Elite Games - Свобода среди звезд!
.
  » Освобождение | страница 1
Конференция предназначена для общения пилотов. Для удобства она разделена на каналы, каждый из которых посвящен определенной игре. Пожалуйста, открывайте темы только в соответствующих каналах и после того, как убедитесь, что данный вопрос не обсуждался ранее.

Поиск | Правила конференции | Фотоальбом | Регистрация | Список пилотов | Профиль | Войти и проверить личные сообщения | Вход

   Страница 1 из 3
На страницу: 1, 2, 3  След. | Все страницы
Поиск в этой теме:
Канал творчества: «Освобождение»
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Дописал своё первое крупное произведение. Ещё не роман, но уже полноценная повесть (287701 288039 символов).
Чтобы не пугать большим объёмом, выкладывать буду порциями, примерно по 40К знаков в день - как раз на неделю хватит.
В следующий понедельник прикреплю к этому сообщению архив с полным текстом.

____________________________________________________________


Изначально, в мае 2015 года, повесть планировалась как своеобразное продолжение "Монстра" - взять тех же героев, но дать другую предысторию и поместить в другой мир. За два с половиной года концепция довольно сильно поменялась, и герои сильно изменились, но троица "Чиба - Несси - Лиа" (бывшие "Мирт - Ниа - Маглотта") по-прежнему в центре внимания (в "Монопольном праве" фигурируют именно они).
Мир, как и в "Монстре", по-прежнему техномагический, хотя и совсем другой.
В частности, на этот раз - никакого вампиризма.

Повесть прошла трёхэтапную цензуру. То, что осталось неприличного, вычеркнуть никак нельзя.

41.36.rtf
 Описание:
Полный текст, все семь фрагментов
 Имя файла:  41.36.rtf
 Размер файла:  1.37 MB
 Скачано:  60 раз(а)


Последний раз редактировалось: Криптон (00:55 02-10-2017), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 05:09 26-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
=== фрагмент 1 ===


Освобождение


  Чистый бетонный пол плавно понижался к центру бункера, где потолок подпирали восемь стальных рам, образуя каркас четырёхметровой призмы. Вдоль стен выстроились тускло-серые стойки с баллонами, перевёрнутыми горловинами вниз. Всё это освещал яркий электрический свет. Тихо шуршала вентиляция.
  Тодден в последний раз осмотрел переоборудованный подвал главного здания артенского магистрата. Придраться не к чему – инженерная бригада выполнила свою работу по высшему разряду. Тёмный эльф хмыкнул, и велел страже ввести пленницу. Велел, естественно, телепатически: охрана целиком состояла из людей, опутанных заклинанием Подчинения. Под его воздействием человек становится инструментом – тупым, но исполнительным. Конечно, приказы приходилось формулировать очень тщательно, зато никакой опасности предательства. И никакой сомнительной самодеятельности – Тодден мог быть уверен, что с пленницей обращались должным образом: не били, не роняли, не насиловали... И не кормили.
  Лязгнула бронированная входная дверь. Охранники двигались с неживой синхронностью – по факту они и были деталями машины. Набор команд «конвой», доведённый за столетия до автоматизма. Пленная эльфийка вполне бодро вышагивала в центре строя. Невысокая, худая, осунувшаяся. Бледная кожа, ярко-голубые глаза. Роскошная грива пшеничных волос, ещё влажных после мытья. Серая заношенная тюремная роба, лёгкие ручные кандалы с внедрёнными амулетами подавления магии. Общий настрой удивлял – никакой подавленности или там озлобленности. Нет, не яркий, но вполне читаемый оптимизм. И уровень остаточной энергии довольно высок...
  Тодден взмахом руки отослал охрану, и сдержанным кивком поприветствовал Юи Алиньези, мага первой категории, старшую волшебницу армии Светлых. Сражалась она храбро, и ранг свой получила вполне заслуженно. Но Тодден знал, что ей нет ещё и двухсот. И при этом Старшая. Видимо, у противника стало совсем плохо с кадрами... Тёмному следовало бы радоваться – ведь это его армия выиграла войну и изгнала Светлых из Готтдома. Но Тодден испытывал в основном печаль. В том числе и потому, что эта пленница – почти наверняка последняя в его жизни. К тому же высокопоставленная, их категории возвращаемых, то есть удовольствие априори совсем не то.
  Лязгнула запираемая дверь. Одновременно раскрылись и звякнули об пол кандалы на руках эльфийки. Спустя пару секунд её роба разошлась по швам; тряпки медленно спланировали вслед за кандалами.
  Юи с видимым наслаждением растёрла запястья, и поклонилась в ответ.
  – Антимагические наручники, открывающиеся по магической команде? – заметила она с лёгкой усмешкой. – Полагаю, они не слишком надёжны.
  – Пока что их надёжности вполне хватало, – парировал Тодден. – Возможно, вы догадались, что сегодня вас придут спасать? Белый Сенат прислал госпожу Редсвейл.
  – Знаю, – кивнула Юи. – Я её даже отсюда чувствую. Лиа никогда не умела маскироваться.
  – Это объясняет ваше приподнятое настроение. Хм-м... Что ж, можете начинать. Как видите, мы тут наедине, дверь заперта, и ртуть вся в баллонах.
  – Что именно «начинать»? – с подозрением осведомилась пленница.
  – Вашим предшественницам подсказок не требовалось. Практически все они пытались меня атаковать. Плюс, опционально: наговорить гадостей, устроить истерику, молить о пощаде... – Тодден безразлично пожал плечами. – Я полагал, этот перечень вас всех заставляют заучивать ещё на этапе обучения.
  – Какая глупость, – Юи обошла тёмного эльфа по широкой дуге, направляясь к центру подвала. – Атаковать вас... тут... Однозначная глупость.
  – Я, конечно, не настаиваю, – Тодден послал сигнал, и раздался протяжный скрип: вентили всех баллонов приоткрылись. – Но, по моим впечатлениям, ваш генерал Пиат отбирает себе волшебниц не по такому признаку, как «ум».
  Ртуть начала вытекать, и Тоддену пришлось слегка отвлечься от беседы. Каждый поток следовало обернуть в тонкую магическую плёнку – во избежание ядовитых паров. Потоков, конечно, получилось много, но и Тодден не зря гордился своим мастерством.
  – На этот раз у него не было выбора, – ехидно объяснила Юи. – Генерала даже отчасти жаль.
  – Мне он показался вполне довольным жизнью.
  Генерала и его штабных офицеров сейчас развлекали многочисленные тодденовы жёнушки. Вкусная еда и мягкие постели... Своих наложниц Тёмный отбирал тоже не за ум, но и обязанностями нагружал чисто «досуговыми».
  – Ну конечно, – согласилась эльфийка. – Проблемы от проигрыша – это для подчинённых. Штаб кайфует при любом исходе. Чтоб их.
  Ртуть уже растеклась по всему полу, хотя молекулярной толщины защитные плёнки по-прежнему не давали смешиваться потокам из разных баллонов. Тоддена жидкий металл выталкивал, он мог ходить по нему, как по бетону. Пленница же в ртути тонула.
  – Как хорошо у вас получается держать столько параллельных заклинательных нитей, – с отчётливой завистливой ноткой заметила Юи. – Хотелось бы и мне так уметь.
  Ох уж эта наивная старательность хорошей девочки... Будь у Тоддена другое настроение, нифига бы она не помогла. Выпотрошил бы за милую душу. Но какой смысл коллекционировать что-либо, если времени на обладание коллекцией просто не будет? Он чуть ли не физически ощущал, как утекают секунды... Правда, остаётся ещё проблема пальцев, из которых Тёмный сделал своего рода традицию. Впрочем, когда до них дойдёт дело, тут уже будет госпожа Лиа. Которая, как продемонстрировали их предыдущие встречи, вздрючит его секунд за двадцать. Причём, похоже, совершенно неосознанно.
  – Переигрываете, – проскрипел Тодден вслух. – Вам же самой потом будет стыдно.
  Ртуть тем временем стала затягивать тонкой плёнкой стальные рамы, превращая их в зеркала. Загораживая унылые стойки и баллоны, превращая пространство в бесконечную череду отражений.
  – От стыда ещё никто не помер, – возразила Юи. – А от не вовремя сказанной грубости – очень даже да. И, между прочим, я и вправду вам завидую. Это слаженное дирижирование, – она указала на почти готовые зеркала. – И безо всякого видимого напряга с вашей стороны.
  – Научитесь ещё, – отмахнулся Тодден. – Если будете практиковаться, конечно.
  Теперь ртуть стала взбираться по ногам эльфийки, скрывая недостатки и вообще все мелкие черты. В итоге должна получиться этакая зеркальная статуя, идеализированная, но сохраняющая грацию живого существа.
  Юи поежилась от холода и соорудила простенькое подогревающее заклинание. Тодден охотно подключился, делясь своей энергией: он вовсе не хотел, чтобы пленница свалилась в голодный обморок прямо посреди процесса.
  – Спасибо...
  Ртуть наконец покрыла все ноги и принялась за туловище.
  – Ой, – выдала Юи сдавленным голосом. – А это обязательно... затекать... туда?
  – Мне нужен доступ к чувствительным нервным окончаниям, – спокойно пояснил Тодден. – Впрочем, я всегда считал, что работать с кончиками пальцев и приятнее, и гигиеничнее. Если вам так хочется, скрасим эту серую зеркальность, – он указал на залитый металлом подвал, – капелькой алого? А оторванные ногти, я уверен, вам даже госпожа Лиа восстановит. Хотя как врач она, мягко выражаясь, с неба звёзд не хватает.
  Юи вздохнула.
  – Поймали. Исходя из образа, я должна предпочесть ногти. Но... Знаете, в жопу этот образ. Чем дольше все мои части тела останутся при мне, тем лучше.
  – Да уж, «девочка» из вас та ещё, – Тодден постарался попасть в тон. – Порядка ста лет в действующей армии, участие в битвах, включая бойню на Перевалах... Сколько там трупов на вашем счету?
  – Не считала. Много. Но в любом случае, меньше, чем у вас.
  – С этим не поспоришь.
  Ртуть уже достигла горла пленницы и теперь медленно обволакивала руки. Голову выше подбородка Тёмный обычно оставлял свободной.
  – Почему-то мне кажется, – продолжил Тодден, – что генерал Пиат не занимался вашим воспитанием.
  – Естественно, моя фамилия ведь не Редсвейл!
  – Вам очень повезло, – с самым серьёзным видом резюмировал Тодден.
  Он коротко взмахнул рукой. Пленницу в зеркальной оболочке вдёрнуло где-то на метр вверх. С полом её теперь соединяла своего рода колонна, свитая из множества изолированных ртутных потоков. Тодден доработал согревающе-подпитывающее заклинание до полноценного жизнеобеспечения. Чисто на всякий случай. Вдруг у жертвы сердце остановится, или ожог случится, или ещё какая беда... А потом Тодден сформировал на баллонах электрические потенциалы. Пульсирующие, и достаточно мощные.
  Из горла Юи вырвался сдавленный хрип. Её тело выгнулось дугой, мышцы непроизвольно задёргались. Тодден зафиксировал силовым полем ртутную оболочку, и принялся постепенно сбавлять мощность, частоту и длительность импульсов, выводя жертву на режим. Где-то на границе настоящей боли и жёсткого, но ещё терпимого массажа.
  – Так... гораздо... – с трудом выдавила Юи прерывающимся голосом. – Аргх!..
  Тодден скачком поднял мощность, а потом плавно опустил обратно.
  – Время разговоров прошло, – прошептал он нарочно тихо.
  Юи ухитрилась кивнуть. Рта она раскрывать благоразумно не стала.
  Подстраивая частоту и длительность импульсов, Тодден довольно быстро добился от эльфийки нужного ритма дыхания: поверхностного, прерывистого, отчётливо слышимого. Затем соорудил себе из ртути нечто вроде табуретки, и спозиционировал строго за спиной пленницы. Подправил угол наклона выгнутой «скульптуры», чтобы её волосы свешивались вниз, не задевая тела. Достал из потайного кармана жёсткий футляр, а из футляра – костяной гребень. Древний, принадлежавший когда-то его матери.
  Конечно, в итоге получился всего лишь суррогат, но не вышибать же Старшей волшебнице мозги... Тодден нежно расчёсывал длинные волосы Юи, любовался всполохами боли в её ауре, и наслаждался звуком дыхания. В такие моменты он был почти счастлив.
  
  ***
  
  [на другом берегу Моря Бурь, пятью днями ранее]
  
