя и Деметра и одиночка и ещё пара мест с Хьюго, можно считать романтикой.

добавлено спустя 1 минуту:
mc_ :
Неужели тут еще кто-то не вступил в КАЭД не читал Криптона?

Ну не то что бы я совсем не читал Криптона, я не читал данное произведение.
_________________
Не всё то зло что во тьме.
Не всякий свет добро.

Последний раз редактировалось: Къяр (21:40 19-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 21:40 19-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Къяр :
Чёт не припомню прямо таки романтики у Ливадного.
Читал ту книгу давно, и мне она не слишком понравилась, но вроде как это была «Третья Раса» (судя по отзывам на Фантлабе).

добавлено спустя 3 минуты:
А у Маккефри - «Корабль, который искал»

Последний раз редактировалось: Криптон (23:27 19-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 23:27 19-07-2018   
mc_
 389 EGP


Рейтинг канала: 6(415)
Репутация: 37
Сообщения: 2786

Зарегистрирован: 09.04.2010
Криптон :

Да, есть такая проблема. Я с ней борюсь с переменным успехом... В этой серии (не забываем, что она у меня самая старая) этот дефект вообще заложен на уровне концепции, увы.

Вариант "всё пошло не по плану". А потом ящер пытается сделать хорошую мину при плохой игре, но ему не верят. И ясно дают понять, что не верят (заодно и взаимоотношения героев усложнятся). Как тебе?

Криптон :
...этот приём мне известен, но, похоже, пользуюсь я им неправильно. Вот тут, например, в этой роли была модель флаера и сопутствующие комментарии, и ещё "Только в целях сбора оперативной информации".

Дежурная хохма и дежурная же фраза. Doing it wrong.

Криптон :
Вообще-то, знает, запрос для поиска: 5on1 (просмотр этих киноматериалов может быть вреден для неокрепшей психики)

Только что понял, что ни разу на этот хаб не заходил... Надо исправлять пробелы в образовании Гы-гы

Криптон :
Реакция рецензентов порядком меня удивила Гы-гы

Чем же?
    Добавлено: 07:08 20-07-2018   
CatSam
 251 EGP


Рейтинг канала: 1(6)
Репутация: 27
Сообщения: 1509
Откуда: Краснодар - Москва
Зарегистрирован: 20.02.2009
Криптон :
А у Маккефри - «Корабль, который искал»

Строго говоря, у Маккефри корабль не является ИИ - это, так или иначе, человек. А потому, в теории, может испытывать эйфорию от секса через андроида (если последнему встроить кое-какие нервные окончания). Так как имеются соответствующие отделы мозга, призванные воспринимать данные ощущения. У чистого же ИИ таковым взяться, вроде как, неоткуда.

С другой стороны, возможно, я сейчас глупость сказал, ибо рассказ пока так и не прочитал и не в курсе чистый ли там у тебя ИИ. Улыбка
_________________
ψ Корпус - мать, Корпус - отец! ψ

Канал на трубе:
http://www.youtube.com/MorneWind

Последний раз редактировалось: CatSam (11:31 20-07-2018), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 11:30 20-07-2018   
Криптон
 941 EGP


Рейтинг канала: 10(1395)
Репутация: 164
Сообщения: 2612
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
mc_ :
Вариант "всё пошло не по плану". А потом ящер пытается сделать хорошую мину при плохой игре, но ему не верят. И ясно дают понять, что не верят (заодно и взаимоотношения героев усложнятся). Как тебе?
Ситуация "Сиэ допустил небольшую ошибку" рассматривалась в "Шестнадцатом воплощении" (которое написано плохо и ждёт своей очереди на переделку). Ситуация "Сиэ облажался по-крупному" должна привести к потере им должности, понижении в звании и расформировании команды...

Эта серия рассказов планировалась как "набор историй о тихой-спокойной жизни под командованием хорошего начальника". То есть, никаких драматических спасений мира - это слишком нервирует; никаких крупных косяков со стороны Сиэ, иначе какой же он "хороший начальник"; то самое плавание по течению, которое тебе так не нравится; крайне медленное развитие характеров героев, а то сериала не получится.
Короче, достаточно неудачная концепция, теперь я это понимаю. Но временами я к ней возвращаюсь - когда мне хочется немножко "тихой-спокойной жизни".

mc_ :
Чем же?
Бурностью.

CatSam :
У чистого же ИИ таковым взяться, вроде как, неоткуда.
Здесь это сплошной оффтоп, поскольку тема посвящена совсем другому рассказу, но в "Убежище и Листопаде" тот самый ИИ вовсе не "чистый". Это должна была быть одна из штатных функций, которой планировала пользоваться капитан корабля.

Последний раз редактировалось: Криптон (13:00 20-07-2018), всего редактировалось 2 раз(а)
    Добавлено: 12:58 20-07-2018   
Канал творчества: «Воплощения 18-19. Семейное дело (вторая редакция)»
На страницу: 1, 2  След. | Все страницы
  
Показать: 
Предыдущая тема | Следующая тема |
К списку каналов | Наверх страницы
Цитата не в тему: Не сдастся первый раз - пусть летает. (mister X)

  » Воплощения 18-19. Семейное дело (вторая редакция) | страница 1
Каналы: Новости | Elite | Elite: Dangerous | Freelancer | Star Citizen | X-Tension/X-BTF | X2: The Threat | X3: Reunion | X3: Terran Conflict | X Rebirth | X4: Foundations | EVE Online | Orbiter | Kerbal Space Program | Evochron | VoidExpanse | Космические Миры | Онлайновые игры | Другие игры | Цифровая дистрибуция | play.elite-games.ru | ЗВ 2: Гражданская война | Творчество | Железо | Игра Мечты | Сайт
   Дизайн Elite Games V5 beta.18