  Я медленно тащилась по истёртым каменным тротуарам Старого Города. Настроение бултыхалось в районе плинтуса, несмотря на солнечное утро и освежающий бриз. Тоска. Печаль. Уныние. И страх. Тщательно отгоняемый страх... Попадающиеся навстречу люди провожали меня удивлёнными взглядами. Впрочем, у большинства взгляды были скорее брюзгливые... Плевать. Что мне эти люди! А ведь когда-то это был наш, эльфийский Город. Он и теперь официально считается эльфийским, но можно чуть ли не полчаса прошкандыбать по самым что ни на есть центральным улицам, и не встретить ни одного сородича. Одни только люди...
  Стоптанные офицерские ботинки глухо шаркали по древним плитам. Драные камуфляжные брюки и старая застиранная майка кое-как скрывали десятилетней давности шрамы – на вскрытом и наспех заращенном животе, на проткнутых и так же наспех вылеченных ногах. Не то чтобы у меня не хватало денег на тряпки – просто было лень озаботиться новыми. Да и смысл? Гораздо проще соорудить очищающее заклинание, чем переться в гардеробную за свежей одеждой... Хотя вот перчатки на руках были явно новые – шёлковые, кислотно-сине-зелёные. Не из моей гардеробной, это точно, но вот откуда? В памяти – дыра, и это плохо. С другой стороны, я все ещё не способна выйти из дому без перчаток, и это хорошо. Не всё воспитание ещё пропито, кое-что осталось... Кинжал в ножнах на поясе, и кошель с золотом в кармане – прекрасно, можно проставить мысленные галочки, все обязательные атрибуты благородной леди на месте. Конечно, всё это жутко устарело в эпоху огнестрельного оружия и чековых книжек... Да и с благородства того толку нынче почти что ноль. Но выйти из дому без кинжала я просто не способна. Хоть вообще голой, но кинжал обязателен, и точка. Рефлекс, намертво впечатанный в личность за годы воспитания.
  Вот и нужная дверь. Целиком зеркальная, ровная, прочная – прекрасное творение лучших мастеров. И, к сожалению, преотлично отражающая взлохмаченное седовласое чучело в нелепой одежде. Хотя, конечно, даже такие мерзкие перчатки лучше, чем ничем не прикрытые руки – в их нынешнем-то состоянии. Особенно левая. Хорошо хоть у генерала Пиата всего четыре штабных офицера...
  Вывески над дверью не было, только выгравированный на зеркале силуэт остроухой головы. Людям вход не запрещён, конечно, но они сюда заходить не любят – это заведение одно из немногих, открытых ещё до моего рождения и придерживающихся старых, наших, порядков. Я мрачно улыбнулась своему отражению – треть зубов свои, остальные, некогда выбитые, заменены золотыми протезами. Правый глаз тускло-голубой, опять-таки свой, левый, жёлтый, – магически восстановленный. Цвет кожи – нездоровый, с отливом в синеву. Мешки под глазами. Это до чего же себя нужно довести, чтобы у эльфийки возникли мешки под глазами! Я совсем уж жутко ухмыльнулась, и решительно толкнула дверь. Звякнул колокольчик.
  Зал оказался пуст. Ну да, слишком рано. За избранным обществом и приятной беседой сюда следует приходить вечером, а лучше ночью. Но мне хотелось только напиться.
  – Здравствуйте, госпожа Лиа! – весело прощебетала Несси, одна из местных официанток.
  Совсем молоденькая, мне во внучки годится. Короткие, всего лишь до плеч, волосы, блестящие голубые глаза, задорно торчащие уши. Форменная белая блузка обтягивает небольшую аккуратную грудь, и не скрывает тщательно выбритого лобка – общепринятого символа невинности. Завершали наряд белые чулки, и туфли из прозрачной пластмассы на высокой платформе.
  – Мне как обычно, – буркнула я, плюхаясь за ближайший столик. – «Кровь девственницы».
  Поскольку «общепринятым символам» в последнее время особой веры нет, я машинально покосилась на вывешенный на видном месте листок с отметками о медосмотре официанток. Да, в конце списка красовалась строка, помеченная сегодняшним числом. Заверенная печатью и подписью врача.
  Несси тем временем взяла со стойки – бармен в такую рань отсутствовал – хрустальный стакан, и принялась составлять адскую смесь из спирта, жирного человеческого молока, соли и – ключевой ингредиент – нескольких капель собственный крови. Кровь самая обычная, из пальца – на стойке валялась целая куча одноразовых стальных перьев в бумажной упаковке. Для заживления ранок от официанток требовалось знание основ магии исцеления, что, конечно, ещё больше взвинчивало цены... Ну и девственность в нынешние времена тоже недёшево стоит. Впрочем, и стоимость молока низкой не назовёшь: производительность кормилец до коров и близко не дотягивает, а по нашим, эльфийским мозгам как следует вдаряет именно человеческое, и никакое иное. Их и пустили-то в Город в своё время только по этой причине... Спирт в коктейле – в основном для запаха. Ну или для людей, на которых молоко не действует, а три капли крови девственницы они и вовсе считают ненаучной мистической фигнёй. Кто же виноват, что магии они совершенно не чувствуют.
  Я положила на стол золотой – в качестве аванса. Кошель полон, как и всегда в начале дня; хватит не просто упиться, но натурально ухрюкаться. Медленно поболтала стакан с белёсой жидкостью. Сделала пару горьковато-солёных глотков. Вкус приятно обволакивал язык. По телу начало растекаться умиротворяющее тепло, обещающее блаженное забытье.
  Звякнул колокольчик. Я удивлённо покосилась на дверь. Надо же, человек! Мужчина лет сорока, коротко стриженный, подбородок гладко выбрит, серый костюм из дорогой ткани безупречно отглажен. Совершенно не вспотевший – значит, приехал на машине. Стального цвета глаза слишком уж цепко осматривали помещение. И осанка больно уж прямая, офицерская. На виду оружия он не носил, но я бы и медяшки не поставила на то, что он безоружный.
  Несмотря на пустой зал, тип в высшей степени нахально плюхнулся за мой столик.
  – Госпожа Редсвейл! Какая удача. Мне как раз очень надо с вами поговорить.
  Голос у него оказался ничего так, приятный. Для человека, конечно. Чтобы быть хорошим «по-эльфийски», ему не хватало глубины и обертонов.
  – И слушать вас не стану, пока не закажете того же, – я приподняла почти ещё полный стакан, – и не выпьете хотя бы половину.
  Он чуть заметно скривился.
  – Могу даже заплатить за вас, – любезно продолжила я. – Лишь бы только полюбоваться, как вы давитесь.
  – Не хватало ещё, что бы за меня платили женщины, – почти оскорбился тип. – Я же не эльф какой-нибудь. – Он повернулся к официантке. – Порцию такой же бурды, пожалуйста.
  Та вежливо улыбнулась, достала со стойки ещё один стакан. Спирт, молоко, соль, кровь...
  Я смотрела не на Несси, а на лицо этого типа. Его явно интересовали не манипуляции со стаканом, а ничем не прикрытая девичья попка. Глазки маслянисто поблёскивали.
  – Попробуешь зажать ребёнка где-нибудь в уголке – шкуру спущу, – пообещала я совершенно спокойно.
  Тот дёрнулся – значит, знал, кто я такая, и знал, что угроза вполне реальна. Ах ну да, он же назвал меня по имени... Ну так тем более.
  Человек с трудом вымучил улыбку.
  – Она, между прочим, на год старше моей мамы.
  – Ваша мама отношения к делу не имеет, – парировала я невозмутимо. – По нашим меркам – ребёнок, и точка. А вы бы хоть представились, что ли.
  Несси тем временем поставила на наш столик готовый коктейль. Исколотый палец выглядел совершенно целым – недаром местные официантки одни из самых высокооплачиваемых в Городе...
  Тип принюхался, поморщился, но золотой выложил.
  – Гидеон Зарк, – произнёс он. – Формально, я являюсь помощником полицмейстера Города, но с тех пор, как «многоуважаемый», – кавычки в его речи таки и выпирали, – господин Эльдвейлрон стал к своему молоку подмешивать мёд... В общем, по факту, именно я возглавляю полицию.
  – И, конечно, очень этому рады, – буркнула я.
  Обычная молокозависимость вымывает мозги медленно, год за годом, но молоко с мёдом... От такого эльфы выгорают за жалких пару лет. Бедняга Лей Эль...
  – Не то что бы рад, – Зарк с опаской сделал глоток из своего стакана. Скривился – мне показалось, что его сейчас стошнит, но он справился, проглотил. – Как вы только это пьёте!
  – Полстакана, прежде чем мы перейдём к делу, – с садистским удовольствием напомнила я.
  И демонстративно отпила из собственного.
  – Угу, – покорно согласился человек. С мученическим видом сделал ещё глоток. – Так вот, не думайте, что я так уж рад свалившимся на меня обязанностям. Между прочим, шеф был очень даже ничего, пока мозги окончательно не пропил...
  Я ждала, улыбаясь как можно ласковее. Он глотнул ещё. Там оставалось ещё больше половины, где-то три пятых, но я решила не привередничать.
  – Ну хорошо. И зачем главному полицаю Города понадобилась я?
  – Кх-м, – он с кислой миной рассматривал содержимое своего стакана. – Какая же всё-таки дрянь... А вы, госпожа, понадобились не мне лично, а Конторе. Точнее даже не так. Когда выяснилось, что без мага первого ранга нам не обойтись, причём не просто мага, а непременно волшебницы, я навёл справки, и мне посоветовали обратиться к вам. Мол, вы слишком экстравагантны, чтобы спиваться в унисон с прочими, и потому ещё сохранили капельку мозгов в рабочем состоянии.
  – Это лесть, или оскорбление? – задумчиво поинтересовалась я. – И, кстати, сегодня я твёрдо решила надраться.
  – Очень жаль это слышать. Надеюсь, вы всё же перемените решение. В конце концов, в ваших услугах нуждается ваш родной Город.
  – Он уже давно не мой, – буркнула я. – Не наш. Тут всем заправляете вы, люди. А мы тихо догниваем...
  – Да чёрт всё побери! – Зарк бухнул кулаком об стол. – Вы же сами тратите свои чуть ли не бесконечные жизни на всякое дерьмо! Лейсви был гением сыска ещё даже на моей памяти! Гением, понимаете?! А теперь это еле ползающий бурдюк с говном! Бывшие великие волшебники тошнят молоко по крысиным норам! В компании с не менее бывшими великими художниками, композиторами и музыкантами. И дальше по списку...
  – Несси, повтори, – я вяло сунула свой опустевший стакан официантке.
  Бывшие... Ну да. Это заведение как раз для таких, как я. Бывших. Неужели сам не понимает? И что же, объяснять элементарные вещи этому человеку? Ещё чего. Перетопчется.
  – И вы, похоже, туда же, – полицейский устало прикрыл глаза. – Мне сухого вина, пожалуйста. Не крепче десяти градусов, и безо всякой там мочи, говна, крови девственниц и прочих извращений.
  – Так вы ошиблись дверью, – вяло буркнула я. – Сперму девственников подают в баре через два квартала.
  – Не смешно.
  – Ничего-то вы не понимаете в красивой жизни.
  – Она у меня слишком короткая, чтобы разбираться в сортах эльфийской блевотины, – отрезал Зарк. – Скажите, – продолжил он почти жалобно, – неужели ничего не осталось от знаменитой Лии Редсвейл, лучшего боевого мага Города?
  Я сосредоточилась. Заднюю половину черепа тут же охватила приглушённая боль. Вполне, впрочем, терпимая, так что я постаралась не обращать на неё внимания. Сформировала кокон из силовых линий вокруг заркова стакана, вырвала из рук и подвесила в воздухе – мне совсем не хотелось насвинячить. Затем сформировала более крупный кокон вокруг самого Зарка. Вздёрнула его к потолку, пару раз перекувыркнула... Череп в районе темечка внезапно пронзила вспышка почти нестерпимой боли. Я едва сдержала крик, и чудом не утратила контроль. Приступ кончился почти сразу, меньше секунды, но я тут же свернула представление: аккуратно опустила полицейского на стул, а его стакан – на стол. Отпила из собственного, чтобы замаскировать смущение. Хотелось потереть затылок, но я героически сдерживалась. Плохо. Очень плохо. Похоже, от меня и вправду мало что осталось. Ещё пару лет, и не останется вообще ничего. А десятилетие назад такой вот фокус не заставил бы даже поморщиться.
  – Весьма впечатляюще, – проронил Зарк.
  – Да что вам от меня нужно? – поинтересовалась я устало. – Ну да, балаганные фокусы показывать ещё могу. Вам клоунов не хватает?
  – Скажите, госпожа Редсвейл... Вы ведь решили сегодня напиться из-за того, что Сейс Пиат проиграл битву, и Артенский экзархат окончательно потерян? Вы ведь, наверно, получили сообщение.
  – Да, получила, – согласилась я. – Битва проиграна, Сейс со всем штабом, по официальной формулировке, «пропал без вести», флот эвакуирует деморализованные остатки армии. Всё, тушите свет.
  – А почему вы не отправились с генералом? Три месяца назад, когда он отплывал на тот берег?
  – Меня не приглашали.
  – Но вы же могли, как это там называется, представить себя к набору, верно?
  – Я в отставке.
  – Но ведь идёт война. Каждый волшебник на счету...
  – Господин полицай, – процедила я, не скрывая презрения. – Генерал Пиат выгнал меня. Самолично. С одобрения Сената. Самым позорным образом. Понимаете?
  Хотя, конечно, вряд ли он понимал. Такого рода отставка – вежливый эквивалент вручения шёлкового шнурка. У нас сейчас Цивилизация с большой буквы «Ц», так что никаких физических шнурков не фигурирует. Но все всё понимают – кроме людей, конечно, которых никто не посвящает в такие тонкости.
  – Я слышал, ваша прежняя должность досталась Юи Алиньези.
  – Я тоже слышала. Она специализируется на прифронтовой разведке. Возможно, сейчас это нужнее, чем умение проламывать городские стены. Со стенами и пушки справятся... – я не смогла полностью скрыть обиду в голосе.
  Кроме того, хотя об этом я бы ни за что не сказала вслух, пока некоторые десять лет квасили, Юи продолжала совершенствовать своё искусство... Но всё равно обидно. А с другой стороны, сама мысль отправиться через море и снова столкнуться с тёмными эльфами... Ну, то есть, с армией людей, как и у нас, но возглавляемой тёмными эльфами... Эта мысль просто пугала. До дрожи. Я рефлекторно погладила старые шрамы на животе.
  – Нет, ну в самом деле, – продолжила я скорее для собственного успокоения, – когда я начинала карьеру, нам противостояли пехота с мушкетами, кавалерия с саблями и гладкоствольные пушки. О, тогда я играла важную роль. Проломить строй, разрушить укрепления, бомбардировать города... Теперь же, когда Тёмные воюют винтовками при поддержке пулемётов и артиллерии с нарезными стволами... – я безнадёжно махнула рукой.
  – У нас тоже теперь есть винтовки и хорошая артиллерия, – заметил Зарк. – А ещё флот, авиация и танки.
  Ну, танки скорее были – в сегодняшнем сообщении упоминалось, что удалось спасти всего пару штук. И где-то две трети палубной авиации потеряно, а для остатков нет боеприпасов... Но я не стала заострять на этом внимание. В конце концов, новых танчиков понаклепать не так уж и сложно.
  – Вот именно, – снова кивнула я. – Роль боевого мага с успехом исполнит дивизион гаубиц.
  Беззаботный тон давался мне с трудом. Несмотря на все разумные доводы, чувствовала себя конченной предательницей. Дезертиром. Я ведь и в самом деле могла бы попроситься добровольцем. Может, Сейс этого даже ждал... Но три месяца назад во мне взыграла гордость. Ну и где она, моя гордость, теперь? И где она была все эти десять пропитых лет? Эх-х... Я мрачно уставилась в пустой стакан.
  – Кхм, – Зарк наконец прервал повисшее молчание. – На самом деле, у меня есть одна хорошая новость. Насчёт заморских дел. Однако, в баре я её обсуждать не буду. Предлагаю переместиться в более... подходящее место.
  – О, меня арестовывают! – почти восхитилась я.
  – Типа того. Задерживаю для беседы. Вы идёте? Или окажете сопротивление?
  Я, в принципе, могла бы послать его нафиг. И ничего этот человек мне бы не сделал. Могла бы, да. Но есть такая вещь, как долг. Не перед ним – перед Юи. Той самой Юи, которая десять лет назад так любезно забрала меня из рук Тоддена. А затем излечила от ран – в меру своего умения. Едва прочитав сообщение, я поняла, что мне предстоит... Жаль, что Зарк отыскал меня так быстро.
  Я молча встала и направилась к выходу. Без особого труда – два стакана не в состоянии свалить меня с ног. К счастью.
  На улице стояла не какая-нибудь там патрульная машина, а натуральный лимузин. Чёрный, с наглухо тонированными стёклами. Зарк услужливо распахнул заднюю дверь. Я послушно плюхнулась на кожаный диван. Полицейский пристроился напротив. Вёл машину самый настоящий живой водитель. В моём детстве каретами правили големы... Хотя, конечно, по сравнению с людьми глиняные, начинённые дорогими магическими амулетами истуканы медленные и глупые. В армии от них оказался толк лишь на хозработах.
  Лимузин плавно стронулся с места. Двигатель работал почти бесшумно. Вот только поехали мы куда-то в сторону окраины.
  – Хм, а городская комендатура от нас, похоже, всё дальше и дальше. Вы точно замглавполицай? Или это похищение? – я почти мурлыкала.
  – Разве я говорил, что мы едем в комендатуру? – удивился Зарк.
  – Ну а куда?
  – В Контору, естественно.
  – Что ещё за контора?
  – Контора с большой буквы. Неформальная организация, ныне управляющая городом, поскольку мозги наших бессменных бессмертных сенаторов окончательно превратились в компост.
  Увы, возразить на это было нечего. Сенат спился, с фактом не поспоришь.
  – Печально всё это, – вздохнула я.
  – Вот именно, – с нажимом подтвердил Зарк. – И, что самое печальное, заменить-то их особо некем. Почему-то вы, старшее поколение эльфов, совсем не стремитесь обучать свою молодёжь.
  Я хмыкнула. Теперь, значит, люди уже и в такие дела решили свой нос сунуть. К тому же в Сенат традиционно спихивали ни на что не годных младших сынков влиятельных фамилий... Они квасили там тысячелетиями, послушно транслируя мнение своих могущественных матерей. Настоящие проблемы начались, когда пару сотен лет назад сенатские мамочки вконец одряхлели и принялись впадать в маразм.
  – Вот, например, – не отставал полицейский, – возьмём Несси. Работает жалкой официанткой в жалкой забегаловке. А ведь я видел результаты её тестов. Неплохой магический потенциал. Совершенно, увы, не развитый.
  – Да, знаю. Она же, если не ошибаюсь, внучка моей двоюродной сестры. Наша генетическая линия испокон веков славилась волшебницами.
  – Ну и?
  – Послушай, Зарк, или как там тебя. Вся моя семья, моя мать, мои сёстры, братья и племянницы упорно учились, развивали свой дар, и верно служили Городу. В награду Город предоставил им безымянные места в братских могилах по ту сторону моря, в экзархате. Бывшем экзархате, – я вздохнула. – Ну и смысл мне кого-то учить? Я устала собирать ошмётки родственников. И не воображай, что это я для красного словца выдумываю. Озиру, ну, бабушку Несси, в могилу пришлось именно по кускам складывать. Четыре крупных, и дюжина средних, а мелкие мы даже искать не стали, – я откинулась на подушках и прикрыла глаза.
  И они ещё спрашивают, чего я пью. Послать бы этого полицая на фронт, под пули и снаряды Тёмных...
  – Вы во многом правы, – Зарк сумел придать своему голосу нотку сочувствия. – Но вернуть мёртвых никому не по силам. Спасать надо живых. Пока ещё живых.
  К счастью, на остаток пути у него хватило ума заткнуться.
  Все эти смерти я никогда не прощу. Ни себе, ни Сейсу. И, что самое поганое, с потерей экзархата они просто обессмыслились. Чего ради эльфы столетиями умирали там, за морем?
  
  ***
  
  Из машины мы вышли в подземном гараже. Потом спускались в лифте, куда-то ещё ниже. Наконец, полицейский привёл меня в скромную, почти пустую комнату без окон. Сам сел за стол, мне указал на кресло для посетителей. Довольно мягкое. И не слишком низкое.
  – Итак, к делу. Вы, госпожа, понадобились нам, потому что, судя по всему, без вас мы не сможем вытащить генерала Пиата.
  – Угу, – мекнула я с деланным безразличием.
  Ясно же, что по нынешним временам забирать этих обалдуев у Тёмных остаётся только мне. Ну вот не мог Сейс, если уж не выиграть битву, то хотя бы организовать нормальный отход! А ведь даже не пьёт. Ярый трезвенник.
  – Вытащить Пиата, – с видимым удовольствием повторил Зарк. – Он жив, вы меня понимаете?
  – Отлично понимаю, – зевнула я. – Пока ещё не оглохла. К счастью. Я и без вас знаю, что они живы.
  Самодовольство Зарка заметно увяло.
  – Мы снабдили его, и офицеров его штаба, и эту вашу боевую подругу, Юи Алиньези, эфирными метками. Вы знаете, что такое эфирная метка?
  – Да, – буркнула я.
  Не потому, что знала. Эльф не может признаться человеку, что что-то там не знает. Исходя из названия, это какая-то очередная техномагическая хрень – плод сотрудничества наших двинутых философов с их, человеческими, чокнутыми яйцеголовыми в белых халатах. Учёные всегда взаимодействовали дружнее прочих сословий...
  – Превосходно, – кивнул Зарк. По его лицу сложно было понять, верит он, или нет. – Ну, как бы то ни было, метка сообщает, жив ли её носитель. Также мы можем отследить местоположение носителя – приблизительно, с погрешностью плюс-минус десять километров.
  – Ну и где они?
  – Как ни странно, либо в самом Артене, либо в ближайших окрестностях города.
  – Ну да. Тёмным нет смысла куда-то их тащить. Поиграются, и нам вернут, как и всегда...
  – Что? – казалось, Зарк сбился с мысли. – «Как и всегда»? Как это?
  – Обычно, – фыркнула я. – Тёмные не убивают вражеских генералов, проигравших сражение. Это же элементарно. Старый, привычный враг удобнее. Наберёт новую армию, и снова всё просрёт. Как Сейс. А новый, пришедший вместо убитого, может оказаться и более талантливым.
  – К сожалению, все наши новые будут только хуже, – вздохнул Зарк. – По крайней мере, в ближайшие годы – точно.
  – Пиат проиграл войну, – напомнила я. – Причём, по сути, это произошло ещё десять лет назад, когда мы не сумели удержать перевалы. Нынешние наши беды на том берегу – только следствие той неудачи. И он ничего не смог поделать.
  – Да, но он знает, как из толпы сделать армию, – возразил Зарк. – Вы хоть понимаете, что сейчас у нас армии, по факту, не осталось? Есть флот – без талантливых флотоводцев, но флот есть. А вместо сухопутных сил – кучка деморализованных солдат. Абсолютно небоеспособных. С нашей точки зрения, генерал Пиат с его почти двухтысячелетним опытом очень бы помог. Когда у нас снова будет армия... Командовать на поле боя может и кто-то другой.
  Посмотреть бы, как Зарк заявляет это генералу в лицо. И что случится потом. Да чтобы Сейс уступил право командовать, его убить придётся... Да и двухтысячелетний опыт – не всегда преимущество. В современной войне от тактики фаланг не больно-то много проку.
  Я потрясла головой, пытаясь заставить мозги думать.
  – «Мы», «с нашей»... Кто это «мы»?
  – Мы – это верхушка человеческой компоненты административного аппарата Города, – любезно объяснил Зарк. – Включая секретариат Сената. Ну, вы же знаете, кто пишет законы, принимаемые нашими властными молокососами? Да и остальные ведомства сейчас примерно так работают... Вот эти «мы» и сообразили, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. А ещё к этим «мы» относится часть эльфийской молодёжи. Та часть, которая не готова удовлетвориться карьерой официанта или вышибалы.
  Кто-то резко, без стука, распахнул дверь.
  – Как, например, я, – объявила тяжело дышащая, растрёпанная Несси. На ней была всё та же форменная одежда официантки, теперь местами запачканная. – И брось свои идиотские формулировочки про «удовлетворение». Ты уже ввёл её в курс дела? – она снисходительно кивнула в мою сторону.
  Я смерила её недоверчивым взглядом. Окружила силовым коконом, вздёрнула в воздух — невысоко, где-то на полметра. Только чтобы продемонстрировать, кто тут старший.
  Несси сопротивлялась. И ногами лягалась, и даже магию пыталась применять. Крайне неловко, конечно, но и это меня впечатлило. Мои силовые линии она распутать не смогла, ей не хватало ни сил, ни умений. Так что я усадила эту маленькую чертовку на ближайший стул – кресло для посетителей в кабинете было только одно. Она, обиженно надув губки, тут же принялась раскачиваться на двух ножках. Стул душераздирающе скрипел.
  – Вечно вы так, госпожа Лиа, – буркнула Несси.
  – Это чтобы избавить от иллюзий, – назидательно объяснила я. – Кстати, не рановато ли тебе гулять с голым задом по городу? Если не ошибаюсь, ещё лет семь до совершеннолетия, верно? Как ты вообще тут оказалась?
  – Я, может, и осиротела ещё в тридцать, но мама успела меня кое-чему научить, – огрызнулась она. – Например, Укрывающему Пологу. И как проехаться на крыше машины – и не свалиться при этом, – Несси показала мне язык. – А вы с Гидеоном могли бы и подождать, пока я запру дверь. Пришлось добираться на попутках.
  – Это опасно, – осуждающе покачал головой Зарк.
  – Да ладно вам, – отмахнулась Несси. – Зануда номер один и зануда номер два, пф-ф.
  – Своей башкой рискуешь, – полицейский пожал плечами. – Так вот, госпожа Редсвейл. Мы ожидаем, что вы не только поможете нам с генералом, но и передадите свои знания. Пока ещё есть, что передавать.
  – «Помогу с генералом», – передразнила я. – Куда ж я денусь. Но если вы думаете, что я всё та же Лиа Редсвейл, которая могла усилием воли взорвать город, то вы «слегка» опоздали.
  – Мною вы крутили вполне эффективно, – улыбнулся Зарк. – И Несси вот тоже. Поймите, мы не можем привередничать. Пусть у вас осталось мало чего, так у остальных нет и этого. Да мне бомбардировщик раздобыть проще, чем толкового мага!
  Ну... В принципе, верно. Толковых магов на самом деле не так уж и мало, например на флоте. Но они все при деле; полицейского, а тем более человека, с его просьбами просто пошлют куда подальше. И хорошо ещё если только на словах, не присовокупив магического пинка.
  – Итак, мы плывём на тот берег... – я содрогнулась. Слишком много воспоминаний у меня связано с Артеном... Неподъёмно тяжёлых воспоминаний... – А кто такие «мы» в данном конкретном случае?
  – Я, вы, Несси, и взвод из отряда быстрого реагирования. Официально мы будем охраной нашего посла, который едет заключать мирный договор.
  – Вы собрались туда лично? – переспросила я, не веря своим ушам.
  Несси бросила на меня странно тревожный взгляд.
  – Именно, – подтвердил Зарк. – Надо же проследить, чтобы в договоре были учтены интересы людей.
  Похоже, ему так никто и не потрудился объяснить некоторых элементарных вещей. Я с трудом сдержала улыбку. Вперёд, голубчик. С песней. Хочешь к Тёмным – скатертью дорожка...
  – Ну хорошо, – я кивнула. – А Несси-то там на что?
  – Мне надо учиться, – объяснила она с наглой улыбкой. – Я так решила.
  – Ты. Так. Решила? – медленно переспросила я.
  – Может, вам и покажется это удивительным, – проронил Зарк, – но Несси имеет заметный вес в нашей организации.
  – В основном потому, что всё же успела кое-чему научиться от мамы, – показушно-скромно пояснила она. – И не только от мамы.
  – М-да, нашим теневым правительством заправляют дети, – мрачно резюмировала я.
  – Да ничем я не заправляю, – огрызнулась Несси. – Моя ответственность – тайные операции. Пролезь туда, незаметно сделай это... Не надеетесь же вы прорваться к генералу с боем!
  – Я как раз хотела спросить, почему вы не берёте никого из Скрытой Стражи, – промурлыкала я.
  В способность Несси провести нас к Тоддену без боя я не верила ни на грош.
  – Почему это «никого»? – удивилась она. – Я еду. Меня официально зачислят в ряды в приказе о нашей отправке, – добавила Несси гордо. – Потому что сейчас там кучка ни на что не годных стариков, ну и Юи. Но она слишком часто вынуждена бывать на том берегу. И меня учить не захотела...
  «Негодных стариков»? Я недоверчиво уставилась на Несси. Кому она лапшу на уши вешает? Мне? Зарку? Или действительно не в курсе?
  – Я искренне надеюсь, – вздохнул полицейский, – что хотя бы Алиньези не попалась и сможет нам помочь.
  – Чушь! – фыркнула я. – Не держите Тёмных за идиотов. «Пропали без вести», – передразнила я официальное сообщение. – Тупой эвфемизм. Если верхушка проигравшей армии слишком глупа, чтобы вовремя смыться, Тёмные берут её в плен. Точка. Иного не бывает. Хотя да, Юи, безусловно, поможет. По их понятиям, армию возглавляет именно что старшая волшебница. Тёмные, что с них взять! Ведь известно, что у нас тут сплошной матриархат, ага, ага. Так что Сейс со штабом сейчас спокойненько, как лица подчинённые, сидят в комфортабельной камере. Ну а Юи ответит по полной программе.
  – В каком смысле «ответит»? – нахмурился Зарк.
  Я медленно стянула перчатку с левой руки. Растопырила золотистые, в мерзких красных прожилках пальцы – магически восстановленные. Юи плохой врач, да и условия там были не те... А я ведь, пожалуй, справлюсь не лучше, эх.
  – Вот этот пальчик за капитана Мерти, – я загнула мизинец. – Этот – за освобождение подполковника Хотонои, – я загнула безымянный. – Мне продолжать, или уже ясно? За Сейса был уплачен большой палец, если вам интересно.
  – Да это ведь вы, – с внезапным интересом вклинилась Несси, – были старшей волшебницей Пиата при разгроме на перевалах?
  – А то ты не знаешь, – огрызнулась я, натягивая перчатку обратно. – Да, была. И если ты решила высказать порицание насчёт проигранной битвы, то опять-таки опоздала. Слегка. На десять лет.
  Несси ехидно оскалилась, но тему развивать не стала.
  – Итак, послезавтра в полдень, – подвела я итог. – Верно? От приказа до отплытия обычно такой срок. Сбор в порту?
  – Да, на первом причале, – кивнул Зарк. – А сейчас я отвезу вас домой, где вы переоденетесь, и мы отправимся в Сенат. Миссия должна быть официально утверждена.
  Я почти на автомате соорудила «давящую стену». Один из моих любимейших приёмов, эффективный – и эффектный. Сплетённая из силовых линий плоскость впечаталась в Зарка. Заскрипели колёсики его кресла – оно катилось под моим напором, пока не упёрлось в бетонную стенку кабинета. Зарк охнул – я выдавила воздух из его грудной клетки, попытался вдохнуть – но смог только судорожно раскрыть рот. Его лицо стремительно синело.
  – Вы. Мною. Не командуете. – Отчеканила я. – Ясно?
  – Госпожа Лиа!... – тихо пискнула Несси.
  Возможно, я бы таки задушила Зарка, если бы не очередная вспышка боли в затылке. Я убрала «стену», и, морщась, принялась тереть свою черепушку. Причёска, естественно, стала ещё взлохмаченнее, хотя куда уж больше...
  – Но ваше присутствие в Сенате в самом деле необходимо, – просипел тяжело дышащий Зарк.
  – Прям как будто я не знаю!
  Я встала. Усиленным магией пинком придвинула стол, снова прижимая Зарка к стене; во все стороны полетели какие-то бумаги. Опёрлась о столешницу руками, угрожающе нависла над полицейским.
  – Может, я и пьянь подзаборная, – произнесла почти спокойно. – Но крайне не советую пытаться мне приказывать. Вы хотели отыскать способного мага? Поздравляю, вы меня нашли. В два пополудни я явлюсь в Сенат. Соизвольте быть там в это время. Мои перемещения вас касаться не должны. До встречи. – Я повернулась к разумно молчавшему Зарку спиной. – Пошли, Несси.
  Та уставилась на меня совершенно обалдело. Так что пришлось заключить её в силовой кокон, подтянуть поближе; затем я сосредоточилась – злость помогла проигнорировать ноющую головную боль – и пробросила портал. Маленький, на двух эльфов, и короткий, до ворот собственного дома. И всё равно, спустя миг оказавшись у калитки, я уронила Несси и обессилено плюхнулась на истёртые каменные плиты. Желудок вывернуло. Эти порталы жутко энергоёмки. Я тупо пялилась на зловонную лужицу стоимостью в два золотых, и радовалась, что Зарк остался в своём подвале. Позор ведь. Волшебница – первого ранга! – не способная нормально телепортироваться...
  – Ух ты! – восторженный голос Несси резанул по ушам. – Вы умеете делать порталы! Офигеть!
  Ну да, обычно-то я хожу пешком... Попыталась встать – ноги подгибались. Тогда доползла до ограды особняка и встала, цепляясь за фигурную решётку.
  – Да, умею, – выдавила наконец. Во рту всё ещё стоял кислый привкус рвоты.

=== конец фрагмента 1 ===
    Добавлено: 05:19 26-09-2017   
Michael_Moon
 84 EGP

Рейтинг канала: 3(31)
Репутация: -4
Сообщения: 635
Откуда: РК, Кокшетау
Зарегистрирован: 15.02.2011
Можно комментировать или еще рано?
    Добавлено: 10:16 26-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Конечно же можно.
    Добавлено: 10:46 26-09-2017   
Michael_Moon
 84 EGP

Рейтинг канала: 3(31)
Репутация: -4
Сообщения: 635
Откуда: РК, Кокшетау
Зарегистрирован: 15.02.2011
Ну, тогда комментирую.

Мёд.

1. Отличные диалоги.
2. Проработанные психологичные герои.
3. Четко ощущаемая атмосфера (мне не нравится ремарковская безнадёга, но это все - вкусовщина).
4. Чувствуется, что автор знает больше, чем пишет.

Дёготь

1. Описания не даются - заклёпочничество, погоня за деталями, мозаика вместо цельной картины.
2. Цензура плохо поработала. Как раз без многого "оставленного" можно было прекрасно обойтись, либо преподнести как-то иначе - замаскировав под какие-нибудь грубые эльфийские или общеупотребительные в этом мире ругательства, как, например, "массаракш" у Стругацких. Вообще, ругательства должны быть естественной составляющей речи, в противном случае они режут глаз (и ухо) некместным употреблением.
3. Сюжет вызывает некие сомнения, но... подожду развития событий. Пока будем считать вступлением.
4. Язык - плоский, сухой, суконный, изжеванный. Стиль проявляется только в диалогах - они живые и полные - и междиалоговых вставках. Над всем остальным надо работать - читать, перечитывать, править, перечитывать правленое и снова править.
5. Мир, как всегда, гадок и полон мерзостей. Не чернуха, но болото - однозначно. Чем-то напомнило перевод западных писателей.
    Добавлено: 11:19 26-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Спасибо за замечания.

Описания мне и вправду плохо даются. Я их тут несколько раз переделывал, упрощая и сглаживая. Лучше пока что не могу, увы Расстроен
    Добавлено: 12:48 26-09-2017   
mc_
 387 EGP


Рейтинг канала: 6(414)
Репутация: 37
Сообщения: 2765

Зарегистрирован: 09.04.2010
Недавно дочитал "Лучше подавать холодным" Джо Аберкромби, поэтому при описании главной героини было стойкое дежа-вю.

Текст пока судить рано, посмотрим что будет дальше.
Но в общем-то Криптон в своем репертуаре и прекрасно осознает это (см. ремарку про цензуру).

Атмосфера алкогольного декаданса передана отлично, финт с "молокососами" тоже оценил.
Персонажи... посмотрим. Но остроухое пубертатное чудо пока выглядит добавленым ради сисек (ну или "эльфийского символа невинности", кому что).

Описания... это просто беда. Особено в начале. Вот над чем надо работать.
 много брюзжания, можно не читать   (кликните здесь для просмотра)
Ну рама, ну баки, ну с ртутью. В подвале. И это самое начало текста, буквально первые несколько предложений. Они цеплять должны, а не ломать читателю мозг. Можно было, к примеру, начать с другого элемента той же сцены, и по ходу ввести описание, если оно нужно.
А если деталь не нужна - выкинь её. Лучше отвести больше текста персонажам и их действиям. Всё-таки о чем текст - о баках, ртути, и какой там формы была рама?

Попробуй написать пьесу. Серьезно. Там описания пихать некуда, они отдельно идут.

Хотя, конечно, не мне учить дважды лучшего писателя ЕГи


Последний раз редактировалось: mc_ (16:46 26-09-2017), всего редактировалось 3 раз(а)
    Добавлено: 16:20 26-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
=== фрагмент 2 ===


  Поблизости кто-то умело перетасовал пространство. Кто-то, мне неизвестный – мастера телепортации очень ценились в армии... и потому оказались повыбиты одними из первых. Остались дилетанты в этом искусстве – вроде меня: саму себя перенесу, а вот хотя бы десяток солдат – уже нет.
  На мостовой материализовался молодой эльф стандартно-ангелоподобной внешности: светлокожий, голубоглазый и блондинисто-длинноволосый. Нарядился он в белую тогу с широкой золотой полосой – такие носят дипломаты. Вообще, в тоги по нынешним временам кутаются только сенаторы, а послов, кстати, полагается набирать именно из сенатского сословия. Значит, этот вьюноша едва-два назначен на должность. Иначе бы я что-то да слышала о столь заметном пополнении в нашем руководящем органе.
  – Смотри, Чиба! – Несси чуть не подпрыгивала от восторга. – Она умеет телепортироваться! А ты говорил, что Редсвейлы непригодны к телепортации! А она умеет!
  – Да, умеет, – дипломат извлёк из складок тоги щегольскую, с перламутровой ручкой, пилку, и с высокомерно-отсутствующим видом принялся подравнивать ногти. – И пункт назначения стабильный: носом в лужу собственной блевоты. Воистину, достойно подражания.
  – Эй, хоть я и работаю в баре, но я же не пью собственную продукцию, – обиделась Несси. – У меня будет получаться лучше!
  – Уверена? С голой задницей по улице ты уже разгуливаешь, – невозмутимо парировал тип.
  Он на миг поднял на меня глаза, едва заметно кивнул, и снова вернулся к ногтям.
  – Госпожа Лиа, будем знакомы: Арчибальд Зейтман, сенатор, – он особо выделил это слово.
  Имя мне по-прежнему ничего не говорило, но вот фамилия... Его семья владела крупнейшим на планете торговым флотом, а также колониями и торговыми факториями на всех континентах, кроме контролируемого Тёмными Готтдома. Вдобавок Зейтманы прославились, организовав – за собственный счёт – вывоз всего гражданского населения Артена. В свои колонии, естественно. Очевидно, в качестве награды семейство наконец получило место в Сенате, и все прилагающиеся статусные плюшки. По имущественному-то цензу они давно проходили, а теперь соблюли и репутационный.
  – Скорее Чиба-сопляк, – буркнула я себе под нос.
  Но он услышал. Медленно поднял взгляд. Пристальный, но при этом жутко брюзгливый.
  – Ну, как сказать. Мозги у меня в рабочем состоянии, а вот ваши, гм... Скисли. Очевидно, в результате чрезвычайно упорных упражнений. Со стаканом.
  Не сотрясая зазря воздух, я метнула в него «ловчую сеть». Модификация той же «стены», но приспособленная не для отталкивания, а для опутывания и обездвиживания.
  Сенатор не стал выставлять щит, и даже не попытался распутать силовые нити, чтобы заклинание разрушилось на подлёте к цели. Нет, он просто телепортировался – мне за спину, и вкрадчиво шепнул на ухо:
  – О, да у вас ещё остался порох в пороховницах! Ах ну конечно, сейчас всего лишь утро...
  – Ты так выпендриваешься, – Несси дёрнула его за длинные волосы, – только потому, что выучился прыгать туда-сюда, и ещё немного лечить! Всего-то!
  – А ты, – Зетмайн портанулся ей за спину, и отвесил звонкий шлепок по заднице, – не умеешь и этого!
  – Зато я умею кое-что другое!
  Она окутала себя полем незаметности – плохеньким, мне были видны неаккуратно торчащие, незамкнутые силовые линии, но сенатор, судя по всему, и вправду потерял её из виду. Растерянно заозиравшись, сместился на несколько метров – явно наугад. Тут же получил в живот массивной нессиной туфлей, прилетевшей из невидимости. Вторую, метившую ему в грудь, он заметил вовремя, и сумел отбить. Несси тем временем подкралась к нему со спины, сбросила маскировку и легко повалила на землю – сенатор, похоже, не особо злоупотреблял боевыми искусствами. Да и тога ногодрыжеству не очень способствует...
  Я стояла, вцепившись в холодные прутья ограды, и скрипела зубами. От зависти. В их возрасте я знала и умела раз в пять больше, чем эти двое вместе взятые, но какой ценой... С раннего детства ездили по мозгам – «идёт война, надо учиться». И я училась. То нельзя, на это – нет времени, а если бы я попробовала вывалять в дорожной пыли сенатора, получила бы розог... А эти – наплевали и на «учиться», и на «надо», и они ведь... если не счастливы, то весьма довольны жизнью, это же в глаза бросается! Да, они почти ничего не умеют, но чего достигла я со своими умениями и всеми этими «надо»?
  Зейтман наконец сумел подняться – слегка помятый и порядком запылённый, он рассеянно улыбался. С Несси он справился элементарно – весьма грубой, но энергетически напитанной силовой клеткой.
  – Ладно-ладно, ты умеешь кое-что ещё, кроме прыгать и лечить, – нехотя буркнула эльфийка.
  Сенатор слегка поклонился, отключил клетку, и телепортнулся ко мне, хотя нас разделяло всего несколько шагов. Такими темпами он ходить вообще разучится... Несси тем временем собирала свои туфли.
  – Возможно, вы уже догадались, – начал Зейтман довольно-таки любезно, – что я...
  В него снова полетела туфля, но на этот раз вмешалась уже я – соорудила простенький щит.
  Сенатор вздохнул, переместился Несси за спину, взял её за плечи, и портанулся обратно – с ней за компанию. Чертовка ухитрилась состроить виноватую рожицу.
  – Она очень не любит проигрывать, – пояснил Зейтман извиняющимся тоном. – В принципе, полезное качество, но иногда очень утомляет. Так вот, я...
  – Назначен послом к Тёмным, верно? – говорить я старалась как можно нейтральнее, не демонстрируя чувств. – И возглавляешь нашу миссию.
  – Буду назначен, – поправил он. – Если мы доберёмся сегодня до Сената.
  – Мне надо переодеться. Да и вам двоим – тоже. Идёмте.
  Я наконец нашла в себе силы оторваться от ограды. Калитка распахнулась сама, от простого прикосновения – мой дом оснащён полным набором сервисной и защитной магии. Например, телепортироваться в него, или из него, ну, не то чтобы совсем нельзя – скорее, очень трудно. Очень-очень. Я не осилю, да и этот мальчишка – тоже. Надеюсь.
  Сам особняк чуточку через край помпезен – два ряда колонн на фасаде, фронтон с барельефами, высоченные потолки и всё такое. По семейным преданиям, прабабка ухнула на него всё состояние, и именно с тех пор Редсвейлы служат в армии. Содержание особняка съедало немалые средства, но всё равно, расстаться с ним будет очень непросто... Дом, мой милый дом. Эх.
  Тяжеленная, высотой метра четыре, входная дверь послушно открылась – опять-таки сама, от прикосновения. Мы оказались в гулком холле. Полированный мрамор, стройные колонны, струящийся сквозь стеклянный потолок свет. Нигде не пылинки.
  И, словно бы для контраста, у самого входа – пьяный Лей Эль, сидящий на полу в обнимку с бутылкой. Обряжен он был в мятый парадный мундир – наверно, собирался на службу, да так и не собрался...
  – Перепутал мой холл со своим кабинетом? – осведомилась я холодно.
  Он с трудом сфокусировал на мне взгляд, и расплылся в блаженной улыбке.
  – Тебе... ик... всё же пон... понр-равил... ис-сь перч-чат... тки!
  Так вот, оказывается, откуда взялась эти ужасные ужасти. Хорошо, что Лей ходит в мундире – и представить страшно, какую гражданскую одежду он себе бы подобрал...
  – Да, да, – я успокаивающе погладила его по голове. – А разве тебе не пора в комендатуру?
  – Ги-гидеон и с... сам спр-справитс-ся! – Лей упрямо выговаривал каждую букву даже в самом пьяном состоянии.
  – Остальные-то уже разошлись? – уточнила я.
  – Угу... К-кар-рьер... ристы нес-счастн... стн... ные!
  – Остальные? – ехидно переспросил Зейтман.
  – Да, остальные! – с вызовом подтвердила я. – Традиции, знаешь ли! Партнёры соответствующего социального статуса. Сегодня спишь с одной пятёркой, завтра с другой, послезавтра – с третьей! И не пытайся мне рассказать, будто знаешь, кто твой отец!
  – А почему бы и нет? – вкрадчиво спросил сенатор. – Зейтманы – патриархальная семья.
  – Извращенцы, – фыркнула я.
  – Ой-ой-ой, какие мы грозные, – папочкин сыночек погрозил пальчиком. – Моногамия разрешена законом, знаете ли.
  – Знаю! Первая дверь направо – гостевая гардеробная. Ты, как патриарх моногамный, может, в курсе: комната с тряпками на вешалках. Там можно подобрать любую одежду. Ну, почти любую. Ни в чём себе не отказывайте.
  Я стремительно ушла вглубь дома. Пусть сами разбираются с полицмейстером, раз такие умные. Прям как утки... К тому же, мне гостевая гардеробная не годилась, нужна была сейфовая. Всё же в Сенат иду, а не в бар... И в дискуссии насчёт семейного устройства участвовать совсем не хотелось. Да, многие, особенно люди, считают наш матриархат в его «традиционной» форме основной причиной вырождения эльфов. И, возможно, они даже правы... Но какое мне до этого дело! Всё равно детей у меня нет, а из-за «гостеприимства» Тоддена уже и не будет.
  Вот и стальная дверь хранилища – тщательно отполированная, со сложным техномагическим замком. От простого прикосновения она не открывается, нужно сформировать идентификационное заклинание. Тихий лязг отпирающихся запоров; громкий скрип несмазанных петель – я не открывала эту дверь почти десять лет, с тех пор, когда последний раз отправлялась за море.
  Короткий тамбур. Нервное ожидание, пока внешняя дверь герметизируется. Ещё одно заклинание, снова лязг замков... Эти толстые, пропитанные защитной магией стены нужны не против воров – гардеробную украсть можно разве что целиком. Нет, главной задачей хранилища было защитить дом от самого мощного из моих артефактов.
  Пустая комната. Свежий воздух, очищаемый от углекислого газа сложным набором амулетов. Зеркальные стены, подогреваемый гранитный пол. Матовый металлический потолок, по которому медленно ползают несколько ярко светящихся пятен.
  – О! К нам хозяйка заявилась, – объявил Первый голос.
  – Не больно-то она торопилась, – сварливо отозвался Второй.
  – Какие пакостные тряпки, – ужаснулся Третий.
  – Да и причёска не лучше, – подхватил Четвёртый.
  – А почему ты никогда не берёшь с собой наследницу? – плаксиво поинтересовался Пятый. – Нам же интересно. И ведь такова традиция...
  – У неё нет наследницы, – язвительно заметил Второй. – Бездетная неудачница.
  – Заткнисссь, – прошипела я. – Все заткнитесь! Засуньте свои нотации в свои сраные задницы!
  – Команда отклонена, – ехидно парировал Первый. – Объект «задница» не найден. Кроме разве что твоей. Запихать туда что-нибудь?
  – Только попробуй!
  – А твои тряпки всё равно никуда не годятся, – буркнул Третий.
  – Ну так избавься от них! – не выдержала я. – Вы гардеробная, или кучка стариков на лавочке?
  Задул слабый ветерок. Моя одежда начала быстро распадаться, словно бы потоки воздуха уносили нитку за ниткой... Впрочем, примерно так оно и было.
  – Ты не навещала нас десять лет, – напомнил Первый. – Мы соскучились.
  – Лично я совсем не соскучился, – возразил Второй. – Вы только посмотрите на эту спитую рожу...
  – Ей уже недолго осталось, – попытался успокоить его Пятый. – А наследница может и получше оказаться.
  – Наследница, которой нет! – не уступал Второй.
  – Какие вы все вежливые, аж жуть, – вздохнула я. – Между прочим, у меня есть родственники из побочных линий. Например, Несси.
  Третий тем временем наконец разделался со старой одеждой. Звякнул кинжал, выпавший из истаявших ножен. Звонко раскатились золотые монеты, оставшиеся без кошелька. Я покосилась на многочисленные отражения в зеркалах. И правда, что за потасканная рожа... Эх, а ведь прошло каких-то жалких десять лет. Разноцветные глаза, изуродованное шрамами тело, оранжевые пальцы на левой руке и не менее оранжевые ногти на правой.
  – Привести волосы в порядок? – предложил Четвёртый. – Я их и покрасить могу.
  – Вообще-то, отправляясь за море, разумнее побриться налысо, – пробормотала я.
  – Вы же эльфийка из благородного семейства! – ужаснулся Четвёртый.
  – Её внешность уже ничто не испортит, – вклинился Второй.
  – Причём тут порча внешности! – не уступал Четвёртый. – Благородная леди не может носить короткую причёску!
  Увы, но он был прав. Это как непременный кинжал: бессмысленно, но необходимо. Вот Несси плюёт на эти правила с высокой колокольни, а я не могу. Завидую ей, понимаю, что поступаю глупо, но отступить от правил не могу.
  – Тогда косу, – вздохнула я. – Как обычно. Но никакой краски!
  Позади моей головы в воздухе сконденсировалось облачко, и Четвёртый, что-то тихо бурча, принялся отмывать и расчёсывать мои спутанные патлы.
  – Значит, вы собираетесь за море? – печально уточнил Третий. – То есть, вам нужна броня, а не одежда?
  – Вот именно, броня! – подхватил Первый. – Так что ты не лезь, это моя зона ответственности.
  – Да, броня, – подтвердила я. – Лёгкая, длительного пользования, со встроенными амулетами.
  В древнем военачальнике-традиционалисте есть свои плюсы. В армии, в отличие от флота, Скрытой Стражи, полиции, и прочих ведомств, не существовало официальной формы. Любой наследственный офицер мог одеваться по своему вкусу. Для нижних чинов, конечно, шили крупными партиями – мы не настолько психи, чтобы к каждому рядовому приставлять по индивидуальному портному. Но и там одежда менялась год от года. Сейс обожал придумывать новые образцы мундиров...
  Самовлюблённо мурлыкая, Первый высветил на зеркалах несколько моих фигур, облачённых в разные вариации на тему брони.
  – Вот этот, – я ткнула в «как-бы кожаный» комбинезон, тиснённый многочисленными чёрными, белыми и синими квадратиками.
  – А табельное оружие к нему – хлыст? – ворчливо осведомился Второй. – Может, желаете стек? Или плеть?
  – Слушай, засунь свои фантазии туда, откуда ты их берёшь, и займись делом. Пистолет, знаешь такое слово? Нормальный офицерский пистолет. И кинжал заточить. Предусмотреть в броне ножны.
  – Конечно, – саркастически поддакнул Второй. – Куда вы без этого куска говённой стали.
  – Фамильная реликвия, между прочим.
  – Скорее, фамильное говно мамонта...
  Ворчание ворчанием, но эта парочка уже вовсю трудилась над моим новым облачением. Я всерьёз считала такую броню вершиной маготехники. Лёгкая, в меру толстая – сантиметра три, достаточно прочная – держит холодное оружие, осколки, дробь, мелкокалиберные пули. Вместо тяжёлого шлема – магически генерируемый пузырь, быстровключаемый. Можно долго носить, не снимая: кожу поддерживает в порядке, никакой грязи и мерзких запахов; кроме того, в такой броне прохладно в пустыне и тепло в снегах. Хорошая трансляция тактильных ощущений, так что и забываешь, что на руках – толстенные перчатки... Ну и куча встроенных амулетов. Начиная от автоматического подтягивателя косы при включении пузырешлема, и заканчивая резонансным усилителем заклинаний. Без которого я даже в лучшие годы не смогла бы взорвать город, несмотря на всё хвастовство.
  
  На выходе из гардеробной меня поджидал голем-дворецкий с паническим отчётом системы безопасности. Пока я переодевалась, сенатор благополучно раскурочил защиту от телепортации, и вволю попрыгал туда-сюда. Два исходящих прыжка, оба – с пассажиром, два входящих, один снова с пассажиром... Пускай таких вот вундеркиндов в дом...
  Эта парочка поджидала меня в холле. Чиба просто переоделся в чистую тогу, а вот Несси нацепила роскошный парадный мундир офицера Скрытой Стражи из изумрудного бархата. Запредельная наглость для несовершеннолетней. Которая к тому же официально ещё и не зачислена в штат.
  Лей Эля нигде не было видно.
  – Так-так, – сказала я тихо, похлопывая раскрытой левой ладонью по сжатой в кулак правой. Пожалуй, стек оказался бы не лишним. Зря отказалась. – И зачем, позвольте узнать, вам понадобилось ломать защиту?
  – Ну, полицмейстеру давно пора на службу, я просто подкинул его в комендатуру, – рассудительным тоном объяснил сенатор. – Ну а с Несси пришлось смотаться, потому что подходящего мундира в вашей гардеробной не нашлось.
  Тут до меня наконец кое-что дошло. Значит, он научился телепортироваться – и лечить, да?
  – Так-так, – повторила я. – Несси, а ты в курсе, что в твоей забегаловке напитки с кровью такие дорогие, потому что у официанток большая зарплата? А зарплата большая, потому что...
  Несси встретилась со мной взглядом, тихо пискнула «Госпожа Лиа», и спряталась за спину Зейтмана.
  – Потому что, – неумолимо продолжала я, – предполагается, что вы воздерживаетесь, ага? Храните невинность, и всё такое? А не что некий сенатор после ночных развлечений восстанавливает всё, как было?
  – Ну мало ли что предполагается, – Зейтман кривил губы, силясь сдержать ухмылку. – На работе она – девственница, а что происходит после работы, так это её личное дело. Вы же не пожелали оформить над ней опеку, – добавил он с претензией.
  – Какие смышлёные нынче детки пошли, – прошипела я.
  Сосредоточилась – в магоброне это гораздо легче; толчком простейшего, кое-как слепленного шара из силовых линий распахнула дверь. Сформировала второй, более качественный, силовой кокон вокруг этой парочки, и вышвырнула их вон из дома. Через ворота они перелетели вполне благополучно; я уже собиралась аккуратно затормозить их над мостовой, но в этот момент затылок пронзила очередная вспышка боли, и заклинание самым позорнейшим образом распалось – в воздухе, на приличной скорости. Зейтман успел телепортировать себя и Несси прежде, чем их ободрало о землю – всё же мастер, и реакция хорошая. А я осталась стоять посреди холла, потирая затылок и пытаясь понять, что скажу ему при следующей встрече. Что я и в самом деле хотела их покалечить? Типа, жестокая шутка, демонический смех прилагается? Или наоборот, извиниться? А может, гордо промолчать? Тьфу...
  В Сенат я предпочла отправиться пешком.
  
  ***
  
  Зал заседаний высшего органа власти строили по образцу амфитеатра. На «сцене» – консульский стол под традиционным синим сукном, на «трибунах» – ряды столов и кресел для простых сенаторов. Всё это накрыто куполом и освещается роскошной люстрой с питаемыми магией светильниками.
  Когда я наконец туда добралась, заседание было в само разгаре. В воздухе уже висело устойчивое амбре – смесь подогретого молока, мёда и спирта. Консул-примо мирно спал, уложив голову на стол, заваленный бумагами и заставленный бутылками. Консул-секундо читал «Альманах философии» за позапрошлый год, рассеяно прихлёбывая что-то из полулитровой кружки. Рядовые сенаторы собрались в кучки по интересам. Отдельные слова тонули в неразборчивом гуле голосов, изредка перемежаемом вспышками смеха и звоном бокалов.
  Зейтман, Несси и Зарк топтались у самой сцены. Как только я добралась туда же, молодой сенатор тихо кашлянул, и второй консул – о чудо! – отложил в сторону книгу и смерил меня ничего не выражающим взглядом.
  – Явилась наконец, – буркнул равнодушно.
  Он поискал что-то на своём столе, не нашёл; затем привстал, достал из-под задницы стопку исписанных листов и снова уселся.
  – Законопроект о мирных переговорах, – объявил консул, и принялся просматривать документ – быстро, явно «по диагонали». – Бла-бла-бла, обычный канцеляризм, ещё канцеляризм... Состав делегации: глава – Зейтман, от армии — Редсвейл, восстановленная в звании временно, только на срок переговоров. От Скрытой Стражи – другая Редсвейл, свеженазначенная. Семейный подряд, да? От полиции – зам полицмейстера. А что забыла полиция на мирных переговорах?
  – Охрана, Ваше Превосходительство, – вежливо пояснил Зарк. – В городских условиях мы справляемся лучше армии.
  – Ну-ну, – консул побарабанил пальцами по столу. – Транспорт обеспечит флот. Угу. Ещё одно бла-бла-бла... Задача: заключить мир, по возможности вызволить пленных. Справитесь?
  – Конечно, Ваше Превосходительство, – кивнул Зейтман. – Я не вижу особых сложностей.
  – Молодец, – неопределённо похвалил консул. – Атанас! – он обернулся к спящему коллеге. – Просыпайся. Да просыпайся же, – он потряс консула-примо за плечо, и тот наконец кое-как отодрал голову от стола.
  – Что?
  – Отправляем делегацию для мирных переговоров.
  – А мы победили?
  Консул-секундо неопределённо пожал плечами и обернулся к Зейтману.
  – Мы победили?
  – Нет, Ваше Превосходительство. Вдребезги разбиты.
  – Когда привезёте этого поганца Сейса, – едва слышно пробормотал консул-примо, закрывая глаза, – напомните, чтобы я намылил ему шею... – он снова опустил голову на стол.
  – Надо полагать, тут возражений нет, – второй консул обернулся к залу. – Господа сенаторы! Есть что сказать по поводу законопроекта о мирных переговорах?
  Большинство не среагировало. Только какой-то мрачный тип с первого ряда, в одиночку рассматривающий содержимое своего стакана, поднялся – его заметно шатало – и заплетающимся языком спросил:
  – А ч-что, мы с к-кем-то воюем?
  – Да. С Тёмными, – объяснил Зейтман.
  – И д-давно?
  – Да уже лет шестьсот...
  – А, т-ты про экз-экзархат... Ну что ж, уд-дачи, – мрачный сенатор плюхнулся обратно на своё кресло.
  – Думаю, обсуждение на этом можно закончить, – подытожил консул-секундо, снова раскрывая альманах. – Возражающих нет, закон принят, счастливого пути и всё такое... Чиба, сходи в штаб флота, пни там кого надо, пусть выделят кораблик поприличнее... Ну, не маленький, сам знаешь, – консул махнул рукой и углубился в чтение.
  Зал мы покинули молча.
  
  – Сенат в своём репертуаре, – вздохнула Несси, оказавшись снаружи.
  – Вечнопьяные бездельники, – буркнул Зарк.
  – Просто большинству там за тысячу, – примирительным тоном попытался объяснить Зейтман. – А некоторым и за две. Им уже давно надоела вся эта политика.
  – Я и говорю, бездельники, – повторил полицай. – Страна разваливается, а им там всё надоело.
  – А вы что скажете, госпожа Лиа? – учтиво поинтересовался сенатор.
  – До встречи послезавтра в порту, – хмуро объявила я. – У меня осталось не так много времени, следует потратить его с толком.
  – То есть, натрескаться в зюзю? – уточнил Зарк.
  – Не твоё дело, человечек.
  Да, это было грубо. Но меня бесит, когда люди начинают критиковать эльфийский способ управления эльфийским городом.
  Полицейский молча уселся в свой лимузин, громко хлопнув дверцей. Взревел мотор. Прошелестели шины.
  Несси открыла рот, закрыла, потом, после явной внутренней борьбы, снова открыла и с трудом выдавила:
  – Госпожа Лиа...
  – Что там у тебя?
  – Вы не научите меня, – она нервно сглотнула, – телепортации?
  – П-фф. Вот прям как будто мне больше делать нечего.
  Нессино лицо вытянулось. А вот сенатор послал мне гневный взгляд, и совершенно справедливо: я и сама понимала, что эта грубость мало что незаслуженная, так ещё и насквозь лживая. Однако Зейтман всё же промолчал; он приобнял Несси, и они куда-то телепортировались.
  Я же отправилась домой. Пешком.
  
  Впрочем, в покое меня так и не оставили.
  Стоило мне только намешать первый стакан – ничего особенного, молоко пополам со спиртом – и уютно устроиться за кухонным столом – парадная столовая всегда казалась мне слишком помпезной, как напротив материализовался Зейтман. Выражение лица у него было столь высокомерно-неприступное, что хоть пропагандистский плакат рисуй: «сенатор поучает заблудшую грешницу».
  – Во-первых, вот компенсация за взлом охранной системы, – он небрежно швырнул мне банковский чек. – Во-вторых, не могли бы вы объяснить, почему вы так грубы с Несси? Она же ваша ближайшая родственница. На данный момент.
  – Не ваше дело, – буркнула я. – Сенатор вы там или глава делегации, а на такого рода вопросы я отвечать всё равно не обязана. К тому же, к себе домой я вас не приглашала.
  Он на миг скривился, а потом его лицо снова стало неприступной ледяной маской.
  – Вот как, значит. В общем-то да, не обязаны, верно... А вот явиться на борт вовремя, и в трезвом виде вы обязаны. Иначе я наложу все предусмотренные законом взыскания. Помните это.
  Он наконец испарился.
  Я прижалась лбом к холодной столешнице. Вот, спрашивается, как ему объяснить? Я приняла решение; оно крайне разумное, и потому я твёрдо буду его придерживаться; но при этом оно мне совсем не нравится, и потому я то и дело срываюсь. Подойти, что ли, и сказать: «Привет, сенатор. В голове у меня полная каша, ты это знаешь? Решения принимает набор логических конструкций. Часть из этих ментальных костылей просто устарела, другая с самого начала была идиотской. Но они со мной очень давно, почти с самого начала; в каком-то смысле они и есть – я... Ну, не вся я, но какая-то часть меня, и очень важная часть. Вынь её – вся личность рассыпется, как карточный домик. Так что я лучше угроблю целую армию, как тогда, на Перевалах, или покалечу судьбы родственникам, да и тебя на верную смерть отправить могу – но правил этих не отменю. Но при этом, конечно, сердце у меня есть, и каждая смерть ляжет тяжким грузом на совесть – погибшим это так поможет, о да. И мне противно поступать, как последней сволочи. Ах да, а ещё мне жутко страшно. Реально, до усрачки. А теперь подумай ещё раз и скажи: ты и в самом деле хочешь, чтобы я с тобой ехала к Тоддену?» Три ха-ха. Да в жизни я такого не скажу. Никому. Потомственная волшебница, дослужившаяся до первого ранга – сто шестьдесят лет успешной военной карьеры – не имеет права так говорить. И точка. Решение продиктовано теми самыми логическими конструкциями, и потому запрет непреодолим. Да и поверит ли он мне? Мальчишка ведь, войны не нюхавший, в лапы Тоддена Потрошителя не попадавший...
  Прихватив пару бутылок, я заперлась в тамбуре между внешней и внутренней дверями гардеробной. Даже Зейтману сюда не телепортнуться, но и Пять Голосов до тамбура не достают. Узкая металлическая конура, как раз для такого ничтожества, как пропивающая свои мозги волшебница с эпическим бардаком в башке.
  
  Счёт времени я утратила очень быстро, и спать в боевой броне удобно даже на голом полу, но вот туалета, увы, в тамбуре не предусмотрено; да и голод – весьма настойчивое чувство. Так что иногда приходилось выползать. В памяти у меня образовалась изрядная лакуна, но, когда я в очередной раз отперла дверь с целью проблеваться в сортире, подо мной хрустели упаковки от аварийного сухпайка – наверно, это самая мерзопакостная еда, которую только можно найти в доме...
  На выходе из туалета мене поджидал Зейтман. Он брюзгливо морщился и, наверно, что-то говорил – я не слушала... Тогда он ухватил меня за шиворот – телепортация – и вот я уже лежу, уткнувшись носом в холодную металлическую палубу военного корабля; вокруг пахнет морем, чайки кричат, а на меня обрушивается Быстрая Трезвость. Это сложное заклинание, но Зейтман исполнил его мастерски – меня даже не стошнило. Зато все внутренности скрутил адский сушняк.
  – Воды... – выхрипела я сквозь непослушные, вмиг пересохшие губы. Каждый звук обжигал горло словно наждачкой.
  – Ах воды, – издевательски пропел сенатор.
  Ещё одна принудительная телепортация – крошечная, метров на десять – и мы оказались по ту сторону фальшборта. Сенатор тут же скаканул обратно, а я... Короткое стремительное падение, болезненный удар о воду. Мало того, что морскую и солёную, так ещё и пополам с мазутом и всяким мелким плавающим мусором, которого всегда полно в порту.
  Угроза утонуть в этом дерьме заставила-таки меня соображать. Мелькнула мысль про «включить шлем», да я позабыла, как это делается... С грехом пополам сосредоточилась. Выворачивая и без того горящие огнём внутренности, телепортнулась обратно на палубу. Без сил плюхнулась, приложившись лбом об обжигающе-холодный металл. Горло перехватило спазмом: тело пыталось вытошнить совершенно пустой желудок.
  – Повторить? – участливо спросил Зейтман.
  Я проскрипела что-то неразборчивое.
  И тут же снова оказалась за бортом.
  Силы были почти на исходе. Плюс опьянение окончательно прошло, и накатила паника. Я попыталась сосредоточиться раз, другой... изрядно наглоталась дерущей горло горькой отравы... и уже почти отчаявшись, всё же смогла вернуться на палубу. Почему именно на палубу, к обозлённому сенатору, а не куда угодно ещё? Да потому что благородные волшебницы не убегают от своих начальников. Это как кинжал или длинные волосы...
  – Мне показалось, вы ответили «да», – снова издевательски пояснил Зейтман. – Может, и в третий раз повторить? Мне не жалко.
  Ничего членораздельного я произнести не могла при всём желании, и с обречённым смирением стала ждать, что он наконец-то меня утопит...
  – Что здесь происходит? – начальственно осведомился незнакомы голос. Отчётливо эльфийский – вся палитра обертонов на месте. И при том совершенно трезвый.
  В поле моего зрения вошла пара до блеска начищенных ботинок. Офицерских, флотского образца. Выше взгляд я поднять не могла, но и так было понятно: это командир корабля.
  – К нам на борт, – совсем другим, дружелюбно-вежливым тоном объяснил сенатор, – прибыла представитель сухопутных сил. Госпожа Редсвейл, волшебница первого ранга. Прошу любить и жаловать.
  – Воняет, как говно, выглядит, как говно, и даже валяется, как говно, – подытожил капитан. – Но хотя бы не опоздала к отплытию. Для армейских вонючек, считай, достижение.
  Меня вздёрнули за шиворот. Не рукой – заклинанием. Руки капитан заложил за спину, а взгляд его льдисто-синих глаз был столь пристален, словно бы он пытался прожечь меня насквозь.
  Идеально отутюженная чёрная форма, золотые знаки различия. Молодое, как у всех эльфов, лицо, но вот стрижка короткая – из-под фуражки ничего не выбивается. Значит, в довершение всех моих бед, он ещё и из незнатной семьи. Небось, долго и упорно выслуживался с самых низов, и терпеть не может всяких там потомственных, с кинжалами, особняками и всем прочим.
  – Меня зовут Марк Руфо, – объявил капитан. – Я командую этим кораблём. Это означает, что тут я царь и бог. И если вы только попробуете повыё... повыпендриваться, то остаток пути проведёте в карцере. Вам всё ясно?
  Я с трудом кивнула.
  – Язык отсох, да? – без тени иронии спросил Руфо.
  Я снова кивнула.
  – Бывает. Сейчас отмочим...
  «Отмачивание» он организовал прозаически: перепоручил меня матросу, вооружённому ведром. Воду в ведро наливали пресную, и даже чистую, а ошивающийся вокруг сенатор не делал попыток её магически изгадить – наверно, просто не умел, так что и на голову мне вода выливалась чистой.
  Уже после первого ведра я обратила внимание на одну из фраз капитана – «к отплытию не опоздала». После третьего смогла наконец более-менее внятно изложить своё недоумение сенатору.
  – Ну да, – подтвердил он. – Сперва я планировал дождаться полудня, а затем вытащить вас из дома и устроить разнос по поводу опоздания. Но потом взвесил всё ещё раз, и решил смотаться с утра пораньше, а скандал сэкономить. В конце концов, зачем вам лишняя ругательная запись в личном деле?
  – В воспитательных целях, – пробормотала я себе под нос.
  – Когда кому-то двести пятьдесят три, этого «кого-то» уже поздновато воспитывать... Хотя я и попытался.
  Надо же, он и мой возраст знает с точностью до года.
  – Полегчало? – он участливо протянул руку. – Встать можете?
  Я сделал вид, что руки не вижу, и встала совершенно самостоятельно. Чисто из принципа. И даже два самостоятельных шага сделала. Опираясь о стенку надстройки. Сенатор насмешливо косился на эти подвиги. После третьего моего неуверенного шага он коснулся плеча и перенёс нас к сходням. Я судорожно вцепилась в планшир – ноги не держали.
  – Кхм. Я притащил вас пораньше, – сенатор говорил на ухо, тихо, почти шёпотом, – ещё и потому, что хотел кое-что сообщить. Что бы, ну, дать пищу для размышлений. Наверно, вы помните, что битва на Перевалах свелась к взаимного истреблению; очень большие потери с обоих сторон. Тёмные победили с незначительным перевесом. Это на десять лет отсрочило их финальный рывок и падение экзархата.
  – Конечно, помню. Я там была.
  – А ещё, вы, может быть, помните, что Тёмные пускали вперёд в основном людей, и потому сохранили почти семьдесят процентов своих магов. Наши же маги бились на передовой, и потери среди них просто чудовищные. Выжило девять. Не процентов, штук. Девять, включая вас.
  – Нам надо было любой ценой удержать перевалы! У Тёмных слишком много подконтрольных людей, на равнине их не удержать, это ещё тогда было ясно. Мы задействовали все резервы, и... И всё равно ничего не получилось...
  – Вот именно. Причём, заметьте, обучить солдата можно кое-как за год, а за декаду его можно обучить очень хорошо. С магом такой фокус не получится, тут нужно лет шестьдесят. Да и нет у нас столько талантливых молодых эльфов, чтобы восполнить потери...
  – Но мы должны были удержать перевалы!.. – прозвучало это откровенно беспомощно.
  – Вопрос цены. Всегда – вопрос цены. Но я не на этом хотел сфокусироваться. Прошу вас, подумайте, как я расцениваю действия... эльфа, который, совершив ошибку, не пытается её исправить. А только усугубляет – разрушает свои способности пьянством, ещё увеличивая таким образом наши потери; не занимается воспитанием возможного пополнения... Как мне расценивать поступки такого эльфа? Отвечать не нужно. Просто подумайте.
  Я заскрипела зубами, сдерживая рвущиеся наружу бессильные оправдания. Вот же гад. Бьёт в самое больное место.
  – А теперь нам пора встречать Несси, – жизнерадостно объявил сенатор. – Она скоро прибудет.
  Я почти случайно заметила знакомый раздрызганный, с торчащими концами, клубок силовых линий.
  – Уже прибыла, – пробурчала я себе под нос. – И пытается спрятаться. Под заклинанием невидимости.
  – Может быть...
  – Безо всяких «может». Вот она, видно же, – я с трудом помахала ей рукой.
  – Так вы видите? – удивился Зейтман. – Но как?
  – Эй, парниша! Я волшебница первого ранга, помнишь? Прописью, первого! – почти проорала я.
  – Тише, я не глухой.
  – И я тоже, – добавила наконец сбросившая заклинание Несси. – Привет, Чиба. Госпожа Лиа, – она слегка кивнула.
  Нарядец на ней был тот ещё: прозрачный дождевик из толстого, гибкого, но не мнущегося пластика. Под ним – чёрное бикини. И её любимые туфли на огромной платформе, тоже пластиково-прозрчные. По-моему, в таких и по городу ходить-то неприлично, а уж по военному кораблю...
  Подошедший к сходням капитан был, похоже, того же мнения.
  – Редсвейл-младшая? Вы нарушаете форму одежды, – объявил он грозно.
  – О, капитан Руфо, – Несси невозмутимо поднялась на борт. – Вам отлично известно, что устав Скрытой Стражи обязывает носить форму только в здании Сената. Хотя в чём-то вы правы, – она прищёлкнула пальцами, и бикини тоже стало прозрачным. – Так гораздо лучше вписывается в общий стиль, верно? У Стражи просто офигительная гардеробная, – Несси лукаво улыбнулась.
  Капитан побагровел, скрипнул зубами, но всё же сохранил ровный тон.
  – Нет, так не лучше. Вы не будете ходить по палубе в таком виде. Я квалифицирую это как подрыв дисциплины на борту. И в таких туфлях вы переломаете себе лодыжки на первом же трапе.
  – Пф-ф, какой же вы скучный, – скривилась Несси.
  Она ещё раз щёлкнула пальцами, и дождевик сделался чёрным до непрозрачности, хотя и сохранил «пластмассовый» блеск. Небольшая волна дрожи, и фасон одежды сменился – теперь это была шинель. Точнее, скорее пародия на шинель – такие в секс-шопе продают. Туфли остались прежними.
  – Ну что, теперь ваша душенька довольна? А мои лодыжки вас не касаются.
  – У меня большое искушение наказать вас за неуважение старшего по званию, – сообщил капитан, покосившись на сенатора.
  Тот едва заметно кивнул.
  – Это ваше право, – совершенно официальным тоном согласилась Несси.
  – Шагом марш на камбуз. Кок найдёт вам работу. Три вахты.
  – Никакой фантазии, – фыркнула Несси. – Есть три вахты на камбузе, капитан. Счастливо оставаться, – она удалилась, изящно покачивая бёдрами.
  – Ну и штучка, – вздохнул Руфо.
  – Надеюсь, она не слишком обиделась, – пробормотал сенатор. – А то дело закончится массовым отравлением.
  – В случае массового отравления – отправится драить гальюны, – пригрозил капитан. – Так ей и передайте.
  
  ***
  
  Тодден медленно поднимался по винтовой лестнице. Он только что закончил размещать – со всеми удобствами – генерала Пиата и его штаб, и наконец перепоручил этих светлых клоунов своему гарему. Самого генерала они уже неплохо изучили, но штаб он набрал себе новый, и Тодден искренне надеялся, что надоедливые жёнушки вволю поразвлекутся. И хоть ненадолго оставят его в покое. Каким местом он вообще думал, выбирая в супруги этих похотливых, безмозглых, жадных куриц? Умудрившихся за все эти годы так и остаться похотливыми и безмозглыми? Тодден невольно скривился. В общем-то, понятно каким – в восемьдесят, когда гормоны бурлят, мозги не особо работают... Увы, жёны вместе с гормонами не выветриваются.
  Тодден наконец добрался до звуконепроницаемой комнатки под самой крышей Артенского Магистрата. Тщательно запер дверь. Сел за стол. Снял с шеи амулет связи. Активировал.
  Над столом сформировалось полупрозрачное изображение – верхняя половина весьма почтенного тёмного эльфа в роскошной мантии.
  – Мой кесарь, – Тодден слегка склонил голову перед верховным владыкой Тёмных. – Всё сделано. Светлые разбиты, Артен захвачен.
  – Да, мой верный Фиро, ты хорошо потрудился, – согласился Риан Великий. – Только вот похоже, что ты не рад своей победе. Что так?
  Тодден внимательно вглядывался в неверную картинку. Они с кесарем очень, очень долго работали вместе, это верно. Но разве могут Тёмные доверять друг другу? Пока Тодден громил внешних врагов, Риан строил единое государство из кучки владетельных кланов, готовых передраться в любой момент, и по самому незначительному поводу. Готов ли правитель поверить, что победоносный военачальник не покусится ни на кусочек политической власти?
  – Помнишь, как всё начиналось? – тихо спросил Тодден. – Как мы начинали Большую Игру? Как я доверился тебе, а ты мне – в те времена, когда кинжал в спину можно было ожидать даже от собственного сына?
  То, что эти времена никуда не делись, он тактично умолчал.
  – Помню, – кивнул кесарь. – И ты ни разу меня не подвёл.
  – Да. Ни разу... Дело сделано, Риан. Светлые выброшены с материка. Помнишь, я тебе обещал? Давным-давно?
  – Помню, – снова кивнул кесарь. – Я так понимаю, ты намекаешь, что обещание выполнено – и теперь ты больше не хочешь возглавлять армию?
  Голос Риан звучал подчёркнуто ровно, и лицо оставалось спокойным – насколько это можно было понять посредством амулета. Такой разговор следовало бы провести лично, а не дистанционно... Но Тодден помнил слишком много имён победоносных генералов, триумфально вернувшихся в столицу только ради того, чтобы получить порцию яда от какого-нибудь завистливого придворного.
  – Я устал, о мой кесарь. Я честно служил... И прошу заслуженной награды.
  – И какой именно?
  – Отдыха.
  – Мы оба отказались от отдыха, когда решили объединить кланы и выпнуть Светлых.
  – Кланы объединены, Светлые выпнуты. Я в самом деле устал, Риан. Я не кокетничаю, не выпрашиваю новых земель, денег или титулов – мне хватает уже имеющихся; ты всегда награждал меня очень щедро. Я просто-напросто устал.
  Кесарь чуть помедлил. Потом отрицательно покачал головой.
  – В любом случае, это не делается вот так, через амулет. Нужно заключить мирный договор, нужно разобраться с пленными, ты должен явиться в столицу и сделать доклад по всей форме. Вот тогда мы и поговорим. Из Артена может и в самом деле казаться, что всё сделано... Ты просто не знаешь всех деталей. Что творится тут, в столице. И насколько на самом деле «объединены» кланы. Насколько мне нужна твоя помощь, Фиро, – печально закончил Риан. – До встречи. Нам надо многое обсудить.
  – До встречи, мой кесарь, – Тодден завершил беседу.
  Этого-то он и боялся. Он всеми силами оттягивал последнее наступление. Готовил армию десять лет – хотя хватило бы и года, от силы двух. Но дальше тянуть было невозможно... Закономерный, ожидаемый, но всё равно такой страшный итог – ему велено вернуться в столицу. А он так устал.
  Конечно, у него оставалось ещё немного времени – до прибытия переговорщиков от Светлых. И ещё пленница, которая, возможно, поможет хотя бы ненадолго отвлечься от забот...
  
  ***
  
  Какая же всё-таки огромная эта штука – линкор. Ну, то есть, на любом, даже самом военном, эльфийском корабле есть несколько шезлонгов – иначе это был бы не эльфийский корабль; но на линкоре нашлось место для настоящей прогулочной палубы. Небольшой, конечно, но после обеда всегда приятно отдохнуть в таком специальном месте, не затронутом обычной военной суетой... Молоко на флоте строго запрещено, да и не может волшебница первого ранга позволить себе напиваться во время боевого похода, так что я лениво прихлёбывала антиабстинентный отвар – та ещё дрянь, на вкус как разбавленная блевота, но позволяет избавиться от навязчивых мыслей о выпивке, и не менее лениво наблюдала за расслабляющемся в соседнем шезлонге Зейтманом, который пил минералку. Хотя, аскет эдакий, мог бы себе позволить и вино.
  – Скажите, господин сенатор... Пока Несси ещё на камбузе... Если вернуться к тому разговору на моей кухне – а почему вы сами не научите свою подружку той же телепортации? Вы же в этом искусстве мастер, и это безо всяких преувеличений или там лести.
  Зейтман досадливо дёрнул ухом, но всё же ответил.
  – Да потому что войти в высший слой общества совсем не просто; репутация в этом процессе даже важнее денег. Разве это не очевидно? Любовница из потомственных офицеров – это мило и демократично, а вот ученица не из сенаторов – жуткий моветон. Я не могу рисковать положением всей семьи. Мы слишком много потратили, взбираясь на эту ступеньку.
  – Да кого сейчас волнуют все эти условности...
  – В политических баталиях любое оружие сгодится. К тому же, нас, Зейтманов, всё ещё считают чужаками, а с чужаков спрос всегда строже.
  – Так это правда, что ваша семья роддом из Готтдома?
  – Все эльфы родом из Готтдома, – сухо сообщил сенатор. – Наш биологический вид зародился именно там.
  – Вы же понимаете, о чём я. Ваш... – пришлось поскрипеть мозгами, вспоминая слухи. – Прадед, верно? Самый настоящий Тёмный. Родился на их территории, сбежал, женился на Светлой... И прочая пошлая романтика.
  – Да, всё так, – кивнул Чиба. – Учтите, что остальные три моих прадеда – Светлые. И все четыре прабабки – тоже.
  – Вы – да. Успешный продукт селекции. Но решения принимает глава семьи, так?
  – Сейчас эти обязанности на моём отце. Который в данный момент обеспечивает расселение беженцев из Артена в Колонии Лам. Более старшие мои родственники, э-э, ушли на покой. Вынужденно. Именно что по указанной вами причине.
  – Допустим, я вам верю...
  Скрипнула ведущая на палубу дверь.
  – А что об этом думает сама Несси? – спросила я, скосив глаза на уже привычный комок раздрызганных силовых линий.
  Очевидно, посуда после обеда уже вымыта.
  – Ну, я честно изложил ей причины...
  – На самом деле не совсем честно и не совсем все, – объявила Несси, сбрасывая невидимость и плюхаясь в свободный шезлонг. – Но я привыкла брать от жизни доступное. Не питая особых иллюзий. Если уж на то пошло, от иллюзий я избавилась очень рано. Лет в тридцать. Когда одна госпожа не захотела признать дальнюю родственницу, внезапно ставшую сиротой.
  В мою сторону она подчёркнуто не смотрела.
  – Да, кстати, – спохватился Зейтман. – В той истории, госпожа Лиа, которую вы рассказали Зарку, есть одна нестыковка. Несси осиротела гораздо раньше битвы на Перевалах и всех её последствий. Почему вы не позаботились о нищей сироте?
  – А откуда вам известно об этой беседе? – спросила я с подозрением. – Неужели полицай вам докладывается?
  – Нет, что вы, – сенатор с усмешкой махнул рукой. – Не Зарк. Его водитель.
  – И не Чибе он докладывался, а мне, – вставила Несси.
  – Естественно, не буду же я лично допрашивать прислугу, – подтвердил Зейтман. – А вы бы всё же ответили по существу, а, госпожа Лиа?
  Я вздохнула.
  – Неужели не очевидно? – вполне осознанно передразнила его фразу. – Элементарно же, господин сенатор. Я не хочу превращать Несси в послушный инструмент генерала Пиата. Которым он попользуется лет сто, в том числе и вагинально, а потом сгрузит на неё все накопившиеся грехи и спишет в утиль, а сам пойдёт дальше, весь такой чистенький, аж смотреть больно.
  – Вы могли бы меня просто учить, – заметила Несси. – Не превращая в инструмент.
  – В том-то и дело, что не могла. Сейс не дурак, понимаешь? Кто угодно, но только не дурак. Ему нужны исполнители, а не конкуренты, и он некогда не передаёт опасных знаний без предохранителя. Все, кого я обучу, превратятся в мои копии. Могущественные послушные инструменты. Насчёт мотивов Юи точно сказать не могу... Но полагаю, что они сходные. Хотя с головой у неё получше.
  – И почему же, – крайне неодобрительно поинтересовался Зейтман, – вы не рассказали всего этого раньше? Ей, не мне? Нормально говорить с Несси вам тоже генерал запретил?
  – Да потому, дурилка ты сенаторская, что воспитать себе смену – это мой долг. Да, да, я прекрасно это знаю, мне об этом талдычили всю жизнь. И я этот долг исполнять отказываюсь. Полностью осознанно, нагло и цинично. Теперь вам двоим всё понятно?!
  – Выговорились? Полегчало? – Зейтман с улыбкой отсалютовал стаканом. – Видите, это совсем не сложно. Вовсе не обязательно было так тянуть. Последние десять лет – так точно зря.
  – Волшебница первого ранга не должна отступать от своего долга, – буркнула я угрюмо.
  – Хм. – Несси печально покачала головой. – Ну, как бы там ни было, спать со стариком, который, вполне возможно, приходится мне отцом, дедом и прадедом одновременно, что-то совсем не хочется.
  – Считается, что для волшебницы первого ранга это большая честь, – поведала я всё так же угрюмо. – Спать, я имею в виду. А отказываться – большой позор.
  – Насколько я наслышан об армейских порядках, – ехидно вставил сенатор, – у старого генерала было не так-то много шансов стать вашим родственником. Там ведь и штабисты, гм, участвовали, и прочие высокоранговые офицеры...
  Несси брюзгливо скривилась.
  – Юи, кстати, – припомнила я давнюю обиду, – часто халявила в этом отношении. Смывалась в дозоры в самое неподходящее время. Бери с неё пример, раз уж записалась в Скрытую Стражу.
  – Стража не подчиняется армии! – возмущённо воскликнула Несси.
  – В Городе, – злорадно напомнила я. – А в зоне боевых действий – Сейс старший офицер, которому подчиняются все.
  – Боевые действия закончились.
  – И сенаторами он не командует в любом случае, – успокаивающе добавил Зейтман. – Не волнуйся, я тебя ему не отдам. Кстати, – он указал на выходящего на палубу Зарка, – давайте-ка сменим тему. Между прочим, Несси, я просил тебя нагрубить капитану не просто так, помнишь? Как там настроения у нижних чинов?
  – Да я бы его потроллила и безо всяких просьб, – фыркнула Несси. – Типичный вояка: сам запихнут в футляр, и всех вокруг пытается упихать в футляры.
  – Кгх-м, – вежливо напомнил Зейтман.
  – Да всё в порядке у нижних чинов, – отмахнулась Несси. – Корабль новый, капитан, хоть и вояка, своё дело знает. Обитаемость хорошая, кормят вовремя и вкусно – лично проверяла... Потери во время войны флот понёс совсем небольшие... Сухопутных моряки недолюбливают, считают бездарными вонючками; если зарковы полицаи начнут возбухать – она невежливо потыкала пальчиком в подошедшего вплотную полицейского, – мигом укантропупят... Гидеон, будь паинькой, ага? Что касается Пиата – генерал популярностью тут тоже не пользуется. Типа, сухопутный вонючка в квадрате... Тебя, Чиба, отчасти уважают – не лично, а как представителя семьи Зейтманов. Типа, «морские эльфы», почти коллеги. А Гидеона держат за психа.
  – Вот-вот, – скорбно подтвердил замполицмейстера. – Совсем матросам голову задурили. Стоит только упомянуть, что я на переговорах намерен проследить за интересами людей, как на меня смотрят, словно на болвана пустоголового.
  Я покосилась на сенатора.
  – Может, рассказать?
  Тот устало прикрыл глаза. И едва заметно кивнул.
  – Потому что так оно и есть, господин полицейский, – объяснила я почти вежливо. – Тёмные не ведут переговоров с людьми. Тёмные не считают людей достойными внимания. Они держат вас за скот, не более того... Пока мы, Светлые, учились телепортироваться, маскироваться и взрывать города, они учились людьми управлять. Напрямую, через мозг. Вот почему Тёмные могут гнать толпы и толпы солдат, как на бойню, и вот почему нам пришлось сделать ставку на дистанционное оружие – авиацию, артиллерию и танки... Впрочем, при стычках магам всё равно приходится быть на передовой – гасить вражеские заклинания. Иначе наши собственные солдаты нас же и перестреляют. Так что...
  – Поздравляю с завидным назначением, – вклинился сенатор. – Вы сами настояли, чтобы вас включили в состав делегации. Теперь это закон, господин полицейский.
  Зарк скрипнул зубами.
  – Да, да, я слышал эту старую байку. Уже много раз. Очень удобная история: позволяет оправдать любые потери на фронте, а потом ещё и не допустить нас к переговорам.
  – Я же говорила, что он не поверит, – хмыкнула Несси.
  – Да. Но, как Светлые, мы обязаны были его предупредить, – наставительно заметил Зейтман. – У него ещё достаточно времени, чтобы, например, сломать ногу или украсть шлюпку, и таким образом не попасть в лапы Тёмных. Карьера, конечно, будет разрушена, – он состроил сочувственную гримасу. – Но жизнь-то дороже...
  – Пф-ф, эльфы, – полицейский взмахнул рукой. – Неужели вы и вправду думали купить меня этими бабушкиными сказками? Счастливо оставаться, светлые...
  Он вальяжно покинул палубу.
  – Меня иногда удивляет, – пробормотала себе под нос Несси, – как такой человек мог стать фактическим главой полиции. Ведь Лей Эль был ещё в своём уме, когда назначал заместителя.
  – Увы, подбор кадров не относится к талантам нашего полицмейстера, – я вздохнула. – Кроме того, конкуренты ему тоже не нужны.
  – По крайней мере, моя совесть будет чиста, – подытожил сенатор.

=== конец фрагмента 2 ===
    Добавлено: 00:21 27-09-2017   
Michael_Moon
 84 EGP

Рейтинг канала: 3(31)
Репутация: -4
Сообщения: 635
Откуда: РК, Кокшетау
Зарегистрирован: 15.02.2011
Прочитал фрагмент 2. Ну, что сказать? Местами увлекательно, местами занудно. Характеры и мотивы прорисовываются все чётче, мир раскрывается - весьма паршивый мир, надо сказать.

Дёгтя тоже добавилось.
1. Начала хромать грамматика - в основном пунктуация. Не на обе ноги, но уже чувствительно.
2. Стиль написания начал скакать: короткие предложения сменяются длинными безо всякого внутреннего смысла; сложносоставные предложения делятся на простые, рубленные куски без, опять же, всякой внутренней логики и необходимости; красивый слог сменяется нарочитым, высосанным из пальца слэнгом, чтобы через абзац опять уйти в всевдокрасивость. В общем, стилистика не то, чтобы хромает - ее просто нет, хромать нечему.
3. Часть диалогов перестала радовать. Стиль их поменялся и стал больше напоминать разговор манекенов в магазине одежды после закрытия - глядишь через витрину и видишь, как общаются пластмассовые куклы, - без мимики, слов и жестов. Вот только их общение к реальной жизни не имеет никакого отношения.

Капитан порадовал. Правильный капитан, жизненный Улыбка

PS: Если за предыдущий фрагмент поставил максимальную тройку, то за этот больше единички рука не поднялась. Слишком уж он стилистически невыдержан.

Последний раз редактировалось: Michael_Moon (08:59 27-09-2017), всего редактировалось 2 раз(а)
    Добавлено: 08:53 27-09-2017   
mc_
 387 EGP


Рейтинг канала: 6(414)
Репутация: 37
Сообщения: 2765

Зарегистрирован: 09.04.2010
Главная героиня сочетает упаднические настроения и самокопание с самооправданием. "Вот такая я дрянь, но оно само получилось, не мы такие - жизнь такая, и вообще у меня душа болит". Алкоголизм он такой и есть, но персонаж от этого несимпатичен.
Вообще, "темное прошлое, травмы юности и скелеты в шкафу" как литературный прием требуют аккуратности и правильной дозировки, а здесь автор слегка перебрал. заметили финт?

Интриги в тексте не чувствуется, просто цепь событий. Посольство доплывет, потом ломанутся освобождать пленных, и что-нибудь пойдет не так. При этом нам расскажут еще какой-нибудь мрачнятины про эльфийские порядки.

А ведь даже "полезную лечащую магию сенатора" можно было растянуть на подольше и раскрыть правду постепенно, а не устраивать рояль в кустах.

Можно, к примеру, использовать сериальный прием с "двумя сюжетами".

Оценку, тем не менее, поставлю хорошую. На фоне остальной (околонулевой) активности писателей в канале работа весьма и весьма недурна.
    Добавлено: 09:45 27-09-2017   
Michael_Moon
 84 EGP

Рейтинг канала: 3(31)
Репутация: -4
Сообщения: 635
Откуда: РК, Кокшетау
Зарегистрирован: 15.02.2011
mc_ :
Оценку, тем не менее, поставлю хорошую. На фоне остальной (околонулевой) активности писателей в канале работа весьма и весьма недурна.

Сам бы чего написал - умеешь, ведь Улыбка
    Добавлено: 10:02 27-09-2017   
mc_
 387 EGP


Рейтинг канала: 6(414)
Репутация: 37
Сообщения: 2765

Зарегистрирован: 09.04.2010
Michael_Moon :

Сам бы чего написал - умеешь, ведь Улыбка

У меня упаднические настроения и самокопание с самооправданием. Творческий крызис, короче. Последние опыты не зашли (один тут на канале лежит), а новых нету Задница

Последний раз редактировалось: mc_ (11:16 27-09-2017), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 11:15 27-09-2017   
Michael_Moon
 84 EGP

Рейтинг канала: 3(31)
Репутация: -4
Сообщения: 635
Откуда: РК, Кокшетау
Зарегистрирован: 15.02.2011
mc_ :
Michael_Moon :

Сам бы чего написал - умеешь, ведь Улыбка

У меня упаднические настроения и самокопание с самооправданием. Творческий крызис, короче. Последние опыты не зашли (один тут на канале лежит), а новых нету Задница

Значит, тебе пора начинать пить молоко со спиртом и кровью девственницы Ой, не могу!..
    Добавлено: 11:27 27-09-2017   
mc_
 387 EGP


Рейтинг канала: 6(414)
Репутация: 37
Сообщения: 2765

Зарегистрирован: 09.04.2010
Michael_Moon :
Значит, тебе пора начинать пить молоко со спиртом и кровью девственницы Ой, не могу!..

Если верить Криптону, оно палёное Гы-гы
    Добавлено: 12:06 27-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Michael_Moon :
красивый слог сменяется нарочитым, высосанным из пальца слэнгом, чтобы через абзац опять уйти в всевдокрасивость
Гм. Это была попытка придать диалогу эмоциональную окрашенность. То есть, в более-менее нормальном состоянии герой следит за своей речью и говорит "красиво". В моменты эмоциональных пиков контроль теряется, и наружу прорываются "необработанные" фразы.

Про остальные замечания из списка "дёгтя" сказать ничего не могу - возможно, всё так и есть, со стороны виднее.
Michael_Moon :
Капитан порадовал. Правильный капитан, жизненный
Только вот "эфирного времени" ему мало выделено... (именно потому, что он весь такой правильный, а потому неинтересный)

mc_ :
Посольство доплывет, потом ломанутся освобождать пленных, и что-нибудь пойдет не так. При этом нам расскажут еще какой-нибудь мрачнятины про эльфийские порядки.
М-м. Чтобы не спойлерить, скажу только, что список не полный Улыбка Хотя, с другой стороны, любой сюжетный поворот можно назвать "что-то пошло не так"...
mc_ :
А ведь даже "полезную лечащую магию сенатора" можно было растянуть на подольше и раскрыть правду постепенно, а не устраивать рояль в кустах.
Просто это у меня числится "мелким эпизодом", не стоящим большого внимания.
    Добавлено: 12:15 27-09-2017   
Michael_Moon
 84 EGP

Рейтинг канала: 3(31)
Репутация: -4
Сообщения: 635
Откуда: РК, Кокшетау
Зарегистрирован: 15.02.2011
Криптон :
Гм. Это была попытка придать диалогу эмоциональную окрашенность. То есть, в более-менее нормальном состоянии герой следит за своей речью и говорит "красиво". В моменты эмоциональных пиков контроль теряется, и наружу прорываются "необработанные" фразы.

Это не в диалогах, в том-то и дело.

Что касается диалогов - многие из них перестали быть "живыми" именно по причине этой т.н. "эмоциональной окрашенности". Нормальные люди (хотя, это и не люди вовсе) так не разговаривают. Невозможно одну фразу говорить красиво, а следующую "эмоционально окрашивать". Даже итальянцы так не могут Улыбка

добавлено спустя 1 минуту:
Криптон :
Только вот "эфирного времени" ему мало выделено... (именно потому, что он весь такой правильный, а потому неинтересный)

Интересен конфликт между правильным и неправильным. Капитан ведет себя логично и по-военному правильно. Он интересен, потому что придает "якорь" в этом театре абсурда. Ну, и еще, он живой - в отличие от той же Нессы.

Последний раз редактировалось: Michael_Moon (12:27 27-09-2017), всего редактировалось 1 раз
    Добавлено: 12:27 27-09-2017   
mc_
 387 EGP


Рейтинг канала: 6(414)
Репутация: 37
Сообщения: 2765

Зарегистрирован: 09.04.2010
Криптон :
Просто это у меня числится "мелким эпизодом", не стоящим большого внимания.

Качество начинается с мелочей. В том числе с таких.
И, честно говоря, полураздетая сексапильная эльфочка привлекает внимание читателя, и этим можно и нужно нагло и злонамеренно пользоваться Подмигиваю
А ты сходу убил интригу.
    Добавлено: 12:43 27-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
=== фрагмент 3 ===

  ***
  
  Тодден предупредил о своём визите за час, явился точно в назначенное время, и даже постучал в дверь, прежде чем входить. Да, формально он тут главный начальник, но с личной представительницей Его Величества, уполномоченной вести мирные переговоры со Светлыми, госпожой в сенатском ранге Моррой Эквир следовало вести себя крайне осторожно. Она, несомненно, была послана сюда следить за благонадёжностью Тоддена – кесарь мог сколько угодно расточать комплименты, но на слово Тёмные не верили никому, включая и ближайших соратников. Особенно ближайших соратников. Про такого рода личных представительниц ходило множество слухов: что они составляют неофициальный гарем Его Величества, что неугодившие им поднадзорные внезапно умирали от разного рода якобы естественных хворей, даже что кесарь давно уже только ширма, а реальная власть – в коллективных руках этих «представительниц»... Тодден старался быть очень, очень осторожным с госпожой Эквир.
  Уютный кабинет ярко освещался полуденным солнцем. Госпожа представительница изволила работать с бумагами за роскошным столом. Блики заиграли на многочисленных золотых украшениях в её широко расставленных ушах, когда она подняла глаза на вошедшего. Хороший, кстати, знак – в плохом настроении входящих она просто игнорировала.
  Одно из двух гостевых кресел было развёрнуто спинкой к столу; тихо всхлипывая, его занимала обнажённая юная эльфийка – колени на ковре, лицо уткнуто в сиденье, попка выставлена в сторону двери – попка, жестоко исполосованная рубцами от плети, небрежно брошенной тут же.
  – А вот и наш главный вояка, как всегда вовремя, – почти дружелюбно объявила Морра. – Усаживайтесь, – она махнула в сторону свободного кресла.
  На каждом пальце сверкнуло по золотому кольцу. Блеснули золотые нити, сплетённые вокруг предплечья в замысловатом спиралевидном узоре.
  Тодден послушно сел.
  – Рад видеть вас в добром здравии... Но мой титул – губернатор Северных Территорий, – как мог мягко напомнил он. Любая военная должность считалась для сенатора позорной, и ему с большим трудом удалось не выпустить наружу возмущение. Оскорбление было, естественно, намеренным. – И я просил о беседе наедине.
  – О, не беспокойтесь насчёт Шази. Она – моя ученица, ей полезно будет послушать.
  – Как пожелаете, – с как можно менее заметным колебанием согласился Тодден. – Его Величество напомнил мне о необходимости заключить мирный договор... Мне хотелось бы знать, какие условия вы сочли приемлемыми, и ради чего воевала наша армия.
  – Тут всё просто, господин главнокомандующий, – она откровенно улыбнулась, внимательно наблюдая за закаменевшим лицом Тоддена. – Ваша армия... Впрочем, вы правы, она в каком-то смысле и наша тоже... Армия воевала ради изгнания Светлых с материка. Наши минимальные условия – они должны признать, что земли по эту сторону Моря Бурь теперь принадлежат нам, вовеки веков.
  – А что с судоходством?
  – Я попытаюсь выторговать, – она со значением тряхнула роскошной гривой белоснежных волос. – Попытаюсь... Но надежды мало, господин главнокомандующий, – со вздохом признала она. – Право на содержание флота, международная торговля... Очень вряд ли. Они блокируют всё наше побережье. Разве вы не можете хоть что-то сделать с их кораблями?
  – Увы, почти ничего, – Тодден печально покачал головой. – У нас нет флота... Пара их кораблей по-глупому подставились под береговые пушки, но Светлые очень быстро усвоили урок. А на море нам противопоставить им нечего.
  – Ну, по крайней мере вы, хоть и тянули десять лет, но разбили их сухопутные войска. Артен наш, и останется нашим, это я твёрдо обещаю. Если они заупрямятся, то никакого мирного договора, и точка.
  – Они не настолько идиоты, – сухо вымолвил Тодден.
  Он не хотел, чтобы стала заметна его надежда. Если бы только Светлые заупрямились... Если договор сорвётся... Это могло бы стать его спасением.
  – О да, тут они почти наверняка согласятся, – «представительница» снова тряхнула своей гривой. – А ведь вам, наверное, хотелось бы, чтобы они отказались? Ведь иначе дело всей вашей жизни подходит к концу, господин главнокомандующий?
  Вопрос прозвучал крайне двусмысленно. В самом ли деле он был полон угрозы – или ему только кажется?
  – Ни одна война не может длиться вечно. И в жизни любого эльфа есть множество дел.
  – Рада за вас, господин главнокомандующий, – её улыбка и вправду выглядела вполне радостной. – Наверно, они, эти дела, уже ждут вас? Прямо сейчас? – она чуть кивнула в сторону двери.
  – Вероятно, – Тодден поднялся. – Благодарю, что нашли время для встречи со мной.
  – Да-да, – рассеянно подтвердила «представительница», склоняясь к бумагам.
  Раскачивающиеся золотые побрякушки пускали солнечные зайчики. Выпоротая Шази уже почти не всхлипывала. Тодден бесшумно закрыл за собой дверь.
  
  ***
  
  Яркое утреннее солнце, громкие крики чаек, и твёрдые доски причала под ногами. Чиба в новенькой тоге и с тубусом в руках дипломатично приветствовал встречающего нас квестора Тёмных – смазливого красавчика в изящно скроенном мундире. Я тем временем пялилась на Несси. Короткие волосы ерошил ветер; стройный силуэт; расслабленная поза; вместо одежды – полосы чёрной материи, довольно небрежно навитые на тело: все стратегические мета прикрыты, но намёк совершенно очевиден. Плюс эти её всегдашние туфли на платформе, из прозрачного пластика. Эх, как бы мне хотелось ходить в таких. Но эльфийке из хорошей семьи, потомственному офицеру так одеваться не положено. Тем более в окружении врагов, когда непрактичная обувь может стоить жизни. Равно как и дурацкие ленточки вместо брони. Всё так. Но как же притягателен образ этакой безмятежной феечки, о безопасности которой заботятся всякие специально для этого предназначенные угрюмые мымры! Практично бронированные, угробившие жизнь на освоение высших ступеней магии, и всё такое. Типа меня.
  Позади нашей живописно остроухой группы выстроились зеленолицые полицаи, тщетно пытающиеся выдержать стойку «смирно». Капитан Руфо отказался подводить линкор ближе чем на пятнадцать километров к берегу – из-за пушек Тёмных. Так что к пирсу мы добирались на катерах, и господ сухопутных растрясло. Впрочем, какой нам толк от двадцати полицейских, пусть даже в самом боеспособном состоянии, когда за спиной квестора солдаты образовали сплошной живой коридор – от причала до комплекса зданий магистрата? Шеренга слева, шеренга справа, винтовки в положении «к ноге»; все стоят смирно, не шелохнувшись, в абсолютно одинаковых позах. Заклинанием Подчинения от них так и несло; мне иногда казалось, что я эту вонь ощущаю носом, а не «вторым», магическим зрением. Причём, естественно, это было не «ручное», легко разрушаемое заклинание, а амулеты. И не какие-нибудь там теоретически снимаемые ошейники, о нет. Тёмные уже лет триста как перешли на небольшие золотые пластинки, вживляемые в одну из крупных костей.
  Ситуацию контролировал лично Тодден – в воздухе ощущались несколько его ртутных наблюдательных капель в магических оболочках. Одна из главных его козырных карт, между прочим – во время любой битвы он всегда отсиживается в тылу своей армии, но при этом видит полную картину боя, и может отдавать приказы точно и своевременно, не полагаясь ни на каких адъютантов. Недавно изобретённая радиосвязь отчасти сгладила это преимущество, но, увы, лишь отчасти.
  Приветствия наконец кончились, и мы потащились в акрополь. Артен достался Тёмным хоть и пустым, но целым, в полной сохранности. Последнее сражение, по старой традиции, генерал Пиат дал в поле перед городом. Понятно же, что на узких улочках, среди всех этих домов тактику фаланги применять невозможно... А придумать что-то новое? Тогда это был бы уже не Пиат. С другой стороны, в обмен на сохранность зданий Тёмные позволили провести эвакуацию в относительно спокойной обстановке. Без обстрелов и бомбардировок. Вероятно, «спасибо» за это следовало сказать Тоддену, поддерживающему в своём войске железную дисциплину.
  Артен – очень старое поселение, эльфы тут жили задолго до колонизации Архипелага. Высокие городские стены с изобретением пушек утратили военное значение, но древние укрепления акрополя всё ещё доминировали над плоским ковром жилых домов. Самую верхушку холма занимал магистрат. Изначально построенный как резиденция правителя независимого полиса, он и теперь ещё сохранял пышный дворцовый облик, несмотря на многочисленные флигели и пристройки. Как и любое светлоэльфийское общественное здание, магистрат защищали противотелепортационные амулеты – типа тех, что в стенах моего дома. Особо на фоне прочих зданий выделялся двухэтажный Посольский флигель – его оснастили до кучи ещё и изолирующими амулетами, чтобы предоставить послам возможность уединиться. И, естественно, Тёмные направили нас именно туда, с весьма прозрачным намёком: «раньше были хозяевами, а теперь – только гости».
  Перед входом во флигель нас ожидала ещё одна группа встречающих. На этот раз не военные, а дипломаты. Во главе с посланницей из числа Доверенных Кесаря. Если внешности Несси я тихо завидовала, то вот эту переговорщицу мне с первого взгляда захотелось убить. Желательно, особо жестоким способом.
  Сочетание белого с золотым для дипломатов принято и у нас, и у Тёмных – все мы родом из Готтдома. И эта вот мило улыбающаяся посланница, конечно же, следовала традиции. Белоснежные волосы. Кожа цвета бронзы. Золотые искрящиеся глаза – без магии таких не заимеешь. И несколько кило золота во всех возможных местах. Множество колец и разнообразных висюлек в каждом ухе. Штанги в бровях и переносице. Кольца в губах. Сосках. Пупке. И между ног. Несколько лоскутов формально белой, а по факту почти прозрачной ткани, которые она носила, ничего толком не прикрывали. «Наряд» дополняли золотые нити, оплетающие руки и ноги. Плюс туфельки на каблуках – кстати, довольно низких. И от всего этого просто воняло волшебством. Каждое украшение – амулет; достоверно распознать их назначение не представлялось возможным – многочисленные источники магии сливалась в совершенно неразборчивую кашу. Но как минимум половина всего этого золота наверняка зачарована на красоту: упругая, идеально гладкая кожа; точёное лицо; тщательно выверенная фигура. Плюс ещё и духи с феромонами – у меня в броне всегда есть амулет-газоанализатор. Теоретически, против боевых отравляющих веществ, а по факту – как раз для таких случаев.
  Слева и чуть позади от посланницы стояла помощница, закутанная в непрозрачный белый балахон с капюшоном. Длинный подол достигал земли, кисти рук скрывались в широких длинных рукавах... Разглядеть можно было только подбородок, вполне ожидаемого бронзового цвета, и несколько прядей белоснежных волос.
  – Приветствую вас на земле Готтдома, – сладким голосом проворковала переговорщица. – Моё имя – Морра Эквир; я действую по поручению Его Величества Кесаря. Это, – она указала на вторую тёмную эльфийку, – Шази, моя ученица.
  – Рад вас видеть, – без тени улыбки сообщил Чиба. – Я – Арчибальд Зейтман. Уполномочен представлять здесь интересы Пресветлого Сената. Справа от меня, – он махнул в мою сторону, – вы можете видеть госпожу Редсвейл-старшую, эксперта в области магии. Слева, – он указал на Несси, – стоит госпожа Редсвейл-младшая, мой секретарь.
  – Очень приятно, – лицо Морры стало ещё приторнее. – Ради укрепления наших дружеских чувств, и надеясь на успешные переговоры, я от имени своего повелители предлагаю вам занять эти покои. Вы можете использовать их столько, сколько посчитаете нужными.
  – Наш визит надолго не затянется, – пообещал Чиба. – Проект соглашения у меня с собой, – он слегка приподнял тубус. – Сегодня вы с ним ознакомитесь, затем мы обсудим возможные замечания. К утру будет готов финальный вариант, который мы завтра подпишем. Затем после полудня я планирую нанести визит господину губернатору, и к вечеру закончить дела на вашем берегу.
  – Но... – Морра выглядела обескураженной. – Так быстро? – она плавными шагами подошла ближе, демонстрируя себя во всей красе и призывно улыбаясь. – Зачем спешить? Можно же обсудить всё... вдумчиво и подробно, вы меня понимаете?
  – Терпеть не могу, когда пытаются обратиться к животной стороне моего «я», – крайне сухо проронил Чиба. – Три лоскутка и духи с феромонами... Со мной такие фокусы не пройдут, госпожа Эквир.
  Тёмная эльфика закусила губу. Следовало признать, выглядела она всё ещё очень мило.
  – А вы точно дипломат? – поинтересовалась она наконец. – Впрочем, можете не отвечать. Поскольку вы так спешите, то не будем терять время. Раз вы думаете в первую очередь о делах, то, возможно, нам следует подняться в ваши покои? Прямо сейчас? Где вы позволите мне ознакомиться с тем самым проектом, и мы всё обсудим?
  – Конечно, – согласился Чиба.
  Морра самолично открыла скрипучую дверь, и мы вошли в посольский флигель. Шикарный холл на первом этаже, парадная лестница наверх... Мы поднимались парами: Чиба и Морра, затем Несси и Шази, в конце – я и Зарк. Рядовые полицейские остались внизу.
  На втором этаже лестница выходила в ещё один холл, поменьше размером. Двери налево и направо вели в жилые комнаты, но мы прошли прямо, в переговорную. Широкие окна, отделанные деревянными панелями стены, большой стол со множеством стульев. Садиться, однако, сенатор не стал, потому и остальные вынужденно остались стоять.
  – Вот, – Чиба открыл тубус, извлёк нужный свиток и передал его Морре. – Идея соглашения проста. Наша сухопутная армия облажалась, поэтому Готтдом ваш. Весь, целиком. Наш флот силён, поэтому море наше. Всё, до самой прибрежной черты.
  – А как насчёт территориальных вод? Десятикилометровой экономической зоны? С целью рыболовства и прибрежных грузоперевозок.
  – Никаких территориальных вод, – отрезал Чиба. – Любую рыбацкую лодку, вышедшую в море, мы будем считать законной военной целью и уничтожать без предупреждения.
  – Но вы при всём желании не сможете контролировать каждый метр побережья.
  – Да, но этого и не нужно. Крупные корабли спрятать невозможно. Мелочь мы будем отстреливать при первой возможности. Конечно, часть сможет проскользнуть незамеченной, но никакой опасности они не представляют.
  – Никакой опасности – и тем не менее вы запрещаете?
  – Да, – спокойно подтвердил Чиба. – Потому что вам, Тёмным, дашь палец – руку по локоть откусите.
  – Мы могли бы обсудить это заблуждение подробнее, – обворожительно улыбнулась Морра. – Этой ночью.
  – Мне кажется, – Чиба слегка кивнул в сторону Несси, – что вы неправильно оцениваете сложившуюся ситуацию.
  – В Готтдом со своим гаремом! – фыркнула Морра. – Что может быть глупее! Ладно, я поняла вашу точку зрения, – она углубилась в текст соглашения. – Так, а вот параграф о пленных надо вычеркнуть. Захваченные армией эльфы считаются личными пленниками Тоддена, а не кесаря. И соглашения на их счёт надо заключать лично с Тодденом.
  – А что насчёт людей?
  – Люди относятся к категории трофеев, а не пленных, – ласково объяснила Морра. – Как, например, винтовки и знамёна. И возврату, естественно, не подлежат... Хотя, если вы пересмотрите своё мнение насчёт прибрежных вод, я могу пойти на уступки.
  – Нет. К сожалению, это невозможно.
  – Вы уверены? Как жаль. Вы дали своим людям свободу, – она кивнула на Зарка. – В этом ваша сила... и ваша слабость. Ха. Если передумаете, я к вашим услугам, в любое время дня и ночи. Не стесняйтесь побеспокоить. Дежурный офицер всегда знает, где меня найти. Идём, Шази.
  Морра удалилась, призывно покачивая бёдрами. Шази ушла следом, бесшумная, как привидение.
  Зарк дождался хлопка входной двери, и только потом начал:
  – Насколько я понимаю ситуацию, семейству Зейтман не нужны конкуренты-Тёмные на морских торговых путях. Так? И ради достижения этой цели вы готовы списать со счетов десять, а то и двадцать тысяч пленных людей. Кстати, вы даже не спросили, сколько их.
  – Первоочередная цель – предотвратить высадку Тёмных на Архипелаге, – возразил Чиба. – Нельзя допустить возникновения у них флота.
  – А я полагаю, что взаимовыгодная торговля пошла бы на пользу всем сторонам. В том числе и лично вам, сенатор. Готтдом – большой рынок, а их промышленность хуже нашей, разве не так? Я настоятельно рекомендую вам пересмотреть свою позицию.
  – Заключение международных договоров находится в моей компетенции, господин заместитель полицмейстера. Ваши же обязанности ограничиваются охраной дипмиссии.
  – Контора контролирует нижний и средний уровни бюрократии почти всех ведомств Города. Мы способны серьёзно осложнить жизнь любого человека или эльфа. Вам это известно?
  – Да, конечно, – Чиба раздражённо указал на дверь.
  – Вам это так просто с рук не сойдёт, – пообещал Зарк.
  Но помещение покинул. Громко впечатывая каблуки в пол. Хорошо хоть дверью не хлопнул.
  – Идиот, – прошипела Несси. – Боги, какой идиот!
  – Это его собственный выбор, – Чиба пожал плечами. – Госпожа Лиа, имейте в виду, что мы не можем рассчитывать на людей в деле охраны посольства.
  – В окружении Тёмных на людей в любом случае рассчитывать нельзя, – подтвердила я деревянным голосом. – А на Зарка я бы не рассчитывала и дома.
  
  ***
  
  Из окон второго этажа открывался великолепный вид на море. Оранжево-красное закатное небо, пологие волны, мелкий песок... Я попыталась припомнить, когда последний раз была на пляже. Получалось, ещё до битвы на Перевалах. Довольно странно для жительницы приморского города, которой нечего делать. Интересно, почему? Ответ пришёл сразу – «чтобы не пугать публику покорёженным телом», но даже по моим меркам он звучал по-идиотски. Ну, допустим, визит ко врачу я сознательно решила отложить на «после последней битвы у Артена» – результаты сражения я угадала ещё тогда, но серьёзно ошиблась со сроками. Но какое мне дело до ужасаний какой-то там публики? Да и на крайний случай всегда есть пустынные участки побережья, а ещё ночь, когда никаких шрамов не видно... Пришлось покопаться в своих мотивах поглубже. Похоже, всё упиралось в механизм блокировки неуместных желаний. Неуместным считалось всё, что не входило в специальный список... Который, кстати, мне никто не надиктовывал, я его сама составляла. Но почему туда не попало купание? А фиг его знает...
  Пришлось отвлечься от окна, и приняться за более насущные проблемы. Чиба и Несси заняли один из жилых блоков на втором этаже: общая гостиная, из которой две двери ведут в отдельные спальни. Ну, по крайней мере у них хватило мозгов не затевать ночные развлечения на вражеской территории... Я бы могла занять соседний такой же блок, но по соображениям безопасности мне предстояло ночевать в их гостиной. Причём сидя в кресле. Поспать перед завтрашним было просто необходимо, но я не такая мастерица, чтобы перекрыть сторожевыми заклинаниями целый этаж. Чуткий полусон в кресле казался разумным компромиссом. Молодёжь моё решение конечно не обрадовало, но протестовать они вполне разумно не стали. Тёмные славились своими убийцами, способными проникать даже в хорошо охраняемые помещения. Причём безо всяких там маскирующих заклинаний. Типа, не спортивно...
  
  ***
  
  Мой сторожевой сон оказался прерван где-то через час после полуночи. Вопреки расхожему среди людей мнению, определить темноту или светлость эльфа по ауре очень трудно. Гораздо легче увидеть разделения человек-эльф, мужчина-женщина, молодой-старый. Так что обнаружив ауру юной эльфийки, осторожно крадущейся без применения маскирующих заклинаний, я сперва решила, что это Несси. К тому же и двигалась она в сторону чибиной спальни... Ну а маскировку не применяет, потому что поняла, что против меня она не работает. Я всё равно собиралась её шугануть, из чисто репутационных соображений: что это за часовой, мимо которого можно легко прокрасться? Но только вставая с кресла, я наконец вчиталась в подробности, и поняла, что никакая это не Несси. Силовая клетка вокруг цели собралась практически на автомате. Я даже, пожалуй, вкачала слишком много энергии. Рефлексы, рефлексы... Во вторую очередь я соорудила магический фонарь. И только в третью наконец поняла, кого поймала: Шази собственной персоной. Причём опознала я её в основном по балахону.
  – М-да, – процедила я задумчиво. – Ну и что с тобой делать? Может, просто отпустить? Броском из окна.
  Скрипнула дверь. Из своей комнаты выглянул заспанный Чиба. На нём были только шёлковые пижамные штаны. Я невольно загляделась на его идеально проработанную грудную мускулатуру и чёткие кубики пресса. Вот что значит унаследованная от Тёмных склонность к медицинской магии...
  – Что тут происходит? – осведомился сенатор скорее риторически.
  – Вторжение, – озвучила я очевидную банальность. – Возможно, с целью домогательства?
  – Нет! – страстно возразила Шази. Она попыталась упасть на колени, но тесная энергоклетка не позволила. – Я...
  – Госпожа Лиа, – перебил её Чиба. – Расширьте, пожалуйста, клетку. Совсем её убирать пока нельзя, но превращать нашу гостью в сардельку – слегка перебор, по-моему.
  – Да без проблем, – кивнула я.
  Силовое поле скачком расширилось, выделив Шази где-то полтора квадратных метра пола.
  Тёмная откинула капюшон, и таки бухнулась на колени. На вид она оказалась совсем молодой, моложе даже Несси. Лет пятьдесят, наверно. Волосы хоть и белоснежные, но короткие, до плеч; глаза уже трансформированные, золотые; а вот висюльки болтались только в ушах, и довольно мало: три простых колечка в левом, четыре – в правом. Амулеты, конечно. При желании я могла бы выяснить их назначение, только вот голова с недосыпа жутко гудела. Да ещё и клетку поддерживать требовалось, не говоря уже о светильнике, который и без того уже моргал...
  – Ваше превосходительство, – дрожащим голосом начала Шази. – Я прошу... Прошу предоставить мне... Убежище. Политическое. Я больше не могу... Не могу – тут. Морра...
  – Я догадываюсь, что Морра может быть очень неприятной наставницей, – Чиба задумчиво потёр переносицу. – Но прямо сейчас... Это нереально.
  – Но...
  «Внешняя» дверь гостиной распахнулась. Без малейших попыток приглушить шум. На пороге стояла Несси. В облегающем комбинезоне из чёрного трикотажа, с капюшоном, да ещё и в маске.
  – А, вот и ты, – кивнул Чиба. – Как там дела у господ полицейских?
  – Все мертвы, – безразличным тоном сообщила Несси. – Убиты, очевидно, ножом, отобранным у одного из часовых, – она, на миг закрыв глаза, что-то неразборчиво прошептала, и сплошной чёрный трикотаж плавно превратился в давешний набор ленточек.
  – А что Зарк? – уточнил Чиба.
  – Тоже, – Несси всё так же равнодушно пожала плечами. – Тот самый нож торчит из его солнечного сплетения.
  – Так-так, – Чиба перевёл взгляд на Шази. – А потом кое-кого ловят у входа в мою спальню.
  – Но это не я! – Тёмная протестующе замотала головой. – Не я! Поверьте...
  – Она и в самом деле пыталась прокрасться к Чибе? – поинтересовалась Несси.
  – Да, – подтвердила я. – А теперь просит политического убежища.
  – Как интересно, – Несси обошла пленницу кругом, внимательно разглядывая. – Что делать будем?
  – Как я уже говорил, – Чиба оперся спиной на дверной косяк, и скрестил руки на груди, – прямо сейчас убежище я предоставить не могу. Договор ещё не подписан, а нас троих слишком мало, чтобы сражаться со всей армией Тёмных. Более того, учитывая все эти загадочные смерти...
  – Но это не я! – чуть не плача воскликнула Шази. – И я не могу вернуться к Морре! Она меня убьёт. Вот, смотрите...
  Тёмная медленно встала и прикоснулась к застёжке у горла. Балахон упал на пол кучей белой материи. Другой одежды, и даже обуви под ним не было. Только золотое ожерелье с рубинами, которое не давали снять два больших золотых кольца, продетые вокруг ключиц. И множество свежих рубцов от порки. По всей спине, не говоря уже о заднице.
  – Выглядит впечатляюще, конечно, – согласилась я. – Но, если считать по меркам моей семьи, например, то это наказание за средней тяжести косяк. Только и всего. И, кстати, почему ты до сих пор не заживила кожу? Вы, Тёмные, славитесь своим целительством.
  – Не могу... – пояснила Шази. – Запрет на использование магии, – она потеребила четвёртое кольцо в правом ухе. – Часть наказания. Морра обещала, что на шесть дней. Иногда она даже держит свои обещания...
  – Значит, так, – Чиба смотрел строго в глаза Тёмной. – Сейчас я вызываю стражу, передаю ей тебя, и заявляю, что ты поймана на месте преступления.
  – Нет!..
  – Мне, конечно, не поверят, – продолжил Чиба. – Хотя тебя всё равно накажут – за то, что самовольно сюда залезла и подставилась. Но не убьют. Далее, если завтра вечером ты найдёшь способ пробраться на борт линкора... Например, можешь украсть наш катер... То тебя примут и предоставят убежище. Я распоряжусь ждать тебя до полуночи.
  – Но...
  – Вариант два, – с напором продолжил Чиба. – Я отдаю тебя страже, и говорю, что ты просила убежище. Тебя казнят на рассвете за попытку предательства. Выбирай.
  – А мне казалось, – вклинилась Несси, – ты хотел действовать по-светлому.
  – Я и действую, – указал Чиба. – Тёмный убил бы её на месте. Безо всяких разговоров. Ну, госпожа Шази, какой вариант ты выбираешь?
  – Первый...
  – Умница. Несси, вызови дежурного офицера Тёмных. Думаю, если обратиться к часовым с внешней стороны входа в здание...
  – Такого рода вопрос я могу решить и без подсказок.
  У нашего входа поста почему-то не обнаружилось, так что Несси пришлось прогуляться до главного корпуса. Но в целом Чибе удалось провернуть всё быстро и тихо. Давешний квестор осмотрел помещение, с вежливой скукой выслушал факты («обнаружили трупы, поймали Шази»), и забрал Тёмную с собой. Полицейских пока что сложили штабелем на первом этаже – утром квестор обещал прислать людей для переноски на причал. Эх... Зарк, допустим, пострадал вполне за дело – любая попытка «проконтролировать» сенатора значительно сокращает жизнь. Но вот его мальчишки... Просто оказались в не том месте в не то время. Как глупо. И жестоко. Хотя, конечно, чего ещё ожидать от подростков? Даже если они Светлые. Силы уже есть, а сопереживание ещё не отросло, да и должных навыков не хватает...
  
  ***
  
  Остаток ночи прошёл тихо. А вот на рассвете начался шум. Прямо у нас под окнами люди под управлением Тёмных наскоро сколотили Х-образный крест. К кресту привязали (хорошо хоть не прибили) Шази. Безо всякой одежды, естественно. А потом Её Дипломатичность Морра собственноручно принялась охаживать свою ученицу кнутом. С оттяжкой, от всей души. Шазины крики очень быстро перешли в полупридушенные хрипы.
  Господин сенатор тем временем совершенно спокойно привёл себя в порядок – умывание, тога, завтрак, а затем занялся перепроверкой листов с итоговой редакцией мирного договора. Не знаю, кто из них двоих его готовил, но квадратные буквы древнеэльфийского смотрелись вполне аккуратно.
  – Угрызения совести, – заметила я вполголоса, – тебя совершенно очевидно не мучают.
  – А должны? – Чиба и не подумал поднять взгляд от бумаг.
  – Ну ты как бы Светлый... Хм. Твоей репутации этот случай точно на пользу не пойдёт.
  – Все знали, что Зарк на меня давит. В законе об отправке нас сюда это чуть ли не прямым текстом прописано. По его инициативе. Спустишь такое с рук – сядут на шею и будут ездить до конца жизни.
  – Это очевидно, – согласилась я. – Но не обязательно было устраивать столько убийств. Можно же действовать тоньше... Он ведь госслужащий. Нарыть какую-нибудь растрату, уничтожить репутацию, и уволить без выходного пособия. Плюс ссылка куда подальше, в колонии.
  – Примерно как поступили с вами? – усмехнулся Чиба. – Хотя вас не ссылали, конечно, и обвинение было поинтереснее растраты... Это всё старпёрские штучки. Для тех, кому за пятьсот. Ненавижу такого рода сложности на ровном месте.
  – Ты же политик. И к тому же дипломат.
  – И поэтому должен уважать право на жизнь каждого чиновного хамла? Вот уж фиг.
  – Не боишься допрыгаться до восстания? Восстания людей, я имею в виду.
  – Лучше уж восстание, чем это нынешнее медленное загнивание, – отрезал Чиба. – Мы до сих пор не заменили людей на големов только потому, что люди обходятся дешевле...
  Дверь в гостиную распахнулась – от магического пинка; мощным прыжком в комнату влетела Несси. Целилась она явно в Чибу, так что мне пришлось ловить её в воздухе – старой доброй силовой ловушкой.
  – Так не честно, госпожа Лиа!
  – А договор ты переделывать будешь? – невозмутимо поинтересовался сенатор.
  Я аккуратно поставила Несси на пол.
  – И переделала бы, – фыркнула та. – Там нет ничего особо сложного. Хотя эта потасканная злюка уже скоро заявится... Ну так подождёт, подумаешь.
  Я выглянула в окно. И в самом деле, экзекуция окончилась. Едва живую Шази как раз снимали с креста.
  – А вы тут про людей спорите, да? – нагло поинтересовалась Несси. – Чиба снова завёл свою любимую пластинку про големов?
  – Типа того, – кисло согласился сенатор.
  – Хм, – я внимательно посмотрела на счастливую нессину рожицу. – А ведь Зарк говорил, что ты работаешь на Контору. Откуда столько радости?
  – Могу лицемерно повздыхать, хотите? – с готовностью предложила Несси. – Или, может, вы думали, что мне нравится работать на людей? В Контору я пошла от безысходности. А Зарк меня конкретно достал.
  – Каким же образом?
  – Приставал. Думал, что раз я официантка, то меня можно.
  – О... – я вспомнила тот маслянистый блеск в его глазах. – Так надо было мне сказать. Моя репутация и так уже безнадёжно испорчена.
  – Большую часть времени вы пребывали, – Несси деликатно кашлянула, – немного не в том состоянии. И к тому же ябедничать, фи...
  Где-то внизу скрипнула входная дверь.
  – К нам приближается Дипломатия С Кнутом, – весело прошипела Несси. – Слабонервным и неуравновешенным прятаться по углам!
  – Сейчас ты должна изображать моего секретаря, – проворчал Чиба. – А не шута.
  – К вам можно? – Морра вежливо постучала по открытой двери. Рукояткой кнута. Окровавленного.
  – С оружием – нельзя, – заявила я, глядя ей прямо в глаза.
  – Вы про это? – она словно бы впервые увидела зажатое в руке кнутовище, а потом отбросила его куда-то за спину. – Так лучше?
  – Входите, – нейтральным тоном пригласил сенатор. – Поправки внесены, как мы и договаривались, – он указал на листы договора.
  – Как мило. – Морра принялась внимательно перечитывать текст. – «В вечную собственность»... «Взаимный отказ от репараций»... «Граница по береговой линии»... И ни слова про пленных... Всё верно. Кстати, Тодден просил передать, что вы можете войти через главный вход в полдень. Эти его игрища, – она неодобрительно поморщилась. – Вы должны быть в курсе. И, имейте в виду. Мне ваши офицеры даром не нужны. Если вы не заберёте их с собой, то они умрут. Быстро и безболезненно, это я вам обещаю.
  – Вполне ожидаемо, – согласился Чиба. – Подписываете?
  – О да.
  Начался нудный, но необходимый церемониал: Морра брала лист, сосредотачивалась и творила заклинание Подписи-и-Печати. Затем передавала бумагу Чибе, тот творил аналогичное, но уже от имени Светлых. Морра тем временем брала следующий лист...
  Наконец на столе очутились две стопочки: их и наш экземпляры.
  – Не то чтобы я была особо рада, – тёмная эльфийка упаковала свой экземпляр в футляр из силовых линий, – но дело сделано. Надеюсь, в следующий раз мы увидимся не слишком скоро. Затребованная вами похоронная команда уже должна дожидаться во дворе...
  – Благодарю вас, – Чиба отвесил лёгкий поклон. – Да, дело сделано. Прощайте.
  – Тёмные не прощают, – с весьма двусмысленной улыбкой ответила Морра.
  И величественно проследовала вниз.
  
  ***
  
  Доставкой тел на линкор Чиба занялся лично. Заодно и свой экземпляр договора спрятал в надёжный корабельный сейф. Я тем временем мерила шагами гостиную, пытаясь настроиться на предстоящее спасение. Генерала я уже однажды вытаскивала из плена – Пиат использовал эти «спасения» в качестве своеобразного экзамена. Финальная проверка перед назначением очередной подающей надежды карьеристки – а если говорить честно, то дуры – на должность Старшей Волшебницы армии. В принципе, в самой процедуре нет ничего сложного – для полноценного мага первого ранга. Беда только в том, что за последние десять лет я эту «полноценность» слегка подрастеряла. Оставалось надеяться, что Тодден не будет слишком уж придираться. На должность Старшей я в любом случае не претендую...
  Бесплодный мысленный круговорот прервало только возвращение Чибы.
  – Вы когда-нибудь задумывались, – спросил он негромко, – насколько странен Тодден?
  – Ну, он же Тёмный...
  – Даже для Тёмного, – не уступил сенатор. – Я говорю не о его жестокости; она как раз обычна. А вот, например... Вы же изучали историю? Что сделал бы нормальный полководец Тёмных, разбив нашу армию? Тодден ведь много раз побеждал Пиата.
  – Отправился бы в поход на собственную столицу, конечно же, – я пожала плечами. – В попытке захватить трон. Именно так кесарем стал Риан... Но все уже давно поняли, что Тодден не таков.
  – Вот именно. Светлые приняли это как факт; нынешнее поколение уже и не вспоминает, что раньше было иначе. Что мы так долго удерживали экзархат не благодаря несуществующему гению Пиата, а из-за вечных междоусобиц по ту сторону фронта.
  – Тоддену понадобилось шестьсот лет, чтобы дойти до Артена, – напомнила я. – Так себе результат, если честно.
  – Так он тоже не гений, – хмыкнул Чиба. – На мой взгляд, Тодден – инструмент. Не слишком острый, но послушный. Тем и ценен.
  – Может быть.
  – Он титулуется губернатором, но интересуется почти исключительно делами армии... При этом я крутился всё утро среди его офицеров, но не заметил какого-либо восхищения. Этакого, знаете, ореола победоносного военачальника. Да даже обычной теплоты – они же, в конце концов, одно дело делают.
  – Они – Тёмные, ты – враг. Какая ещё, нафиг, теплота?
  – Ох, ну естественно они при мне не откровенничали... Но такие вещи ведь заметны, никто не может... А, ладно, – Чиба махнул рукой. – Не хотите мне верить – не надо. Хотя даже его нежелание выйти к нам довольно красноречиво. Триумфатор, губернатор, второй после кесаря – и сидит в подвале.
  – Свой резон в твоих словах есть, – нехотя согласилась я. – Кстати о подвале: вы с Несси ещё не передумали идти со мной к Тоддену?
  – Странно, что я не слышу в вашем голосе особого протеста, – произнёс Чиба, окидывая внимательным взглядом помещение. – Имейте в виду, что сюда мы больше не вернёмся. Если что-то позабудете, то можете попрощаться с вещью навсегда.
  – Я весьма предусмотрительно не взяла никакого багажа, – напомнила я. – Протеста нет, потому что, во-первых, я боюсь и представить, что вы вдвоём тут натворите без моего присмотра. Во-вторых, Юи наверняка понадобится медицинская помощь. Ну и в-третьих, мне всё же не следует забывать, что ты как-никак возглавляешь нашу миссию и вообще сенатор.
  – Вот-вот, – со значением кивнул Чиба. – Не забывайте, пожалуйста.
  – Но одеты что ты, что Несси совершенно неподходяще.
  – Это создаёт проблему?
  – Ну да. Тодден – ртутный маг, ты в курсе? Пары ртути крайне ядовиты. Обычно он старается изолировать свое рабочее вещество магической плёнкой, но в бою это не всегда получается. Меня защитит броня, а вам двоим придётся справляться самостоятельно. Сумеешь? На Несси, подозреваю, в этом смысле надежды мало.
  Та, словно привлечённая звучанием своего имени, поднялась к нам с первого этажа.
  – Почему это на меня надежды мало? – удивилась Несси. – Внизу всё чисто, – сообщила она Чибе.
  – Потому что я не верю, что ты умеешь фильтровать пары ртути, – пояснила я.
  – С этим я за двоих справлюсь, – пообещал Чиба. – А вот насчёт прочих поражающих факторов... Не уверен.
  – От пуль и магии я вас прикрою. Только не толкайте под руку. И не истерите...
  – Скажете тоже, госпожа Лиа, – обиделась Несси. – Мы что, похожи на истеричек?
  – А под обстрелом вы бывали? Сомневаюсь.
  – Мы крепче, чем кажемся внешне, – сообщил Чиба.
  – Надеюсь. – Я выглянула в окно. – Готовы? Солнце приближается к зениту.
  – Этот этаж я ещё не проверяла, – пробормотала Несси.
  – Ещё четверть часа, – попросил сенатор. – После нашего отбытия Тёмные тут всё перероют. Не хочу оставлять им подсказок.

=== конец фрагмента 3 ===


Последний раз редактировалось: Криптон (14:06 28-09-2017), всего редактировалось 2 раз(а)
    Добавлено: 00:57 28-09-2017   
mc_
 387 EGP


Рейтинг канала: 6(414)
Репутация: 37
Сообщения: 2765

Зарегистрирован: 09.04.2010
В диалоге о мирном договоре (после ухода "представительницы") нигде имена не перепутаны?
    Добавлено: 07:16 28-09-2017   
Криптон
 940 EGP


Рейтинг канала: 10(1386)
Репутация: 164
Сообщения: 2602
Откуда: Москва
Зарегистрирован: 05.04.2008
Перепутаны Расстроен Должен быть Чиба вместо Тоддена. Внёс исправление.
    Добавлено: 10:19 28-09-2017   
Канал творчества: «Освобождение»
На страницу: 1, 2, 3  След. | Все страницы
  
Показать: 
Предыдущая тема | Следующая тема |
К списку каналов | Наверх страницы
Цитата не в тему: Джампдрайв без батареек - что Пепелац без Гравицапы!

  » Освобождение | страница 1
Каналы: Новости | Elite | Elite: Dangerous | Freelancer | Star Citizen | X-Tension/X-BTF | X2: The Threat | X3: Reunion | X3: Terran Conflict | X Rebirth | EVE Online | Orbiter | Kerbal Space Program | Evochron | VoidExpanse | Космические Миры | Онлайновые игры | Другие игры | Цифровая дистрибуция | play.elite-games.ru | ЗВ 2: Гражданская война | Творчество | Железо | Игра Мечты | Сайт
   Дизайн Elite Games V5 beta.18